Читать онлайн Большое кино, автора - Гаррисон Зоя, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большое кино - Гаррисон Зоя бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большое кино - Гаррисон Зоя - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большое кино - Гаррисон Зоя - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гаррисон Зоя

Большое кино

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Брендан сидел за столом в ее кабинете и наблюдал за грозой.
— Ведьма! — произнес он, не оборачиваясь, как только Кит вошла. — Ты все знала с самого начала. Ты знала, что эта девчонка просто рождена для роли Лейси. — Он резко оглянулся и прожег ее взглядом.
— Откуда, по-твоему, я могла это знать?
— Знала, не отпирайся.
— Все, что я тебе говорила, — правда, все от начала до конца. Это был шантаж.
Брендан задумчиво глядел на нее, поглаживая усы.
— На шантаж ты бы не поддалась, ведь ты сильная!
Кит достала из сейфа бутылку виски и рюмку, наполнила ее до половины, сделала маленький глоток и поискала глазами содовую. Так и не найдя сифон, она села на диван, держа рюмку в руке.
— Брендан, у меня не хватило сил.
— Знаю.
— Неужели? Что-то сомнительно.
Он отвернулся к окну, словно гроза интересовала его больше всего остального. Кит захотелось привести его в чувство криком, но она сдержалась, сказав себе, что наилучшее оружие — откровенность. Иначе все бессмысленно.
— Я очень устал, — неожиданно произнес Брендан. — Я чувствую себя стариком. Во время нашей последней ссоры я испугался, что у меня будет сердечный приступ. Не могу дышать, и все тут! Я думал, ты вернешься и мы все обсудим, но ты не вернулась.
Знаешь, каково чувствовать себя старым и одиноким?
— Прекрати!
— Странно, как иногда все разом проясняется. Живешь и не знаешь, что видишь все вокруг себя как в тумане; а потом — раз! — Он хлопнул в ладоши. — Человек внезапно прозревает.
Возможно, к нам прозрение пришло слишком поздно. Мы причинили друг другу столько боли! Не важно, что мы этого не хотели, — факт налицо.
— Наверное, ты прав. — Кит опустила голову.
— Я думал, у нас все получится. Мы жили вместе в «Кларе», вместе ужинали, пользовались одной ванной. Только сейчас я понял, что все это было для меня испытанием.
— Поверь, и я… — начала она.
— Тоже сейчас? А тогда? Ты же ненавидишь подобные разговоры! Ненавидишь людей, не дотягивающих до твоей стадии совершенства. Знаешь, в чем корень твоего совершенства? В отсутствии чувств. Ты умертвила их непосильным трудом. Всякий раз, когда ты уже готова сдаться, возникает что-то еще, и в голове у тебя опять звенит колокольчик…
— Не начинай все сначала, Брендан. Я бесконечно сожалею…
— Черта с два! Если бы не вмешалась она, возникла бы еще какая-нибудь помеха. Ты никогда не желала признать, что мы — хорошая пара.
— Пожалуйста, только не сейчас…
— Ты до сих пор не понимаешь! Ты действительно считаешь, что мне важно, к каким гадостям тебя принуждал Бик Кроуфорд? Думаешь, из-за этого я тебя меньше люблю? Господи, Кит, неужели ты воображаешь, что я ничего не знал? Не все, конечно, без этих тонкостей, без игрушек и фотографий… Но ты и представить не можешь, какие до меня доходили слухи!
Про тебя и Бика болтали вовсю, несли всякую дрянь еще до того, как мы познакомились.
Кит захотелось забиться куда-нибудь в сугроб, чтобы больше ничего не слышать. До чего у него громкий голос!
— Думала, это секрет? Хорош секрет! Почему ты скрывала от меня, почему не рассказала сразу?
По щекам Кит бежали слезы.
— Не знаю. Всю жизнь я руководствовалась стремлением быть… принятой другими. Китсия наплевала на респектабельность, ей было все равно, что о ней скажут. Я совсем другая.
Мне это важно, даже слишком, и я боялась признаться тебе, стыдилась. Можешь считать это детством.
Брендан подошел к ней и опустился на колени.
— Кит, я люблю тебя! Ты обязана мне верить.
Она поглядела в его глаза — такие дорогие, покрасневшие от переживаний — и снова зарыдала.
— Я хочу этого больше, чем чего-либо еще.
Брендан забрал у нее виски, и она вытерла глаза.
— Арчер меня уволил.
— Что?!
— Уволил несколько минут назад.
— Что он сказал?
— Что я не гожусь в руководители.
— Я не об этом. Что он сказал о «Последнем шансе»?
— Что фильм будет закончен. Он назначил меня продюсером и собирается раздобыть средства на доработку. Сегодня я без тебя не обойдусь — нам надо будет обсчитать «Последний шанс».
— Господи, получилось! Вы с Ренсомом — молодцы! — Он схватил ее за руки, чмокнул в лоб. — Представляю заголовки:
«Киска Кит приземляется на все четыре лапы». Ты не переживаешь, что он тебя уволил?
— Нет. — Кит закрыла глаза. Только сейчас она поняла, что нисколько не уязвлена. — Напротив, я даже рада!
— Послушай, в тебе залежи разума. Ты знаешь, чего хочешь. Я вот далеко не сразу понял, чего хочу. — Кит открыла глаза. — Конечно, — продолжал он, — тебе хочется услышать, что это произошло, когда я встретился с тобой. Но нет, тогда я уже знал. А в тот день я мучился похмельем после долгой попойки. Ко мне в спальню вошла Лили, дочь, с намазанными губами и на высоких каблуках. Я чуть не разорался из-за этих каблуков: мала еще! Стоя в дверях, она сказала мне: «Папа, я ухожу. У меня не осталось причин тебя любить». Я отходил от ее приговора несколько недель, но он все во мне перевернул.
Представляешь, дочери стало не за что меня любить?!
— Зато тебя люблю я.
Брендан потянулся поцеловать ее, но она отстранилась.
— Откуда ты знаешь, что дочь Раша подходит для роли? — спросила она.
— Видел — потому и знаю. Она — вылитая Лейси. Конечно, ее придется натаскивать. — Брендан вынул несколько заколок из волос Кит. — Ничего, мы со Скоттом возьмем это на себя. В случае чего призовем на помощь Ругоффа. Как ты хороша с распущенными волосами! Теперь, когда ты больше не принадлежишь к руководящему составу, сделаешь мне одолжение, не будешь завязывать их узлом?
— Может, уйдем отсюда? — Она встала и огляделась.
— Запросто!
Она подошла к столу и достала из среднего ящика две папки. На одной было написано «Последний шанс», на другой — «Идеи — если найдется время».
— Подожди минутку, мне надо кое-что уточнить у Арчера.
— Я хочу тебя. Здесь и сейчас, — сказал Брендан.
— Не могу, слишком волнуюсь.
Брендан поцеловал ее в губы. Она задохнулась и оттолкнула его.
— Идем со мной. Ты мне нужен. Мне надо многое тебе рассказать.
В коридоре царила непривычная тишина. Дверь была распахнута, и они вошли.
— Мне нужно к Арчеру, Сьюзи. Всего на минуту. — Секретарша как-то странно посмотрела на Кит, и в этот момент вбежала Саша.
— Другого ключа нет! — выкрикнула она задыхаясь. — Я всюду искала. Наверное, он забрал его с собой…
— Как насчет отодвигающейся стенки, связывающей кабинеты Арчера и Раша?
— Конни, секретарь Раша, у дантиста, а я не знаю, как это делается.
— Черт! — Сьюзен стукнула кулаком по столу. — Ты никому не разболтала?
Саша отрицательно помотала головой.
— В чем дело, Сьюзи?
— Умоляю, Кит! — Только сейчас Сьюзен обратила на нее внимание. — Вы должны нам помочь! Я не могу отпереть дверь.
— Заело замок? — Брендан подошел к двери и попробовал ее плечом.
— Заперто изнутри. — Сьюзен была на грани истерики.
— Спокойно! — Брендан положил руку ей на плечо. — Объясните, что происходит? Почему бы не вызвать охрану?
— Мы боимся, — прошептала Саша.
— У него кто-то есть? — Кит сдвинула бумаги у Сьюзен на столе, и они полетели на пол. Все вздрогнули от неожиданности.
— Раш. Они случайно включили коммутатор. Я слышала, как они дерутся. Потом коммутатор выключился, и с тех пор…
Слова Сьюзен заглушил удар грома.
— Но почему? По какому поводу драка?
— Мистер Рейсом узнал…
— Что узнал? — Кит едва удавалось сохранять спокойствие.
— Что Раш вздумал его разорить. Слетал на Багамы и все выяснил. Всю неделю он готовился к этой встрече, — Господи, Брендан… — Кит потянула его за пиджак.
— Там Верена, — добавила Саша.
— Верена? — недоверчиво повторил Брендан. — Она тоже с ними?
— Я оставила ее одну всего на секунду, а она пролезла в кабинет. Наверное, нажала кнопку «запирание». Теперь открыть дверь можно только изнутри.
— Брендан, мы должны что-то предпринять! — решительно сказала Кит, но Марш уже нажимал клавиши на телефоне:
— Я вызываю полицию!
— Только не полицию! Мистеру Ренсому это не понравится! — воскликнула Сьюзен.
Кит подбежала к двери и прижалась к ней ухом.
— Ничего! Господи, только бы обошлось!..
И тут она услышала настойчивый стук, сопровождаемый приглушенным криком.
— Это Верена! Сьюзен, вызовите ее по коммутатору! — скомандовала Кит. — Скажите ей, как открыть дверь. Скорее, а не то будет поздно!
Сьюзен схватила трубку и нажала на клавишу.
— Загляни под стол, — произнесла она как можно спокойнее. — Под столом, с правой стороны, есть кнопка. Нашла?
Нажимай. Умница!
Дверь бесшумно отползла в сторону, и Кит с Бренданом вбежали в кабинет. Верена сидела за столом Арчера, растерянная и словно уменьшившаяся в размерах, но Раша и Арчера в кабинете не оказалось.
— Остановите их! Боже, что я натворила, что натворила! — рыдала Верена.
— Брендан, туда! — Кит указала на сломанное ограждение у спуска в смотровой зал. — Они, наверное, внизу.
Брендан бросился к отверстию и скрылся из виду.
— Я хотела их растащить… — У Верены распухли от слез глаза. — Но они меня не слушали. Все произошло слишком быстро.
— Кит, вызывай «скорую»! — донесся снизу голос Брендана.
— Пустите меня, пустите! Мне надо к отцу! — Кит едва успела схватить Верену, у которой лицо пошло багровыми пятнами.
— Ну же! — крикнула она Сьюзен и Саше, застывшим посреди кабинета.
Сьюзен кинулась к телефону.
— Саша, несите одеяло! И позвоните ее матери. Действуйте!
Брендан медленно поднимался по лестнице, оглядываясь на каждой ступеньке.
— Кит! — хрипло позвал он, почти преодолев лестницу. — Нужен врач. Времени в обрез.
Верена рванулась вперед, и на этот раз Кит не смогла ее удержать.
— С ним ничего не должно случиться! Не должно… — Верена на четвереньках поползла к лестнице.
— Нет! — крикнула Кит.
Верена попыталась заглянуть вниз, но Брендан преградил ей дорогу.


Полицейские и «скорая» приехали одновременно. Пять человек в синей форме и другие трое в серых костюмах образовали узкий коридор между дверью и лестницей.
Кит обняла Верену за плечи:
— Пойдем, детка, незачем тебе на это смотреть.
По лестнице поднялись двое с носилками, на которых лежало неподвижное тело, и, опустив носилки на пол, склонились над ними.
— Пульс отсутствует. Погодите. Не разберу… — Голос санитара был до неприличия спокоен, словно он заказывал ужин.
— Ввожу адреналин, — сказал его напарник.
Снова подняв носилки и стараясь не опрокинуть капельницу, соединенную трубкой с рукой раненого, санитары двинулись к выходу.
— Кто это? — Кит рванулась следом, но один из полицейских преградил ей дорогу.
— Покажите мне его! — закричала Верена. — Умоляю!
Но находившиеся в комнате продолжали заниматься каждый своим делом, словно не слыша ее.
За спиной Брендана щелкнула вспышка, и он обернулся. Человечек в темно-сером костюме сказал извиняющимся тоном:
— Такая работа, — и продолжил щелкать камерой.
Вошли еще двое в хаки, у одного был под мышкой черный пластиковый мешок.
— Где?
Детектив в шляпе ткнул пальцем вниз.
— Сперва мы должны его сфотографировать. — Он пропустил вперед человечка в сером костюме.
Кит дернула Брендана за руку, но он продолжал стоять, словно пытаясь осмыслить происходящее.
— Который из них? — спросила она шепотом.
Двое в хаки поднялись по лестнице. Черный мешок, прежде туго свернутый, а теперь принявший форму человеческого тела, зацепился за сломанный прут ограждения, и детективу пришлось долго возиться, отцепляя его. Потом он направился к Кит.
— Брендан… — позвала она слабеющим голосом.
— Детектив Тоуэй. Я должен задать вам несколько вопросов. — Он снял шляпу и положил ее на стеклянный столик.
Брендан, который, казалось, уже оправился от шока, подойдя, стал рассказывать, как нашел под лестницей Раша и Арчера.
— Я приподнял его руку, чтобы проверить пульс, и увидел торчащий из груди нож для бумаги.
— Из чьей груди? — выдохнула Кит, стискивая потную ладонь Верены. — Ответь же наконец!
— Из груди Раша. Он убит.


В большом белом кабинете пахнет эфиром. У нее онемели ноздри и посинели руки. На блузке кровь — интересно, чья ?
Верена спокойна — мать дала ей три таблетки валиума из жемчужной шкатулки. Поразительно, как взгляд фиксирует всякую мелочь, любые события, словно это не взгляд, а беспристрастная камера. Она, конечно, просмотрит отснятое, возможно, даже подвергнет монтажу — но это будет потом.
— Смерть знала, кого прибрать… — Она повторяет это, как мантру, раскачиваясь из стороны в сторону. Взгляд все время ищет сломанное ограждение над лестницей, как кончик языка — обломанный зуб.
Арчер в больнице, и пока рано спрашивать, выживет ли он, Аманда Александер нетерпеливо ждет, когда на дочь подействует успокоительное, чтобы при первой же возможности помчаться в больницу, к его изголовью.
— Когда он придет в себя, ему будет полезно увидеть знакомое лицо, — твердит она.
Верена забилась в угол дивана и комкает подушку. Ее лицо распухло от слез, под глазом красуется фонарь. Кит удивляется, когда она успела его заработать. Неужели и вправду пыталась разнять сцепившихся врагов?
Брендан все еще сидит в кабинете Сьюзен, где его допрашивает старший инспектор Тоуэй вместе с коллегой. После него придет черед Кит. Она рада, что это будет происходить именно у Сьюзи, где она сможет успокоиться, глядя на картину с морской раковиной, и избежать нервного срыва.
Дверь открывается, но Брендана не видно. Что там с ним сделали? А если они решили, что это он прикончил Раша? Молодой полицейский, словно угадав мысли Кит, приходит ей на помощь:
— Не волнуйтесь, мисс Ренсом, мистер Марш спустился в вестибюль: он хочет поговорить с вашей матерью и какой-то журналисткой.
— «Какой-то»! — негодует Кит. — Брендан и моя мамаша — два сапога пара!
— В каких отношениях вы находились с потерпевшим?
Кит щурится. Раньше она не замечала, как вокруг светло.
Инспектор повторяет вопрос, — Ни в каких, — бормочет она и тут же вспоминает про фотографии. — Он был одним из руководителей компании, которой принадлежала «Горизонт пикчерс».
— Сколько времени вы руководили «Горизонт пикчерс» ?
— Два года.
— Раньше вы сами снимались? — Она кивает и вежливо улыбается. — Может быть, дадите мне потом автограф? Это не для меня, а для жены — она их коллекционирует.
— С удовольствием…
— Мисс Ренсом, знаете ли вы, почему эти два джентльмена подрались?
— Понятия не имею.
«С Рашем мне все ясно», — так сказал ей Арчер, когда она хотела кое-что ему объяснить.
— Наверное, из-за фотографий… — Полицейский слушает ее не перебивая. Она увлекается, используя все свое искусство рассказчицы, и под конец говорит:
— Он знал, что Раш Александер меня шантажировал, и пытался мне помочь. Но Арчер Ренсом не знал, что я его дочь.
Полицейский вскидывает глаза, словно считает такой финал перебором.
— То же самое сказала юная леди Александер, а именно, что Ренсом — ее отец.
— Не правда! — кричит Кит и тут же удивляется, почему, собственно, это не может быть правдой.
— Между прочим, мать подтвердила ее слова. Ей, наверное, виднее?
Они отпускают Кит, взяв с нее подписку о невыезде, но она решает дождаться в солярии Верену и выяснить, в чем тут дело.
— Почему бы и нет ? — говорит она вслух, запрокидывая голову. У нее так хорошо на сердце, что кружится голова. Ночное небо розовеет, словно огонь пожирает город. Не таким ли было небо над Атлантой в «Унесенных ветром» ?
Из лифта выходит Брендан. Полицейские расступаются. Он кидается к Кит и крепко ее обнимает.
Она собирается отругать его за слишком долгую болтовню с репортерами, но не в силах справиться со слезами.
— Я все им рассказала про фотографии…
— Что?! — кричит он, но тут же успокаивается. — Рано или поздно они все равно бы пронюхали. Думаю, старину Тоуэя и его напарника можно уговорить не выбалтывать это газетчикам — в конце концов, для следствия это не так уж важно.
Кит смотрит на Брендана во все глаза. Теперь, когда худшее позади, он спокоен, даже весел.
— Воображаешь, будто они сцепились из-за тебя? Бедненькая, да у тебя паранойя! — Он привлекает ее к себе, но она его отталкивает.
— Я — дочь Арчера!
— Знаю, дорогая.
— Знаешь ?! От кого ?
— От твоей матери, пошли ей Бог долголетия. Я только что виделся с ней внизу. Она ужасно выглядит. Я посоветовал ей и Либерти ехать в больницу и ждать — там, внизу, полно журналистов.
— Ты надоумил Либерти Адамс ехать с матерью в больницу?
С таким же успехом можно было отправить туда всех репортеров до единого.
— Полегче, милая, не все так просто.
— А по-моему, проще некуда. — Кит погрузилась в угрюмое молчание.
Спустя полчаса из кабинета Сьюзен вышла Верена — спокойная и посвежевшая.
— Привет! Ну, гора с плеч!
— Надеюсь, что так, — отозвался Брендан. — А теперь, милые дамы, пора в больницу — проведать вашего отца.
Женщины расположились перед палатой в напряженном ожидании. Для Китсии принесли стул, а Либерти, устроившись у ее ног на полу, уперлась подбородком в колени.
— Надеюсь, диктофон уже наготове? — подходя, не удержалась Кит. Либерти подняла голову: все ее лицо было в слезах, и Кит тут же пожалела о сказанном.
Китсия укоризненно покачала головой:
— Ради Бога, Кит, перестань! Лучше поздоровайся с сестрой…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большое кино - Гаррисон Зоя


Комментарии к роману "Большое кино - Гаррисон Зоя" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100