Читать онлайн Большое кино, автора - Гаррисон Зоя, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Большое кино - Гаррисон Зоя бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Большое кино - Гаррисон Зоя - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Большое кино - Гаррисон Зоя - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гаррисон Зоя

Большое кино

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Опять сон. Она мчится из студии в «Клару» вдоль океанского берега. Только что догорел фантастический закат, и мир, лишившийся света, охвачен холодом. Несколько минут назад она мечтала, как вернется к нему раньше обычного, но теперь по непонятной причине поскучнела, небу под стать. Ей хотелось полюбоваться закатом с ним вдвоем, и боль в сердце вызвана, должно быть, разочарованием, потому что план не сбылся.
Окна «Клары» темны. Как всегда, ей боязно, что он, устав ее ждать, перебрался в один из прибрежных баров, где люди шумят, потому что в них хватает тепла и жизни — не то что в ней. Но входная дверь распахнута настежь. Она переходит на бег, желая поскорее окунуться в его тепло, и в дверях гостиной застывает, как статуя.
На белом диване темнеют два нагих тела. Никогда ей не забыть эти подробности; скрип дивана под их коленями, его спину, изогнутую в экстазе, потом поникшую, словно его подстрелил снайпер. Снайпером оказалась она, снайперской винтовкой — ее панический взгляд. Он бредет прочь, а его партнерша, Китсия, поглядывает на нее с дивана со смесью торжества и лени, словно говоря: «Ты ждала чего-то другого, Маленькая Кит?»


Кит проснулась, все еще находясь в плену своего сна. Ее гнев, ее страх таинственным образом улетучились. Китсия явилась ей во сне старой и тощей — ладони сохранили ощущение ее костлявых плеч. Нет, Брендан не виноват. Что до Китсии, то Серс права: она выше любых обвинений.
Утром Кит почувствовала, что сможет преодолеть все преграды. Даже шантаж Раша, пытавшегося заставить ее отдать роль Лейси его дочери, не казался больше трагедией. Главное, сделать так, чтобы Раш лишился возможности использовать против нее проклятые негативы, и освободиться от него.
Либерти Адамс. Встретиться с ней, забрать черепашку, выяснить наконец, кто ее. Кит Рейсом, отец, — возможно, они сумеют стать друзьями, если не настоящими отцом и дочерью.
Кит села и дернула шнурок, требуя завтрак. Без Брендана ей было одиноко; она хотела обсудить происходящее в первую очередь с ним.
— Что?! Что вы меня просите сделать? — недоверчиво переспросила Рита, когда Кит набрала ее номер.
— Немедленно дозвонитесь секретарше Либерти Адамс и договоритесь о серии интервью в Лос-Анджелесе на следующей неделе. Передайте, что она может поселиться у меня в «Кларе».
— Вы уверены, что хотите именно этого?
— Да, и еще скажите, что я предпочитаю дать несколько интервью в домашней обстановке, а не одно — длинное и тяжелое — в Нью-Йорке.
— Хорошо, я устрою ей перелет самолетом нашей компании. Я рада, что вы пришли в себя.
— Мне это тоже приятно.
После получасового массажа Кит использовала вторую бусину, позвонив в студию Джею Скотту.
— Куда ты подевалась? — Она чувствовала, как ему трудно сохранять спокойствие. — Я разыскивал тебя всю ночь! Почему не перезвонила?
Кит нуждалась в дружеском участии и была разочарована, но не подала виду.
— Вчера я давала интервью Либерти Адамс, а потом поехала в «Калипсо».
— Великолепно! Студию вот-вот постигнет крах, а ты нежишься в грязелечебнице.
— Из грязи я уже вылезла, сейчас мне делают массаж, — поправила его Кит и закрыла глаза: «Не позволяй ему испортить тебе настроение!»
— Не остри. Кит, тебе не идет. Знаешь, к чему прикован мой взгляд, помимо моего кровоточащего сердца, на письменном столе?
— Ближе к делу, Скотт. Ой! — Массажистка взялась за ее лодыжки.
— Я сижу в своем кабинете, на часах семь утра…
— Восемь, — поправила его Кит.
— Пусть восемь. Главное, я смотрю на желтую бумажку…
— Хватит, Скотти! Что за бумажка? — По ногам Кит растекся холодный крем, а в воздухе — запах сосновых шишек.
— Заполненный бланк контракта. «Горизонт пикчерс» заключает контракт с Вереной Максвелл Александер на исполнение роли Лейси Джонс. Можешь мне объяснить, что происходит?
Она бы предпочла сообщить ему об этом лично. Кит представила, как он сидит в своем синем кабинете и наматывает на руку телефонный шнур, словно готовясь ее удушить. Массажистка старалась что было сил, но Кит невольно сопротивлялась ее усилиям. Услышав гудение вибрационного прибора, приблизившегося к ее бедру, она наконец успокоилась и небрежно бросила:
— А-а, вот ты о чем…
— Ты там с ума сошла? Что ты вытворяешь? Я бы все отдал, чтобы понять, что на тебя нашло. Почему я узнаю об этом последним? Брендан уже в курсе?
— Успокойся, Скотти, я пыталась тебе сообщить. Это произошло, и мы ничего не в силах изменить.
— Да кто она такая, черт возьми?
— Узнаешь. Я пришлю ее тебе через несколько дней — тогда ты увидишь всю беспочвенность своих возражений. Я хотела с тобой посоветоваться, но пришлось действовать быстро, чтобы успеть ее захомутать.
— Не иначе ее агент приставил к твоему виску револьвер!
Не валяй дурака!
Кит дала знак массажистке и села за стол, обернувшись полотенцем.
— Поверь, Скотти, Верена Александер сыграет на «отлично». Они с Бренданом будут смотреться великолепно. — Кит даже не помнила, как выглядит эта девочка, но очень надеялась, что не ошибается.
— Отлично, великолепно!.. За какие такие заслуги ты решила запихнуть ее в мой фильм да еще поручить ей такую важную роль? — В голосе Скотта по-прежнему звучало возмущение, но Кит чувствовала, что кризис миновал.
— Она в кино новичок. Работает фотомоделью. Макс Ругофф, ее наставник, ручается за нее головой. — Кит попробовала чай, пахнущий фиалками и апельсином.
— Фотомодель? Тогда все ясно. Видно, Ругофф топчет ее после занятий, как петух курицу; а ты сейчас делаешь то же самое со мной. Что за шлея попала тебе под хвост? Ты мне мстишь, Китти? Ведь это месть?
— Не понимаю, о чем ты. — Несмотря на все свои старания, Кит уже была близка к панике.
— Ты не простила меня за то, что я пригласил Монетт. Она не нравилась тебе в этой роли. Ты только и делала, что травила ее, голову не давала поднять. Она тряслась от страха, что ты ее уволишь! Это ты довела ее до…
— Прекрати, слышишь? — взмолилась Кит. — Прекрати немедленно!
— Не прекращу! — Тон Скотта сделался капризным. — Ты губишь «Последний шанс» и меня, я даже не знаю за что! — Он понизил голос:
— Мы же друзья…
— Дружба тут ни при чем, — отчеканила Кит с деланным спокойствием, прижимая руку к груди. Сердце колотилось так сильно, что было трудно дышать. — Я остановилась на лучшей кандидатуре. Ты согласишься со мной, когда ее увидишь. Она — сама свежесть и невинность.
Массажистка опустилась на колени перед Кит, пытаясь натянуть ей на ноги специальные тапочки, пропитанные кремом. Рядом кипел чайник из нержавеющей стали.
Опасливо косясь на чайник, Кит подобрала ноги под себя.
— Она будет Брендану прекрасной парой. Я чувствую, они споются.
Скотт вздохнул:
— Надеюсь — ради твоего же блага, — что Брендан тоже это чувствует. Минуточку… Верена Максвелл Александер, не дочь ли это Раша Александера?
— Дочь.
— Какое совпадение!
— Брендан меня поддержит, Скотти, я знаю.
— Значит, ты еще ему не говорила?
— Я думала, ты сам…
— Час от часу не легче! Спасибо за доверие… В конце концов, это и есть дружба, не так ли?
Кит улеглась на массажный стол и уставилась в кедровый потолок.
— Умоляю, Скотти… — пробормотала она.
— И не проси. Киска Кит. Сначала ты навязываешь мне эту бездарность, это пустое место, а потом хочешь, чтобы я сообщил захватывающую новость нашему ведущему актеру, известному своей задиристостью, любвеобильностью и склонностью к горячительным напиткам! А знаешь ли ты, что он уже грозил сделать нам ручкой? Да-да, грозил, нечего притворяться, что ты в первый раз об этом слышишь! Не понимаю, как, зная об этом, ты совершила такой опрометчивый поступок. Ах да, совсем забыл: ты же у нас не веришь прессе; сплетни оставляют тебя равнодушной…
— Остановись!
— Ладно, ты бы все равно не поверила, — сказал он более покладистым тоном.
Кит снова задышала полной грудью: он явно пошел на попятную.
— Ты ангел, Джей Скотт, — сказала она совершенно серьезно.
— А ты — злобная чертовка в кошачьем обличье. В общем, так: я приму этот обсосанный леденец, который ты мне подсовываешь, но при одном условии…
Вечные условия, подумала Кит, утомленно закрывая глаза.
— Я на все готова, Скотта, — прошептала она. — Говори.
— Судя по бухгалтерским выкладкам, заканчивая фильм, мы вступаем в золотой период; придется тебе встретиться со своим сахарным кузеном и заставить его раскошелиться. Ты все поняла. Киска Кит? Как-никак контракт с твоей избранницей подписывать не кому-нибудь, а мне. — Он повесил трубку.
Слава Богу, Скотт ей поверил! Она облегченно погрузилась в джаккузи, чтобы, сидя среди зеленых пузырьков, вспоминать Брендана. Он был неподражаемым объектом фантазий, одни мысли о нем могли вызвать у нее любовную негу. Она не гнала эти картины, уверенная, что скоро опять будет с ним.
Ванна так ее расслабила, что двум женщинам пришлось вести ее обратно в комнату, поддерживая под руки. Потом они принялись обертывать ее марлей, как египетскую мумию, — снаружи остались только глаза, нос, рот и босые ступни, — и теперь ей предстояло в одиночестве слушать журчание фонтана.
Деньги, вечные деньги, никуда от них не деться: все в бизнесе сводится к ним! Этот хочет больше денег, тот требует, чтобы она меньше тратила. Как теперь просить у Арчера деньги?
Как Раш посмел обвинить ее в обмане компании и вытягивании дополнительных денег? Кит очень хотелось заняться делом, в котором можно обходиться без них. Что за наивная мечта!


— Мисс Рейсом?
Кит уставилась на молодую женщину, прервавшую ее размышления. Это была крупная особа, которую нелегко было оценить с одного взгляда. Оглядев ее красные ковбойские сапоги, длинные ноги в синих джинсах, далеко не осиную талию, крупную грудь без лифчика под желтой блузкой, копну золотых волос и большие нежные глаза. Кит поняла, на кого она смотрит: она вспомнила обложки журналов «Вог», «Базар», «Космо», «W».
На такое лицо можно было молиться — оно было в буквальном смысле создано для широкого экрана. Пока что все в порядке…
— В чем дело? — спросила Кит ворчливо.
— Здравствуйте. — Девушка застенчиво улыбнулась. У нее был хрипловатый, настоящий сценический голос. Тоже неплохо.
Кит продолжала лежать в шезлонге, но ощущение комфорта исчезло.
— Вы не ответили на вопрос, — холодно произнесла она. — Это моя личная комната и мой личный сад. Я могу вызвать полицию.
— Здесь бывает моя мать. — Девушка пожала плечами. — Меня здесь все знают, даже угощают морковным пирогом с кухни. — Потом, словно недовольная необходимостью представляться, она протянула широкую ладонь. — Верена Максвелл Александер. Очень рада с вами познакомиться!
Не отвечая на приветствие, Кит села и стала разматывать свои бинты.
— Саша объяснила мне, где вас найти. Я просто решила вам представиться и поблагодарить за роль. Я в восторге! — Она по-детски подогнула колени, демонстрируя свой энтузиазм.
Размотав бинты. Кит накинула халат и встала. В гостье было не меньше шести футов. Рядом с ней Брендан смотрелся бы неважно. Кит снова села, морщась от неприятного ощущения: халат лип к увлажненному телу.
— Не надо меня благодарить, — сказала она. — Благодарите своего папашу. Будь на то моя воля, я бы не позволила вам даже заглянуть в роль, не говоря о том, чтобы ее сыграть!
Девушка попятилась, упала в кресло у стены и покачала головой:
— Что-то я не пойму…
— Ваш отец принудил меня отдать вам роль! — отчеканила Кит ледяным тоном.
— Ого! — только и вымолвила Верена.
— Полагаю, нам необходимо расставить точки над i, — притворство не поможет ни вам, ни мне. Сразу заявляю: выбора у меня нет, но вся ситуация наводит на меня ужас.
Девушка продолжала качать головой, словно пытаясь отогнать дурной сон, но Кит сознательно не щадила ее. Она знала, как жестоко звучат ее слова, однако ничего не могла с собой поделать: видеть перед собой Верену было не лучше, чем ухмыляющегося Раша Александера. Уж не для того ли она явилась, чтобы ее добить?
— Дайте сообразить… — Девушка, кажется, начала приходить в себя. — Я гожусь на эту роль. — Верена встала. — У меня получится! — Она опять упала в кресло.
— Неужели? — Кит недоверчиво оглядела молодую красавицу. — Каким же это образом, хотелось бы мне знать?
— Я училась.
— Тогда понятно. Два вечера в неделю с Ругоффом — и вы превращаетесь в Мэрилин Монро! Хотите, чтобы я в это поверила?
— Вряд ли эта роль подошла бы Монро… — Бедняжка, кажется, говорила на полном серьезе. — А у меня есть кое-какой актерский опыт.
— Да ну?
— Вы не понимаете. Я действительно вам подхожу. Я знаю, что смогу сыграть эту роль. Лейси из меня получится.
— А по-моему, вам не сыграть и Микки Мауса на детском утреннике. Врываетесь сюда, как Кэтрин Хепберн в «Двери на сцену»! Только вы — не Кэтрин Хепберн. — Каждое слово Кит разило наповал.
— Почему бы вам меня не попробовать? — Девушка вскочила и уставилась на Кит, сжимая и разжимая кулаки, как и подобает взволнованной дебютантке. Сочувствия она не вызывала: отец, надо полагать, всегда удовлетворял все ее желания, а теперь преподнес самый восхитительный подарок — превратил в кинозвезду. Возможно, ее все равно придется взять, но где сказано, что при этом ее путь должен быть устлан розами?
— Испытайте меня! — умоляла Верена.
Кит жестко улыбнулась:
— За этим дело не станет. Я позволю вам опозорить себя, «Горизонт», меня и вашего отца, если он вообще способен смущаться, в чем я сильно сомневаюсь. — Этого она, конечно, допустить не могла. Она призовет на помощь Ругоффа, сотворит чудо, но добьется от этого огромного птенца приличной игры.
По щекам девушки катились слезы, которые она утирала рукавом блузки, но Кит и это не разжалобило.
— Вы вступили во взрослый мир, моя прелесть. Приберегите ваши эмоции для Лейси.
Попятившись, Верена натолкнулась спиной на приоткрытую дверь.
— Напрасно я сюда пришла. — Проговорив эти слова, она бросилась бегом по коридору.
Когда спустя несколько секунд в комнату вошла Серс с тарелкой молодого салата. Кит все еще кипела от негодования.
— В чем дело? — Серс поставила тарелку и попыталась обнять Кит.
— Как вы могли, Серс? Я так вам доверяла…
— Не понимаю, о чем ты, дитя мое?
— Я вам не дитя. Я говорю о гостье. — Она указала на дверь. — Как вас угораздило впустить ее ко мне?
— Она красива и безобидна. Ее мать — милая…
— Мне наплевать, как мила ее мать! Как вы посмели нарушить мое уединение?
— Сейчас ты в худшем состоянии, чем вчера вечером, но делать нечего. — Она достала из кармана конверт и со вздохом протянула его Кит. — Курьер не уйдет, пока не получит ответ.
Кит вскрыла конверт и прочла вслух:
— «Раш и Аманда Александер имеют честь пригласить Вас сегодня на праздничный вечер, посвященный их дочери Верене Александер». Вот мой ответ! — Она в ярости разорвала приглашение на мелкие кусочки и пустила их веером по комнате.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Большое кино - Гаррисон Зоя


Комментарии к роману "Большое кино - Гаррисон Зоя" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100