Читать онлайн Любви не скажешь нет, автора - Гарриетт Джилл, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любви не скажешь нет - Гарриетт Джилл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.44 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любви не скажешь нет - Гарриетт Джилл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любви не скажешь нет - Гарриетт Джилл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарриетт Джилл

Любви не скажешь нет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Мэри проснулась с тяжелой головной болью. Наверное, это вчерашнее шампанское и тяжелый разговор, подумала она и отправилась в ванную. Контрастный душ и несколько упражнений должны привести ее в порядок.
Стоя под горячими струями воды, она долго уговаривала себя применить испытанный метод, но так и не решилась переключить воду на холодную. Ее бил озноб. Болела она крайне редко, поэтому мысль о том, что она могла простудиться, просто не приходила ей в голову. Однако, когда Мэри, завернувшись в халат, добрела до кровати и упала на нее в изнеможении, она решила измерить температуру.
Так и есть. Она с огорчением констатировала, что термометр довольно основательно зашкаливает за пограничную отметку. И судя по ознобу, который ее бьет, температура поднимается. Это совершенно не входит в ее планы.
Вчера она решила, что опять отправится на поиски работы. Фантастическая история со съемками закончилась, и ей надо возвращаться к реальности. Теперь она неделю не сможет выйти из дому. Простуды обычно проходили у Мэри очень тяжело. Через несколько часов начнет болеть горло, потом начнется насморк и потекут слезы, потом кашель. Этот сценарий неукоснительно повторялся и был рассчитан ровно на семь дней. Можно, конечно, начать истязать себя таблетками и полосканиями, но это почти не давало результата.
Да, небольшая радость болеть в таком настроении. Если бы тетя Эрна была рядом, с тоской подумала Мэри. В детстве тетя умудрялась дни простуды сделать не такими тоскливыми. Она научила Мэри получать удовольствие от вынужденного лежания в кровати, и, если девочке было не совсем плохо, они играли в тихие игры, читали сказки, тетя рассказывала смешные и трогательные истории о приключениях ее родителей, которые много путешествовали по свету. Мэри научилась воспринимать их жизнь как сплошной калейдоскоп занятных приключений и думала о них как о героях удивительной книги. Они редко бывали все вместе, поэтому долгое время она воспринимала их отсутствие в своей жизни как одну из затяжных командировок, которая когда-нибудь закончится. Или это ее мозг сработал таким образом, что не оставил ей горьких воспоминаний. Папа и мама были ее вечной сказкой. Появлялись с массой экзотических вкусностей и сувениров, а потом исчезали. Она даже не успевала к ним привыкнуть. У нее всегда была тетя Эрна и няня. Потом только тетя Эрна.
Мэри поняла, что очень соскучилась по тетке и, пожалуй, следует совершить путешествие в Австралию. Может быть, именно там она найдет покой? Когда она поправится, надо будет написать письмо и посоветоваться с тетей. Пока был Ларри, она даже не тосковала о ней. А сейчас Мэри до ужаса захотелось увидеть ее смешливые глаза и услышать, как она делает ей внушения.
Температура перестала подниматься. Мэри поняла это потому, что ее перестало знобить, а установился ровный тяжелый жар. Наверное, к лучшему, что она заболела, подумала Мэри, закрывая глаза. Физическое недомогание – это иногда вынужденная остановка, когда человек не представляет, куда двигаться дальше. Если бы еще не было так тоскливо… Она не заметила, как заснула, и не слышала телефона, который долго звонил, а потом захлебнулся и оборвал трель.
Майкл положил трубку и с неудовольствием посмотрел на аппарат, как будто он был виноват в том, что Мэри не ответила. Она не может не подходить к телефону, для этого она слишком хорошо воспитана и бесхитростна. Он не обидел ее вчера ничем и был очень сдержан при прощании. Может быть, даже слишком сдержан. Какие дела могут быть утром у женщины, которая не должна идти на работу? Скорее всего, она принимает душ и просто не слышит его звонка. Он подумал, что можно послать ей цветы с благодарностью за прекрасный вечер, но потом остановил себя. Он сам настаивал на том, что это скорее деловая вечеринка, чем романтическое свидание. Она может испугаться такого жеста.
Потом он все-таки решил отправить ей букет и позвонил в магазин. Нет ни одной женщины, которая не была бы рада цветам, утешил он себя, продиктовав адрес. Через час ему сообщили, что букет доставлен, однако адресат отсутствует. Майкл заволновался. Он понимал, что не может произойти ничего дурного, но они договорились, что он позвонит ей утром, чтобы узнать о ее самочувствии. Ему показалось вчера, что она не совсем здорова. Нет, она прекрасно выглядела, но он заметил, что он зябко поводит плечами. В это время года легко подхватить простуду.
Еще через два часа его волнение достигло предела. Она была слишком сдержанным человеком, чтобы выдавать свои чувства. Но что-то произошло вчера в ресторане, когда она изменила решение. Он видел, как ее глаза обратились внутрь. Майкл решил, что не случится ничего страшного, если он поедет к Мэри сам и удостоверится, что все в порядке. Телефон в ее квартире так и не отвечал…
Мэри просыпалась и опять проваливалась в сон. Сквозь смутные видения она слышала сигнал домофона и телефонные звонки, но у нее не было сил стряхнуть с себя тяжелый горячий дурман и подняться с кровати. Потом, говорила она себе, и опять уплывала по тяжелым горячим волнам…
В очередной раз придя в сознание, Мэри услышала громкий стук в двери. Такого раньше никогда не случалось. Наверное, что-то стряслось у соседей и нужна ее помощь, подумала она, собрала силы и доплелась до входной двери.
– Что случилось? Кто там? – спросила она низким охрипшим голосом.
– Мэри! – услышала она голос Майкла. – Мэри! Откройте! У вас все в порядке?
Она не могла понять, что делает здесь Майкл Сноу. Ведь они договорились, что он позвонит.
Она не приглашала его в гости. Но он здесь и требует, чтобы она открыла дверь. Мэри повернула ключ и отвернулась. Он не должен видеть ее в таком состоянии. Ни один мужчина не выдержит, увидев женщину со спутанными волосами, ненакрашенную и в домашнем халате. Но у нее не было сил разговаривать через дверь и что-то объяснять. Она сделала еще шаг и потеряла сознание.
Майкл еле успел подхватить ее. Он мало понимал, что заставило его убедить консьержку подняться с ним в квартиру Мэри и стучать целых полчаса. Но, видимо, вид его был столь ужасен, что женщина испугалась и не стала возражать. Он задал ей всего лишь один вопрос, выходила ли утром из дома мисс Бартон, и, когда получил отрицательный ответ, никто уже не смог бы остановить его. Он ожидал самого худшего. Теперь он был уверен, что вчерашний разговор, который он так неосторожно начал, привел Мэри к нервному срыву. Он боялся, что не застанет ее в живых. Когда он услышал ее голос, он был готов кричать от радости.
– Все будет хорошо, – приговаривал он, пока нес ее в спальню.
– Мистер, может быть, следует вызвать врача? – предложила консьержка, но он отрицательно замотал головой. Ему надо понять, что произошло, чтобы принять решение.
– Спасибо, что помогли мне. Я ее друг. Не волнуйтесь, если понадобится помощь, я позвоню вам, – сказал он приветливо, но твердо.
– Но…
– Я же сказал, что позову вас, – уже раздраженно повторил он и махнул рукой, показывая, чтобы она ушла.
Консьержка поджала губы и удалилась. Она всего лишь пыталась выполнить свой долг, и если этот господин…
Майкл не стал прислушиваться к ее бормотанию, а наклонился к Мэри. На щеках горел багровый румянец, дыхание было тяжелым и прерывистым. Это не отравление, с облегчением подумал он, она просто простудилась.
Врача, конечно, надо вызвать, но ничего экстренного нет.
Майкл никогда не ухаживал за больными, но, как это делается, представление имел. Надо измерить температуру, дать жаропонижающее, потом вызвать врача. Для этого надо найти градусник и таблетки. Он заботливо подоткнул одеяло и направился исследовать квартиру. Майкл понятия не имел, где должен храниться градусник, но, следуя логике, отправился в ванную, где должен быть шкафчик с таблетками.
Аспирин он нашел достаточно быстро, а вот градусник отсутствовал. Майкл подумал, что не может дать таблетку, поскольку не знает, какая у Мэри температура. Потом он вспомнил, что в детстве ему клали на лоб холодное полотенце и это снимало жар и делало головную боль не такой сильной. Он намочил полотенце и, захватив с собой таблетки, направился в комнату.
Мэри все еще находилась в забытьи. Он аккуратно положил полотенце на лоб, потом в изнеможении опустился на ковер возле кровати. Если бы еще месяц назад ему кто-нибудь рассказал о том, что он будет метаться возле больной женщины, он бы не поверил. Они приходили к нему красивые и веселые, с удовольствием отдавали ему свое тело, иногда капризничали и требовали проявления неземных чувств, но они никогда не болели. А главное, он никогда не думал, что может испытывать такое яростное бессилие, находясь возле пылающей огнем женщины, не в силах взять ее боль на себя. Наверное, так относятся к детям, подумал он, вспомнив страдальческие глаза матери, когда она смотрела, как накладывают гипс на его поломанную руку. Он гордился своим гипсом, считая это чем-то вроде ордена, а мама страдала. Сейчас он клял себя на чем свет стоит за то, что снимал Мэри обнаженной. Она могла простудиться именно в тот день. Конечно, под софитами было жарко, но в павильонах никогда не было тепло. Скорее всего, причиной ее болезни явился сквозняк, на который тогда никто не обратил внимания. Майкл был готов убить себя за это.
Мэри тихонько застонала и открыла глаза.
Она посмотрела перед собой, потом скосила глаза в его сторону.
– Майкл, что вы здесь делаете? – удивленно спросила она. Она не помнила, что сама впустила его в квартиру.
– Пытаюсь вас лечить, – ответил он и посмотрел по сторонам. – Вы не подскажете мне, где может быть градусник? Я не нашел его в ванной. – Он говорил это таким будничным тоном, как будто всю жизнь находился рядом с ней, когда она болела.
– Градусник на тумбочке. Я утром мерила температуру. Возьмите.
– Мэри, может быть, вы сами поставите его? – спросил он, смутившись. Делать что-то с женщиной, когда она в беспамятстве, еще можно было, но теперь…
– Не нужно, – повела он головой. – Высокая. Я и так чувствую.
– Тогда надо принять лекарство, – сказал он, поднимаясь с ковра.
– А что вы делали на ковре?
– Сидел, пока соображал, что мне делать дальше.
– А почему на ковре? Можно было взять стул.
Он засмеялся. Мэри была слишком слаба, чтобы оценить всю комичность своих вопросов.
– Я возьму стул, – заверил он. – И если вы мне позволите, посижу здесь с вами. Почему вы не позвонили мне, когда вам стало плохо?
– Я ждала вашего звонка, – ответила она и закрыла глаза.
– Я звонил несколько раз, но никто не отвечал. Потом я так испугался, что решил приехать. Вы не обижаетесь, Мэри?
– Нет. Я рада, что вы здесь, – слабо улыбнулась она. – Я так не люблю болеть…
– Болеть никто не любит, – согласился Майкл, – поэтому примите лекарство. А потом я вызову доктора.
– Доктор не нужен, – попыталась возразить Мэри. – Я знаю, что со мной. Это просто простуда. Я довольно плохо это переношу. Спасибо вам.
– Мэри, я понятия не имею, как нужно ухаживать за больными. Пусть врач придет, чтобы дать мне консультацию.
– А вы собираетесь за мной ухаживать? – спросила она и повернулась к нему.
– По-моему, я уже это делаю, – деловито ответил он, поправляя подушку.
– Я так плохо выгляжу, – сказала Мэри и натянула одеяло почти до глаз.
– Нет. Вы отлично выглядите, – не согласился Майкл. – У вас такие хорошенькие розовенькие щечки, чудесные затуманенные глаза, низкий сексуальный голос.
– Не смешите меня. У меня нет сил смеяться.
– Хорошо, тогда полежите тут тихонько, а я спущусь вниз и попрошу консьержку вызвать врача.
Мэри кивнула и закрыла глаза. Наверное, это бред, подумала она, когда Майкл вышел из спальни. Ни один человек, кроме тети Эрны, никогда не ухаживал за мной. Он же совершенно посторонний мужчина. В моей спальне. Я почти голая. Выгляжу безобразно, что бы он ни говорил. А он смотрит на меня с нежностью.
Она вдруг вспомнила, что однажды на нее навалилась такая же простуда. Как она просила Ларри остаться. Ей ничего не нужно было от него, просто ей хотелось, чтобы он сидел рядом и держал ее за руку. Но он улыбнулся, нежно погладил ее по голове и сказал, что она ведет себя как маленькая девочка. Он пообещал, что договорится с консьержкой, чтобы та послала кого-нибудь из служащих за лекарствами, позвонил в магазин, чтобы заказать соки и воду, а сам уехал. Ей не нужны были лекарства и забота посторонних людей. Она не была смертельно больна. Но ей хотелось, чтобы Ларри был рядом и нежно смотрел на нее, когда она проваливается в сон и приходит в себя. Она бы именно так и делала, если бы он заболел. Но он уехал. Она не обиделась тогда, понимая, что у мужчины могут быть неотложные дела и что если бы дело было серьезным, то он обязательно бы остался.
Тогда не обиделась и даже отругала себя за слабость. А сейчас вдруг вспомнила, и ей стало грустно. Майкл не должен быть рядом с ней, но он здесь. И, она знала это совершенно точно, будет с ней, пока она этого хочет.
– Мэри, доктор скоро придет, – услышала он голос Майкла. – Скажите, что вы хотели бы съесть или выпить, я позабочусь об этом.
– Спасибо. Я ничего не хочу. Если можно, посидите рядом, только возьмите стул. На полу не очень удобно.
– Я возьму стул, а вы закройте глаза и отдыхайте.
– Вам будет скучно, – слабо запротестовала Мэри.
– Мне не будет скучно, – заверил ее Майкл. – Если вы не возражаете, я посмотрю ваши книги и возьму что-нибудь полистать.
– В гостиной, – показала глазами Мэри и провалилась в сон.
На арене, освещенной неровным светом коптящих факелов, сражались два рыцаря. Бой шел уже давно: в каждом движении чувствовалась усталость. В звенящей тишине слышался только тяжелый скрежет металла. Медленно поднималась рука с мечом, навстречу ей так же неторопливо выплывал щит противника.
Потом следовал новый выпад, и соперники на мгновение замирали, сцепившись оружием. Их бой напоминал танец с затверженными многими часами репетиций движениями. Шаг вперед, рука в сторону, выпад, удар, корпус наклонен под углом к полу, точка касания, корпус назад, другая рука со щитом вперед, шаг назад. И так до бесконечности.
Мэри как завороженная смотрела на рыцарей. Она была единственным зрителем их поединка. Но ни крикнуть, ни остановить смертельную схватку она не могла. Они давно уже не понимали, зачем и почему начали бой, не обращали внимания на женщину, которая достанется одному из них в награду, они выполняли вечный мужской ритуал. У Мэри закружилась голова от этого монотонного танца-боя, она закрыла глаза и провалилась в черноту.
В следующий миг Мэри оказалась в шумном баре, наполненном людьми, ритмичной музыкой и разноцветными огнями. Ее взгляд метался от одного лица к другому и не находил того, ради которого она пришла сюда. Веселые, пьющие, жующие, искаженные болью, вывернутые в смехе, красивые и безобразные лица пролетали перед ней, меняясь как в калейдоскопе.
Но не было, не было здесь того единственного, которого так жаждало ее сердце! Отчаяние и страх заполонили ее существо, она хотела закричать, чтобы потушили мигающие разноцветные огни, выключили музыку и перестали надрывно смеяться… и в это мгновение увидела… Посреди отчаянно галдящей толпы сидели двое и тихо говорили. Она не ожидала встретить их вместе. Они не могли знать друг друга. Но они сидели вдвоем и мирно тянули пиво из высоких бокалов, не обращая внимания на беснующуюся публику. Пространство, которое они занимали, было похоже на остров посреди бурной реки: вокруг клубятся искры разбитой воды, грохочет шум близкого водопада, а на маленьком клочке земли покойно и солнечно.
Мэри видела каждое движение их лиц. Вот Ларри нахмурился и резко мотнул головой, а Майкл улыбнулся уголком губ и опустил глаза… Она стояла рядом со столиком, но не слышала, о чем они говорят, потому что в ушах гремела музыка, а они не видели ее. Мэри решила сесть рядом, заставить их обратить на нее внимание, но они продолжали говорить, не замечая ее, даже когда она положила руки на стол. Теперь она ясно слышала каждое слово.
– Не спорь со мной, – как всегда спокойно говорил Майкл, – ты дал ей что мог, все остальное могу сделать только я.
– Она чудесная женщина, – хмурился Ларри, – и я любил ее.
– Любил, но в твоем чувстве было много мужского эгоизма, – не соглашался Майкл.
– О каком эгоизме ты говоришь? – возмутился Ларри. – Она ни в чем не нуждалась. Я защищал ее. Я заботился о ней.
– Ты заботился о себе, – опять возразил Майкл. – Ты хотел, чтобы она принадлежала тебе безраздельно, ты мечтал о том, чтобы она стала частью тебя.
– Она и была частью меня, – засмеялся Ларри, – лучшей моей частью. Ты не сможешь так.
– Я и не буду так, – пожал плечами Майкл. – Я хочу любить ее, но научить ее быть собой.
Знать, куда она идет и что делает.
– Зачем это женщине? – не понял Ларри. – Она слишком слаба, чтобы принимать решения. Мужчина должен…
– Ты любил ее для себя, я хочу любить ее для нее. Не мешай нам, – ласково попросил Майкл.
– Не думаю, что у тебя получится, улыбнулся Ларри. – Мужчина всегда собственник. Он хочет владеть женщиной, держать в руке ее душу. Ты сделаешь с ней то же самое, что и я.
Мэри завороженно следила за разговором, не понимая, как они могут договариваться о ее судьбе, не обращая внимания на нее. Она же сидит рядом, а ни один из них не повернулся в ее сторону. Она должна остановить их.
Она протянула руку и дотронулась до пальцев Ларри.
Пальцы были прохладные и живые. Они ласково погладили ее ладонь и замерли. Она ничего не видела и не слышала, только чувствовала приятную прохладу его руки. Потом она вынырнула из-под толщи сна и приоткрыла глаза.
Ее рука сжимала пальцы Майкла. Он испуганно и внимательно смотрел на нее. Мэри ослабила хватку и позволила Майклу принять более удобную позу.
Он откинулся на спинку стула и закрыл книгу, которая лежала у него на коленях.
– Я долго спала? – спросила Мэри, убирая руку.
– Нет, минут сорок.
– Что вы читаете?
– «Энциклопедию символов», – ответил он. – Как вы себя чувствуете? По-моему, температура немного понизилась: у вас уже не такие горячие руки.
Мэри смутилась, она не могла ему объяснить, что ее движение было всего лишь продолжением сна и не его руку она искала.
– Спасибо. Я отнимаю у вас время, – сказала она. – Вы должны идти.
– Я никуда не пойду, пока не дождусь доктора и он не скажет мне, что с вами, – возразил Майкл. – К тому же я не теряю время. В вашей библиотеке масса интересных книг, поэтому я занимаюсь самообразованием.
– Символы, – кивнула Мэри. – Это действительно интересно. Вам снятся сны?
– Не так часто, – пожал он плечами. – Обычно я ничего не помню.
– А меня измучили сны. Я все время пытаюсь понять, что они значат, – медленно проговорила Мэри и опять закрыла глаза.
– Расскажите, – попросил Майкл. – Может быть, в них нет ничего странного.
– Они слишком реалистичны, – покачала головой Мэри, с трудом поднимая веки. – А сейчас еще и температура…
– Мне говорили, что под воздействием температуры некоторые люди сочиняют музыку.
Это удивительно потому, что они никогда не имели к этому отношения. Правда, потом не могут вспомнить ни одной ноты.
– Я знаю, откуда мои сны, – прошептала она. – Такое впечатление, что мне хотят что-то рассказать, но я никак не могу понять, что именно.
– Сейчас вам нужно выздороветь. – Майкл заботливо поправил одеяло. – А потом мы разберемся с вашими снами.
Она покорно кивнула и опять закрыла глаза.
Доктор пришел через полчаса. Он осмотрел Мэри и не нашел у нее никакого серьезного заболевания. Проведя в ее комнате около двадцати минут, он вышел к Майклу и пожал плечами.
– Я не вижу причин для беспокойства. Организм несколько ослаблен, нервное истощение, переохлаждение, – сказал он и сел выписывать рецепты.
– Здесь витамины и общеукрепляющие средства, – сказал он через несколько минут, протягивая Майклу рецепты. – Если обойдется без осложнений, через три дня ваша подруга будет совершенно здорова. Но я бы обратил внимание на ее психическое состояние. Мне показалось, что она подавлена. С таким настроением выздороветь довольно сложно. Иногда люди прибегают к болезни, чтобы уйти от проблем.
Я бы посоветовал узнать, что ее тревожит. Могу порекомендовать хорошего психотерапевта… Телефон я оставил.
Майкл поблагодарил доктора за визит и проводил его. Что касается психического состояния Мэри, то он уже знал что делать. Пусть поправится, а потом он сделает ей свое предложение.
Три дня, которые Мэри провела в постели, Майкл почти не отходил от нее. Он поил ее соками, строго следил по часам, чтобы она не пропускала время приема лекарств, заставлял ее есть, говорил с ней, когда она этого хотела.
Он покидал ее квартиру только на ночь, считая, что оставаться у нее не слишком удобно.
Майкл уходил, взяв с нее страшную клятву, что она обязательно позвонит ему, если ей ночью станет хуже. Сам он почти не спал все это время, потому что ему казалось, что, пока его нет рядом, с Мэри обязательно случится что-нибудь плохое. Когда утром она открывала ему дверь, он облегченно вздыхал и занимал свой пост возле ее постели.
Ни он, ни она не задумывались о том, что их отношения перешли грань простого знакомства. До этого момента Мэри не могла представить себе, что спокойно примет заботу почти постороннего мужчины. Но ей нравилось сознавать, что он бросил ради нее другие свои дела, В первый день болезни она еще настаивала на том, чтобы он поручил заботу о ней кому-нибудь другому. Во второй день она с нетерпением ждала его, а в третий – не представляла себе, что это может быть иначе. Ее даже не смущало то, что Майкл видит ее некрасивой, с распухшим лицом и красными слезящимися глазами. Он смотрел на нее так же, как тогда в ресторане, – нежно и внимательно. Теперь она знала, что такое «быть вместе и в болезни, и в здравии».
К вечеру третьего дня температура упала, и Мэри с облегчением и грустью поняла, что идет на поправку. Еще через три дня она поправится совершенно, и тогда у Майкла Сноу не будет основания проводить с ней все свое время. Мэри отдавала себе отчет в том, что ее желание опереться на Майкла эгоистично: она ничего не может предложить ему взамен. Но привычка видеть его последнее время ежеминутно стала такой сильной, что она все время искала и не могла найти предлог, чтобы так продолжалось и дальше.
Он не делал никаких попыток стать ближе, чем приятель, который проявляет обычное человеческое милосердие. Его разговоры все это время не носили никакого намека на личный характер. Они говорили, когда она могла говорить, очень немного, и разговор все время касался медицинских процедур. Он больше не спрашивал о ее жизни, не пытался узнать о ее снах, не провоцировал на откровения. Но Мэри чувствовала с ним такую интимную связь, которую никогда не чувствовала с Ларри, хотя. тот владел ее телом, мыслями и сердцем.
Когда Майкл собрался уходить, Мэри встала проводить его. У дверей они оба замешкались, хотя надо было произнести всего несколько слов. Молчание вдруг стало жарким и плотным.
Мэри стояла, опустив голову, и чувствовала дрожь в коленях. Это можно было списать на слабость и болезнь, но она знала, что ею овладевает то же чувство, которое она ощутила на съемках. Желание и свобода. Это не было обычным чувством благодарности, которое испытывают в благодарность за помощь. Она хотела оказаться в объятиях Майкла, ощутить на своей спине его прохладные пальцы, уткнуться носом в его шею и…
Майкл изо всех сил сопротивлялся ее призыву, который читался во всей ее позе: ее напрягшемся теле, покорно опущенных руках, склоненной голове, подрагивании ресниц.
Сколько бы он отдал, чтобы знать, что она испытывает желание именно к нему. Но он был уверен, что ее тело просто реагирует на присутствие мужчины.
Пока она была совсем больна и слаба, он не позволял себе думать о ней. Сейчас перед ним был не ребенок, который требовал защиты и участия, а трепетная женщина, которая призывает мужчину. Он хотел ее до судорог, но не мог сделать даже шага, не будучи уверенным, что ее тянет именно к нему. Он помнил ее разочарованный взгляд, когда она в первый день схватила его руку, а потом увидела, чья она. Мэри все еще грезит о своем Ларри. И так будет всегда. В каждом мужчине она будет искать повторения… Майклу этого было мало. Он хотел, чтобы она любила его, а не пряталась от тоски и безысходности в объятиях другого мужчины.
– Мэри, – позвал он: голос его был ниже и глуше обычного, – посмотрите на меня.
Мэри подняла голову и встретила его прямой спокойный взгляд. Она закусила губу: ей было жаль, что он не услышал ее призыва. Если бы он был хоть немного заинтересован в ней, он не смог бы быть таким равнодушным.
– Не думаю, что вам еще потребуется моя помощь, – продолжил он, внимательно глядя ей в глаза. – Я сделал все, что было в моих силах. Телефон вы знаете. Если что-нибудь понадобится, я всегда к вашим услугам.
Это было однозначное и чопорное прощание. Так уходят врачи и юристы, которые честно выполнили свой долг. Мэри молчала. Не могла же она броситься на шею человеку, который совершенно этого не хочет.
– У меня есть к вам одно предложение, сказал он, так и не дождавшись ответа, – но мы поговорим об этом, когда вы полностью придете в себя.
– Хорошо, – коротко ответила Мэри, сдерживая нервную дрожь. – Спасибо.
– Спокойной ночи. Я позвоню завтра, – улыбнулся он и быстро вышел. Если бы он задержался еще на минуту, то никакая сила и разум не остановили бы его…
Мэри прислонилась лбом к закрытой двери, потом повернула ключ в замке, чтобы не броситься следом. Она знала, что должна перебороть в себе страх одиночества, который вдруг навалился на нее. У нее было чувство, что она все потеряла. Потеряла во второй раз…
Мэри вернулась в постель, уткнулась в подушку и расплакалась. Это были первые слезы с того дня, как она получила известие о Ларри.
В бурном потоке слез из нее вырывалась прежняя жизнь, прежние чувства и прежняя Мэри.
Через час она уснула, свернувшись в клубок и подперев кулачком щеку. Ей предстояло стать взрослой. Майкл Сноу сделал свое дело. Он объяснил ей, что любовь не кончается. Она жива, она чувствует, она может любить.
На следующее утро она проснулась свежая и совершенно здоровая. Теперь она знала, что надо делать. Прежде чем пытаться строить новое, надо разобраться с прошлым, понять и отпустить его. Именно поэтому ей следует поехать в Париж, решила Мэри. Это был город, в котором Ларри проводил большую часть своей жизни. Она знала название отеля, в котором он останавливался, и несколько имен. Чтобы понять, что произошло с Ларри, надо отправиться туда, встретиться с этими людьми и получить ответы на вопросы. И есть только один человек, который может ей в этом помочь. Она решительно подошла к телефону и набрала номер Майкла.
– Слушаю, – услышала она его приятный низкий голос.
– Доброе утро, Майкл, – сказала она весело. – Хочу доложить вам, что ночь прошла без происшествий. Температура нормальная. Чувствую себя отлично.
– Очень рад, Мэри, – засмеялся он ее рапорту. – Что собираетесь делать? Не думаю, что вам следует выходить на улицу. Подождите еще несколько дней, вам надо набраться сил.
Он говорил с ней как старший брат, и это ее слегка задело. Мог бы добавить чуть-чуть мужского обаяния.
– Я непременно последую вашим советам, мистер Сноу, – ответила она. – Какие еще будут рекомендации?
– Не сердитесь на меня, Мэри, – засмеялся он, с удовольствием уловив в ее голосе нотки сарказма. – Я действительно очень рад.
Оба замолчали. Решимость Мэри, с которой она взялась за трубку телефона, куда-то улетучилась. С чего она взяла, что он согласится ехать с ней в Париж? У него идет работа над фильмом, он потерял массу времени, пока сидел возле ее постели. Наверное, у него есть чем заняться, кроме ее проблем…
– Мэри… – позвал он. Ему не терпелось поговорить с ней о своем плане, но она была еще не совсем здорова. – Вы хотели мне что-то сказать?
– Да, – голос ее был полон сомнения, – то есть нет. Я хотела спросить. Вы говорили вчера о каком-то предложении. Я могу узнать об этом сейчас?
– Я сказал, что оно будет актуально через несколько дней, когда вы поправитесь.
– Майкл, не будьте таким занудой. Я вполне вменяема. У меня тоже есть предложение. Но вы были первым…
– Хорошо, Мэри. Я скажу. Только обещайте мне, что дадите себе возможность подумать…
Мэри вдруг испугалась. А вдруг он имеет в виду предложение руки и сердца? Что-то очень серьезно он говорит и слишком долго ее готовит.
– Я вас слушаю, – дрогнувшим голосом произнесла она.
– Мэри. Это не телефонный разговор, но если вы настаиваете…
– Я настаиваю.
– Мне кажется, ваши проблемы связаны с тем, что вы никак не можете разобраться со своим прошлым. Поэтому вас постоянно мучают сны и мысли. Я не знаю всех тонкостей вашей истории, но думаю, что вас не отпускает чувство неопределенности. Так?
– Так…
– Давайте вместе пройдем этот путь. Вы хотите знать правду? Вы хотите знать, почему он вас оставил?
– Да. Именно это я и хочу знать.
– Тогда не надо бояться узнать, что произошло.
– Вы поможете мне?
– Мэри, по-моему, нам одновременно пришла одна и та же идея. Я правильно вас понял?
– Правильно, – согласилась она. – Нам надо отправиться в Париж.
– В Париж?
– Да. Он уехал туда. И не вернулся…
– Хорошо, – быстро согласился Майкл. – Только мы отправимся туда, когда вы будете окончательно здоровы.
– Тогда через четыре дня, – сказала Мэри, облегченно вздохнув. – А вы сможете уехать?
– Я скажу всем, что это мне нужно для съемок. Что не будет обманом. Договорились?
– Договорились.
Майкл повесил трубку и долго смотрел на аппарат. В ее голосе не было страха. Только надежда. Она готова совершить эту поездку. Он даже не удивился тому, что им вместе в голову пришла одна и та же мысль. Мэри – его женщина, он в этом не сомневался ни секунды.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любви не скажешь нет - Гарриетт Джилл

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Любви не скажешь нет - Гарриетт Джилл



Необычно, своеобразно, интересно .rn Есть над чем подумать. Советую.
Любви не скажешь нет - Гарриетт Джиллиришка
31.08.2013, 22.36





Не понравилось. Моральные принципы героини молниеносно улетучиваются от небольшого давления со стороны, диалоги плохи, конец откровенно смазан. Жалко только героя - он хорош: 4/10.
Любви не скажешь нет - Гарриетт Джиллязвочка
2.09.2013, 12.05





Да сложный какой-то рассказ.Наверное на любителя.Я не увидела любви между героями.Перечитывать точно не буду.
Любви не скажешь нет - Гарриетт ДжиллНа-та-лья
15.08.2015, 15.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100