Читать онлайн Согласие на брак, автора - Гаррат Джули, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Согласие на брак - Гаррат Джули бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.79 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Согласие на брак - Гаррат Джули - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Согласие на брак - Гаррат Джули - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гаррат Джули

Согласие на брак

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

В Сочельник они трое, Джиф Уэлдон, Эми и Ричард Боден, сели за праздничный стол. Вскоре к ним присоединилась и Лиззи. Эми помогала ей готовить. Ужинали при свечах в обшитой дубом столовой, в которой вечно царила мрачная атмосфера, за что ее так не любила Эми.
Она с опаской ожидала новой встречи с Ричардом, но вскоре обнаружила, что страхи ее были напрасны. За все время, пока они ужинали, он ни словом не обмолвился о том, что произошло в его доме в Хаттоне-на-Дейле, так что Эми готова была поверить, что все это: и снежная ночь, и страстные объятия, и жаркие поцелуи, – все это лишь плод ее воображения.
Дядя Джиф пребывал в хорошем настроении. Ричард приехал на своем "лендровере" и потому ничего спиртного не пил. Когда ужин подошел к концу, Лиззи предложила сыграть в карты. Эми все время везло. Под вкусную еду и приятную беседу вечер миновал незаметно. Когда около одиннадцати Ричард собрался уезжать, Эми пошла проводить его до двери. Он был в темном костюме; надев куртку, достал из глубокого кармана бумажный пакет.
– Открой это утром, – сказал он, протягивая пакет ей. – Я не знал, что у тебя сегодня еще и день рождения, а то бы непременно принес и цветы.
– В этом не было никакой нужды. День рождения перестает быть радостным событием, как только тебе переваливает за двадцать.
Ричард лукаво прищурился.
– Когда ты так говоришь, я чувствую себя глубоким стариком. – Он наклонился и нежно поцеловал ее в лоб. – Спокойной ночи, Эми.
– Как? И это все, что я заслужила? – притворно удивилась она. – Один несчастный поцелуй в лоб?
– Угу. Пока да.
Они были одни. Дядя Джиф отправился спать, а Лиззи прибиралась на кухне.
– Что ж, отлично! – Ей не хотелось, чтобы Ричард заметил, что она разочарована. – Может, как-нибудь заглянешь к нам после Рождества?
– Сомневаюсь… Разве что когда приду в церковь чинить Гавриила.
Эми насупилась.
– Этого паршивого архангела?
– Ревнуешь? – спросил Ричард; в голосе его сквозило любопытство.
– А ты как думал? – Эми хлопнула ладонью по бумажному пакету. – Что в этом свертке?
– Можешь догадаться по форме. – Он застегнул куртку и повернулся, чтобы направиться к выходу.
– По-моему, книга.
– Вот это да! Угадала с первого раза. Называется "Добыча камня карьерным способом в районе Пик Дистрикт".
– Правда? – Эми была явно разочарована.
– Да нет. Можешь не делать такую кислую мину. Я просто пошутил.
– Ричард! – Эми замахнулась на него таинственным подарком.
– Теперь всю ночь не сомкнешь глаз, будешь гадать, что же это такое, точно?
– Вот еще? Как только ты уйдешь, тут же разверну и посмотрю.
Ричард состроил гримасу.
– В таком случае хорошо, что у меня хватило ума не заворачивать это в красивую оберточную бумагу.
– А мне даже нечего подарить тебе, – смущенно произнесла Эми. Ей вдруг стало неловко, ведь она совсем не ожидала получить от него подарок к Рождеству.
– Не переживай, – беззаботно произнес он. – Зато теперь ты моя должница, точно? Мне приятно это сознавать.
Он распахнул дверь, и в дом ворвался холодный ветер.
– Не выходи, – сказал Ричард. – В твоем модном облегающем платьице недолго и простудиться.
Эми не хотелось отпускать его.
– Я нравлюсь тебе в нем?
– По мне, ты в чем угодно выглядишь потрясающе.
– Да, ты умеешь уклониться от комплимента даме.
Через минуту его и след простынет, подумала Эми.
– Поцелуй меня, – сказала она. – Когда ты в таком настроении, я не знаю, как себя вести. Лучше будь таким, каким ты был тем вечером. Тогда мне будет легче.
Ричард повернулся к ней.
– Леди желает предсказуемости, так?
– Я желаю, чтобы ты обнимал меня, целовал меня крепко-крепко, по-настоящему, – ответила она.
В мгновение ока преодолев разделявшие их две ступеньки, Ричард оказался рядом с ней. Эми, не отводя глаз, с надеждой смотрела на него. Она чувствовала, что вполне владеет собой, как и тогда в Хаттоне-на-Дейле.
Одной рукой он обхватил ее за талию и привлек к себе.
– Крепко-крепко, по-настоящему? – спросил он. Она молча кивнула и, смежив веки, прильнула к нему, готовая ощутить губами терпкий вкус его поцелуя. Для нее это была игра, и они уже установили правила. Крепко-крепко, по-настоящему – именно так целовал он ее тогда, в середине декабря. Меж тем она держала свое сердце на замке, потому что однажды уже подарила его другому, Кипу, который так никогда и не узнал об этом.
Одна его ладонь лежала у нее на спине, чуть ниже талии, другой же он приподнял ее голову за подбородок, чтобы видеть лицо. Тело ее напряглось в мучительном ожидании той удивительной радости, которую она собиралась извлечь из его поцелуя.
Его губы коснулись ее губ, но на сей раз это было мягкое, нежное прикосновение. Не осталось и следа от той изголодавшейся страстности, которую она обнаружила в нем тем первым вечером. Теперь его губы были губами любовника, они скользили по ее губам, едва касаясь их, и все же в этом поцелуе была такая сладкая истома, что у нее перехватывало дыхание. Неистово отвечало ее тело на эти поцелуи, требуя большего; пальцы ее непроизвольно впились в его плечи, желая, чтобы он стал еще ближе. Он был сильный, и с ним она чувствовала себя как за каменной стеной. Она знала, стоило ему только захотеть, и весь мир отправится ко всем чертям. Теперь его рот целиком накрывал ее губы, и тогда она, чуть разомкнув их, сделала вдох, приглашая его к близости.
Странные, неуловимее сознанием желания просыпались и бродили в ней, они отличались от того простого влечения, какое она испытывала по отношению к Кипу. В этих желаниях не было ничего от тех невинных утех, которым предаются на свиданиях мальчики и девочки. Это были желания физические, вернее даже плотские; Эми никак не ожидала, что в ней вдруг проснется такая опаляющая душу чувственность, такая похоть, пронизывающая все фибры ее существа…
Внезапно она устыдилась того, что ее сознание услужливо интерпретировало как измену по отношению к Кипу. Ее любовь к Кипу была сама чистота, сама невинность, и вот теперь чувственная мужественность Ричарда Бодена, исполненная, подобно природным стихиям, глубокой силы, постепенно срывала с нее покровы невинности. Каменный человек! – вдруг припомнилось ей. Определение оказалось как нельзя более верным. Усилием воли она заставила себя дать отпор его объятиям, его поцелуям, которые становились все более недвусмысленно искусительными, все более томительными. Неловко высвободившись из его объятий, Эми панически отпрянула от него, одновременно зажав ладонью рот, как будто надеясь таким образом стереть саму память о проклятых поцелуях.
Ричард тихо рассмеялся.
– Теперь ты видишь, почему я поцеловал тебя в лоб. Я подумал, что так будет безопаснее.
Эми повернулась и опрометью бросилась вон из прихожей. Она бежала, пока за ней не захлопнулась дверь ее спальни, и опомнилась, лишь обнаружив, что лежит распластавшись на своей кровати, упершись головой в жесткую деревянную спинку; глаза ей слепила висевшая на потолке лампочка.
Она уже давно лежала в постели, тщетно пытаясь уснуть, свернувшись калачиком, словно продрогший в утробе плод, и чувствуя на губах странное раздражающее покалывание, какое бывает, когда отходит заморозка. Ей не спалось, сознание ее было слишком возбуждено, и, стоило закрыть глаза, откуда ни возьмись являлось, как наваждение, лицо Ричарда Бодена.
Эми была рада, когда остались позади рождественские праздники и наступил Новый год. Каждый день она проводила в ожидании ответа на объявления, разосланные ею в десяток газет, выходивших на восточном побережье Англии, однако о таинственной Китти по-прежнему не было ни слуху ни духу.
Снова звонила из Бостона Кейт, и Эми чувствовала себя виноватой, потому что ей так и не удалось выйти на след девушки.
Дядя Джиф, словно реагируя на погоду, еще больше сдал. Было промозгло, большую часть дня вершину Аспен-Тор окутывал густой туман. С реки тянуло сыростью, и покрытые инеем нити паутины в саду были похожи на серебряные кружева.
Даже вертолет прекратил свои ежедневные облеты, и Эми иногда ловила себя на том, что скучает по этому громадному насекомому-рептилии, которое с тех пор, как она прибыла в Уайдейл-холл, целыми днями стрекотало где-то над головой.
Она много гуляла, снимая попутно бесконечный видеофильм об английской зиме, чтобы когда-нибудь, когда вернется в Америку, показать его Кейт и Марти. Отправляясь в Хаттон в магазин, она неизменно просила Джона Грэма сопровождать ее, старательно избегая старую церковь, а дома, когда звонил телефон, притворялась, что не замечает, дожидаясь, пока подойдет Лиззи или дядя Джиф. Впрочем, звонил всегда кто угодно, только не Ричард Боден, и дни ее тянулись мучительно медленно.
Но вот однажды в середине января пришло письмо. Когда дядя Джиф позвал ее, чтобы показать письмо, по лицу его было видно, что бедный старик теряется в догадках.
– Эми, прочти и объясни мне, что это за чертовщина, – сказал он, протягивая ей конверт.
– Странно, – заключила Эми, дважды перечитав письмо.
– Хм, "Дайери". Тебе о чем-то говорит название издания? – спросил дядя Джиф и добавил: – Лично мне – нет.
Эми засмеялась.
– Ничего удивительного, дядя Джиф. Это такой красочный журнал, ориентированный на женщин, которые желают преуспеть по службе. Это ежемесячник. Выходит не так давно и, похоже, пользуется популярностью.
– Но с чего вдруг им пришла в голову идея писать статью об Уайдейл-холле?
– Редактор пишет, что в каждом номере они планируют давать материал о каком-нибудь замечательном поместье – не о тех дворцах, которые принадлежат герцогам или представителям "джентри", там слишком много официоза, – а о домах, в которых живут живые люди, простые смертные.
– Но откуда редактор… как ее… мисс Кэтрин Блейк… откуда она узнала о нас?
Эми пожала плечами и вернула ему письмо.
– Не знаю, дядя Джиф, но мне кажется, что это превосходная идея.
– Ты считаешь? – Нахмурившись, он недовольно разглядывал письмо, отпечатанное на красивом официальном бланке редакции. – Интересно, что думает по этому поводу Лиззи Эберкромби. Может, спросить ее?
– Дядя, там сказано, что если они решат делать этот материал, то заплатят за разрешение фотографировать и взять интервью. Не упускать же тысячу фунтов, которые сами плывут в руки. – Все это Эми произнесла как-то не слишком уверенно, памятуя о плачевном состоянии, в котором пребывало поместье Уайдейл-холл. Одновременно она прикидывала, сколько гидроизоляции можно установить на тысячу фунтов. Было ясно, что для Уайдейл-холла эта сумма просто капля в море.
Джиф Уэлдон вздохнул.
– Эми, думаю, тысяча фунтов от нас и так не убежит.
– Но может получиться интересно.
– Интересно? Тебе интересно, чтобы в нашу жизнь вторгались какие-то люди, махали перед носом микрофонами и задавали каверзные вопросы?
– Это же всего на три дня, – пыталась урезонить его Эми. – К тому же, скорее всего, это вполне приличный журнал. Дядя Джиф, честное слово, не стоит из-за этого так переживать. Подумай, как было бы приятно увидеть фотографии Уайдейл-холла на обложке и на развороте первоклассного журнала!
– Не знаю… не знаю. – Сокрушенно покачивая головой, Джиф Уэлдон направился в сторону кухни. – Посмотрим, что скажет на это Лиззи. Она неплохо разбирается в таких вещах…
Выглянув в выходившую на лестницу дверь, Кэтрин Блейк обнаружила, что в баре паба "Хоквуд армс" довольно тихо. Давно уже ей не удавалось так хорошо выспаться, она чувствовала себя посвежевшей и полной сил; тело ее приятно горело после горячего душа. Она улыбнулась, вспомнив, как пару дней назад, когда она по телефону хотела заказать номер с телефоном в ванной комнате, ей ответили, что в "Хоквуд армс" едва ли найдутся апартаменты такого класса.
Она долго колебалась, раздумывая, не лучше ли снять номер в городе покрупнее, но до ближайшего было миль десять, а ей хотелось остановиться где-нибудь по соседству с Уайдейл-холлом. Кэтрин понимала – времени терять нельзя, а, судя по карте, от Хоквуда до старого поместья, которое так интересовало ее, было всего несколько минут езды. В конце концов она остановила свой выбор на местном пабе и теперь нисколько не жалела об этом.
Кэтрин снедало любопытство: увидит ли она снова загадочного красавца брюнета с черными как смоль глазами, единственного, не считая ее самой, постояльца "Хоквуд армс"? Накануне вечером она заметила его от стойки портье: он сидел в углу напротив двери, пребывая в глубокой задумчивости. Лицо его было отрешенным, даже угрюмым. Кэтрин приметила его еще и потому, что во всей деревушке, пожалуй, только этот мужчина не проявлял ни малейших признаков заинтересованности. Кэтрин привыкла ловить на себе недвусмысленные взгляды и отдавала себе отчет в том, что здесь, в затерянном в дербиширской глуши захолустье, высокую, эффектную брюнетку, к тому же одетую по последнему слову моды, должны воспринимать как редкую экзотическую птицу.
Еще на автостоянке ее внимание привлек рекламный щит, гласивший: ОБСЛУЖИВАЕМ ПЕШИХ ТУРИСТОВ И АВТОБУСНЫЕ ЭКСКУРСИИ. Это объявление уже само по себе весьма точно отражало характер этого места, расположенного вдалеке от больших дорог. Ходоки да редкие экскурсанты были здесь желанными клиентами, поскольку вся деревня, насколько она успела заметить, состояла не более чем из пяти-шести десятков домов.
Когда она зашла в бар, он сидел за маленьким столиком у окна и завтракал. Казалось, он даже не заметил, как она села за другой столик, тоже у окна, но напротив, – единственный, сервированный к завтраку.
Когда он машинально поднял на нее взгляд, Кэтрин улыбнулась, однако тот лишь хмуро кивнул и вновь занялся едой. Сейчас при свете дня она могла рассмотреть его лучше. Его цвета воронова крыла волосы были коротко пострижены, и у него было необычное, очень бледное лицо. Высокий, худой, с подобранными под стул длинными ногами, он так искусно орудовал вилкой с ножом, которые держал длинными тонкими пальцами, что можно было решить, что перед вами какой-нибудь анатом, препарирующий труп лягушки.
– Прекрасное утро, – решила разрядить атмосферу Кэтрин, которой стало не по себе при мысли, что им двоим предстоит еще несколько дней встречаться с глазу на глаз и делать вид, что они не замечают друг друга.
Он как раз доел свой завтрак. Откинувшись на спинку стула, бросил задумчивый взгляд за окно и промолвил:
– Да.
Внимание Кэтрин отвлекло появление хозяйки заведения, которая поставила на стол ее завтрак – целый чайник с чаем и не то тарелку, не то блюдо, полное разнообразной снеди. При виде такого обилия еды Кэтрин с ужасом подумала о том, что будет с ее фигурой, если она решится все это съесть. Оставшись наедине с горой еды, она оторопело воззрилась на тарелку, не зная, с чего начать. Еще ни разу с тех пор, как полтора года назад она уехала из дому, ей не доводилось видеть такого завтрака.
Тихий смешок за соседним столиком вывел ее из задумчивости. Подняв голову, Кэтрин спросила:
– Неужели я похожа на перенесшего тяжелую операцию, которому срочно необходимо набраться сил?
– По мне, так нет, – ответил он. Его голос странным образом напомнил ей о покрытых вересковыми зарослями холмах, о запахе сосны, об озерах и долинах Шотландии, куда она в детстве приезжала на каникулы.
– Однако, – предупредил он, – если вы не съедите все до последней крошки, миссис Хиллаби учинит вам беспощадный допрос.
Кэтрин тихо застонала.
– О нет.
– Здесь говорят, что слой жира помогает преодолевать холода.
– Ради бога, прошу вас, не смотрите на меня, – взмолилась Кэтрин, – вы меня смущаете. Придется есть, я не хочу, чтобы меня допрашивали. К тому же когда-то, когда я еще жила с родителями, завтраки были похожие…
– Ну, теперь-то вы вполне самостоятельная городская леди, – Он даже изобразил нечто отдаленно напоминавшее улыбку.
– Что, это заметно?
– За те несколько недель, что я здесь, я встречал лишь девиц в походных башмаках с рюкзаками за плечами.
– Несколько недель? – удивилась Кэтрин. Она было принялась за сардельку, но потом отложила вилку в сторону, на мгновение задумалась, затем заметила: – Что ж, надо сказать, пресловутого слоя жира у вас пока не заметно. Вы не похожи на благообразного домоседа.
– Да. Даже странно, как я при этом умудрился не подцепить простуду. – Он допил чай и встал из-за стола.
Кэтрин снова занялась едой. Он хотел уже направиться к выходу, но на мгновение замешкался.
– Что ж, еще увидимся, – промолвил он. Кэтрин улыбнулась:
– До встречи.
Миссис Хиллаби, хозяйка "Хоквуд армс", оказалась особой словоохотливой.
– Я смотрю, вы разговаривали с мистером Пауэллом, – сказала она, когда подошла, чтобы убрать со стола. – Он довольно милый молодой человек, если получше к нему присмотреться.
Кэтрин кивнула.
– Да, мы перекинулись с ним несколькими словами.
– Он из Шотландии. – Миссис Хиллаби с грохотом швырнула столовые приборы на металлический поднос. – Фотограф! Видно, известная личность, он фотографирует с воздуха. Сейчас занимается одной местной достопримечательностью. Вот бы посмотреть, как выглядит "Хоквуд армс" с высоты.
Кэтрин оживилась.
– Вы говорите, Пауэлл? – Она озабоченно наморщила лоб. – Случайно не Марк Пауэлл? Иногда нам случается иметь дело с неким Марком Пауэллом, у него собственная фототека в Лондоне. Мы часто помещаем его фотографии в нашем журнале. Сама я его никогда не видела, однако в моем представлении он должен быть совсем не так молод, как этот, который только что здесь завтракал.
– На это мне нечего вам сказать, мисс Блейк. – Полагаю, вам лучше спросить об этом его самого. – Миссис Хиллаби хихикнула. – Может, он даже покатает вас на своем вертолете, если, конечно, вы хорошенько попросите. Он говорит, что снимает окрестности Дербишира для своей новой книги. Похоже, его особенно занимает поместье Уайдейл-холл. Он без конца задает вопросы.
– Надо же, какое совпадение. Именно там, в Уайдейл-холле, у меня сегодня назначена встреча.
– Что вы говорите! – Миссис Хиллаби лукаво подмигнула ей. – Вы прямо два сапога пара.
Кэтрин засмеялась, но ничего не сказала. В тот момент у нее имелись более важные дела, нежели поиски ухажера.
Час спустя, теперь уже совсем неожиданно для нее, Кэтрин снова встретила этого человека. Она уже собиралась сесть в машину, когда он, отойдя от огромного черного, с множеством хромированных деталей мотоцикла, вальяжной походкой направился к ней. Он прислонился к служившей границей автостоянки "Хоквуд армс" каменной стене, за которой к реке сбегали луга, и как бы между прочим проронил:
– Слышал, собираетесь в Уайдейл-холл.
Видимо, он тоже успел поговорить с миссис Хиллаби. Мысль о том, что цель ее приезда сюда уже стала предметом местных сплетен, заставила Кэтрин досадливо поморщиться.
– Надо понимать, хозяйка проболталась? – сухо промолвила она.
– Миссис Хиллаби глаза и уши мира. – Он приблизился к ней, остановившись у капота ее машины. – Хорошая у вас машина.
– Ничего.
– Не возражаете, если я поеду с вами? Сколько раз пролетал над старым домом, а вблизи еще не видел.
– Простите, но у меня договоренность с мистером Уэлдоном. Согласитесь, будет не очень корректно, если я появлюсь в компании досужих ротозеев.
– Вы можете сказать, что я ваш фотограф. По правде говоря, я не прочь сделать несколько снимков дома. Вы сможете отобрать некоторые для журнала.
Предложение было соблазнительное. В фотографии Кэтрин была не сильна, предпочитая работать в жанре интервью. Да и с собой у нее был лишь любительский фотоаппарат. У нее было задание взять интервью у старика Уэлдона и сделать пару фотоснимков. Пока никакой конкретной идеи касательно Уайдейл-холла у редакции не было. Однако, если бы ей удалось собрать достаточно материала, можно было бы подумать и о статье.
Для посещения Уайдейл-холла был необходим повод, и версия с редакционным заданием представлялась наиболее убедительной. Кэтрин была немало озадачена появлением странных объявлений сразу в нескольких выходивших на восточном побережье газетах. Когда ей позвонила Мэри, ее тетка, и рассказала об этом, Кэтрин стало не по себе.
– Китти, дорогая, что, если тебя разыскивает семья Кипа Уэлдона из Америки?
У Кэтрин ёкнуло сердце. В Лондоне ее под этим именем никто не знал. Она давно уже для себя решила, что эта часть ее жизни навсегда осталась в прошлом.
– О нет, тетя, – ответила она. – Надеюсь, что нет. Прошло столько времени. Думаю, родители Кипа давно отказались от мысли разыскать меня.
– А что тебе еще оставалось думать? Особенно после того, как ты не ответила на их многочисленные призывы к тебе через прессу сразу после того несчастья.
– Тетя, как я могла так рисковать? – промолвила Кэтрин после секундного замешательства. – Ведь они, возможно, хотели забрать у меня ребенка.
– Кстати, дорогая, как поживает малыш? – нежным голосом проворковала тетка Мэри.
– Спасибо, тетя, все хорошо.
– Китти, мне прислать тебе это объявление?
– Если можно. Так будет лучше всего.
– По крайней мере, прочти, а потом уже принимай какое-то решение.
– Хорошо, тетя. Так я и сделаю.
В объявлении был указан контактный адрес: Уайдейл-холл, Дербишир. Кэтрин это ни о чем не говорило. Особу, с которой ее просили связаться, звали мисс Уэлдон. Кэтрин помнила, что у Кипа где-то в Дербишире жил дядя, но вот была ли у него дочь или сестра – этого она не знала. Так что ей было неведомо, кто такая эта мисс Уэлдон из Уайдейл-холла, вдруг воспылавшая желанием связаться с ней. Кэтрин решила подстраховаться, поэтому, узнав, что Уайдейл-холл является средневековой загородной резиденцией, убедила редактора позволить ей провести расследование, чтобы в перспективе, возможно, опубликовать материал об этом любопытном месте.
До сих пор все было просто. Однако теперь, когда Кэтрин думала о том, стоит ли брать с собой Марка Пауэлла, в душу ее невольно закрадывались сомнения. Мысль о том, что ей приходится пускаться на такие ухищрения, казалась ей отвратительной. При других обстоятельствах она не замедлила бы дать о себе знать. Однако где-то в глубине души постоянно жил страх: что, если родители Кипа затеют тяжбу из-за ребенка Кипа? Они потеряли единственного сына, и Кэтрин допускала, что им будет небезынтересно узнать, осталась ли где-то на земле живая частица его или нет. Впрочем, неизменно успокаивала она себя, у них была дочь, вернее, та девочка, которую они когда-то удочерили. Кип тепло отзывался об Эми. Он просто души не чаял в своей младшей сестре…
Голос Марка Пауэлла вывел ее из задумчивости:
– Ну, так что? Берете меня в дело?
Марк ждал ответа. Кэтрин решила, что, в конце концов, неплохо иметь рядом помощника.
– Хорошо, – сказала она. – Только, чур, не переходить мне дорогу. И если им вдруг не понравится, что мы прибыли вдвоем… словом, вам придется ретироваться.
Пауэлл подошел к правой дверце.
– Я буду тише воды, ниже травы, – с усмешкой произнес он. – Можете на меня положиться, я не подведу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Согласие на брак - Гаррат Джули



Интересный сюжет
Согласие на брак - Гаррат ДжулиИриша
29.04.2011, 21.37





Можно почитать 8 из 10
Согласие на брак - Гаррат ДжулиЛюбаня
23.06.2014, 20.24





Офигенная книга!!!Читайте, не пожалеете.
Согласие на брак - Гаррат ДжулиВалентина
1.11.2014, 22.47





Автор запорола сюжет.
Согласие на брак - Гаррат ДжулиО.
5.11.2014, 19.09





Замечательный роман,интересный сюжет,читается с большим удовольствием. ГГ-и умные,порядочные люди, заслужившие свое счастье.
Согласие на брак - Гаррат ДжулиТесса
2.01.2015, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100