Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Гости съезжались заблаговременно, чтобы поспеть к свадебным торжествам. Замок Драгонвик был переполнен их слугами, повозками с багажом. Казалось, каждый дворянин, не находившийся во Франции с королем, счел долгом почтить своим присутствием свадьбу Дракона с вдовой изменника.
Рольф оказался втянутым в интриги короля, а для монарха его верность была всегда сомнительной. Не то чтобы ле Дрейк ожидал от него чего-то иного, искал скрытого подвоха в его поступках. Нет, поведение короля было более чем предсказуемо, оно диктовалось постоянным страхом измены со стороны одного из своих сильнейших вассалов. Хотя Драгонвик и поставлял регулярно солдат и пополнял казну деньгами, столь необходимыми для ведения королевских войн, он старательно избегал личного участия в планах государя. Его бесконечная борьба с Сибруком доказала королю, что ле Дрейк превыше всего ставит свои собственные дела и свою независимость. Граф знал, что его отъезд из Франции, возвращение в Англию вызовут у короля раздражение, и тем не менее пошел на это… Господи Иисусе, только бы этот его поступок не помешал борьбе за Джастина.
– Милорд, – раздался голос Вэчела, показавшегося на пороге комнаты Рольфа. На лице молодого человека читалось беспокойство. Это выражение в последние дни господин часто замечал у своего слуги и сейчас поспешил прийти ему на помощь:
– Мне кажется, у вас трудности из-за наплыва гостей и размещения их свиты.
Вэчел кивнул:
– Я не хотел вас тревожить, сеньор, но здесь лорд Генри де Совэйн, а у меня нет комнаты для него и его слуг.
– Лорд Генри может ночевать в комнате кого-нибудь из других гостей, а его слуги – на скамьях в зале или на конюшне.
Вэчел огорченно ответил:
– Все помещения переполнены, и лорд Генри говорит, что не станет спать в той же комнате, что и лорд Джордж де Бофон, и…
– Тогда поместите Совэйна в моей комнате, а я буду спать вместе с Бофоном, – отрезал Рольф, устало вздохнув. – Мне все равно, Вэчел. Распихайте их как-нибудь. А если у кого-то будут жалобы, пусть идут с ними ко мне. И вообще, всем им место на конюшне. Или на сеновале. Я по горло сыт этим хаосом и бестолковыми баронами.
– Да, милорд… – Вэчел запнулся, – я заметил, что эти бароны – беспокойный народ.
Рольф пожал плечами:
– Почему вы удивлены? Всех их оповестил о свадьбе Иоанн. Его краткое уведомление равносильно приказу. Потому-то они и здесь все. Он думал, что эти горы съестного, которые они поглощают, истощат мои запасы, но я неплохо подготовился. Я не стану сокрушаться из-за провизии, поскольку знаю причину, по которой все они здесь.
– Какую причину, милорд?
Рольф сунул ногу в башмак и оглянулся:
– Единственная причина, по которой все они слетелись сюда, – убедиться и донести королю, что я взаправду женился. Я уже говорил, что его намеки равносильны приказам. Они подслащены, завуалированы, но это именно приказ! Король будет доволен, когда узнает, что свадьба прошла именно так, как ему хотелось. Ведь это отличное начало нового года, не так ли?
Вэчел пробормотал со смущением:
– Так он считает вас предателем, милорд?
– Да, именно так он и считает. – Рольф улыбнулся, видя недоумение слуги. – Иоанн считает, что предать может каждый, если только представится хорошая возможность. И это довольно мудро с его стороны. Подайте-ка мне мой кинжал, пожалуйста.
Вэчел взял со стола драгоценный кинжал и вручил его Рольфу.
– Но, милорд, – сказал он, – король, конечно же, знает, что вы – один из самых верных его подданных. Разве вы не доказывали это множество раз?
– А что это значит для него? Тот же Юстейс де Вески с Робертом Фицуолтером – разве они не демонстрировали при случае верность? И разве они не переходили к его противникам, как только это казалось им более выгодным? Ах, Вэчел… И в этом вся мудрость короля – вечно подозревать клянущихся в верности. Мой отказ остаться с ним во Франции на этой последней войне против короля Филиппа не поднял меня в его глазах.
Вэчел покачал головой:
– Это очень досадно.
Рольф с улыбкой согласился:
– Да, но мы-то знаем, какого мнения о нас король. А ведь есть и такие несчастные, которые обречены на сомнения и неведение.
Ответная улыбка Вэчела была невеселой.
– Вы правы, но я не могу так беспечно говорить о короле. Ветры судьбы часто несут беду, и я молю Бога, чтобы вы выдержали испытание.
– Я выдержу. – Рольф нахмурился, глядя на свой кинжал с украшенной рукояткой. – Моя свадьба с леди Эннис быстро вернет мне его доверие.
Улыбка Вэчела стала шире:
– Она очень хороша собой. И у нее прекрасный характер.
– Прекрасный? – Рольф посмотрел на него с явным недоверием. – Я не мог разглядеть в ней прекрасного характера. Разговоры о нем я слышал, это правда. Характером же, насколько доселе я мог судить, она напоминает жгучую крапиву.
– Да, милорд, сейчас ее состояние не из лучших, да это и немудрено. Совсем не просто быть заложником. Но все образуется после свадьбы, когда вы сможете привыкнуть друг к другу.
– Я не думаю, что несколько слов, произнесенных священником, совершат это чудо, – пробормотал Рольф, прикрепляя кинжал к перевязи. – Ибо только чудо может породить между нами любовь.
– Может, и нет. Я же видел, как вам удавалось за короткое время очаровать сразу нескольких весьма грозных придворных дам. Если бы вы использовали те же приемы и с леди Эннис, я уверен, она очень быстро и думать забудет о всякой вражде между вами, милорд.
– Вы мечтатель, Вэчел. Гнев миледи гораздо серьезнее, чем легкое раздражение. – Он поднял руку, отметая любые глубокомысленные рассуждения безусого юнца. – Но, как только мы поженимся, ей придется спрятать свой острый язык, хочет она того или нет.
Замкнувшись в молчании, Вэчел поклонился и повернулся к выходу. Но в дверях он остановился и оглянулся. В его лице читалась досада.
– Леди, – сказал он, – остра на язык только с вами, милорд. Возможно, она вас слишком боится. И так проявляется ее страх…
– Только так и должно быть.
Ответить Вэчелу было нечего, и он аккуратно прикрыл за собой дверь. Довольно долго Рольф внимательно изучал дракона, вырезанного на тяжелой дубовой панели. Похоже, весь его замок считает своим долгом защищать леди. Даже сэр Гай заодно с нею, несмотря на долголетнюю верность своему лорду. То, что даже кроткая маленькая Белл при случае бросала на него вызывающие взгляды, говорило о многом…
С раздражением Рольф взлохматил волосы пальцами, словно граблями. Она живет в Драгонвике меньше месяца и уже завоевала уважение его рыцарей и слуг. Невольно он почувствовал восхищение – так легко ей это удалось. Из нее выйдет прекрасная хозяйка замка, что и говорить. Леди Эннис просто создана быть женою лорда. Если бы он сам должен был выбирать себе жену, то, пожалуй, она бы могла ею стать.
Эта мысль поразила его. Давно уже он не смотрел на женщин так. Он не задумывался о добродетелях, которыми должна обладать его будущая жена. Он даже не представлял себе, что эти добродетели когда-нибудь станут для него чем-то важным.
Хотя нет, не совсем так. Он уже давно проникся самыми глубокими чувствами к ее прелестной внешности. Ее влекущее лицо и соблазнительные изгибы тела постоянно всплывали в памяти, врывались в сны, так что он не раз просыпался среди ночи с мыслью о ней…
Чума! Что он здесь делает, стоя посреди комнаты и грезя о ней, когда ему надо быть в зале и занимать своих славных гостей? Безумие какое-то! Но после свадьбы он быстро излечится. В этом он был уверен. Страсть, которую он питал к Марджори, довольно быстро угасла после брачной ночи. Супружеская постель утратила свою привлекательность из-за постоянных капризов и упреков жены. То же самое будет и с Эннис.


Дым от очага поднимался густыми клубами и уходил в дымовое отверстие в центре потолка. Изрядно подгулявшие гости облепили пиршественные столы. Некоторые из них уже давно дремали, положив голову на скатерти, утром еще такие свежие и чистые, а сейчас покрытые остатками пищи и другими остатками, о которых лучше не упоминать. Бойкие прислужницы разносили тяжелые блюда, успевая при этом увертываться от множества рук, пытавшихся их ущипнуть.
Эннис задержалась на нижней ступеньке лестницы, ведущей в зал. Тостиг, ее постоянный телохранитель, был рядом. Она с невольным трепетом оглядела битком набитое помещение. Кое-кого из баронов и рыцарей она узнала, но большинство ей было совершенно незнакомо. Они здесь находились, чтобы засвидетельствовать ее свадьбу с Рольфом Драгонвиком и сообщить об этом королю. Свадьба была неизбежна, и участь ее решена.
Но – и это казалось ей странным – она обнаружила, что думает о своем браке с интересом и без особого страха. Рольф был человеком, которого она никогда прежде не знала, и, хотя она и могла не соглашаться с ним во многом, ее уважение к нему постоянно росло – к его мастерству судьи, к его верности и отваге. Мало кто в эти трагические времена решился бы ответить «нет» королю. Сэр Гай Фицхью рассказывал ей о том, как Рольф отказался остаться во Франции с Иоанном. Как только он получил от церковных властей документ, разрешающий вернуть Джастина, он тут же оставил свои войска на попечение надежного лейтенанта. Иоанн наблюдал за отъездом одного из своих самых влиятельных вассалов с раздражением и неприкрытым недоверием. Отсюда, думала Эннис, решение короля как можно крепче привязать к себе Рольфа с помощью этого брака.
И он обязательно состоится. Она по-прежнему была заложницей, и ее судьбу решали за нее. Вот в чем была причина ее внутреннего сопротивления. Если бы не это – о, да, если бы не это, предстоящее замужество казалось бы ей даже чем-то желанным. Уже давно она мечтала о том, чтобы в ее жизни появился сильный человек, которого она могла бы уважать и любить. Люк никогда таким не был. Только ее отец обладал нужными качествами, и Эннис уже сомневалась, что когда-нибудь встретит другого такого мужчину.
Пока не появился Рольф.
Легкое движение справа вернуло Эннис к действительности. К ней приблизился сэр Гай, и она с благодарностью ответила на его приветливую улыбку. Он был одет в придворный костюм. Ему явно было приятно видеть ее, и ей нравилось его общество. Уже не раз им случалось беседовать, и он всегда с удовольствием поддерживал разговор на отвлеченные темы, не имеющие отношения к невзгодам и унижениям ее теперешнего состояния, с неподдельным интересом выслушивал ее рассказы о детстве, о родителях. Немногие на его месте проявили бы столько такта.
– Миледи, – сказал Гай с неприкрытым восхищением в глазах, – вы сегодня еще блистательней, чем всегда. Я не представлял себе, что такое возможно.
Эннис рассмеялась:
– Вы рассчитываете на награду, сэр рыцарь? Нет, с вас штраф за то, что вы, оказывается, такой ужасный льстец, тогда как я считала вас правдивым мужем.
– Но я говорю истинную правду. – Он взял ее руку и склонился в изящном поклоне, слегка прикоснувшись губами к ее пальцам. Выпрямившись, он удержал ее руку в своей. – Вы прекраснейшая из женщин Англии, да что я говорю – всего христианского мира. Клянусь, мой лорд – счастливейший из мужчин.
Вежливо высвободив руку, Эннис пробормотала:
– Он, наверное, не поверит ни одному из ваших слов.
– Нет, даже такой упрямец, как ле Дрейк, не сможет отрицать очевидного! – Затем он заметил, что его светская болтовня не доставляет Эннис удовольствия, и с любезной улыбкой предложил ей руку, сказав: – Сегодня мне выпала честь и удача сопроводить вас к высокому столу, моя леди. Я умоляю простить меня за то, что я не встречал вас, когда вы впервые вошли в этот зал. Тогда я полностью находился во власти одного свирепого барона, у которого глаза не сыты, когда пахнет вином, и он напивается до чертиков.
– Похоже, сегодня таких баронов здесь тоже немало, – заметила Эннис. Действительно, не один и не два гостя бродили по залу на заплетающихся ногах.
– Да, – ответил сэр Гай с печальной улыбкой, – я молюсь о том, чтобы вино не слишком разгорячило им сердца этим вечером и чтобы до завтрашнего торжества не начались драки и не пролилась кровь.
– Дай-то бог.
Эннис оглядела зал, но Рольфа не обнаружила. Она постеснялась спросить о причинах его отсутствия. Всю прошлую неделю она приходила сюда после вечерней молитвы. Чем ближе был день свадьбы, тем она больше нервничала, надеясь как-то его оттянуть. И вот теперь ко всем ее волнениям еще и эти перепившиеся бароны… Мало кто из них пришел сегодня на вечернюю службу, и лорд Драгонвик там тоже отсутствовал. Вот и сейчас его не было в зале.
Тут она поймала на себе внимательный и острый взгляд сэра Гая. Он, казалось, знал причину ее беспокойства.
– Пожалуйста, идемте со мной, моя леди, – сказал он, увлекая Эннис сквозь толпу к высокому столу. – Сеньор занят и поручил мне быть при вас, пока он не придет.
Кресло Рольфа пустовало, и, к ее удивлению, рядом с ним стояло другое такое же кресло с высокой спинкой. Плюшевые подушки лежали на резном сиденье, а спинка и подлокотники были покрыты тканью, вышитой не только золотым и черным цветом Драгонвика, но также алым и серебряным, как на гербе ее отца. Соболь и золото… Кровь и серебро… Горло ее сжалось. Выставив эти цвета, он показал уважение к дому Бьючампа и лично к ней.
Не говоря ни слова, она позволила сэру Гаю усадить себя. Ее руки немного дрожали от волнения. Сейчас уже мало кто помнил цвета ее отца и еще меньше людей смогли бы расположить их надлежащим образом.
Более того, многие ожидали, что она наденет цвета знамени Люка Д'Арси. Дрожащей рукой она отогнула край серебряного шелка, покрывавшего кресло, и увидела ряд крошечных эмблем, вышитых вдоль него. Девиз рода Бьючампов. Она нежно погладила нити подушечками пальцев. Да, Рольф Драгонвик каким-то образом узнал, что более всего дорого ее сердцу.
Это усилило ее расположение к нему, и, когда он появился и стал пробираться к своему месту между жонглерами, шутами и пьяными рыцарями, она испытала радость, а не тревогу. Волнение стеснило ее грудь. Рольф Драгонвик был на целую голову выше всех в этом зале. Да и везде он выделялся бы. Его широкие плечи покрывала бархатная накидка цвета черного соболя, а золотой дракон у него на груди сверкал, как и его блестящие золотые волосы. Что и говорить, он был действительно красив и к тому же продемонстрировал настоящую учтивость, вспомнив цвета ее рода.
– Добрый вечер, миледи, – вежливо сказал он, приблизившись. Она пробормотала ответ. Руки она спрятала в складках платья, чтобы скрыть свои дрожащие пальцы. Его близость она ощущала так остро, как если бы он касался ее. Поцеловав руку Эннис, он некоторое время стоял за ее креслом, тихо беседуя с Тостигом.
Когда он занял место рядом с ней, она не сказала ничего и сочла за лучшее подождать, когда он сам выразит готовность к разговору. Вокруг в воздухе висел непрерывный глухой шум. Она привыкла к нему с юных лет – отрывистые аккорды лютни, арфы и флейт, смех рыцарей и девиц, случайный лай собаки… Сейчас все это казалось ей странным сном. Ощутимое присутствие мужчины рядом с нею было совершенно реальным, но она почему-то не могла до конца в это поверить. Ничто из пережитого за последний месяц не казалось реальным, кроме, конечно, страха и несвободы. И снов…
Кровь прилила к ее щекам, и пальцы впились в резные деревянные подлокотники, смяв шелк с вышитым на нем девизом отца. Святые Мария и Иосиф! О чем она думает, сидя рядом с Рольфом, окруженная этой толпой?! Если бы она была честна сама с собой, ей пришлось бы признаться, что эти ночные мечты уже властно вторглись и в дневные мысли.
Как объяснить иначе то, что, глядя на него, она живо вспоминает жесткость его бороды на своей груди, горячую ласку его ладоней у себя между бедер, возбуждающую жгучесть его поцелуев? Их последняя стычка оставила в ней чувство щемящего беспокойства, которое с каждым днем усиливалось. Да, он успешно ее преследовал, этот ночной дракон ее снов… И реальное присутствие мужчины здесь, сейчас и наяву было не менее захватывающим и тревожащим.
Рольф обернулся и устремил на нее внимательный взгляд зеленых глаз из-под длинных золотистых ресниц.
– Нравятся вам покрывала, миледи? – спросил он низким голосом.
– О да, лорд, – тихо отвечала она, – они мне нравятся. Я глубоко признательна.
Рольф слегка улыбнулся и вновь обратился к рыцарю, сидевшему слева от него.
Сэр Гай, сидящий по правую руку от Эннис, предложил ей медовую конфету. Вид у него был такой, словно эта конфета состояла из чистого золота.
– Откусите только самую малость, миледи. Когда на языке мед, то и речи становятся сладкими. – Она посмотрела в лицо сэру Гаю, но не обнаружила никакого тайного намека в его честных светлых глазах. Она медленно взяла предложенное лакомство.
– Благодарю, сэр рыцарь. Медовые конфеты действительно сладки. Но обычно они быстро приедаются.
Гай улыбнулся:
– Честь и хвала той мудрой женщине, которая понимает это. А о вас говорят как об очень мудрой женщине, прекрасная леди. Настолько мудрой, что ваши чары могут усмирять свирепых драконов…
Разговоры такого сорта были приняты при королевском дворе, но она не ожидала услышать что-либо подобное в замке ле Дрейка. Здесь не пользовались приемами словесного фехтования, обычными в светской беседе, разговоры, как правило, были конкретными и лишенными всяких украшений. Изысканная болтовня сэра Гая слегка удивила ее.
С напряженной улыбкой она сказала:
– Говорят, драконы преследуют исключительно девственниц, а я уже давно покинула их ряды. Стыд и позор, что мне приходится прибегать к чарам там, где можно договориться самым учтивым образом.
Светлые глаза сэра Гая наполовину исчезли под темными ресницами, и тонкая улыбка тронула углы его рта:
– А вот и нечего вам, миледи, пререкаться с таким простаком, как я. Я-то место свое очень знаю, – неожиданно заговорил он по-английски, чем снова немало ее удивил. Она никак не ожидала услышать свободный разговор на родном языке. Очень немногие дворяне владели им, ленясь изучать язык своей страны.
Опустив глаза, она мягко сказала:
– Я не улавливаю вашу мысль, сэр Гай.
– А мне кажется, что очень даже улавливаете. Вы когда-нибудь думали, какая это бездна одиночества – быть Драконом?
Сэр Гай несколько мгновений испытующе смотрел на нее, а затем отвернулся к своему соседу справа.
Несколько озадаченная услышанным, Эннис наклонилась над своим кубком с вином. Конечно, она недостаточно долго общалась с сэром Гаем, чтобы узнать его до конца, но доверяла ему. Коварство и двоедушие почитались при дворе короля чуть ли не основами добродетели, равно как и умение перекидываться пустыми словами и не говорить главного. Но она не верила, что Гай Фицхью вел с ней праздный разговор. Вероятно, он хотел таким образом смягчить ее страхи. Или предостеречь ее.
Она украдкой взглянула на Рольфа. Тот сидел, наклонившись к соседу, и негромко обсуждал с ним достоинства соколиной охоты в окрестностях замка. В ознаменование помолвки на завтра была назначена охота. Дичь, добытая охотниками, пойдет прямо на пиршественный стол. Возбуждающие запахи различных блюд и приправ уже доносились из кухонь. Казалось, что, хотя брак и заключался не по его свободному выбору, Дракон решил превратить эту свадьбу в подлинный праздник. И это тоже радовало Эннис. Так почему же у нее такое ощущение, что ее сажают на корабль, отправляющийся в опасное плавание?
Отпив вина, Эннис плотно сжала ножку кубка, чтобы унять неожиданную дрожь в пальцах. Кубок был украшен драгоценными камнями, блиставшими красными, зелеными и золотыми искрами в свете пламени очага и факелов. Серебряный кубок сплошь покрывали искусно вылитые фигурки драконов с глазами из крошечных изумрудов, рубиновыми язычками и позолоченной чешуей. Куда бы она ни глядела, к чему бы ни прикасалась – все вокруг было помечено знаком дракона.
Даже ее сны.
«Вы когда-нибудь думали, какая это бездна одиночества – быть Драконом?» Слова Гая звучали в ее ушах, и она снова взглянула на Рольфа. Одиночество? Страшный лорд Драгонвик испытывает одиночество? Невероятно.
Она глубоко вздохнула и сделала изрядный глоток вина. Оно было крепким, выдержанным, с прекрасным букетом. Тепло прошло вместе с влагой к желудку, согревая душу. Это, по-видимому, придало ей смелости. Она наклонилась вперед, чтобы привлечь к себе внимание человека, который через два дня станет ее мужем.
– Милорд, – сказала она и, когда он повернулся к ней, подняла кубок, – благодарю вас за великодушие.
Довольная улыбка тронула жесткие линии его рта, отчего вид его стал менее грозным.
– Вы благодарите меня за вино, миледи?
– Нет, – она покачала головой, – благородство вашего духа – вот что заслужило мою признательность. Цвета Бьючампа особенно дороги мне, и, я думаю, мало кто помнит их теперь.
Какое-то время Рольф изучал ее лицо, его густые ресницы бросали тень на глаза.
– Я хорошо помню, как радостно мне было увидеть цвета дома моего отца, особенно после долгого отсутствия. Надеюсь, и вы чувствуете то же самое, – медленно сказал он.
Глаза их встретились, и у Эннис вновь перехватило дыхание. В зеленых глазах были золотистые крапинки, крохотные лучи, расходящиеся от темных центров. Она не успела понять, что увидела в этих глазах – настороженность или любопытство, – так как он быстро отвел их прочь. Мимолетный порыв отступил, и его место заняло показное безразличие, к которому она была привычна.
Рольф вытянул свободную руку и завладел ее кистью, державшей кубок. Он приблизил ее руку к своему лицу и отпил из кубка, не сводя с Эннис глаз.
– Еще слаще – прямо из ваших губ, – пробормотал он, освобождая ее руку и кубок.
– Вы всегда галантны, как придворный…
– Нет, никогда, – возразил Рольф. – Я говорю только то, что думаю, прекрасная леди.
– Всегда ли, милорд? – Она не хотела дать ему победить в словесной игре. – По-моему, вы шутите.
Легкая улыбка обнажила его белые зубы на фоне темной бороды.
– Я совершил бы ошибку, имей я намерение сказать вам неправду. Не так ли? Разве вы думаете иначе?
Вновь заставив ее защищаться, Рольф воззрился на нее с невинным видом. Эннис поглядела внутрь своего кубка, затем подняла глаза, и ее губы сложились в недоверчивую улыбку:
– Фи, милорд, у меня нет других доказательств вашей искренности, кроме ваших же слов. Вот если бы вы признались, что уже совершили ошибку, сказав неправду, я согласилась бы с вами.
Он ответил ей поощряющей улыбкой:
– Отличный удар, миледи. Вы просто мастер жонглировать словами, как я вижу.
– Всему, чему я научилась, я обязана моему недолгому пребыванию в обществе кузины Алисы. Но я, конечно же, слабый игрок по сравнению с человеком вашей грозной репутации, милорд.
Эннис умолкла под взглядом Рольфа. Ее сердце замерло, когда он накрыл ее руку с кубком своею. Она только немного хотела его поддразнить, но выражение его глаз стало серьезным. В них отразился свет, и из зеленых они превратились в странно золотистые, переливаясь наподобие огня. Она снова опустила глаза и сосредоточилась на драгоценном кубке, соединившем их руки. Она не могла выдержать его взгляд, когда Рольф находился рядом.
– Как правило, – сказал он, – я не играю в игры.
Неожиданная серьезность тона, усиленная этим взглядом, окончательно смутила Эннис. Она безмолвно глядела на него. Ответ, уже готовый сорваться с языка, так и не прозвучал.
Справа от нее раздался голос Гая Фицхью.
– Милорд, – обратился он к Рольфу, – лорд Генри де Совэйн сказал мне, что вы готовите вашего сизого сокола для завтрашней охоты. Мы будем бить лесных уток и цапель?
Эннис вжалась в спинку кресла, чтобы не мешать сэру Гаю и Рольфу обсуждать план охоты на птицу и прочую дичь. Разговор обтекал ее, не затрагивая ее мыслей, словно посторонний шум. Она была благодарна сэру Гаю за его вмешательство. По-видимому, он сделал это намеренно, желая дать ей передышку. Неужели она так плохо скрывала свои чувства? Или он незаметно подслушивал?
Наверное, то и другое, ответила она сама себе. Но она ему с радостью это прощает, поскольку он спас ее в тот момент, когда она оказалась беспомощной перед ле Дрейком с его непредсказуемой сменой настроений. Стремительность, с какой они менялись, лишала ее всякой опоры, и она снова дала себе клятву в следующий раз быть готовой к любой неожиданности.
Глубоко втянув в себя воздух, пропахший древесной смолой и жареным мясом, Эннис вежливо наклонила голову к мужчинам, все еще обсуждавшим планы на завтра. Закончили хвалить преимущества соколиной охоты перед кречетами. Заговорили о выборе дичи.
– Двое пажей обнаружили следы медведя, – сказал сэр Гай, – мне кажется, это нельзя упускать.
Он слышал недавний разговор между Рольфом и леди Эннис и заметил, что она вдруг попала в затруднительное положение. И тогда, не задумываясь о настроении своего лорда, он немедленно поспешил ей на помощь. По-видимому, ле Дрейк разгадал его намерение. На его лице Гай заметил нечто похожее на довольную улыбку и заключил, что тот не против его вмешательства. Оставалось только удивляться этому. Но поскольку сэр Гай не собирался открывать причины своей поддержки леди Эннис, то он пустился в длинные рассуждения о преимуществах медвежьей охоты по сравнению с охотой на птиц.
– Некоторые бароны становятся чересчур беспокойными. Напряженная охота на опасного хищника могла бы дать выход их буйной энергии и остудить пыл. Соколиная охота – слишком спокойный спорт, особенно для мужчин, засидевшихся долгою зимою. Уже Новый год, и медведи нагуливают в лесу жир.
– После зимы медведи еще слишком тощи, а собаки чересчур горячи и порывисты. Может случиться несчастье.
Слуга наполнил опустевшие кубки, сэр Гай дождался, когда Рольф основательно отхлебнет из своего, и сказал:
– Только собаки свежи и горячи, как я вижу. Некоторые из нас обленились за зиму.
Сердитый взгляд Рольфа задержался на лице Гая. Быстрыми беспокойными движениями пальцев он поигрывал ножкой кубка.
– Я должен воспринять ваше наблюдение как вызов, сэр Гай? Или вы думаете поучить меня, как следует выбирать дичь для охоты?
В какой-то миг Гаю показалось, что он зашел слишком далеко. Однако в глазах Рольфа читался явный интерес, и он улыбнулся.
– Конечно же, вызов, – сказал он. – Я совершенно погряз в безделье и обленился в последние месяцы. Пусть Новый год застанет меня предающимся новому спорту.
– По мне, так все эти приключения последнего времени – куда как достаточный спорт для кого угодно, – проворчал Рольф и добавил: – Но в ваших словах есть правда. Бароны становятся буйными, и надо дать им возможность как следует измотать самих себя, чтобы они успокоились.
Довольный, Гай отпил еще вина. Этого он и добивался. Баронам нужна разрядка, как и его собственному лорду. Усталость – лучшее лекарство от похоти.
– Да, милорд, я с вами согласен.
Он хотел еще что-то добавить, но вдруг громкий шум у дверей зала привлек его внимание. Там происходила борьба. Серебряный и красный цвета смешались с соболями и золотом Драгонвика. Глухие проклятия на самом грубом английском носились над этим хаосом. Гай вскочил на ноги.
Рольф уже стоял во весь рост, сжимая рукоятку кинжала у пояса. В этот миг раздался крик леди Эннис:
– Не трогайте их! Это мои вассалы пришли выразить мне свою преданность. Я не позволю держать их в дверях.
Повернувшись к ле Дрейку, она воскликнула:
– Вы же не будете препятствовать моим вассалам войти? Вам следует встретить их с распростертыми объятиями, ибо, когда вы станете моим мужем, они вам присягнут как своему сюзерену.
Гнев горел в ее голубых глазах, отчего они светились, как сапфиры. Гай скрыл свое восхищение: свирепое выражение на лице Рольфа требовало немедленного вмешательства.
– Мой лорд, – проговорил он, – это я известил вассалов леди о предстоящей свадьбе. Времени было в обрез, и я подумал, что вы захотите видеть их у себя в качестве свидетелей. Молю, простите мне то, что я не сказал вам раньше, но из-за поездок к Сибруку и обратно я совершенно забыл о своем самонадеянном поступке.
– Воистину самонадеянном, – сказал Рольф таким холодным тоном, что Гай почувствовал неладное. Сердце его замерло. Заслужил ли он немилость лорда своим поступком? Он молил Бога, что нет, ведь он не желал ему зла.
Воины Драгонвика по-прежнему не давали северным баронам войти. Наконец ле Дрейк резко кивнул головой.
– Пропустите их и приветствуйте как должно, – коротко сказал он. – Их путешествие было долгим и трудным, и как вассалам моей госпожи им будет оказано уважение.
Его голос разнесся по всему залу. Стражники опустили оружие и расступились, пропуская вновь прибывших.
Гай почувствовал облегчение, которое испытала и Эннис. Хотя губы ее еще еле заметно дрожали, на них появилась слабая улыбка.
Когда четверо вассалов достигли возвышения и опустились на одно колено, чтобы приветствовать свою леди и сюзерена, она заговорила по-английски:
– Поднимитесь, господа. Я счастлива видеть вас снова после долгой разлуки.
По очереди они подошли к ее руке и коснулись губами кончиков ее пальцев, бормоча приветствия. На неподвижном лице ле Дрейка не выражалось ни вражды, ни дружелюбия. Гай мучился сомнениями. Совершил ли он ошибку, позвав этих людей? Он хотел порадовать леди, и это ему удалось. Но теперь ему оставалось только надеяться на то, что они не упустят из виду тех преимуществ, которые может им дать присяга на верность ле Дрейку. Хотя большинство северных баронов ненавидели короля, лояльность, пусть и против воли, Дракона к Иоанну была известна всем; Гай надеялся, что присяга может связать их друг с другом доверительными отношениями. Ему уже казалось, что план его удался, но из-за нескольких неосторожных слов все могло сорваться.
К счастью, Рольф, по-видимому, оценил выгоды от союза с этими северными баронами. С приветливым лицом он занял место рядом с Эннис, которая вышла из-за стола, чтобы приветствовать своих вассалов. При виде графа рядом со своей госпожой старший из них немного помедлил и вновь преклонил колено.
– Милорд Драгонвик, – начал он на ломаном французском.
– Поднимитесь, сэр, – по-английски отвечал Рольф, – и назовите себя и ваши имения.
Удивление отразилось на лице барона. Затем он взял себя в руки и встал:
– Меня зовут Глэйт из Вулфкота, что в Дархеме. Долго служил я дому Бьючампов и ныне счастлив служить дочери лорда Хью.
– Сэр Глэйт, ваши заслуги известны, и все, кто вас знает, отзываются о вас с уважением. Я рассчитываю на вашу лояльность.
Гай заметил довольный взгляд барона и почувствовал облегчение. Да, Рольф Драгонвик быстро поймет, что нужно привязать к себе этих людей с помощью доверия, и легко добьется этого.
Взглянув на леди Эннис, он увидел, что она рада встрече с вассалами, и Гай глубоко, с удовлетворением вздохнул. Времена были такие, что даже самый искусно задуманный план мог легко провалиться из-за ничтожного слова или необдуманного поступка, и он благодарил Бога, что на этот раз обошлось. Да, много могло бы случиться несчастий, окажи бароны сопротивление страже или не сообрази Дракон, что они нужны ему.
Прибыли еще Раннулф Мелтон Моубрэй из Лейчестершира, Ричард де Уайтби из Норт-Райдинга и Саймон де Роже, самый старший и осторожный из северных баронов, принесших клятву верности дому Бьючампа. Появление сэра Саймона было приятной неожиданностью, потому что Гай остерегся его приглашать. Теперь же он был здесь в сопровождении сэра Глэйта. Все они клялись в верности королю, хотя, как говорили, Вильям де Моубрэй, сюзерен сэра Раннулфа, примкнул к мятежникам. То, что сэр Раннулф стал союзником баронов, лояльных к Иоанну, породило множество слухов.
Да, размышлял Гай, это пестрая и благородная компания, и стоит пойти на риск, чтобы с их помощью обеспечить безопасность Эннис и будущее Рольфа. Если ее вассалы присягнут новому сюзерену, все, может быть, еще образуется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100