Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Монотонное движение раздражало ее. Эннис закрыла глаза, пытаясь унять пульсирующую боль, которая горячими волнами накатывала на нее, а левая сторона головы болезненно реагировала на любое прикосновение. Но неудобство менее всего волновало Эннис.
Открыв глаза, она увидела перед собой прямую спину Рольфа ле Дрейка. Он ехал во главе отряда, задавая жесткий темп. С той минуты, как она очнулась в седле перед одетым в кольчугу рыцарем, пропахшим кровью и потом, дурное предчувствие мучило ее куда больше, чем болезненная пульсация в голове.
Она сразу поняла, что случилось в то время, когда она была без сознания. Не требовалось особой сообразительности, чтобы догадаться, что она захвачена в плен. Отряд одетых в кольчуги рыцарей свернул свои знамена, чтобы пройти неузнанным. Постороннему глазу они могли бы показаться шайкой разбойников. И она одна из них.
Эннис никогда не путешествовала иначе как на носилках во время дальних поездок или же в дамском седле на прогулках. Она не переносила тяжелый галоп боевых коней и потому попросила остановиться. Рыцарь, который вез ее перед собой, позвал своего лорда.
Натянув поводья, ле Дрейк повернулся и вперил в нее внимательный взгляд из-под поднятого забрала. Косые лучи солнца струились сквозь густые ветви, освещая его лицо.
– Да, сэр Гай, что-нибудь не так?
– Нет, лорд, но леди должна отдохнуть.
Окинув ее холодным пристальным взглядом ледяных зеленых глаз, ле Дрейк с ходу разбил ее первое впечатление о нем как о благородном рыцаре, попавшем в трудное положение.
– У нас нет времени на женские прихоти. Мы спешим.
– Ну так оставьте меня здесь! – Она вышла из себя от гнева и боли. – Я не могу ехать дальше.
– Вы останетесь со мной, пока я не определю вашу судьбу, миледи, – огрызнулся он. – Молите Бога, чтобы ваш сюзерен был достаточно заинтересован в сохранении вашей жизни.
– А если нет? – огрызнулась она в ответ.
Он смотрел на нее, а его взмыленный конь опустил голову и бренчал уздечкой.
– Тогда вам стоит пожалеть о том дне, когда вы приняли неблагоразумное решение искать у него убежища.
Эннис промолчала. Это был Дракон из ночных кошмаров, суровый человек, о дикости которого ходили легенды.
– Милорд… – начал сэр Гай, но ле Дрейк уже развернул своего коня, оставив ее в гораздо большем смущении, чем она могла предположить… Ни одного слова больше сказано не было, и рыцарь ускакал вперед.
Жизнь не подготовила ее к такому повороту. В свое время она легко перенесла расставание с родным домом, потому что еще в детстве ее послали в замок Уолтера Монморанси обучаться женским искусствам. Когда она вышла замуж, войны часто бушевали в стране, но, хотя муж часто оставлял ее одну, опасности она не подвергалась никогда.
Однажды в замке Монморанси она пережила осаду мятежных вассалов, но это продолжалось недолго и не причинило ей особого беспокойства, если не считать необходимости ухаживать за ранеными. Но то, что происходило теперь, было совершенно иным. И это ужасало. Частые взрывы гнева Люка Д'Арси были ничто по сравнению с ледяной свирепостью Рольфа ле Дрейка.
День превратился в бесконечную череду неровного движения и глубокой тишины, нарушаемой только изменяющимся стуком копыт, то гулким – по твердой дороге, то глухим – по лесному мху. Слышался странный хруст опавшей прошлогодней листвы, звук ломающихся веток, дыхание лошадей и звон доспехов. Деревья обступали их плотным кольцом, а между ними змеились и переплетались узкие дорожки. Лес был темный, и огромные дубы возвышались кругом подобно великанам. Из их мрачных теней, казалось, выглядывали лица, еще более древние, чем искривленные стволы и сучья.
Эннис обхватила себя руками, поеживаясь, как в ознобе. Ее действительно била мелкая дрожь.
– Вам холодно, миледи? – спросил сэр Гай на ухо, боясь привлечь внимание Рольфа.
Даже сквозь кольчугу он чувствовал, как она дрожит, и это его беспокоило.
Она покачала головой, но движение, должно быть, причинило ей острую боль. Она вскрикнула, и Гай придержал взмыленного коня, бока которого тяжело ходили от усталости. Юбки леди намокли от соприкосновения с ними. Воздух наполнился острым запахом лошадиного пота. Слегка переменив положение, леди оглянулась через плечо.
Ее дыхание сразу же превращалось в пар, а слова выдавали обман:
– Я слегка замерзла, сэр рыцарь.
Сочувствие побудило его набросить ей на плечи свой плащ.
– Может быть, снова попросить остановиться?
– Нет, мне не хотелось бы, чтобы ваш лорд обвинил нас в опоздании, – слабая улыбка скользнула по ее губам. – Хотя мне и приятно было бы продлить нашу вечернюю прогулку.
Усмехаясь, Гай погонял коня.
– Хилая лошадь не может справиться с нашей тяжестью, леди. Но я постараюсь держать ровный шаг.
Некоторое время они ехали в полной тишине, нарушаемой только топотом копыт по твердой дороге. Но вот леди снова оглянулась на него через плечо.
– Сэр рыцарь, – мягко зашептала она, и голос ее дрожал, выдавая волнение, – я прошу вас о снисхождении. Я могу хорошо заплатить за один миг вашей рассеянности и за лошадь…
Гай ожидал этого и уже начал качать головой, когда леди сняла с длинного тонкого пальца кольцо. Она держала его так, чтобы оно, поймав свет, заискрилось синими бликами. Он быстро зажал в кулаке кольцо на ее руке, чтобы никто не увидел.
– Нет, миледи, – сказал он резко. – Не думайте, что я чего-то боюсь, присяга рыцаря обязывает меня к вечной верности.
Ее ресницы отбрасывали длинные тени на бледные щеки. Кольцо с сапфирами и бриллиантами в ее пальцах, зажатых в его кулаке, позволило бы ему купить новые доспехи, лошадь и обеспечило бы год безбедной жизни. Но если бы он и был склонен к предательству, этот позор убил бы его еще вернее, чем самое жестокое сражение. Он покачал головой и сказал любезным голосом:
– Я понимаю ваше желание бежать, но доверьтесь моему лорду.
Когда он выпустил ее руку, она вернула кольцо на указательный палец и произнесла с горечью:
– Я хорошо понимаю, что значит честь для мужчины, и вижу, что здесь ничего не исправить.
– Мне жаль, миледи.
Мгновение она не отвечала, но наконец повернула голову и посмотрела ему в лицо.
– Да, сэр рыцарь, я и сама такая. Она снова отвернулась от него. Шерстяной плащ, плотно облегавший ее фигуру, касался его кольчуги. Гай подумал, что она сильнее, чем кажется. Немногие из женщин, которых он знал, перенесли бы тяготы этого дня без громких жалоб и воплей; она же, несмотря на первоначальные протесты, больше не роптала. Ей было неудобно сидеть. Воздух стал холодным и влажным, и путь был трудным… И все же это не так удручало ее, как унизительное положение заложницы. Он подавил усмешку. Ему пришло на ум, что Рольфу Драгонвику, возможно, предстоит серьезная борьба с этой маленькой женщиной. Она обладала волей, чтобы противостоять Дракону, и Гай ожидал, что самое интересное впереди. Как лорд Рольф отнесся бы к женщине, которая посмела бы сказать ему «нет»? Здесь было бы за чем понаблюдать…
Их краткий разговор не прошел незамеченным. Лорд Драгонвик придержал коня, подождал, пока они поравняются с ним, затем быстро произнес:
– У вас неприятности, сэр Гай?
Его слова были обращены к рыцарю, но он пристально глядел на Эннис. Она стойко выдержала его взгляд. Нет, не для нее покорность пленницы. Рольф ле Дрейк скоро поймет, что имеет дело не с кроткой девушкой, а со взрослой, опытной женщиной, умеющей постоять за себя. Ведь не кто иной, как она, стойко сносила побои и ругань мужа. Эта ее твердость чаще всего и вызывала его гнев. И всякий раз это было ее маленькой победой, которая порой обходилась ей дорого, оставляя синяки на теле. Но в душе она была довольна, а сердце ликовало.
– Нет, милорд, – ответил сэр Гай, немало удивив этим Эннис. Он слегка подвинул ее в седле, одной рукой поддерживая ее.
– Мы не будем останавливаться до сумерек, – Драгонвик показал на восток. – Затем мы сделаем очень короткий привал. Если мы будем двигаться быстро, то достигнем цели прежде, чем рыцари Сибрука догонят нас.
Весь день отряд пробирался, минуя проезжие дороги, выбирая окольные тропки шириною со след овцы. Они тщательно обходили деревни и отдельно стоящие постройки, из чего было ясно, что ле Дрейк стремится попасть в Драгонвик незамеченным.
Эннис сжала обеими руками высокую луку седла и произнесла окрепшим голосом:
– И вы думаете, что сможете противостоять объединенным силам Сибрука и короля, милорд?
– Король во Франции, – сказал он резко. – Когда я уезжал оттуда, он не собирался ее покидать.
– Когда он узнает о вашем произволе, то пошлет войска, чтобы осадить ваш замок.
– Пусть посылает. – Беспощадная улыбка искривила его рот. – Если кто-то думает, что освобождение ваше пройдет успешно, то он заблуждается. Я верну вас по частям, пусть собирают в единое целое. Вы думаете, миледи, это удовлетворило бы их?
Она во все глаза смотрела на него. Внутри у нее похолодело. Не было никакого сомнения, что Рольф ле Дрейк выполнит свою угрозу. Холодея от ужаса, она увидела, как он грустно улыбнулся ей и поворотил свою лошадь. Он ускакал, не оглядываясь.
Они снова двигались вперед. И снова бормотание сэра Гая, но она даже не пыталась вникнуть в смысл его слов. В ее ушах без конца звучали насмешки ле Дрейка, угрожавшего ей гибелью. Теперь она ждала помощи только от Бога. А она-то наивно надеялась, что Дракон обладает душой…


Маленький отряд прибыл в Драгонвик глубокой ночью. Свет от трещавших факелов, прикрепленных к стенам замка, пытался бороться с темнотой.
Верный своему слову, Рольф прежде сделал очень короткую остановку для отдыха. Благодаря этой спешке он опередил своих преследователей и теперь мог чувствовать себя в безопасности. Драгонвик стоял на холме, обзор с которого был в радиусе лье, а в ясные дни и больше. Часом раньше, когда свет еще лился на землю, их приближение к замку заметили бы издалека.
Темная фигура стражника появилась в узком просвете бойницы, освещаемая прерывистым светом факела, и Рольф назвал свое имя. По приказанию лорда стражник немедленно опустил мост. Предчувствуя отдых и корм, усталые лошади били копытами и нетерпеливо фыркали, бренча сбруей. Он был дома.
Под громкий звон цепей мост опустился и замер с глухим стуком. Рольф направил коня вперед. Копыта зацокали по деревянному настилу, когда он проезжал под зубцами портала. Он свернул за угол, в проход между стен с бойницами. Утомленный отряд прошел еще через пять ворот и под шестью опускающимися решетками и достиг второго разводного моста и рва. Эта темная лента сонной воды не отличалась от первой. Легкий туман висел над ее поверхностью.
Миновав стены двадцатифутовой
type="note" l:href="#n_6">[6]
высоты, они наконец очутились во дворе замка. По верху стен имелись зубцы для защиты стрелков и дорожки для ходьбы; слабые тени перемещались по ним: это были часовые, отвечающие за безопасность Драгонвика. На равном расстоянии друг от друга стояли бастионы. Казалось маловероятным, что враг, даже достаточно удачливый, чтобы проникнуть так далеко, мог бы уйти с победой.
Вспыхнули новые факелы, заливая потоками света глубокую тень внутреннего двора. Оруженосцы и слуги в ливреях бросились, позевывая, к вновь прибывшим. Собаки приветствовали их громким лаем. Знакомые очертания надворных построек тонули в темноте ночи. Рольф спешился и обратился к своему юному оруженосцу, передавая поводья:
– Позаботьтесь о Вулфзиге. Дайте ему дополнительную меру зерна. Он заработал это сегодня, как и все остальные.
Повернувшись, Рольф направился к Гаю Фицхью, который все еще сидел в седле и держал леди Эннис. Ее бледность была заметна даже в свете оранжево-красных факелов. Сплетенные обычно пряди сейчас растрепались, темно-рыжие волосы падали до самых бедер, легкие завитки обрамляли тонкое лицо. Не говоря ни слова, он подошел к ней и, обняв за талию, опустил на землю. Она оказалась легче, чем он думал. И меньше ростом, чем он помнил. Ее голова едва достигала его груди.
Она задохнулась от его бесцеремонности, но не препятствовала ему. Так оно будет лучше. Его характер не слишком мягок, и на сопротивление он не станет отвечать любезностью.
Плащ сэра Гая, накинутый ей на плечи, касался земли. Не убирая рук с ее талии, Рольф сказал насмешливо:
– Добро пожаловать в Драгонвик, миледи. Она поглядела вокруг на ухоженные здания и мощные укрепления замка.
– Я вижу, он не так уж нуждается в ремонте, как вы внушали Сибруку.
– Я очень надеюсь, что граф считает мой замок разрушенным. И мне бы очень хотелось увидеть его возле этих ворот.
– Вы можете рассчитывать на исполнение вашего желания, милорд.
Она слегка дрожала, и он понял, что это больше от усталости, чем от холода. Слабая синева легла вокруг ее глаз, и плечи поникли. Все же она держала голову высоко и не ежилась от прохлады. Он почувствовал к ней некоторое уважение. Наконец он убрал руки и отступил на несколько шагов.
– Завтра вы должны подписать письмо, которое отправится к Сибруку, миледи.
Он поднял руку, чтобы подозвать слугу, но, услышав слова леди Эннис, остановился, охваченный гневом.
– Я не намерена подписывать какое-либо послание. Делайте что хотите. Я не приму в этом никакого участия.
– У вас, – сказал он с тихой угрозой, – нет выбора. Меня не заботит, опускаю ли я свое перо в чернила или в кровь. Так что предупреждаю: я не в том настроении, чтобы шутить с женщиной.
Он не предполагал, что ее лицо может стать еще бледнее. Теперь он видел, что ошибся. Все краски исчезли с ее лица, губы были почти бескровны, так плотно она их сжала. Синие глаза под темными ресницами смотрели на него долгим оценивающим взглядом.
– Вы уже дважды угрожали мне серьезными неприятностями, милорд, – сказала она спокойно. – Вы, очевидно, привыкли воевать с женщинами?
– Я делаю то, что должен, чтобы достичь моей цели. Если это включает войну с женщинами – пусть так. Я что-то не заметил, чтобы Сибрук ограничивал себя в выборе средств. Он использует даже детей, чтобы добиться желаемого. Так почему же я должен быть брезглив?
– Конечно, нет, Дракон, – парировала она. – Вы же сказали, что не чувствуете сомнений, стремясь к успеху.
Ярость затмила ему глаза. Теряя самообладание, он резко схватил ее за подбородок и повернул к себе лицом.
– Да, – проговорил он, – я действительно делаю то, что должен, и не обращаю внимания на тех, кто пытается мне помешать. Послушайте, миледи: тот, кто бывает настолько глуп, чтобы встать на моем пути, скоро начинает оплакивать собственную глупость.
– Я ни разу не замечала, чтобы лорд Сибрук что-либо оплакивал, – выпалила она. Эти слова сорвались с ее губ, сжатых его пальцами, как будто он хотел помешать ей говорить.
Рольф смотрел на нее сверху вниз, ошеломленный и возмущенный ее безрассудством. Пятнистая собака заскулила, как будто чуя беду. Воцарилась тишина, прерываемая лишь шарканьем ног и потрескиванием факелов: все затаив дыхание стояли и ждали. Мало кто смел бросать вызов ему так открыто, как эта леди, маленькая и глупая. Он тяжело дышал, пытаясь обуздать свой вспыльчивый нрав.
– Вы заметите, – сказал он мягко и выпустил ее подбородок. Следы от железных перчаток остались на ее лице, и он на мгновение почувствовал стыд за то, что испортил такую красоту. Он забыл снять перчатки и не подумал о том, что случится с нежной кожей от соприкосновения с грубым металлом. Он смотрел на нее. – Я клянусь, вы очень скоро заметите в настроении Сибрука нечто гораздо большее, чем обычное сожаление.
Отвернувшись, он подозвал своего слугу, Вэчела:
– Проследите, чтобы леди Эннис проводили в ее комнату, – приказал он. – И принесите мне ключ, как только она будет заперта.
Краем глаза он увидел, что сэр Гай покачал головой и нахмурил брови. Но вслух рыцарь не сказал ничего, просто перевел взгляд с ле Дрейка на леди, а затем на слугу.
– Да, милорд. – Вэчел помешкал, затем спросил: – Отвести ее в покои в восточном крыле, сеньор?
Рольф сделал паузу. Это был тонкий ход Вэчела, чтобы выяснить, должна ли леди находиться в покоях, соответствующих ее положению, или же ее предстояло бросить в подземелье. Он кивнул:
– Да, Вэчел. Маленькие покои в восточном крыле будут наиболее подходящими для нее.
Леди Эннис немедленно распознала эту игру и сказала с презрением:
– О мой благородный господин! Я буду денно и нощно молиться о спасении вашей бессмертной души…
Посмотрев вокруг, он сказал мягко:
– Я думаю, что сейчас вам следует молиться о вашей собственной душе, миледи. Вы стоите намного ближе к вратам вечности, чем думаете.
Ее глаза расширились и губы задрожали от неподдельного страха. Но это не принесло ему того удовлетворения, которого он ожидал. Он должен был бы радоваться ее испугу. Но никакой радости не было. Вместо этого он чувствовал себя скорее грубым животным; она, очевидно, таким его и считает, и это открытие крайне раздосадовало его.


Одна в маленькой, плохо освещенной комнате, где стоял запах горящих факелов и заплесневелых камней, Эннис была готова поддаться отчаянию, и боязнь этого тяжелым бременем лежала на душе, внося в нее сумрак. Долгие часы физических и духовных мук истощили ее. Она сняла плащ сэра Гая, легла на холодный, неудобный, набитый соломой матрас и спрятала лицо в ладони. По крайней мере, она была наконец одна со своими страданиями.
Проходя через большой зал к винтовой лестнице, что вела наверх, она видела на стенах множество масок каменных драконов. Это окончательно вывело ее из равновесия. Стены, казалось, полны чудовищ, которые скалились изо всех углов и дверных проемов: толстокожие уроды с оскаленными пастями и высунутыми языками, они охраняли залы. Даже на подоконниках возвышались сидящие каменные твари. Обширный зал Драгонвика был полон кривляющихся морд, пришедших из прошлого. И она испугалась, когда почувствовала, что это лишает ее сил.
Только Вэчел был ей поддержкой. Он всячески оберегал ее от враждебности и злобных замечаний охраны. Не очень образованный молодой слуга был благороден в своих словах и поступках, ограждая ее от недружелюбных взглядов конвоиров.
То, что ее считали настолько опасной, что понадобился вооруженный эскорт, было смехотворно. То, что один враг считал нужным защищать ее от другого, было оскорбительно.
И вот теперь она была заперта в этой мрачной комнате, в которой имелись только кровать, стол, табурет и ночной горшок. Изодранная бархатная драпировка трепетала на сквозняке; лампа представляла собой неопределенной формы сосуд, заполненный рыбьим жиром с фитилем из тростника. Она подумала, что это все же лучше, чем дымные, коптящие факелы, освещавшие широкие коридоры Драгонвика.
Смолистые поленья рассыпали опасные искры и грозили каждый миг поджечь ее одежду, которая после сегодняшних испытаний находилась в плачевном состоянии. Ее отороченный горностаем плащ был сорван, вероятно, еще во время боя. Скромное платье синего бархата предназначалось для прогулок по лугам около замка Сибрука, а не для тяжелой длительной поездки. Позолоченная вышивка, обрамлявшая воротник и повторявшаяся на рукавах, порвалась и висела клочьями. Она отнеслась к этому с равнодушием. Отчаяние боролось с усталостью, и Эннис задавалась вопросом, будет ли Рольф ле Дрейк настолько жесток, чтобы удерживать ее в качестве заложницы. Переговоры могли длиться годами, учитывая упрямый характер мужа ее кузины и упорство Дракона. Какой заложник окажется более ценным в этой хитрой игре?
Не особенно успокаивало и то, что для Рольфа ле Дрейка ничего не было важнее возвращения сына. Человек, который посмел в лесу Сибрука выкрасть мальчика из-под носа у хорошо вооруженных людей графа, не станет стесняться в средствах, чтобы достичь своей цели и избежать возмездия. Или отомстить самому.
Закрыв глаза, Эннис вздрогнула. Да, она была надежным и ценным заложником в этой игре. И не в ее силах разрушить хитроумные планы и найти способ спасти себя. Это было бы возможно, думала она с дрожью, если бы Дракон не ужасал ее с каждой минутой все больше и больше. Эннис удивлялась, вспоминая тот день в Стонхеме. Где доброта, которую она увидела в нем? Он проявил такую нежность и любовь к своему ребенку – мало кто из рыцарей, знакомых ей, способен на подобную силу чувств. Неужели все это было просто маскировкой? Нет, она уверена, что никто не смог бы так притвориться, изображая хрипоту голоса, блеск слез в глазах, когда она уводила Джастина. Это был тот же самый человек, который рисковал своей жизнью, спасая ее из-под копыт, когда люди Сибрука спасали свою шкуру. Она до сих пор не понимала, почему он сделал это. Ведь, рискуя ради нее, он помогал тем самым врагу.
Рольф ле Дрейк оставался загадкой для нее. Это был сложный человек, полный противоречий. И теперь ее жизнь находилась всецело в его руках.
Эннис открыла глаза и в мерцающем свете лампы, стоявшей на столе, обвела взглядом комнату. Если бы он захотел, то смог бы уничтожить ее так же легко, как погасить эту лампу. Кто сможет остановить его? Король? Нет, он занят собственными врагами, и, хотя Иоанн без труда мог послать для такого дела одного из своих лучших баронов, он не сделает этого, так как больше заинтересован в своих провинциях Анжу и Аквитания, чем в судьбе богатой наследницы, чьи земли в случае ее смерти возвратятся короне. Да, Иоанн, пожалуй, был бы доволен таким исходом.
Скрежет ключа в замочной скважине насторожил Эннис. Ее руки сжались в кулаки, и она вскочила на ноги, дрожа от ожидания.
Ее не удивило появление Рольфа ле Дрейка. Он изучал ее некоторое время, затем ступил внутрь и затворил дверь, закрывшуюся со страшным грохотом. Он все еще был в доспехах, пыльных и грязных, как и во время дневного путешествия. Длинный плащ, закрывавший его мощную фигуру, был перепоясан в талии. На спине позолоченными нитями был вышит дракон. При свете лампы его волосы казались цвета зрелой пшеницы и золотистые волоски блестели в темной бороде.
Улыбка приподняла уголки его губ, но не отразилась в глазах, он скрестил руки на груди и прислонился к закрытой двери.
– Я вижу, вы ожидаете меня, миледи. Возможно, вы догадались, зачем я пришел.
Она не ответила. Ее сердце бешено билось в груди, и она удивлялась, почему он не слышит этого стука, который выдавал ее страх.
Кровь пульсировала в ушах, заглушая его голос. Слова доносились словно издалека:
– У вас было время, чтобы пересмотреть ваш необдуманный отказ. Мой писарь будет здесь на рассвете, и вы подпишете требование к Сибруку об обмене заложниками.
Его глаза светились, подобно блесткам зеленого камня.
– То, что я предлагаю, необходимо для вас самой. Это поможет вам облегчить свою жизнь в сложившихся обстоятельствах.
Эннис гордо вздернула подбородок и смерила Дракона пристальным взглядом:
– Я испытывала и бо?льшие неудобства в своей жизни, милорд. Это не ново для меня. Я не буду ничего подписывать.
Уязвленная гордость заставила ее отказать ле Дрейку, хотя следовало сказать иное из чувства самосохранения. Она действовала, не думая о последствиях.
Она не могла бы объяснить, почему бросила ему вызов, но малодушная уступчивость была чужда ее характеру. Никогда раньше она не просила пощады. Даже когда у Люка вошло в привычку избивать ее, она не делала ничего, чтобы избежать побоев: гордость не позволяла ей этого.
И все же Эннис подумала, не зашла ли она чересчур далеко на сей раз. Ведь если муж только избивал ее, то этот человек держал в своих руках ее жизнь. А он был сейчас разъярен.
Надвигаясь на нее, он прорычал:
– Не обманывайтесь моим вежливым обхождением, миледи, я не потерплю никакого сопротивления. Вы подпишете то, что лежит перед вами, или сильно пожалеете о последствиях.
– И вы что, убили бы меня?
Она бросилась к нему, спрятав руки в грязные складки своего платья, чтобы скрыть дрожь.
– В этом случае вы не сможете использовать меня как заложницу, милорд. Сибрук едва ли захочет обменять мертвого на живого.
Улыбка, которая змеилась на его губах, больше походила на гримасу:
– Я не настолько глуп, чтобы убивать вас, миледи, имеется много способов принуждения, доступных мне, и вы должны хорошо это усвоить.
Да, она знала об этом достаточно. Она видела, к каким устрашающим методам убеждения прибегал король: наиболее мягким считалось заключение непокорных дам в тюрьму, наиболее эффективным – голод или пытка.
Теперь, находясь рядом с разъяренным мужчиной ростом более шести футов
type="note" l:href="#n_7">[7]
, она почувствовала первые признаки того, что ее сопротивление начинает слабеть. Могла бы она противостоять ему просто из принципа? В конце концов, Эннис была согласна с тем, что сын должен быть возвращен отцу. Причины, по которым мальчика держали в заложниках, не вызывали у нее никакого сочувствия. Пока Сибрук удерживал ребенка, он мог быть уверен в поведении ле Дрейка. Это выглядело так, словно Дракон был у него на цепи, и граф манипулировал им, играя на безопасности сына. Она хорошо понимала, почему держали в заложниках Джастина. И вот теперь в той же самой ситуации оказалась она.
Эннис дышала прерывисто, она была слишком утомлена, чтобы думать ясно. Если бы только ле Дрейк подождал до утра со своими требованиями, тогда она встретила бы его со спокойной душой и разумными доводами.
Он спросил ее:
– Итак, миледи?
Это бесцеремонное напоминание заставило ее вздрогнуть. Он стоял почти рядом с нею. Сама близость его мощного тела приводила ее в трепет. А тут еще это рычание… Она отступила на шаг и почувствовала твердый край кровати под своими коленями. Ле Дрейк еще продвинулся вперед. Теперь он стоял так близко, что она могла бы сосчитать позолоченные нити, которыми был вышит дракон на его плаще.
– Я не уступлю, – сказала она сдавленным голосом и увидела, как нахмурились его темные брови.
– Нет, миледи, – сказал он, потирая руки, – вы все же уступите и знаете это так же хорошо, как и я.
Он сдавил ей предплечье, пальцы впились в тело, обещая дальнейшие мучения. Ее голова дернулась, а он другой рукой захватил ее волосы на затылке и зажал их в кулаке, лишив ее возможности двигаться. Эннис почувствовала, как в грудь врезалась острая пряжка его перевязи, и вцепилась в фигурные застежки, пытаясь отстраниться. Под ладонями она ощутила твердые, упругие мускулы его груди, и всплеск необузданного страха охватил ее. Она не дождется милосердия от этого рыцаря – только наказания за сопротивление. Правая рука наткнулась на рукоятку кинжала на его поясе. Прежде чем Дракон понял ее намерение, Эннис выхватила кинжал из ножен.
Она направила лезвие ему в живот, демонстрируя большую уверенность, чем ощущала на самом деле. Напряжение и опасность заставили ее дрожать, но голос был тверд:
– А теперь, милорд, отпустите меня, или я вырежу свое имя на вашем животе.
Какое-то мгновение он смотрел на нее скорее с удивлением, чем с яростью. Он не ожидал этого. Какое-то подобие восторга мелькнуло в его зеленых глазах. Затем они вновь превратились в две холодные щелки. Не ослабляя хватки, он сказал мягко:
– Ваше безумие будет вам дорого стоить.
Эннис и глазом моргнуть не успела, а он уже резко отогнул ее голову назад, в то время как другая рука его сомкнулась вокруг ее запястья с такой силой, что она с криком боли выронила кинжал.
– Отпустите меня, – задыхаясь, простонала она, мольба непроизвольно слетела с ее губ. Теперь она была полностью в его власти. Одной рукой он сжимал ее волосы, другая подхватила кинжал.
– Нет, – сказал он, – если я уступлю вашей прихоти, вы обманете меня, как лисица. И я буду сам виноват, если окажусь в капкане у женщины с таким диким характером, что она смеет нападать на рыцаря в его собственном замке. Вы и вправду так отважны? Или просто дурочка? Вот интересная загадка, клянусь.
Медленно толкая ее назад к кровати, он наступал на Эннис, пока она не упала навзничь. Паника охватила ее, когда она почувствовала спиною набитый соломой матрас. Невозможно! Не собирается же он…
– Нет, лорд! – вскрикнула она, борясь с ним. В его глазах она прочитала горячее желание. – Я предупреждаю вас, не делайте этого…
Своим мускулистым бедром он придавил ее дергающиеся ноги к кровати. Продолжая одной рукой удерживать ее за волосы, он другую подложил ей под голову. Не было ни намека на милосердие в его дразнящих зеленых глазах, пристально глядевших на нее.
– Не делать чего, миледи? Не бесчестить вас? Но ведь именно вы утверждали, что отсутствие чести – моя отличительная черта, не так ли? Я просто веду себя так, как подобает человеку моего сорта.
Он слегка ударил ее по щеке, затем, угрожая, схватил за горло.
– Мне следует поддерживать столь завидную репутацию. В конце концов, вы очень привлекательны, а я давно уже не укладывал силой в постель благородную леди.
Он легко отбил ее удары, нацеленные ему в голову, и перехватил ее руки. Безжалостно, пристально глядя ей в глаза, он просунул колено между ее ног и толчком широко их раздвинул. Только гордость не позволяла ей кричать. Она поняла его намерения. Эннис давно уже не была девственницей и исполняла супружеские обязанности с Люком без радости, но и без жалоб. Хотя ее муж бывал временами груб и заботился только о собственном удовольствии, пренебрегая ее желанием и настроением, он редко принуждал ее, прибегая к силе. Он стремился лишь поскорее сам испытать наслаждение и никогда не пытался вызвать в ней страсть.
Рольф ле Дрейк, напротив, казалось, ждал от нее ответного чувства, хотел ее возбудить. Ее запястья были сжаты его пятерней, и это лишало Эннис способности сопротивляться. Он начал неторопливо исследовать ее тело. Даже через бархат платья она почувствовала жар его руки. Он ласкал ее грудь нежными круговыми движениями ладони, и будто жгучие разряды пробегали по ней до самых кончиков пальцев. Эннис решила ударить его коленом, но он ловко уклонился и зажал ее ногу между своими бедрами.
– Нет, леди, – сказал ле Дрейк вкрадчиво, – вы не отделаетесь от меня, пока я не закончу.
Чувствуя свое бессилие, Эннис зажмурила глаза, напрягла мышцы, а мысленно попыталась перенестись как можно дальше отсюда. К подобной уловке она часто прибегала с Люком. Но сейчас это было не так-то легко. Ле Дрейк, казалось, знал, где коснуться, чтобы пробудить необычные для нее ощущения. Он сжал ее сосок между большим и указательным пальцами и принялся играть им. Это немедленно отозвалось в ней приятной истомой в низу живота и между бедрами. Панический ужас охватил Эннис, когда она почувствовала жаркую волну желания и не смогла сдержать громкого стона. Глаза широко распахнулись и встретились с его взглядом, затененным ресницами. Слабая улыбка блуждала по лицу ле Дрейка.
– Прекратите это немедленно! – только и сумела она выпалить.
Он покачал головой:
– Вы не девственница. Вы уже играли в эту игру прежде. Так что в ваших интересах играть в нее со мной хорошо, чтобы у меня появился повод быть снисходительным к вам.
Как могла она убедить его, что и понятия не имеет, о чем он говорит? Почти в отчаянии Эннис попыталась вывернуться из-под него, но ле Дрейк с легкостью ее удержал.
Стальные мускулы под длинным плащом не оставляли сомнений в том, что она ведет заранее проигранное сражение. Но она не хотела уступать без борьбы. Не в ее характере было сдаваться без боя.
– Не вынуждайте меня, милорд, – сказала она, задыхаясь. – Что будет с вами, когда король и мой сюзерен узнают о вашем поступке?
– Я думал услышать более убедительные аргументы от такого сильного противника, – поддразнил он ее, нисколько не ослабляя своих объятий. – У вас нет более вразумительных доводов?
Она свирепо посмотрела на него.
– Если вы силой возьмете то, что я не хочу уступать, я буду плевать на вас, как на дикого борова.
Его белые зубы сверкнули на темном бородатом лице.
– Ах, каким строптивым характером вы обладаете, очаровательная лисица. Скалите зубы и угрожающе рычите, подобно этой плутовке, когда не можете смириться. – Освободив одну руку, он играл ее волосами, гладил их, любовался тяжелой волной, медленно стекающей по его ладони. – Я не заяц, – проговорил он, – который боится рыжей бестии. – Потом, посмотрев ей в лицо, ласково добавил: – И я могу вас заставить уступить мне добровольно и с охотой, миледи…
Ее дыхание участилось, словно ей не хватало воздуха, ее всю трясло. Мышцы живота сжались, когда он наклонил голову, чтобы приникнуть губами туда, где лежала его вторая рука. Эннис почувствовала его влажный горячий язык на своей груди. Платье в этом месте сразу намокло, и вместе с материей он втянул ее сосок в рот. Горячая волна прошла по ее животу сверху вниз, еще более усиливая желание. Ничего подобного она не испытывала ранее. Все странным образом сжалось внутри ее. Дыхание прервалось. Лицо запылало.
– Милорд, – проговорила она, задыхаясь, – пожалуйста…
Ле Дрейк поднял голову. Лампа, стоявшая на столе за кроватью, заливала его волосы ярким золотым светом, оставляя лицо в тени. Он долго пристально глядел на Эннис сверху вниз. Задумчивая улыбка снова блуждала на его губах. Все еще держа колено между ее бедрами, он плотнее прижался к ней. И она вдруг ощутила толчок его пробуждающейся плоти.
Это очевидное подтверждение его намерений потрясло ее больше, чем она могла себе представить.
Эннис не сумела побороть внезапную дрожь. Голос сорвался, как у неопытной девушки.
– Нет, – взмолилась она, – не надо…
Она закусила нижнюю губу, чтобы не дать сорваться словам, за которые ей было бы стыдно потом и которые все равно не отвратили бы действий бессердечного рыцаря. Ле Дрейк слегка переменил положение рук, и огонь в его глазах вспыхнул с новой силой.
– Поглядим, – пробормотал он, – что у леди надето под платьем.
Эннис закрыла глаза, когда его пальцы проникли под воротник и резко рванули его. Бархат с треском распался, обнажив ее тело. Под платьем она не носила ничего, кроме льняной нижней рубашки и белых чулок, схваченных над коленями шелковыми подвязками.
В одно мгновение он сдернул с нее одежду и швырнул обрывки на пол. Эннис лежала в одной сорочке, доходившей ей до колен. Холодный воздух лизал ее обнаженную кожу. Она чувствовала себя совершенно беспомощной, всецело во власти этого безжалостного дикаря.
– Да, – сквозь зубы пробормотал он, – вы и вправду прекрасны. Пожалуй, я повременю с отправкой послания милорду Сибруку…
Содрогнувшись, она открыла глаза и воззрилась на него. Он встретил ее взгляд с каким-то странным выражением на лице. Под его густыми длинными ресницами Эннис вдруг увидела тот горячечный блеск, какой временами бывал у Люка в преддверии любовной баталии. И вот теперь ле Дрейк собирается сделать с ней все, что ему заблагорассудится.
– Нет, – прошептала она, ненавидя свой голос, звучавший скорее с мольбою, чем с вызовом, – не затягивайте моего плена…
Он сел над нею, опираясь на пятки. Своим весом он сильно давил ей на ноги, прижимая их к матрасу. Насмешливая улыбка тронула углы его губ.
– Что я слышу, миледи? Вы хотите подписать письмо, которое я намерен отослать? Вы это хотите сказать?
Эннис проглотила ответ, уже готовый сорваться с губ. Согласие означало для нее полное и окончательное поражение, а он получал в руки вернейший способ заставить ее служить его целям, какими бы они ни были. Да и будет ли эта подпись гарантией от его посягательств? Нет, в этом она была далеко не уверена. Это будет только первый шаг в ее падении.
Глубоко вздохнув, она сказала просто:
– Нет, это совсем не то, что я имела в виду.
Несколько мгновений он молча глядел на нее. Затем слегка пожал широкими плечами. Это движение, казалось, оживило чешуйчатого дракона на его плаще, переливавшегося золотым и зеленым. Руки ле Дрейка потянулись к пряжке ремня.
Эннис тут же спрятала лицо в ладони. Ей не раз приходилось сносить побои от Люка, и она хорошо знала, зачем нужен ремень.
К ее удивлению, руки ле Дрейка замерли. Он ухмыльнулся:
– Я и не думал вас бить, леди Эннис. Так что не поджимайте хвост, словно трусливая дворняжка.
Не смея ему поверить, она открыла лицо. И тут ее сердце забилось в панике, потому что свет лампы блеснул на лезвии кинжала… Святая Мария! Да ведь он задумал нечто пострашнее, чем побить ее… Надо было зарезать его без жалости, когда у нее была такая возможность, а не сомневаться и медлить… И вот теперь он убьет ее.
Она не смогла удержать сдавленного крика, почувствовав прикосновение холодной стали к животу. Одним движением ле Дрейк распорол ее нижнюю рубашку сверху донизу, материя распалась, обнажив тело Эннис. Зубы ее сжались в ожидании смертельного удара в сердце…
Но вместо этого ле Дрейк негромко произнес:
– Господи! Да неужели вы думаете, что я испорчу своего единственного заложника, даже если бы мне и очень хотелось его убить? Ах, как вам не совестно думать обо мне такое! Лежите смирно, а то я и вправду нечаянно могу вас зарезать. И вообще, было бы очень некстати запачкать кровью такое красивое тело… Нет, леди, лучше не шевелитесь.
Тремя быстрыми движениями он разрезал на куски ее нижнюю рубашку, оставив Эннис совершенно обнаженной и дрожащей. Затем поднялся, собрал все обрывки одежды и связал их в тугой узел. С легкой улыбкой он взглянул на нее сверху вниз:
– Раз вы отказываетесь подписаться под письмом, я отправлю Сибруку вашу одежду. Ваша кузина ее опознает, и, клянусь, граф поймет смысл послания.
Эннис не нашлась что ответить. Она лежала, молча глядя на него и не решаясь прикрыть наготу. Дракон издал резкий смешок. Шагнув вперед, он опустился на одно колено перед ее матрасом. Сталь клинка снова сверкнула в свете лампы. Эннис почувствовала резкий рывок, и, когда ле Дрейк поднял руку, его пальцы сжимали густую прядь ее отрезанных волос.
– Этого хватит, чтобы доказать ему, что вы в моих руках, не так ли, миледи?
Она безвольно кивнула. Он небрежным жестом накинул на нее плащ сэра Гая и вышел, заперев за собою дверь, из чего она заключила, что больше ей пока ничто не грозит. Пресвятая Дева! Он вверг ее из ужаса в бешенство и обратно за считанные минуты. Она содрогнулась. Рольф ле Дрейк был дьяволом – без сомнения! В молве о нем не было ни капли лжи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100