Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

В один из последних дней весны со сторожевой башни сообщили, что в отдалении показался вооруженный отряд. Эннис внешне сохраняла спокойствие, но в душе чувствовала страх. Она слышала доклады наблюдателей, которых Гарет расставил в окрестностях замка, и одинаково боялась как мятежников, так и королевских солдат. Все деревни в округе были сожжены, поля вытоптаны, жители, не успевшие бежать, истреблены.
Рольф приказал Гарету отправить леди Эннис в безопасное место при первом же приближении неприятеля. Но была ли армия короля неприятелем? Хотя она слышала об опустошении Иоанном северных провинций, Эннис не знала, насколько эта беда приблизилась к ее жилищу. Никто ей этого не сообщал. Если же ей удавалось заговорить об этом с Гаретом или с другими рыцарями, они тщательно избегали упоминать короля.
Приготовления к обороне были сделаны, хотя Гарет пытался представить это как самую обычную предосторожность. Воины гарнизона Драгонвика день за днем таскали на стены смолу, деготь и масло, готовили камни и кожаные ремни для катапульт, перья и древки для стрел. Оружие тщательно чинили и приводили в боевую готовность. Кузнецы без устали ковали мечи и кольчуги. Подготовка шла полным ходом, но все это делалось по возможности втайне от леди, чтобы не тревожить ее.
Временами Эннис думала, что неведение много хуже и мучительней, чем горькая правда.
Но когда отряд приблизился и наблюдатели на башне сообщили, что в замок возвращается лорд Драгонвик, Эннис вдруг поняла, что знание может быть обоюдоострым мечом. Сбежав вниз по винтовой лестнице к выходу, она замерла, еле переводя дух, причем не от бега, а от волнения. Надежда гнала ее вперед, а тревога толкала обратно. Вдруг он вернулся, потому что ранен? В стране такая смута, что гонец мог и не добраться до Драгонвика, чтобы предупредить. Она зашептала молитву.
Молитву прервал голос Рольфа, раздавшийся в зале. Она вздохнула полной грудью и собрала все свое мужество. Голос звучал громко и отчетливо, как голос здорового человека, но какая-то непривычная усталость слышалась в нем. Эннис миновала последний поворот винтовой лестницы и увидела его. Он стоял посреди зала спиной к ней, и не было видно никаких повязок.
Напряжение ее спало, и она радостно бросилась к нему. Будто почувствовав ее появление, он повернулся к ней, и Эннис замерла. Это был Рольф, но, казалось, высеченный из глыбы камня. Черты лица – те же самые: прямой нос, твердые линии рта, большие глаза под темными бровями… Но на этом лице лежала печать страшного напряжения. При взгляде на него Эннис показалось, что она вдруг с силой натолкнулась на стену. Было похоже, что Рольф опасается проявления любого признака жизни.
– Милорд, – сказала она наконец и двинулась к нему, поскольку он не шевелился, – я рада, что вы дома и в добром здравии.
– И я рад вернуться домой.
Обескураженная его безразличием, Эннис выдавила приветственную улыбку и пошла к нему. Она посмотрела на сэра Гая и снова испытала недоумение. Его лицо было маской, изображавшей застывшее страдание… Там, где раньше всегда находилось место для улыбки или шутки, предназначенной только ей, теперь было лишь вежливое приветствие, которое ее обдало холодом сильнее, чем зимний ветер.
Совладав с собой, Эннис быстро распорядилась, чтобы подали вино и придвинули стулья поближе к огню. Рольф и Гай с равнодушным видом последовали за ней и сели. Никто не произносил ни слова, и даже когда слуги, поставив вино, удалились, они не спешили нарушить молчание.
Пес Бордэ лежал у ее ног, переводя грустные глаза с нее на хозяина и поскуливая. Рольф повернулся к нему и положил руку на огромную голову мастиффа. Тот взвизгнул от радости, и Эннис испытала нечто вроде ревности, которую сразу же подавила. Наконец-то Рольф проявил какое-то живое чувство, пусть даже не к ней, а к собаке. Вэчелу тоже не удалось расшевелить господина, и это было совсем уж необычно.
Не зная, как начать разговор, Эннис спросила:
– Скажите, милорд, как военные успехи короля?
Гай пробормотал нечто невнятное и занялся вином. Рольф не сказал ничего, но пальцы его побелели – так сильно он сжал ножку кубка.
Поняв, что случилось что-то непоправимое, Эннис воскликнула, уже не пытаясь скрыть дрожь своего голоса:
– Мы разбиты? Все пропало?
Рольф неестественно рассмеялся:
– Все пропало? Да, можно сказать и так, глядя на наши вытоптанные поля, сожженные замки, убитых женщин и детей, считающихся главным достоянием Англии. Но это – военные успехи короля…
В замешательстве Эннис переводила взгляд с одного мужчины на другого. Она изо всех сил сжимала губы, чтобы не зарыдать. Наконец Рольф отпил из кубка и прочистил горло:
– Мы взяли Рочестер, но об этом я вам писал. Мой брат был там на стороне мятежников. Иоанн заключил его в тюрьму, но, по крайней мере, он жив.
Он замолчал, глядя в свой опустевший кубок, который Эннис поспешила снова наполнить. Она спрятала сжатые руки между колен, понимая, что не это так странно и страшно вывело Рольфа из обычного состояния. Глубокая жалость переполняла ее, и она устремила на мужа пристальный взгляд, как бы пытаясь перелить в него часть своей душевной силы. Их глаза встретились – впервые с его возвращения, – и ее поразило их выражение: это были мертвые глаза загнанного существа.
– Я всегда радовался войне, – задумчиво произнес он глухим шепотом, как будто говорил сам с собой. – Мне доставляло удовольствие штурмовать стены замков, сражаться с достойным противником, добиваться победы в опасном бою. Я никогда не нарушал рыцарской чести и испытывал гордость за свои поступки, так как воевал за справедливость. И в этом был смысл моей жизни. – Голос Рольфа изменился, стал резче: – Но никакого достоинства, чести и смысла не было в том, что заставил нас делать король. Это все равно что запереть лошадей в конюшне и поджечь! Вот что это за война…
Эннис похолодела. Она взглянула на сэра Гая, его лицо было таким же безжизненным, а глаза, в которых раньше плясали веселые огоньки, стали пустыми, словно у старика.
– Весь восток страны был отвоеван королем, – сказал Гай слабым голосом. Слова звучали так, будто из него их вытягивали по одному. – Куда ни посмотришь – всюду трупы. Горы трупов. После падения Рочестера король приказал нам идти с ним, потому что наши люди опытны и у них хорошие командиры. Я сначала был счастлив участвовать… Счастлив!
Он остановился, чтобы подлить вина в свой кубок. Его рука заметно дрожала.
Устремив на нее страдальческие глаза, сэр Гай прошептал:
– Нам приказали жечь все, убивать всех. Стариков и старух. Матерей. Младенцев. Своих людей мы еще могли контролировать, но эти кровавые французские наемники короля! – Он тяжело сглотнул. – Это их развлекало. Иоанн напустил их на Англию, как стаю голодных волков, и они пожрали здесь все. Младенцы, поднятые на пики, – святая Мария, только бы никогда больше этого не видеть!..
От ужаса, вызванного рассказом Гая, у Эннис похолодело внутри. Рольф упорно глядел внутрь своего кубка, его губы сжались и побелели.
– Это месть короля? – спросила она шепотом. – Это он предал Англию во власть наемников?
Рольф пошевелился:
– Нет, не настолько он сошел с ума. Когда он чувствовал хороший выкуп, то всегда с радостью щадил врагов. Нашим солдатам было приказано защищать тех, кто был готов платить.
Чуть помедлив, Эннис спросила:
– И вы не можете повернуть своих людей и возвратиться домой? – Это была несбыточная мечта, она знала, но сейчас, глядя в глаза Рольфу, ей почудилась там слабая надежда на его согласие.
Рольф с горечью рассмеялся:
– Я так бы и сделал, несмотря ни на какие клятвы, но я не могу.
– Почему?
Подняв глаза на нее, он сказал безнадежно:
– Мой брат Джеффри в руках короля. Если я не подчинюсь его приказам, мой брат умрет. Если я даже откажусь от него, поскольку он взрослый мужчина и сделал свой выбор, мне нельзя забывать, в чьих руках остался мой сын. Сибрук сейчас готов на все, только бы снова вернуть милость короля, после того как стало известно о его играх с мятежниками. Он не задумываясь передаст Джастина Иоанну как заложника моей покорности. Я не стану рисковать своим сыном.


Кровать тонула в густой тени. Рольф снял с себя одежду и повесил на спинку кровати, затем скользнул под покрывало и повернулся к Эннис. Она обняла его и прижала к себе, пытаясь удержать навсегда.
Он лежал неподвижно. Так много смертей и страданий вокруг – как он осмелится снова оставить ее? Как он может ее уберечь, если должен вернуться к королю?
Рука Рольфа скользнула по ее плечу и коснулась груди. Она вздрогнула под его лаской и придвинулась ближе. Он ощутил ее мягкую кожу, ее грудь прижалась к его груди, ее бедра с ласковой настойчивостью прильнули к его бедрам… Но он не чувствовал ничего: ни страсти, ни жизни. Ничего, кроме всесильного уныния, овладевшего им.
Через какое-то время она слегка отодвинулась.
– Мой лорд! Я огорчила вас?
– Почему женщины всегда винят во всем только себя? – пробормотал он, почувствовав, как она напряглась. – Нет, возлюбленная. Это не так. Это не вы виноваты, а я и то, что пришлось мне увидеть недавно. Мне кажется, что я пахну смертью.
Она мягко сказала:
– Позвольте мне согреть вас. Вам холодно. Перевернитесь на живот и постарайтесь заснуть.
Она поднялась на колени над ним и принялась массировать его измученные мускулы, нежно и в то же время сильно разглаживая их, как если бы месила тесто. Ее руки двигались вверх и вниз от лодыжек к плечам и обратно. Медленно, постепенно его напряжение стало спадать. Под ее пальцами он расслаблялся…
Наконец Рольф перевернулся на спину, на этот раз уже возбужденный. Он потянул ее на себя, посадил верхом и ворвался в нее, только сейчас поняв, как же сильно он изголодался. Ладонями сжав ее талию, он с силой поднимал и опускал ее до тех пор, пока она не вскрикнула и ее не сотрясла судорога освобождения.
Когда он слегка замедлил свои движения, она вдруг яростно вцепилась в него и перевернула, заставив его лечь сверху. Казалось, они сражаются, а не любят, их тела напрягались, как у борцов. Они сплетались, как змеи, переворачивались и извивались… Потом, когда все свечи догорели, а первые бледные тени рассвета коснулись окон, они замерли в полном изнеможении. Тела их были опустошены, а души успокоены. Прижавшись друг к другу, они погрузились в сон.


– Я пробыл здесь более четырех месяцев. Пришло время мне присоединиться к Иоанну, а вам отправиться в безопасное место.
Рольф смотрел в сторону, чтобы не видеть расстроенное лицо Эннис. Расставаться с ней было для него мучительно, но взять ее с собой он тоже не мог – находиться с ним рядом было слишком рискованно. Он не в состоянии обеспечить благополучие Джастина, но для безопасности жены постарается сделать все возможное и невозможное.
– Но почему я должна уехать отсюда? – спросила Эннис. Ее голос слегка дрожал, и она пожирала глазами комнату, как будто хотела навеки запечатлеть ее в памяти. – Драгонвик – самый мощный замок из всех, какие я знаю.
– Верно, но тем больше искушения для рыцарей принца Людовика овладеть им. А вспомните, как год назад его почти взял Тарстон с помощью обычного предательства. Я не хочу рисковать вами в мое отсутствие.
– И вы отправляете меня в женский монастырь! – вскричала Эннис. – Вы думаете, там я буду в большей безопасности?
Рольф молча смотрел на нее сверху вниз. Ему не хотелось рассказывать об участи женщин в замках, захваченных Иоанном. Он навидался кошмаров… Вряд ли французский принц будет теперь великодушней, тем более что взять Драгонвик ему будет вдвойне приятно – как замок одного из баронов Иоанна.
– Если бы я не думал, что там безопасней, я бы не посылал вас туда, – тихо произнес он. – Это маленький монастырь, и он не имеет ценности для алчных захватчиков. Не думаю, что французы станут возиться с ним.
Чтобы не напугать ее еще сильнее, Рольф ничего не сказал о дополнительных мерах предосторожности: воины, которые проводят ее до монастыря, не вернутся домой, но тайно будут находиться поблизости на случай неожиданной опасности. Мало сейчас в Англии осталось безопасных мест. Принц Людовик вторгся в страну в мае. Его войска почти не встретили сопротивления. Лишь несколько замков оказались достаточно сильными, чтобы противостоять ему. Но таких были единицы. Одна за другой крепости сдавались захватчикам. К августу почти три четверти английских баронов признали свое поражение.
В сентябре стены Драгонвика ломились от беженцев со всей округи, и весь Линкольншир был охвачен смутой.
Отвернувшись от Эннис, Рольф через окно разглядывал двор замка.
– Многие мятежные бароны сейчас снова меняют хозяина. Они видели, что творит Людовик, и теперь, набравшись горького опыта, возвращаются под знамена Иоанна. Лучше уж дьявол, которого знаешь, чем незнакомый, чужой. Я иду к королю, чтобы помочь ему освободить замок Линкольн. Его оборону сейчас возглавляет леди Николаа де Хай, но трудно сказать, как долго она еще будет держаться.
Он повернулся к Эннис. В ее голубых глазах был страх. Горло его сжалось от тревоги. Как объяснить ей, что он боится за нее? Как выразить словами такую простую мысль? Он не знал. Он просто пытался сделать то немногое для ее безопасности, что было еще в его силах. И он молился, чтобы это немногое ему удалось.
– Вы считаете меня не такой храброй, как Николаа де Хай? – спросила Эннис. – Не верите, что я могла бы держать оборону не хуже, чем она? – Она указала на двор за окном. – Вы назначили умелого и храброго кастеляна, и я не настолько глупа, чтобы открывать ворота кому попало.
Прикрыв ее руку своею, Рольф с тяжелым сердцем сказал:
– Почему французы осаждают Линкольн, как вы думаете? Они знают, что его обороняет женщина, и им поэтому кажется, что так взять замок будет быстрее и проще.
– Но теперь-то они поняли, что это совсем не так, – резко заметила она.
Он мрачно улыбнулся:
– Да, но, если Линкольн все-таки падет, леди Николаа ждет ужасная участь как раз потому, что она так упорствовала. Я не хочу рисковать вами.
Эннис глубоко вздохнула:
– Я подчиняюсь, милорд, но не могу сказать, что с охотой.
Он прижал ее к груди:
– Моя воинственная маленькая жена! Я знаю вашу отвагу и что вы до последнего вздоха будете защищать Драгонвик. Но ведь это же только камни, не более того. Вы же для меня значите все. Я вынужден вас оставить, но чувствовать, что вы в опасности, для меня невыносимо.
Она оглянулась. Ее глаза изучали его лицо как бы в ожидании чего-то. И он тоже с тоской и тревогой глядел на нее. Нелегко было решиться оставить ее одну, но все, что он мог сделать, – постараться найти для нее хоть мало-мальски безопасное место. Он страдал от сознания того, что не способен защитить собственного сына. Может ли он рисковать всем, что любит?
Господи, как бы хотел он найти слова утешения для нее, просто сказать ей, что все будет хорошо. Но никакие слова не уменьшат ее страхов, и, если говорить правду, он не может быть уверен в благополучном исходе. Ему осталось только надеяться и молиться.
– Я отправлюсь, куда вы прикажете, – мягко сказала Эннис, – и я постоянно стану молиться за вас.
Он обнял ее и ответил:
– И молитесь за Джастина. Нынче опасность нависла над всеми нами, и тем более над маленьким мальчиком.
Эннис прижалась лицом к его груди, ее губы касались бархата его накидки, когда она шептала:
– Джастин бравый парень, как и его отец. Он выдержит все, как и каждый из нас. Бог не допустит, чтобы мы разлучились теперь…
– Надеюсь, вы правы, дорогая. Надеюсь… – Он запрокинул ее голову и стремительно, страстно поцеловал. – В монастыре вам ничто не будет угрожать. Добрые сестры присмотрят за вами, и Бог не оставит всех нас.
Но не успел Рольф проводить ее до маленького женского монастыря близ Гедни, едва он отъехал, оставив ее одну у ограды, как желание вернуться уже овладело им, и только с трудом он его пересилил. Он видел своими глазами, что сделал Иоанн с монастырской церковью и деревней в Кроулэнде, он видел, как король собственноручно поджигал поля спелой пшеницы вокруг монастыря Святого Гутлака… После всего этого он не мог быть уверенным, что Эннис будет в безопасности даже в Божьем доме.
– Я думаю, здесь ей будет намного спокойнее, милорд, – сказал сэр Гай, когда они отъехали от Гедни. – Это бедный монастырь, и в нем нет ничего, что бы могло возбудить интерес захватчиков. – Он сделал паузу, затем добавил: – А воины, которых вы оставили для охраны, отлично знают свое дело. При первом же признаке опасности леди Эннис немедленно перевезут в надежный тайник.
Рольф ничего не ответил. Где сейчас в Англии безопасно? Ему остается только делать все возможное для окончания смуты. Если бунтовщики увидят, что войска короля действуют со всей решительностью, они уступят. Да и приверженцы принца Людовика, если верить слухам, отступают, медленно, но неуклонно. Длительная осада Дувра, предпринятая французами, не приносила успеха, поскольку Хьюберт де Бург, возглавлявший оборону, был непоколебим. Фламандские авантюристы тоже не давали французам покоя. Не менее тысячи лучников пряталось в густых диких лесах, они появлялись оттуда только затем, чтобы обрушить на противника свои смертоносные стрелы, от которых, как говорили, погибла не одна тысяча оккупантов. Людовик чувствовал усталость и терял мужество.
Освобождение Линкольна заняло мало времени, поскольку французы получили страшный урок, когда Иоанн после свирепого наступления жестоко расправился с английскими бунтовщиками. Осаждавшие бежали от королевских войск до острова Эксхолм. Король безжалостно преследовал их. Рольф со своими людьми сопровождал его. В окрестности Трента были посланы наемники, предавшие остров огню и мечу. Затем Иоанн повернул на Лондон.
Рольф поборол желание навестить Эннис в монастыре. Он не хотел привлекать внимание Иоанна к этой маленькой обители из боязни, что тот устроит там такое же жуткое побоище, как и в монастыре Святого Гутлака. Тогда Рольф ничем не мог помочь соседям, но только молча смотрел, как линкольнширские поля, на которых уже золотились хлеба и которые ждали жатвы, превратились в пылающий факел. Дома, фермы, хозяйственные строения – все было разрушено и сожжено, а король жадно наблюдал за этим зрелищем. Вид этих разрушений был Рольфу мучителен, хотя он и понимал, что если король хочет победить, то должен лишить своих противников и фуража. Многие обвиняли короля в медлительности и трусости, но натура его была хитрой и деятельной, а стратегия – чудовищной. Его грубые ошибки не были обусловлены внешними обстоятельствами, но проистекали из внутренней ущербности души. Еще двадцать лет назад один историк произнес: «Иоанн, враг природы». Рольф знал, что это истинная правда.
В начале октября король прибыл в Линн, где горожане устроили ему пышную встречу. Довольный щедрыми подношениями, он милостиво позволял чествовать себя. Был устроен пир, на котором богатые граждане Линна вручили ему королевскую долю. Он пировал с размахом, но излишества, которыми был знаменит, сгубили его. Он слег, сраженный дизентерией.
Казалось, король умирает. В это время он сделал жест, совершенно ему не свойственный, – подарил леди Маргарет де Ласи участок земли, чтобы она на нем выстроила часовню в память о своих матери, брате и отце, уморенных голодом в королевских казематах. Ее матерью была леди Мод де Брозе, которая отказалась отдать своего сына королю в заложники, сказав, что не доверит ребенка тому, кто убил собственного племянника.
– У нашего короля как бы просыпается нечто вроде угрызений совести, – заметил сэр Гай.
Рольф ответил:
– Такой великодушный шаг для него означает только одно – он чувствует дыхание смерти.
– Если король умрет… – Гай прервался на полуслове, и мужчины посмотрели друг на друга. Оба понимали, что имелось в виду.
– Мы можем только, – сказал Рольф, – молить Бога о благополучном исходе.
Он не выразил вслух того, что думали оба, но по лицу Гая было ясно, что тот понимает его.
В последующие дни на многих лицах читалось нетерпеливое ожидание приближающегося конца. Но никто не решался вслух произнести то, о чем думали все.
Несмотря на свое болезненное состояние, монарх настоял на том, чтобы выехать из Линна и отправиться в Уисбич. Он бежал на север, словно пытаясь оторваться от демонов смерти, не слушая никого из своего окружения. Это нетерпеливое недоверие дорого обошлось ему. Со всей своей недавней добычей, с сокровищами короны и с казной Англии в обозе он достиг берегов Велленд-Ривер. Когда они подошли к устью реки, Иоанн приказал переправляться, не дожидаясь отлива.
– Сир, – пытался протестовать встревоженный Рольф, – здесь очень ненадежная почва. Видите эти бурлящие волны? Под ними настоящее болото. Мы не знаем здесь хорошего брода. Необходимо дождаться отлива, чтобы определить, где можно переправиться.
Иоанн заорал:
– Жалкий трус! Я переправлюсь сейчас, а вы сделаете все, что вам велено!
Рольф окаменел.
– Да, сир, – выдавил он, проглотив оскорбление. Он подчинился и приказал своим людям организовать переход через реку в указанном месте.
Переправа началась. С одинаково безразличным усердием Рольф следил за перепуганными лошадьми и за королем. Неожиданно почва ушла у них из-под ног. Люди и кони заметались, деревянные повозки опрокинулись, и все ценности оказались в воде. Золото ушло на дно первым.
Рольфу удалось перевести короля и часть войск на другую сторону реки, но большая часть поклажи исчезла в болотистой почве. Вода была ледяной, ветер гнал волны над топью. Те, кому удалось сохранить одежду сухой, снимали ее и отдавали королю, а другие лезли обратно в трясину, пытаясь спасти хоть что-то из королевской казны. Сам Иоанн бросился в реку; его едва успели вытащить, когда лошадь под ним провалилась в болото.
Все было тщетно. Трясина быстро поглотила все, кроме нескольких блюд и маленьких безделушек. Королевские сокровища, легендарные украшения Элеоноры Аквитанской, которая была женой французского короля Людовика VII, а после развода – женой короля Англии Генриха II, – все исчезло навсегда.
Преодолевая страшную усталость, вымокшие до нитки, дрожащие от холода войска прибыли в Свайнхедское аббатство, где король, вне себя от злости и горя, принялся утешаться персиками и молодым сидром. Это до такой степени усугубило его болезнь, что, когда двумя днями позже он приехал в Слифорд, где его ждало горькое известие от Хьюберта де Бурга, осажденного в Дувре, Иоанн был вынужден послать за пиявками, чтобы как-то облегчить свои страдания. Лекарь ему не помог.
Скрежеща зубами, король изложил свой план – выступить в Ньюарк на следующий же день.
– Хьюберт де Бург пишет, что ему нужна помощь или разрешение сдать город. Дувр потерян, – добавил он злобно. Дождь лил как из ведра, и ветер завывал вокруг толстых стен Слифордского замка, но Иоанн упорствовал в своем желании ехать. Как и предполагал Рольф, король смог продержаться в седле только несколько миль, после чего упал с лошади со стонами и проклятиями. Рыцари своими мечами нарезали ивовых ветвей на обочине дороги и из них соорудили грубые носилки. Поверх связанных прутьев бросили лошадиную попону, но не нашлось ни соломы, ни сена, чтобы как-то сделать это ложе мягче. Сперва носилки укрепили между двумя боевыми конями, но эти горячие животные в паре оказались трудноуправляемы. Тогда носилки поставили на плечи людей, но и теперь тряска была невыносима для больного.
В конце концов короля привязали к спине лошади, и так он закончил свое путешествие в Ньюарк. Там обратились к епископу Линкольнского собора. Аббат Крокстон переправился через Трент, чтобы подготовить душу короля к переходу в мир иной, потому что было уже ясно, что он умирает.
В течение следующих трех дней Иоанн объявил наследником престола своего девятилетнего сына Генриха
type="note" l:href="#n_16">[16]
и приказал всем, кто был с ним, принести клятву верности мальчику. Были посланы письма шерифам и смотрителям королевских замков, обязывающие их признать Генриха своим лордом и королем. Назначив опекунов своему младшему сыну Ричарду, король объявил маршала Вильяма, графа Пембрука, опекуном юного Генриха.
Это, думал Рольф, самый удачный выбор. Вильям был известен как честный и справедливый человек.
В полночь 18 октября 1216 года страшный ураган пронесся над Ньюарком. Сила его была такова, что дома дрожали, как осенние листья. Народ в страхе говорил, что это дьявол пришел забрать короля. И действительно, в этот страшный час он умер.
Об этом Рольфу рассказал Иоанн Совиньи, монах, который дежурил у тела короля после его смерти. Не успел монарх испустить дух, как слуги его разбежались кто куда, прихватив все сколько-нибудь ценное, что смогли унести.
Рольф организовал эскорт, сопроводивший королевские останки из Ньюарка в Уорчестер, где король пожелал обрести свой последний приют в церкви Пресвятой Девы Марии и Святого Вулфстана. Похоронный кортеж проехал через Англию без затруднений. Гроб с телом монарха охраняли воины Рольфа и иностранные наемники. «Ну что ж, – подумал Рольф, – пожалуй, это самая подходящая похоронная процессия для Иоанна – иностранные наемники, которых он привел в Англию, чтобы уничтожать англичан».
Когда погребение закончилось, Гай спросил Рольфа:
– Что мы теперь будем делать, милорд? Принц Людовик продолжит войну.
– Войну за что? Он не может больше претендовать на роль спасителя Англии от тирана. Тиран мертв. Ни один англичанин не станет сражаться на стороне чужеземного захватчика.
– Так, значит, мы возвращаемся в Драгонвик? – Надежда засветилась в глазах Гая, улыбка тронула его губы: – Мы можем вернуть домой леди Эннис, и в Англии наконец воцарится мир.
Рольф прислонился спиной к каменной стене и внимательно посмотрел на Гая.
– Мне хотелось бы знать, – сказал он холодно, – причину вашей нежности к моей жене. Вы постоянно говорите о ней, и каждый раз в ваших глазах зажигается этот особенный свет. Скажите, вы ведь знали о готовившемся похищении ее после нашей свадьбы? Это же ваша идея – вернуть ее к Тарстону?
Гай уставился на него. Тусклый свет проникал через открытую дверь. Пахло дождем и дымом лагерных костров. Тяжелая тишина повисла под сводами церкви. Наконец Рольф пошевелился, и его меч лязгнул о каменную стену.
– Итак, я хочу услышать ваши объяснения.
Пожав плечами, Гай сказал:
– Это правда, что я часто смотрю на вашу леди, но это не совсем то, что вы думаете.
Он замолчал и повернулся лицом к открытой двери. Порыв ветра ворвался в нее, и капли дождя забрызгали лицо Гая. Но он не обратил на это внимания, устремив взгляд на какую-то отдаленную точку вне пределов церкви.
– Вы можете думать обо мне что угодно – я никогда не предавал вас, я не предавал вас раньше и не собираюсь делать этого впредь. – Он оглянулся на Рольфа, и в его глазах был холодный блеск. – Если я и виноват в чем-нибудь, так это в том, что не был с вами до конца откровенен насчет моих причин так волноваться и заботиться о леди Эннис.
Рука Рольфа легла на рукоятку меча:
– Ну так молитесь, чтобы я вам поверил, что сейчас вы честны до конца, потому что только это может избавить нас от необходимости драться внутри церкви.
Подняв руку, Гай отвечал:
– Нет, лорд, я не стану драться с вами, хотя ваши подозрения, будто я мог обесчестить вас или вашу леди, глубоко оскорбляют меня.
– Прекрасное объяснение, – прорычал Рольф, – чтобы не быть убитым на месте…
Он глубоко вздохнул, пытаясь остудить свой гнев. Напряжение и сплошные неудачи последних месяцев довели его почти до предела, и он понял, что, нападая на рыцаря, пытается тем самым отвести душу. Как только он осознал это, рука его медленно соскользнула с рукоятки меча, и он покачал головой.
– Сэр Гай, хотя я не могу сказать, что полностью доверял вам в течение последнего года, у меня не было никаких подтверждений вашей измены. Раньше я не задумываясь доверял вам свою жизнь, и, по правде сказать, вы всегда доказывали, что достойны доверия.
Гай слегка улыбнулся. Он поднял правую руку, чтобы показать, что в ней нет оружия. Чуть помедлив, Рольф протянул ему свою. Это рукопожатие было равносильно невысказанной клятве, что они не будут сражаться.
Какое-то время они стояли неподвижно. Ветер швырял им в лицо дождь и трепал полы их плащей.
– По-моему, – сказал Гай, – пришло время быть откровенным с вами до конца, милорд. Я могу рассеять многие ваши подозрения.
– Может быть, – ответил Рольф. – Давайте сперва доберемся до огня и теплого вина, и тогда, если вы пожелаете, я выслушаю вас.
Глубоко вздохнув, как бы боясь растерять свою решимость, Гай быстро сказал:
– Ваша леди – моя сводная сестра, милорд. Хью де Бьючамп был моим отцом, я – его незаконнорожденный сын. – Он быстро поднял руку, увидев, как сузились глаза Рольфа от внезапного недоверия, и поспешно сказал: – Леди Эннис ничего не знает. Я никогда не встречал ее прежде того случая на дороге из Стонхема, хотя, конечно, знал про нее. Но, насколько мне известно, она ничего обо мне не слышала. По правде говоря, до тех пор, пока вы не сказали, что Бьючамп был ее отцом, я и не подозревал, что это моя сестра.
Какое-то время Рольф рассматривал его лицо в неясном свете церковных свечей, затем медленно кивнул.
– Да, это объясняет многое. – Он улыбнулся и положил руку на плечо Гаю. – Вы можете рассказать мне об этом, когда мы спокойно присядем, сэр Гай. Мне интересно узнать, почему Эннис до сих пор не знает о вас ничего.
Улыбка Гая была натянутой, но по глазам было видно, что он успокоился.
– Я буду рад рассказать вам все за вином.
Когда они выходили из церкви, оставив в ней своего мертвого короля, Рольфу вдруг показалось, что перед ним приподнялась завеса будущего. Предстоят еще войны, но уже не такие катастрофические. Грядут битвы, чтобы защитить маленького принца Генриха – нет, теперь уже короля Генриха III, – защитить его законные права на престол. Еще вернется Людовик, и однажды Англия будет снова принадлежать ему. Да, так будет, но из зла в конце концов вырастает добро, и новый король в окружении достойных советников сможет принести долгожданный мир на английские берега.
Надвинув шляпу поглубже, чтобы защититься от дождя, Рольф громко сказал:
– Сперва я отправлюсь за моей леди, затем заберу сына от Тарстона. После смерти Иоанна только он стоит между мною и Джастином. Я намерен проделать все быстро. Как член семьи – последуете ли вы за мною, сэр Гай?
Гай широко улыбнулся в ответ:
– Да, лорд, я с радостью поеду с вами в оба места.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100