Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Сквозь высокое окно струились длинные узкие ленты света и ложились на каменный пол. Стоя в центре комнаты, Рольф изучал окружающую его обстановку. Он чувствовал приятное тепло солнечных лучей на лице, но его пристальный взгляд был обращен к открытой двери, через которую скоро войдет его сын. Так он надеялся. Тарстон Сибрук не был человеком, на которого можно было положиться даже в такой мелочи. Теперь он знал это слишком хорошо. Прежде он был глуп настолько, что доверял Сибруку, и это дорого ему обошлось. И как только он мог разрешить Марджори оставаться в замке графа до самого рождения их сына? Это было тайной для него. Почему он уступил жене? Чувство вины перед ней за свои постоянные отлучки, может быть, и заставило его согласиться на ее просьбы. Она хотела родить первенца в доме своего детства. Он не нашел что возразить ей. Если бы не мелкий спор о земельных границах, из-за которого в критическое для жены время он оказался вдали от нее, он сумел бы помешать махинациям Сибрука. Но к тому времени, когда весть о рождении сына достигла его, Марджори была уже мертва и опекуном их малыша был назначен его родной дядя…
И вот теперь он, Рольф ле Дрейк, унижен, безоружен и, подобно нищему, должен выпрашивать встречу с собственным сыном и наследником… Боже! Джастин всегда был в его мыслях. И бывали мгновения, когда он хотел уступить жестокому желанию уничтожить Стонхем и всех в этом замке, кто осмелится помешать ему соединиться с сыном. Эти мысли его угнетали, лишая покоя и сна.
Чуть слышный звук в коридоре вернул его к действительности. Он напрягся, услышав тихий детский голос. Только когда Джастин вошел в комнату, Рольф понял, каким черствым стал: ему было трудно даже подойти к собственному ребенку и еще тяжелее сложить свои губы в улыбку, которая больше всего походила на гримасу.
– Сын, – сказал он и поразился хрипоте своего голоса.
Мальчика сопровождали две женщины. Жену Сибрука он узнал сразу. Но кто же та, другая, чья нежная рука лежит на плече ребенка? Джастин застенчиво отвернулся, и горло Рольфа сжалось от нахлынувших чувств. Как мог он ожидать, что малыш поймет отца, который никогда не бывает с ним и сам не понимает, как это возможно? Его пальцы сжались в кулаки, и он беспомощно посмотрел на сына.
– Это ваш отец.
Женщина наклонилась к уху Джастина. Рольф переводил взгляд то на сына, то на нее. Эта женщина сидела за столом лорда в зале. Он никогда ее прежде не видел, иначе никогда бы ее не забыл. Хотя на ней было простое платье синего бархата, оно прекрасно подчеркивало соблазнительную высокую грудь, а юбки расширялись ниже стройной талии. Две толстые пряди темно-рыжих волос, переплетенные синими лентами, ниспадали вдоль ее спины и гибкого стана. Один только блеск ее волос – и тот был бы незабываем, но, увидев ее лицо, уже невозможно было оторвать взгляд. Да, она была воистину прекрасна…
Женщина встала на колени около Джастина и улыбнулась ему.
– Ваш отец прибыл издалека, чтобы повидаться с вами, – сказала она, – и он ждал, долго ждал этой минуты.
– Я знаю, – просто сказал Джастин. Его глаза, устремленные на Рольфа, казалось, оценивали его… – Я помню его.
Однако мальчик не двигался с места, и Рольф колебался: он не хотел пугать ребенка, но, боже правый, как же он жаждал прикоснуться к нему, потрепать его белокурые волосы и увидеть его оживленную улыбку, которая так давно запала в его сердце!
Прокашлявшись, он пробормотал:
– Я принес вам подарок.
Глаза Джастина расширились, и дрожащая улыбка коснулась уголков его губ:
– Подарок? Для меня?
– Да.
Чувствуя себя неуклюжим, Рольф полез в кожаную сумку, висевшую на поясе, и вытащил вырезанную из дерева фигурку лошади размером с ладонь. Он надеялся подарить ее мальчику по пути домой. Сейчас приходилось примириться с тем, что при теперешних обстоятельствах это всего лишь очередной подарок при очередном кратком свидании.
Восхищенный Джастин подошел поближе и взял лошадку из рук отца. Уже одно это легкое прикосновение маленьких пальцев к его ладони заставило сердце Рольфа забиться, и он поймал себя на том, что стоит на полу на одном колене так, чтобы его лицо было вровень с лицом мальчика. Наконечник его пустых ножен громко чиркнул по каменным плитам.
– Посмотрите сюда, – сказал Рольф, указывая на вырезанные седло и сбрую лошади. – Это мой – наш – фамильный герб. Глядите хорошенько, его не так-то легко увидеть… Ага… вот сюда… Видите дракона? Силой и храбростью он превосходит всех зверей. Мой боевой конь имеет такие же знаки на своей попоне. Поскольку вы мой сын, я добавил к вашему гербу этот знак. Видите? Это называется ярлык и означает, что вы старший сын. Я вырезал его очень мелко, но разглядеть все-таки можно.
Джастин принялся нетерпеливо исследовать лошадь, его лицо просветлело:
– Я вижу это! Вы действительно вырезали ее для меня?
– Да, только для вас. Эта лошадь похожа на мою собственную. Я даже придал ей тот же дикий взгляд, что и у Вулфзиге…
Он улыбнулся, когда Джастин небрежно облокотился о его согнутое колено. Он обнял мальчика дрожащей от волнения рукой. Сын был совсем маленький, но все же очень крепкий. Под короткой туникой, которую он носил, у Джастина были настоящие мускулы – в один прекрасный день они сделают его сильным мужчиной. Штаны на нем были мешковаты и сильно измяты, ботинки истерлись, как будто он ходил, постоянно волоча ноги. Скоро Джастин вырастет и станет совсем взрослым человеком, сыном, которым можно гордиться. Что он скажет тогда своему отцу?
– А вы можете сделать еще лошадей? – спросил мальчик. Он что есть силы прижал игрушку к груди, затем поднял голову. Зеленые глаза доверчиво глядели на Рольфа, и тот мог только кивать, стараясь взять себя в руки.
– Да, – наконец прошептал он. – Я могу вырезать и других. Прошлой зимой я вырезал нескольких рыцарей и еще одного боевого коня для вас. Я подумал, что, может быть, вам понравится с ними играть.
Весь сияя, Джастин вскричал:
– И я смогу устраивать собственные турниры, правда? С настоящими рыцарскими списками? Вы принесли их с собой?
Рольф покачал головой:
– Нет, мой мальчик. В этот раз – нет. Если смогу, я принесу их как можно скорее.
Недоверие ясно отразилось на лице Джастина, когда он печально отвечал отцу после паузы:
– Что ж, привезите их в следующий ваш приезд, на будущий год.
Рольфу хотелось объяснить, что нет его вины в том, что он не может навещать сына чаще, но он боялся чересчур нагружать ребенка сведениями, которые тот, быть может, еще не в состоянии постичь. Досада и чувство беспомощности переполняли его. Крепко сжав кулаки, он молча глядел на Джастина.
Рыжеволосая женщина неожиданно вмешалась в разговор.
– Можно мне посмотреть ваш подарок? – спросила она, опускаясь рядом с Джастином на колени.
Некоторое время она восхищалась лошадью, отмечая отменное мастерство и любовь, которые были вложены в резьбу. Она объясняла, как глубоко задуман подарок и сколько времени потребовалось, чтобы сделать его. И постепенно тень недовольства рассеялась, и на губах мальчика вновь заиграла улыбка.
– Расскажите отцу про вашего нового пони, – попросила женщина, и Джастин замялся.
– Но это всего только пони, – сказал он тихим голосом. – Он совсем не такой огромный и быстрый, как боевой конь моего отца.
– Я уверена, что у вашего отца раньше тоже был пони, и только потом появился боевой конь. – Она бросила на Рольфа выразительный взгляд. Он несколько мгновений непонимающе глядел на нее, но быстро сообразил, что она имела в виду.
– О да, – сказал он торопливо, – моим первым конем был пони по имени Терн. Мне не понадобилось много времени, чтобы понять, за что он получил свое имя. Он не упускал случая, чтобы сбросить меня в самые густые заросли терновника, так что я постоянно был весь в царапинах и колючках.
Джастин засмеялся и сказал:
– Мой пони тоже так и норовит меня сбросить! Я назвал его Злюка. Но в общем он мне нравится. На следующей неделе, если я буду делать успехи в верховой езде, мне обещали прогулку за стенами замка. Монтроз обещал, а он всегда держит слово. Он старший конюх – о, вам надо посмотреть лошадей в конюшне лорда Сибрука! Некоторые из них такие большие, как целых три пони…
Пока мальчик болтал, Рольф поглядывал на женщину с благодарным чувством. Он не знал, почему она так поступила, – ведь было совершенно очевидно, что ее послали следить за Джастином и сообщать лорду все, что покажется подозрительным, – но он был благодарен ей за своевременную поддержку. Встречи с сыном были так редки и немногочисленны, что любая размолвка между ними могла иметь непоправимые последствия.
Под его взглядами женщина слегка покраснела. Этот румянец подчеркнул яркую синеву ее глаз, и он заметил про себя, что она не нуждается ни в каких искусственных уловках, чтобы усилить и подчеркнуть свою красоту. Кто же она, гадал он. Одна из множества наложниц Сибрука? Нет, невозможно, ибо в этом случае ее не посадили бы рядом с женой графа на одно из почетных мест. Тогда скорее всего она член семьи или подруга жены лорда, гостящая в замке.
Рука Джастина, лежащая на отцовском колене, вернула внимание Рольфа к сыну, и он улыбнулся. Повинуясь своему давнему желанию, он взлохматил светлые волосы мальчика так, что они встали дыбом наподобие пучков соломы. Волосы были жесткими, как и его собственные, не то что легкие и тонкие волосы матери. Но белизну кожи Джастин унаследовал от Марджори. Полное слияние двух родов в одном маленьком ребенке, которое должно было бы соединить их навеки, странным образом обернулось жестокой враждой. Борьба за власть никогда не кончалась, и Рольф на свой лад был в ней столь же виноват, как и Сибрук.
– Вы вернетесь к празднику Майского дня? – спросил Джастин, и Рольф отрицательно покачал головой:
– Нет, мой мальчик, я хотел бы присоединиться к вам, но в этом году ничего не получится. Может быть, в следующем, если позволит король, вы будете жить со мною в замке Драгонвик. Вам бы хотелось этого?
– Не знаю.
Рольф улыбнулся непосредственности ребенка, а Джастин добавил:
– Я никогда не видел его. Ваш замок такой же большой, как и Стонхем?
Рольф колебался. Он хорошо знал жену Сибрука, которая так и вилась вокруг, тщательно прислушиваясь к разговору. Малейший намек на его реальные силы грозил опасностью.
Рольф медленно покачал головой:
– Нет, совсем не такой большой. У меня на службе всего несколько людей, и очень многое находится в запустении. Большая часть моего состояния пропала во время войны. Но скоро, надеюсь, удача вновь улыбнется нашей семье. Этого он не мог не добавить, заметив разочарование Джастина.
– О, – мальчик выглядел удрученным всего лишь мгновение, затем сказал: – Вы должны все исправить. Если я – ваш наследник, то не хотел бы получить в наследство груду камней.
Удивленный столь зрелым ответом, Рольф поднял голову, услышав приглушенный смех. Его взгляд встретился со взглядом синих глаз, искрящихся таким весельем, что и сам он не смог удержаться от смеха.
– Я постараюсь исправиться, – пообещал он и обнял Джастина так сильно, что мальчик испуганно пискнул. Отец немедленно ослабил объятия, чтобы своей кольчугой не поранить нежную кожу мальчика. Сжав его плечо, он посмотрел Джастину в глаза. – Знайте, мой сын, – сказал он мягко, – что даже когда я не могу быть с вами, то в душе все равно я с вами всегда. Что все, что я делаю в жизни, я делаю не для себя – ради вас. Вы понимаете?
– Да, отец.
Впервые Джастин назвал его отцом, и Рольф не мог говорить, так у него перехватило горло. Он нежно взъерошил волосы мальчика, затем поднялся на ноги. Облаченный в доспехи солдат возник в дверном проеме, и Рольф понял, что время свидания закончилось… Так даже лучше, подумал он, если бы он остался еще ненадолго, то просто расплакался бы. На прощание он слегка коснулся головы сына.
– Бог с тобою, сын мой, – сказал он хрипло.
Джастин пристально поглядел на него, и из его глаз под густыми ресницами закапали слезы.
– Бог с вами, милорд, – ответил он покорно, и его тихий голос дрожал. Он отвернулся.
Жена Сибрука появилась в дверях, и леди с темно-рыжими волосами взяла Джастина за руку. Он повернулся, чтобы идти с нею, но вдруг вырвался и бросился в объятия отца… Рольф поймал его и отчаянно прижал к груди. Он чувствовал крошечное бьющееся сердце даже через одежду и кольчугу и на миг закрыл глаза. Затем аккуратно поставил Джастина на пол. В этот раз мальчик уходил, не оглядываясь, его спина казалась жесткой и прямой, деревянного коня он крепко сжимал в руке.
Подняв голову, Рольф увидел слезы в глазах женщины, обернувшейся к нему, и вновь задался вопросом, кто же она? Но кем бы она ни была, ее сердце явно сочувствовало ему. А сочувствие никогда не являлось отличительной чертой женщин, которых он знал.
Когда они вышли, он направился к двери, и вооруженный солдат, стоявший там, кинул на Рольфа настороженный взгляд. Рыцарь спокойно и твердо посмотрел на него.
– Та леди, что сопровождала жену Сибрука, – ее сестра? – спросил он небрежно.
– Нет, она кузина миледи.
Ее кузина. Да, известное сходство налицо, хотя леди Алиса явно куда менее импульсивна, чем ее сдержанная кузина. И ни капли сострадания в холодных карих глазах хозяйки замка, смотревшей на него и Джастина с подозрением. Но Рольф ничуть не был удивлен такой несхожестью в характерах между членами одного семейства. Разве он не служил под предводительством короля Ричарда
type="note" l:href="#n_3">[3]
? Разве ему не были известны вопиющие различия между тем королем-воином и малодушным человеком, который теперь правит Англией? Да, все это ему было известно и причиняло боль. Возможно, Ричард и не был разумным правителем, но в отличие от Иоанна ему было знакомо чувство чести.
Он никогда не унизился бы до того, чтобы отобрать у верного вассала заслуженную награду, как это сделал Иоанн. Что ж, однажды Иоанн пожалеет о том, что так деспотично насаждал свирепые налоги и несправедливо конфисковывал законную собственность.
И точно так же в один прекрасный день Тарстон Сибрук пожалеет, что разлучил его с сыном. Пальцы Рольфа сжались в кулаки.
– Ступайте за мною, милорд. – Голос охранника вернул Рольфа к действительности. Он поднял с пола свои железные перчатки и последовал за солдатом.


– Я хотела разрядить напряженность – и только, – ответила Эннис на вопрос кузины. – Мальчик не должен бояться своего отца.
– Боже правый, да почему это вас так заботит? – Алиса широко открыла большие карие глаза. – Он всего лишь заложник, содержащийся здесь для того, чтобы заставить Дракона прилично себя вести. И совершенно неважно, довольны ли отец и ребенок. Опасно позволять им общаться.
Эннис нахмурилась:
– Теперь вы говорите в точности как ваш муж.
– Так что же? Тарстон, может, и не самый справедливый человек в мире, но он часто бывает прав относительно таких вещей. Сами подумайте: весь Линкольншир, как говорят, охвачен мятежом. Замок Ричмонд в Йоркшире осажден и вот-вот падет. Если ле Дрейк получит даже самую незначительную уступку, он скоро будет у наших ворот с целой армией. Вы этого хотите?
– Я думаю, – медленно сказала Эннис, – что лорд Драгонвик просто хочет возвратить сына. Он не показался мне человеком, способным нарушить однажды данную клятву.
Она собрала волосы, ладонями пригладила их концы. Сцена, свидетельницей которой она только что стала, произвела на нее глубокое впечатление. Хотя она и допускала, что ее чувствительное сердце могло неверно истолковать отдельные слова, никакого сомнения в любви и преданности отца не возникало. Доказательством тому служила хотя бы эта маленькая лошадка. Сколько часов, должно быть, потратил он, чтобы с таким усердием изобразить все детали семейного герба, гриву и хвост своего боевого коня, его раздувающиеся ноздри и дикие глаза! Эта игрушка имела куда больший смысл, нежели простой подарок: вырезая лошадку, он вложил в свой труд главную идею семьи – наследование от отца к сыну. Каждый раз, как юный Джастин станет играть с конем, он будет видеть свой фамильный герб и вспоминать отца, который дал ему эту игрушку.
Алиса фыркнула:
– Я думаю, в поступках Драгонвика вы углядели куда больше, чем оно есть на самом деле. Как только он получит назад своего сына, он сразу развяжет войну. Разве вы не слыхали о его былых подвигах?
Эннис сказала раздраженно:
– Да, трудно было не слышать об этом. Но я вспоминаю своего собственного отца, который говорил, что всякая война – зверство и что люди в конце концов теряют чувство жалости.
– Это не извиняет ле Дрейка. Вы слышали, что он позволил своей жене умереть, так как не позаботился обеспечить уход за ней после родов?
Алиса воткнула иглу в полотно, которое она вышивала, затем посмотрела на кузину в поисках поддержки:
– Вот почему Тарстон и оградил мальчика от забот ле Дрейка. Это ребенок его сестры, и он стремится уберечь его от вреда. Если уж человек не позаботился о безопасности своей собственной жены, то сделает ли он нечто большее для беспомощного ребенка?
Эннис пришло на ум, что Тарстон куда больше заинтересован в получении доходов с земель своей покойной сестры, по наследству отходящих ее сыну, чем в соблюдении интересов мальчика, но вслух она сказала другое:
– Похоже, лорд Рольф очень любит своего сына. Я не думаю, что он может причинить ему вред.
Алиса покачала головой:
– Я не доверяю ему. Хорошо еще, что его состояние ничтожно, иначе бы мы тут же увидели Дракона у наших ворот с толпою вассалов – не важно, верных или враждебных королю. Я передала Тарстону его слова о том, что замок его лежит в руинах, а все золото съела война.
Ее игла пронзала полотно вышивки, натянутое на пяльцы.
– Бессмысленно было посылать меня подслушивать. Все, что ле Дрейк мог сделать, так это глазеть на своего глупого мальчишку.
Эннис смотрела в сторону, рассеянно разглядывая гобелен, вышитый ею для ризницы, но все еще висевший в комнате на раме. Сцена из жизни Христа изображала его первое чудо.
Противоречивые чувства смущали Эннис. Алиса была совершенно уверена в том, что говорила, и, по правде сказать, ничто до сих пор не опровергло слов кузины – молва была единодушна. Слухи о Драгонвике опережали его и задолго до сегодняшнего дня были известны Эннис. Не приходилось сомневаться, что в основном его репутация была им заслужена. Так неужели же та порядочность и благородство, которые она ощутила в нем, были притворством и маскарадом? Конечно, жестокость его не была преувеличением. Эннис ясно прочитала ее в его глазах во время встречи с Тарстоном Сибруком.
Но теперь она хорошо понимала его враждебность к графу. Ее собственная неприязнь к этому человеку быстро росла по мере знакомства с его взглядами и методами. Сибрук использовал своего племянника как заложника. Это было бесчестно. Правда, король пошел еще дальше. Прошло не так много времени с того дня, как он приказал повесить двадцать восемь детей уэльских баронов – некоторым из них было не более пяти лет, – которых он держал в заложниках, чтобы обеспечить покорность их отцов, и это повлияло на ход уэльского восстания.
Эннис была потрясена зверством короля. Вовсе не обязательно привыкает человек к жестокости, даже если постоянно ее видит или живет среди нее. Алиса часто упрекала кузину в излишнем мягкосердечии и, видимо, была права. Мало кто разделял отношение Эннис к насилию. Она вновь вспомнила трогательную сцену между Драгонвиком и его сыном. Мог ли свирепый воин быть способен на такую любовь?
– Вы меня больше не слушаете? – требовательно воскликнула Алиса, и Эннис повернулась к кузине:
– Простите меня, я задумалась о своем.
– Могу себе вообразить. – Алиса поджала губы. – А вы слышали, что старшая дочь Роберта Фицуолтера Матильда вышла замуж за Джоффри де Мандевилла и, по слухам, была отравлена королем за то, что ему отказала? Он послал ей отравленное яйцо. Говорили также, что Роберт был вынужден бежать из Франции после того, как король приказал снести его замок…
Убедившись, что внимание кузины наконец-то всецело обратилось к другим, близким ее сердцу предметам, Эннис притворилась, что сосредоточилась на гобелене и сплетнях. На самом же деле она углубилась в свои мысли, размышляя о том, что можно сделать для мальчика, оказавшегося без матери и отца, чем ему помочь? Своих родителей она потеряла рано, так не попробовать ли ей восполнить эту потерю для маленького заложника? Она будет наведываться в детскую осторожно, увеличивать время своих посещений постепенно, чтобы никто не заподозрил ее. Если уж ей счастье не улыбнулось, то дни этого ребенка она постарается скрасить.


…Эдмунд де Моле обернулся в седле и взглянул на своего лорда. Солнечный луч, пробивавшийся сквозь ветви, осветил его лицо под шлемом с поднятым забралом.
– А если и сегодня они не приедут, мой господин? Мы будем ждать их и завтра?
– Мы будем ждать. Появятся они сегодня или нет, я сказать не могу. – Руки Рольфа крепко сжимали поводья. – Но что они прибудут, я уверен, Эдмунд. Я иду по следу, и это, быть может, мой единственный шанс вернуть сына.
Кивнув, Эдмунд слегка приподнялся в стременах: с возрастом его суставы утратили былую гибкость, и ему было трудно долго сидеть верхом. Рольф это знал, но другого выхода не было. Эдмунд наотрез отказался остаться в Драгонвике, он непременно желал сопровождать своего сюзерена. Всю прошлую неделю они каждое утро прятались в этих лесах вдоль большой дороги, ведущей в замок Стонхем. Дождь поливал их два дня, но последние три выдались яркими и солнечными. Рольф был уверен, что обещанная Джастину поездка за стенами крепости скоро состоится. Мальчик говорил о ней так убежденно, что это не могло быть неправдой. Трудно обмануть ребенка, привыкшего к обману. То, что он с таким недоверием воспринял известие о возвращении отца, было достаточным доказательством того, что его непросто одурачить.
Рольф был благодарен прекрасной рыжеволосой леди за ее вмешательство, которое так помогло ему.
– А, рыжеволосая леди, вы говорите? – Эдмунд захихикал. – Клянусь, это не кто иная, как леди Эннис, которая была замужем за этим недоумком Люком Д'Арси. Она действительно кузина леди Сибрук. Ее недавно сослали в Стонхем по приказу короля за дурацкие дела ее мужа. И прекрасная, скажу я вам, вдова.
Нахмурясь, Рольф некоторое время изучал своего старого друга.
– Вы можете рассказать историю каждого английского семейства? – спросил он наконец, дивясь обширным познаниям Эдмунда.
Кивнув, Эдмунд ответил:
– Отцом прекрасной леди Эннис был Хью де Бьючамп, благородный джентльмен, служивший еще королю Генриху
type="note" l:href="#n_4">[4]
, а затем и Ричарду.
– А, Хью де Бьючамп… Я вспоминаю, он находился при короле Ричарде в Шамо, когда тот получил роковую рану, не так ли? Это была одна из светлейших голов того времени, как я помню.
Вслушиваясь в тишину, Рольф замолчал, думая о тех бурных годах. Сам он был еще юнцом, только приобретавшим рыцарские навыки. Хью де Бьючамп вызывал его особенное восхищение. Неудивительно, что дочь его унаследовала такой ясный ум. Именно находчивость леди Эннис помогла ему с Джастином в трудную минуту.
Отмахиваясь от надоевших насекомых, гудевших вокруг его головы, Рольф оглядел дорогу, ведущую к замку Стонхем. Он расположил своих людей поодиночке за деревьями. Они так слились с лесом, что казались частью его. Этому приему Рольф научился во время войны в Уэльсе. Теперь он молил Бога, чтобы это помогло ему так же, как когда-то хитрым уэльским баронам.
Время, казалось, еле ползло. Становилось жарко. Насекомые роились вокруг, блестя своими крошечными телами. Они измучили отряд. Хотя воздух был по-прежнему холодным, пот струился под доспехами и шлемами. Солнце стояло уже высоко, и его свет пятнами пробивался сквозь толстые ветви деревьев и молодые зеленые листья. Лес был спокоен.
Рольф пошевелился в седле, и его конь мотнул головой, отгоняя назойливую муху. Звук звякнувшей уздечки раздался в лесной тишине. Нагнувшись к морде коня, рыцарь погладил его, успокаивая. Слабое движение привлекло его внимание, и только он встал в стременах, как дозорные, которых он выслал вперед, возникли из глубокого мрака леса.
– Милорд, – тихо сказал разведчик, – они приближаются. Там дюжина солдат. Они охраняют шестерых детей и трех женщин.
«Терпение, – думал Рольф, продвигаясь вперед, – иногда вознаграждается».
На расстоянии около лье
type="note" l:href="#n_5">[5]
появился маленький отряд. Воины, разделившись на две группы, возглавляли и замыкали его, а в середине видны были женщины и дети. Блики солнечного света отражались от шлемов и кольчуг. Среди женщин он узнал леди Эннис. Джастин, несомненно, был рядом с ней.
Его люди знали, что делать, и стали в засаду с обоих флангов. Одновременная атака со всех сторон сулила успех. Внезапность нападения должна была увеличить преимущество еще более. Рольф надеялся одним стремительным маневром отбить сына. В месте, которое он выбрал для нападения, дорога сильно сужалась, а густой лес по ее сторонам не даст людям Сибрука разбежаться.
Сдерживая нетерпение, он ждал противника, готовый к бою. Вот отряд скрылся из виду за изгибом дороги, но уже слышались женский смех, голоса детей, стук копыт в сухой пыли. Когда всадники вновь показались из-за поворота, Рольф дал сигнал передовой группе.
Его люди выскочили из леса на дорогу и тут же зарубили первых двух солдат Сибрука. Женщины пронзительно завизжали, их вопли смешались с громким ржанием испуганных лошадей. Мечи звенели, и кричали люди, слышался глухой стук сталкивающихся людей и животных.
Рольф пробился в середину схватки и увидел Джастина, пытавшегося удержаться в седле. Его пони брыкался и вставал на дыбы, а глаза смотрели дико и испуганно. Жизнь мальчика была в опасности. Рольф наклонился вперед и выхватил его из седла. Отчаянное сопротивление сына поразило его. Но он тут же понял, что Джастин его не узнал из-за опущенного на шлеме забрала. – Успокойтесь, – проговорил он, пытаясь удержать рвущегося прочь ребенка, – это я, ваш отец.
Джастин перестал сопротивляться и всмотрелся в него, беспокойно хмурясь. Убеждать его не было времени, борьба в тылу и на флангах разгоралась все жарче. Повернув коня, Рольф стал пробивать себе путь сквозь толпу сражающихся к тому месту, где ждал его Эдмунд. Он передал мальчика в его руки с приказом скрыться как можно быстрее.
– Доставьте его в безопасное место любой ценой, – добавил он, натянул поводья, повернул коня и снова ринулся в бой. Он хотел отвлечь солдат на себя, чтобы дать Эдмунду время ускакать с Джастином с поля боя. Его меч описывал сверкающие дуги. Времени для раздумья не было, его тело действовало машинально. Сражение было для Рольфа привычным делом, яростные выпады и молниеносные отражения ударов – в этом он был непревзойденным мастером: ведь более половины своей жизни он провел в битвах.
Обе стороны делали все возможное, чтобы не причинить вреда женщинам и детям, оказавшимся в самой гуще борьбы. Оруженосец Сибрука пытался создать вокруг них подобие защитного барьера. А Рольф ждал, когда Эдмунд с Джастином скроются, чтобы тотчас отозвать своих людей и отступить. Ни в коем случае он не хотел рисковать жизнями женщин и детей после того, как его цель будет достигнута. Спасение Джастина стало бы его триумфом и местью.
Отражая щитом сыпавшиеся на него удары, вращая сверкающим мечом, Рольф пришпорил своего огромного боевого коня. Клинок глубоко вошел в грудь противника. Он услышал хриплый крик и бросил взгляд на упавшего, затем посмотрел кругом и остался доволен: из дюжины всадников, выехавших из Стонхема, осталась только половина.
Рольф собирался уже подать сигнал к отступлению, как вдруг один из его воинов сразил солдата, охранявшего женщин и детей. Рванувшись вперед с сердитым криком, он увидел, что раненый волочится на поводьях за конем. Охваченное паникой животное встало на дыбы, молотя копытами воздух, и рухнуло прямо в толпу женщин и детей. Вопль ужаса огласил поле битвы.
Среди хаоса мелькающих копыт и тел еще одна лошадь упала, увлекая за собой наездницу. Он увидел, что это была леди Эннис – ее огненные волосы нельзя было спутать ни с чем. Рольф попытался пробиться к ней, но новая волна боя накрыла ее, он потерял ее из виду. Пришпоривая коня, чтобы пробиться к ней и спасти, он прекрасно понимал, что тем самым играет на руку врагу. Но он надеялся, что солдатам Сибрука, с трудом отбивающимся от его людей, сейчас не до нее. И он снова направлял своего коня к тому месту, где она упала. Он пробился сквозь столпившихся в беспорядке лошадей, сквозь мелькание клинков и испуганно вопящих женщин. Он нашел ее. Леди Эннис посмотрела на ле Дрейка глазами, выражавшими одновременно и страх и доверие, и протянула к нему руку. В этот момент одна из лошадей взбрыкнула и встала на дыбы. Удар копыта пришелся Эннис по голове, и она рухнула прежде, чем Рольф успел подхватить ее. Он выругался. Изогнувшись в седле, поднял ее с земли как раз вовремя: еще мгновение – и она была бы растоптана. Леди Эннис была без сознания и безвольно висела на его руках, ударяясь о лошадь при каждом движении. Отягощенный этим бременем, Рольф вспотел от усилий удерживать равновесие. Она тяжело лежала на его руке с мечом, и он не мог наносить и отражать удары, это делало его уязвимым – он лишь оборонялся щитом, который держал в свободной руке. Ле Дрейк понимал, что должен освободиться от своей ноши при первой же возможности, иначе гибель грозила им всем. Выведя коня из сражения, он осмотрелся в поисках безопасного места, где мог бы ее положить. Вдруг он услышал высокий тонкий крик:
– Отец!
У него похолодела кровь. Далеко впереди Эдмунд де Моле вел отчаянную борьбу. Один из рыцарей Сибрука вступил с ним в жестокую схватку за Джастина. Он пустил коня во весь опор, но уже понимал – слишком поздно… Высоко поднятый меч обрушился на шею и плечо Эдмунда. Когда он падал из седла, человек графа вырвал Джастина из его рук…
Не желая сдаваться, мальчик вырывался с истошным криком:
– Отец!!!
Рыцарь слегка ударил Джастина, чтобы тот замолчал, и погнал свою лошадь бешеным галопом в просвет между деревьями через луг. Рольф поглядел на леди Эннис, висевшую на его руке, и немедля принял решение. Он остановился только на мгновение, чтобы опустить ее в траву на обочине, а затем продолжил преследование. Из-под копыт летели комья дерна. Он чувствовал напряжение всех мускулов коня, вновь и вновь погоняя его. Выскочив на широкий луг, Рольф пустил его во весь опор. Но человек Сибрука летел, как будто сам дьявол гнался за ним. Когда ле Дрейк поднялся на холм, покрытый зеленой травой, то увидел, что из Стонхема вышло подкрепление. Очевидно, кто-то успел поднять тревогу. Перевес был явно на стороне противника. Но Рольф не желал сдаваться и пришпорил коня. Солнечный луч скользнул по окровавленному лезвию его меча, когда он высоко поднял его над головой. Если бы он мог дотянуться мечом до всадника или его лошади, победа была бы за ним. Он все еще не хотел расстаться с надеждой…
Издав свой боевой клич, ле Дрейк увидел полный отчаяния взгляд рыцаря, обернувшегося к нему. Тот понимал, что должен добраться до своих раньше, чем Дракон доберется до него. А Дракон уже совсем близко. Успеет ли он? Рольф пришпорил Вулфзиге, чтобы опередить рыцаря и отбить сына. Но удача уже склонилась на сторону Сибрука. И хотя огромный конь несся на пределе своих сил, враг, преследуемый страхом смерти, успел доскакать до своих: они ждали его возле повозки, запряженной парой лошадей. Теперь вместо одного перед Рольфом было полдюжины, а то и больше солдат. И рыцарь остановился – дальнейшая борьба не сулила успеха.
– Разрази меня бог! – выругался Рольф, борясь с отчаянием, поскольку был вынужден отступить. А его конь едва остановился, как уже спокойно опустил голову, довольно зафыркал и принялся щипать траву. Солнечный свет отражался от брони доспехов и светлых волос Джастина. Рольф увидел испуганное выражение на лице мальчика, выглядывающего из-за плеча своего похитителя; затем они скрылись за гребнем холма.
Горечь поражения комом стояла у него в горле. Все впустую. Теперь Тарстон удвоит охрану, и вряд ли представится случай для новой попытки. Озираясь кругом, Рольф медленно возвращался тем путем, по которому только что промчался так стремительно. Бой закончился. Мертвые лежали на земле, и дорога была пуста. Раненые пытались встать на ноги, зажимая кровавые раны. Послышался шум приближающегося вражеского отряда. Рольф поглядел сверху вниз на одного из своих людей.
– Мы пытались, милорд, – проговорил Гай Фицхью, задыхающийся и окровавленный. Его темные волосы слиплись от пота. Пеший, он стоял посредине дороги и жестами показывал на разгромленный отряд. – Эдмунд де Моле мертв.
У Рольфа перехватило дыхание.
– Соберите раненых. Мертвых мы вынуждены пока оставить. – Под осуждающим взглядом Гая Фицхью он добавил: – Подходит вражеское подкрепление. Они увезли всех женщин и детей?
Сэр Гай кивнул:
– Да. Кроме этой.
Леди Эннис все еще лежала на обочине, где он и оставил ее. Горячий гнев охватил его. Если бы он не бросился выручать леди, то смог бы помочь Эдмунду в его борьбе с солдатом. Если бы не она, Эдмунд был бы сейчас жив и его сын находился бы рядом. Рольф посмотрел на Гая Фицхью.
– Принесите ее, – резко приказал он. – Вероятно, Сибрука заинтересует обмен заложниками.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100