Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

Май, 1215 год
– Итак, вы уезжаете? – с тревогой спросила Эннис. Рольф посмотрел на нее поверх своего кубка с вином и кивнул. Ночные тени заполняли большой зал Драгонвика, в очаге догорал огонь. Бордэ спал между хозяином и хозяйкой, уткнувшись носом в сапоги сэра Гая.
За четыре месяца, истекших с того времени, как они покинули короля, произошло многое.
– Король объявил общий смотр всем, кто верен ему, и некоторые уже в Глочестере, – сказал Рольф. – Им приказано явиться с лошадьми и вооруженными людьми. Укрепления Лондона, Оксфорда, Солсбери и других городов приведены в готовность, и гарнизоны усилены. Призыв о помощи послан во Фландрию и Пуату. Король возвращается в Лондон. Сейчас он в Виндзоре. Я встречу его там.
Эннис молча откинулась на спинку стула, печально глядя на Рольфа. Война. Настоящая война не за горами, а она так надеялась, что ее не будет. Но вот уже большой отряд конных воинов стоит в Драгонвике и ждет приказа своего сеньора идти на помощь Иоанну.
– Что же нам делать? – прошептала она, и Рольф улыбнулся. – Войны еще можно избежать. Если король подпишет хартию, быть может…
– Если он выполнит условия хартии… – с горечью прервал ее сэр Гай.
Эннис и Рольф повернулись к нему, а он продолжал:
– Даже если он подпишет ее, надо помнить его мерзкую привычку отказываться от своих клятв.
– Но ведь папа обязательно вмешается, – начала Эннис, но тут уже Рольф прервал ее:
– Папа сейчас крайне зол на Ленгтона. Вспомните, что он сделал несколько месяцев назад. Когда он велел епископам пресечь все тайные заговоры баронов, он хотел убедить короля обойтись со своими дворянами милостиво. Ничего не вышло.
– Я бы не стал осуждать короля за это, – сказал Гай. – Он был поставлен перед выбором – подписать хартию добровольно или подчиниться силе. Именно поэтому Иоанн и спросил их с презрением, почему бы им не потребовать от него сразу всего королевства.
– Их требования были пустыми мечтами, без тени здравого смысла, – тяжело вздохнул Рольф. – Вот он и сказал Ленгтону прямо, что он никогда не дарует баронам свобод, которые погубят его самого. Месяцы, прошедшие после подачи хартии и отречения баронов от их присяги королю, были решающими. Я знаю, король не проглотит оскорблений, которые они собираются преподнести ему в пересмотренном варианте хартии.
– Мне казалось, что хартия должна была только ограничить королевскую власть, а не оскорбить его, – взволнованно сказала Эннис.
– А вы думаете, он хочет ограничения своей власти? – Рольф покачал головой. – Нет, Гай прав. Даже если он и подпишет новую хартию, вряд ли он станет соблюдать ее условия.
– До тех пор, пока папа на его стороне, – пробормотал Гай. – Иннокентий предложил, чтобы его независимый представитель рассудил короля и баронов.
– Дело зашло слишком далеко, – сказал Рольф. – Многие бароны отказались от посредников и выдвинули новые жесткие требования, которые король должен учесть. Если им удастся занять достаточное количество королевских замков, они смогут принудить его пойти на уступки.
Эннис втайне молилась, чтобы Рольф не ездил на помощь Иоанну. Вся округа была неспокойна. Бароны, как волки, шныряли по Линкольнширу. Многие соседние замки пали или добровольно сдались им. Драгонвик был буквально окружен мятежниками. Говорили, что даже Линкольнский собор, святыня, захвачен ими…
Рольф только что возвратился после снятия осады с одного из своих замков. Его глаза сверкали от удовольствия, когда он рассказывал, как они штурмовали главную башню и отбили замок у неприятеля.
– Кастелян, которого я туда назначил, достойнейший человек. Он держался против бесчисленных врагов, пока я не подоспел на помощь.
Затем Рольф принялся рассказывать, как он и его воины ночью ударили в тыл осаждавших и победили их. Битва была безжалостной и кровопролитной. Он сам получил удар кинжалом в бедро.
Хотя Эннис слушала невнимательно, занятая его раной, этот рассказ породил глубокий страх в ее сердце. Ведь его могли убить! Почему же он говорит о сражении с таким удовольствием?
И вот теперь, когда Рольф и Гай принялись рассуждать об оружии и войсках, строить планы будущих боев – и все это с видимым нетерпением, – ее страх начал перерастать в ярость.
Наконец она взорвалась:
– Послушать вас, так вы ждете не дождетесь всего этого! Вы что, так жаждете крови и вам так приятны сражения, что вас не волнует смерть, которую они несут? – Вскочив на ноги, она гневным взглядом окинула их изумленные лица и бросилась прочь из зала.
Взбегая по лестнице, она слышала голос Рольфа, звавшего ее, но не вернулась. Она потеряет его. Страх пронизал все ее существо, и она мчалась так, будто могла убежать от него. Драконы кидались на нее с дверных косяков и оконных переплетов, вырезанные из камня и дерева, заполняя все коридоры и комнаты Драгонвика. Святые Мария и Иосиф! Если бы эти каменные драконы могли защитить их…
Задыхаясь, она ворвалась в свою комнату, споткнувшись о Белл, стоявшую на коленях у сундука.
– Миледи, – девушка вскочила на ноги, – вам плохо?
Эннис понимала, что выглядит так, словно за ней гнались бешеные собаки. Она бросилась в кресло, чтобы немного успокоиться. Ее пальцы впились в резную ручку, и она попыталась улыбнуться.
– Я просто сыта разговорами о войне, вот и все, – сказала она слегка дрожащим голосом. – Рольф и сэр Гай, по-моему, ждут ее не дождутся. Неужто они не понимают…
Она прервалась на полуслове, увидев глаза Белл, полные тревоги. Незачем запугивать девушку. Страх она скоро узнает, и по достаточно веским причинам. Глубоко дыша, чтобы унять свою дрожь, она сказала:
– Хорошо бы немного вина с пряностями, Белл. Мне надо чем-то промыть мозги от всей этой хитрой дряни.
Белл побежала выполнять просьбу. Эннис повернулась к окну и стала смотреть на окружающую замок долину. Где-то далеко отсюда сейчас собираются люди, готовые снести до основания эти надежные стены. Камень за камнем… Мятежные бароны не пожалеют никого, кто поддерживает ненавистного короля. Только Рольф стоит между нею и гибелью, и хотя она знала, что он более, чем кто-либо другой, способен ее защитить, боялась она за него. Это было больше, чем страх за свою жизнь, который она испытывала, когда была замужем за Люком. Это было леденящее чувство беспомощности перед опасностью, грозящей ему. Если Рольфа убьют, она тоже умрет. Жизнь без него будет бессмысленна.
Она спрятала лицо в ладони. Бывали моменты, когда она кипела от негодования против мужчин. Мужчины, казалось, имели природную склонность умирать на войне или в бесконечных распрях с соседями. Мужчины! Стремительные, гордые создания, понятия не имеющие о том, какие страдания может принести их смерть тем, кто их любит… Но она не сожалела ни об одном мгновении, проведенном с Рольфом.
За спиной ее открылась дверь. Эннис оторвалась от окна, зная, кого она сейчас увидит. Рольф стоял, загораживая собою дверной проем. Его красивое лицо было слегка нахмуренным. Сердце Эннис сильно забилось, и она в который раз удивилась сама себе, отчего после целого года супружества на нее так действует уже один его вид. Ее пульс участился, сердце застучало, и все чувства ожили просто потому, что он был рядом. Она думала, что со временем это пройдет, но время было не властно над ее чувствами.
Он шагнул к ней:
– Кажется, ваш страх перед неизбежным не так безнадежен, как можно было подумать.
Она улыбнулась в ответ:
– Да, лорд, не так.
Он обнял ее и замер, поглаживая ее длинные тяжелые волосы.
– Не отчаивайтесь раньше времени, возлюбленная. Он, может быть, еще подпишет хартию и выполнит ее условия, тогда все волнения кончатся ничем.
– Но ведь вы же сами не верите в это, – сказала она, уткнув лицо в его тунику. Голос ее звучал невнятно, заглушаемый бархатом и слезами. Руки, обнимающие ее, напряглись, и это было достаточным ответом. Она тоже обвила руками его талию и прижалась к нему со всей силой. – Неужели вы не можете остаться? – спросила она, понимая бесполезность вопроса. Он не останется, и, сказать по правде, она и не приветствовала бы его отказа от своей клятвы. Ведь именно верность его сердца и мыслей привела ее в его объятия: она с первой встречи знала, что перед ней человек, который никогда и ни при каких обстоятельствах не нарушит данного слова.
Рольф нежно гладил ее волосы. Потом он сказал:
– В конце концов мне удалось вытащить из короля обещание рассмотреть мою просьбу забрать Джастина от Тарстона. Конечно, это случилось не раньше, чем тот имел глупость приказать кастеляну одного из своих крупнейших замков оказать сопротивление войскам короля. У Иоанна теперь будет возможность выбирать между нами, натравливать своих баронов друг на друга.
Она слегка отстранилась и поглядела на него. В эти зимние месяцы на свет божий появился целый отряд маленьких деревянных лошадей и всадников. Детали экипировки и оружия были вырезаны с любовью и бесконечным терпением. Она молча смотрела, как он работает, понимая, что его сердце болит из-за разлуки с сыном. Да, он был прав. Король скоро сможет выбирать, кого из баронов отдалить. И она не думала, что это будет Сибрук.
– Скоро, – сказала она с волнением, не в силах унять легкую дрожь в голосе, – все образуется. Джастин будет жить с нами в Драгонвике, а король возвратит стране мир.
Рассмеявшись, он нежно потрепал ее по щеке:
– Вы разве волшебница, чтобы вот так пророчествовать насчет короля и баронов? Тогда распространите свое волшебство на всю Англию.
– Нет, это не волшебство, а молитва к Господу.
Лицо его посерьезнело.
– Бог, должно быть, страшно устал слушать все эти молитвы за последние пятнадцать лет, – проворчал он. Затем отвернулся и подошел к открытому окну. Легкий ветерок, врывавшийся в комнату, нес запах дождя и свежевспаханной земли, скрипучая серенада лягушек слышалась из близлежащего пруда – знакомые запахи и звуки, в которых не было даже малейшего намека на опасность.
Подойдя сзади, Эннис обняла его за талию и прижалась щекой к его спине. Она хотела удержать его, слиться с ним, как если бы ее любовь могла защитить его от всякого зла. Рольф накрыл ее ладони своими, осторожно отвел их в стороны и, освободившись от объятий, повернулся к ней лицом. В его зеленых глазах появился знакомый ей свет, разгорающийся жар, от которого зеленое переходило в золотое и от которого ее сердце начинало отчаянно биться. Он бросил взгляд на кровать, затем опять на нее и усмехнулся:
– Ночи без вас будут долгими. И холодными.
– Даже в июне? – со смехом спросила она.
– Да, мне всегда холодно, когда вас нет рядом, чтобы согреть меня.
Весьма охотно Эннис позволила Рольфу увлечь ее в глубокую тьму постели. Раздвинув шелковые занавеси, он поднял ее на высокое ложе и последовал за ней. Он лег рядом и стал не спеша поглаживать ее ногу. Затем перенес свою ласку на ее плоский живот. Эннис накрыла его руку своей.
– Когда-то я радовалась, что бесплодна, – пробормотала она с сожалением. – Теперь же снова молюсь о ребенке.
Он поглядел на ее живот.
– Давайте сперва возвратим одного ребенка и только затем будем молить о другом, который также рискует стать заложником королевских капризов, – медленно произнес он. – Я не могу разделить вашу мечту о ребенке. Я не уберег Джастина и не могу рисковать еще одним младенцем. Время такое смутное, и так больно сознавать свое бессилие удержать то, что тебе дороже всего, и королевское бесчестие.
Эннис погладила его бородатую щеку. Ее собственные мысли были не менее горькими. Хотя она и понимала его боль, но то, что он не хотел от нее ребенка, было мучительно. Она долго мечтала родить, потом решила, что бесплодна. Только теперь, когда пришла любовь к этому свирепому воину, она снова хочет стать матерью. Если бы у нее был его ребенок, она всегда имела бы с собою частичку его. Этот ребенок с золотыми волосами и зелеными глазами, появившийся от их любви, был бы ей постоянным напоминанием.
Но сейчас она прижималась к Рольфу, сердце ее болело – она боялась потерять мужа.
Ласки Рольфа стали настойчивей, голод его чувствовался все более явственно. Вот его губы приблизились к ее и завладели ими. Знакомое предчувствие наслаждения расцвело между ее бедрами, когда его рука продвинулась ниже, ощупывая ее через шелк и полотно платья. Блаженная судорога сотрясла ее тело.
Они нетерпеливо, страстно стали срывать одежду друг с друга, не глядя швырять ее на пол и на кровать. Настоящей причиной этой поспешности было сознание того, что быть вместе им остается совсем немного. Будущее со всеми своими невзгодами скалило зубы совсем рядом.
Но здесь и сейчас их ждали сладкие радости слияния тел. Плоть к плоти, единение форм и сердец, полностью отдаваясь и получая сполна… Для нее не имело значения, что он не произносит слов любви, он доказывал любовь делом – сперва своими нежными ласками, а потом – нарастающей страстью прикосновений и жгучей резкостью движений.
Когда ее возбуждение достигло предела, она приподнялась ему навстречу, побуждая его войти в нее. Рольф резко раздвинул ей бедра и толчком проник внутрь. Это движение исторгло из ее горла слабый стон, и она обвилась вокруг него ногами и руками, наподобие летней виноградной лозы, отдавая ему свое тело, и сердце, и душу. Он проникал в нее мощными повторяющимися движениями, с каждым разом поднимая ее на новую вершину наслаждения.
Со стонами она встречала его яростные толчки своими ответными движениями, ее руки лихорадочно блуждали по его телу. Когда она пропустила свою руку между их телами и прикоснулась к его самому интимному месту, у Рольфа вырвался хриплый крик. Она сжала ладонь и почувствовала его содрогание. Дыхание Рольфа жгло ее щеки, его тело было твердым – как вне, так и внутри ее. Его губы неистово целовали ее лицо – лоб, нос, губы. Затем он приподнялся на вытянутых руках и слегка отстранился, глядя на нее сверху вниз.
Пламя свечей сзади высвечивало силуэт его широких плеч, отбрасывало тени на его золотистые волосы…
– Обещайте мне, – хрипло прошептал он, – что будете в ближайшее время полностью мне подчиняться, без всяких вопросов.
В его словах было столько уверенности и убедительности, что она согласилась:
– Я сделаю все, как вы велите.
Она знала, что в делах войны должна полностью ему доверять. Малейшая ошибка могла стоить жизни.
И вот, зная о всех опасностях, что маячили вокруг, она, словно желая этим отогнать их прочь, яростно потянула его на себя снова, как бы уничтожая тем самым любую преграду между ними. Дыхание Рольфа хрипло вырывалось сквозь зубы. Она приподнялась навстречу, чтобы пропустить его в себя еще глубже. Лежа на ней всей тяжестью, он вошел в нее с животным криком наслаждения. Раз за разом проникал он до самых ее глубин, отчего дрожащие волны восторга разбегались по всему ее телу, пока наконец она не оказалась на самом краю освобождения.
Вжавшись в него изо всех сил, она прохрипела ему в ухо:
– Люблю… – и уступила приступу безумного экстаза, до которого он довел ее. Это была капитуляция и полная победа одновременно, и она еще долго сжимала его в объятиях после того, как он тоже достиг своего освобождения.


Густой туман лежал на башенках, окружавших двор, и тени покрывали каменные плиты под ногами. Рольф сел на коня и посмотрел вниз на Эннис. Его горло сжалось. Она проплакала почти всю ночь, отвернувшись от него, думая, что он спит. Он никак не обнаружил, что слышит, но, когда она наконец заснула, бережно обнял ее и держал так до утра.
Женщины всегда изнывают от страха, когда мужчины уходят на войну, и он не может ей обещать, что вернется. Даже такой богатырь, как король Ричард, был убит случайной стрелой, упавшей с неба. Рольф думал об этом с суеверным страхом. Ричард тогда развлекался, наблюдая, как один предприимчивый француз сковородкой ловит камни, которые англичане метают с помощью катапульты в его крепость. Потом эти же камни использовались против самих англичан. Затем прилетела стрела и попала Ричарду в плечо. Пытаясь вырвать ее, он сломал древко. Ровно через двенадцать дней он умер от воспалившейся раны. Никакое лечение не помогло.
Нет, он не станет обещать Эннис, что вернется. Он не даст ей надежды, которая может обмануть.
Положение дел было мрачным. Мятежники заняли Лондон, и город вновь готовился к защите, на сей раз от фламандских войск графа Солсбери. Но для взятия города требовались специальные осадные машины и бесперебойный подвоз боеприпасов. Да и река сильно стесняла действия осаждавших. Поэтому граф Солсбери отступил. В результате основные склады боеприпасов, золото и многие ценности Иоанна оказались в руках мятежников. Они были блокированы в городе и не могли покинуть его, но и король не мог проникнуть внутрь.
Предпринимались многочисленные попытки, чтобы исправить положение. Посланники сновали между Виндзором и Лондоном столь часто, что на дороге появились новые колеи. Король призвал на помощь Рольфа, и тот выступил с войсками, опять назначив Гарета Кестевена кастеляном Драгонвика.
– Я дал Гарету необходимые указания, – сказал он Эннис. – Следуйте распоряжениям, которые я пришлю. Я подготовил все для того, чтобы, в случае если мятежники нападут на Драгонвик, вы скрылись в женском монастыре под Гедни. Хоть я и не думаю, что замок будет просто взять, рисковать вами я не намерен. Возьмите с собой в этом случае Белл и молитесь о нашем общем спасении.
– Да, лорд, – ответила Эннис, хотя было видно, что она лишь наполовину понимает его слова.
Он слегка улыбнулся и наклонился в седле, чтобы обнять ее. Вулфзиге нетерпеливо зафыркал, но Рольф успокоил его твердой рукой и страстно поцеловал Эннис.
– Я вернусь к вам, – сказал он взволнованным голосом. – Что бы со мной ни случилось, я хочу, чтобы никакое зло не коснулось вас. Не бойтесь за меня, но думайте о своей безопасности. Мятежники настроены решительно и на уступки не пойдут.
Рольф запустил пальцы в волосы жены и еще раз поцеловал ее. Он сделал это с такой страстью, как будто знал, что это в последний раз и никогда больше ему не почувствовать вкус ее губ. Затем он резко отпустил ее. Она отошла на несколько шагов, ее голубые глаза были полны страха и слез.
Не в силах более длить расставание, он развернул Вулфзиге и дал ему шпоры. Стук копыт по камням наполнил воздух, и отряд выехал со двора через подъемный мост. Не успели они с него съехать, как послышался лязг цепей. Гарет никому не позволит проникнуть в замок без его ведома.
Рольф не оглядывался.
Но к тому времени, как они достигли Виндзора, переговоры между королем и баронами уже закончились. Посланцы сносили не одну пару обуви, а подковы лошадей истончились к тому времени, как могущественные люди обсудили спорные детали.
– Почему, во имя всего святого, – ворчал он, беседуя с Гаем, – считается, что некие двадцать пять человек способны уладить то, что послужило причиной такой катастрофы, как мятеж? Эти бароны, которых называют примирителями, будут всегда блюсти свой личный интерес, а совсем не интересы страны или короля.
– Да, – согласился сэр Гай.
Он смотрел на широкий луг за спиной Рольфа. На этом лугу между Стайнсом и Виндзором им было приказано разбить лагерь. Назывался он Раннимед, и сегодняшним утром, 15 июня, здесь должна была состояться решающая встреча между королем и баронами. Берега реки также представляли собой обширные, покрытые травой ровные низины, и там стояли лагерем бароны. Они привели великое множество рыцарей, вооруженных до зубов. Казалось, все дворянство Англии явилось на встречу с королем, чья сторона была представлена гораздо скромнее.
С королем были архиепископы Кентерберийский и Дублинский, глава английских тамплиеров, графы Пемброк, Уоррен, Солсбери и Арундел. Их окружало около дюжины баронов рангом пониже.
Благодаря этим людям король наконец сдался, подписав документ, названный Великая хартия вольностей. Это было сделано со всем достоинством и пышностью, приличествующими королю. Едва солнце позолотило деревья, траву и балдахин королевских носилок, Великая хартия была подписана. В ней гарантировались равные права всем сословиям и всем англичанам. Но значение ее выходило далеко за рамки официального текста.
Двадцать пять баронов были избраны, чтобы следить за должным соблюдением и выполнением всех условий и положений хартии. Они присутствовали в Раннимеде и самым торжественным образом заверили подлинность документа, подписанного королем. Он вместе с баронами поклялся следовать хартии «со всей честностью и без обмана».
Иоанн обещал никогда не выдвигать никаких требований, касающихся отмены или ограничения сделанных им уступок. Но мало кто верил обещаниям короля, иначе зачем ему содержать такое количество иностранных наемников?
– Похоже, Англия обменяла одного короля на двадцать пять новых, – мрачно заметил Рольф, когда все было кончено и король вернулся в Виндзор. Шум празднования и пиров висел над лугами, усеянными шатрами мятежных баронов.
– Говорят, – сказал Гай, – правда, шепотом и под большим секретом, что король угостил одного из своих слуг зрелищем припадка «анжуйской ярости» невиданной прежде силы. Он изрыгал невероятные богохульства, скрежетал зубами, выкатывал глаза и даже хватал с пола солому и грыз ее, как сумасшедший. Он разнес всю свою комнату. Никто не решался к нему приблизиться, пока припадок не прошел. – Он замолчал, затем озабоченно продолжил: – У короля изо рта шла пена, как у бешеной собаки, брызги ее летели вокруг, отчего все его платье промокло. Он обезумел. Мы пропали.
– Но король не безумен. – Рольф отпил из кубка, хотя вино никак не могло уменьшить его беспокойства. – Запомните мои слова. Это только начало. Когда он перестанет бесноваться, он постарается аннулировать сделанное сегодня, и тогда пострадает вся Англия.
Через четыре дня после подписания все бароны Англии, как лояльные, так и мятежные, принесли свою клятву верности королю. В течение недели он направил копии хартии всем шерифам, лесничим и королевским судебным приставам во все графства. В приложенных письмах он приказывал им привести всех людей, находящихся в их юрисдикции, к присяге, обязывающей подчиняться распоряжениям двадцати пяти поименованных баронов. На ближайших заседаниях местных судов графств предписывалось выбрать по девяти достойных рыцарей для расследования обжалованных прежде обид и притеснений, чтобы искоренить их впредь. Иоанн в это время был спокоен, любезен, улыбался, вел непринужденные беседы и показывал окружающим, что он удовлетворен ходом дел и наступившим миром.
Хьюберт де Бург, человек, преданный королю, был назначен новым верховным судьей и наместником королей норманнской династии. Он повелел шерифам и рыцарям всех графств наказывать любого, кто откажется дать клятву повиновения двадцати пяти баронам.
Когда через десять дней после подписания король покинул Виндзор, чего не мог сделать раньше из-за приступа подагры, Рольф со своими людьми проводил его до Винчестера. В ближайшее время должно было выясниться, намерен ли король соблюдать хартию, а бароны – поддерживать мир.
Но непримиримое ядро мятежных баронов открыто оскорбляло Иоанна и отказывалось освободить центр Лондона. Июль и август ознаменовались небывалым зноем и оживленнейшей перепиской между Англией и Ватиканом. Папа строжайше велел баронам подчиняться королю и под присягой поклясться выполнять любые его требования. Далее стало известно, что еще до подписания Великой хартии король упрашивал папу аннулировать ненавистное соглашение, навязанное ему мятежниками. Стефан Ленгтон, отправившийся в Рим умолять папу позволить королю и вассалам довести дело до конца мирным путем, был остановлен папским посланием, в котором недействительными объявлялись и Великая хартия, и все полномочия архиепископа.
Вынужденные выбирать между безоговорочной капитуляцией и войной до конца, мятежные бароны выбрали бунт. Они, правда, не были готовы к войне, как король. Он успел собрать людей и боеприпасы, а из-за моря ему обещали поддержку Пуату, Гасконь, Брабант и Фландрия. Граф Солсбери побывал в десяти королевских замках и собрал там войска. Иоанн обнародовал всеобщую охранную грамоту для «всех, кто хочет вернуть нашу милость своею службой». К концу сентября он продвинулся в глубь страны уже до Майлинга.
Рольф и сэр Гай со своими воинами стояли лагерем под Лондоном. Приходили тревожные вести. Сибрук метался, не зная, примкнуть ли ему к мятежу или принести присягу королю. Джастин, по-видимому, постоянно подвергался опасности. Рольф не ослаблял своих попыток вернуть мальчика и наконец вырвал у короля обещание послать против Сибрука войска, если тот примкнет к мятежникам. Но это, казалось, случится еще не скоро. Рольфу ничего не оставалось, как только наблюдать, возмущаться и ждать.
Рольф слал Эннис заботливые письма, получая взволнованные ответы. Он не мог себе представить, что мятежники дойдут до того, что призовут на помощь короля Филиппа и присоединятся к нему, чтобы уничтожить Иоанна.
– На что они надеются? – с досадой спрашивал он Гая. – На то, что Филипп поможет им вырвать Англию из лап Иоанна, а затем преспокойно вернется во Францию? Какая глупость! Если мы потерпим поражение, Англия станет частью Франции. Филипп отдаст ее принцу Людовику, а тот захочет заплатить своим рыцарям за службу, раздав им земли тех самых безмозглых баронов, которые его призвали…
Немного помолчав, Гай пробормотал:
– Сейчас, когда мятежники возобновили осаду Нортгемптского замка и осадили Оксфорд, попытки Иоанна заставить архиепископа сдать ему замок Рочестер можно считать провалившимися.
Почувствовав в замечании Гая скрытый смысл, Рольф спросил:
– Это общеизвестно. Что из этого?
Гай набрал побольше воздуха и сказал:
– Ваш брат Джеффри сражается на стороне мятежников.
Он достал письмо. Оно было коротким и адресовано в Драгонвик. Гарет Кестевен переслал его с курьером, но тот сначала не мог найти Рольфа, и письмо попало к Гаю. В нем Джеффри призывал своего брата присоединиться к мятежникам.
Ветер беспрерывно и резко трепал стенки шатра, и Рольф долго прислушивался к его свисту, прежде чем сложил пергамент пополам. Его брат был сейчас как раз на противоположном берегу реки. Это письмо почти месяц гонялось за ним по всей Англии, а догнало только сейчас, когда он рядом со своим братом.
– Что же вы будете делать, лорд? – спросил Гай.
Рольф сидел в безмолвном раздумье.
– А что мне, по-вашему, делать? – проворчал он. – Джеффри мой брат, и, хотя я не намерен присоединяться к нему, я его не предам.
Слегка напрягшись, Гай сказал:
– Я и не думал никогда такого. Но вам следует знать, что король собирается отобрать Рочестер у бунтовщиков, а ваш брат – один из его защитников. Нас призовут к оружию против них.
– Да, но я ничего не могу сделать, как только служить там, куда меня призовут. – Рольф провел рукой по волосам, чувствуя крайнюю усталость. – Я лишь могу молиться о том, чтобы не встретить Джеффри на поле битвы.
В середине октября король подошел к стенам Рочестера. Когда войска заняли берег Мидуэй-Ривер, отделявшей их от Рочестера, король отправил сэра Гая с отрядом воинов на ту сторону реки, чтобы сжечь мост ниже по течению и тем самым прервать сообщение между Рочестером и Лондоном. Мост защищал Роберт Фицуолтер с сильным отрядом рыцарей и конных воинов. Им удалось отбросить нападавших и потушить пламя. Но потом Фицуолтер со своими людьми вернулся в Лондон, и повторная атака прошла удачно. Мост был разрушен. Дорога к Рочестерскому замку была свободна, и город осажден.
Сначала горожане высыпали на стены и бастионы с самым воинственным видом, но, узнав короля и его людей, бежали. Иоанн с войсками вошел через городские ворота и гнал мятежников через весь город до самого моста так решительно, что все рыцари, готовые обороняться, были вынуждены запереться в замке. Теперь цитадель защищали только девяносто пять рыцарей и сорок пять тяжеловооруженных конников.
Осада длилась больше месяца. Осажденные не получали извне никакой помощи, а осаждающие перепробовали все способы взятия крепостей. Минирование, обстрел, штурмы и осадные машины день и ночь изводили защитников. Ничто не помогало. Отважные люди, засевшие за мощными стенами, не желали помилования от короля и не помышляли о капитуляции.
Рольф знал, что Джеффри находится в замке, но ничем не мог помочь. Его брат, как и он сам, сделал свой выбор.
25 ноября, использовав жир сорока свиней, нападавшим удалось поджечь главную башню. Огонь был так силен, что она разрушилась. Это сделало положение защитников безнадежным, но они держались еще пять дней – до праздника святого Андрея.
Были построены виселицы, потому что король приказал повесить всех защитников крепости одного за другим. Джеффри был среди приговоренных. Только уговоры Рольфа и Саварика де Мулеона спасли его и остальных. Им удалось внушить королю, что если казнить таких доблестных рыцарей, то мятежники начнут поступать точно так же со всеми сторонниками короля, попавшими в их руки. И тогда никто не захочет служить у короля. Рыцарей отправили в тюрьму, Джеффри в том числе. Простых воинов задержали – в надежде получить за них выкуп или обменять на своих, попавших в плен.
Иоанну пришлось ограничить свою мстительность повешением одного арбалетчика, который служил у него, когда король был еще ребенком, а теперь предал.
Затем внимание короля обратилось к другим предметам. Он прошел через Эссекс и Суррей в Гемпшир, а отсюда направился в Виндзор. 20 декабря он устроил совет в аббатстве святого Албана, после чего его армия разделилась на две части.
Действия короля беспокоили Рольфа. Встретить еще одно Рождество в компании Иоанна было не слишком приятно. Он не видел Эннис уже много месяцев и не знал, сколько еще предстоит им быть в разлуке.
Из переписки с ней он узнал, что Сибрук принес присягу Иоанну. Это означало, что Джастин остается по-прежнему в замке Стонхем под опекой своего дяди, пока не удастся убедить короля смягчиться. Но за всеми этими бурными событиями в королевстве поговорить с королем с глазу на глаз было очень трудно. Когда же ему удалось это, тот, как всегда, был крайне неуступчив.
– Я не вижу причин менять сейчас положение дел, – холодно сказал Иоанн, когда Рольф потребовал от него сказать наконец свое слово. – Действительно, Драгонвик, вы начинаете надоедать мне своими назойливыми разговорами о вашем сыне. Он в полном порядке, а в Стонхеме – в гораздо большей безопасности, чем если бы отправился через воюющую страну в Линкольншир. Французские наемники будут счастливы захватить такого ценного пленника. И каковы же мы оба тогда с вами будем? Нет, это слишком рискованно…
Рольфу потребовалось все его самообладание, чтобы не забить все эти полуобещания-полуугрозы обратно в глотку королю. Удержало его только сознание того, что подобные действия еще больше навредят Джастину, да и Эннис. В противном случае он не задумываясь оставил бы королевскую службу, вызывавшую у него глубочайшее отвращение. А так он был вынужден просто удалиться из королевских покоев с болью в сердце и тяжестью на душе.
Но самое худшее ждало его впереди. Рольфу и сэру Гаю было приказано присоединиться к королю в его карательной экспедиции по северным провинциям Англии. Им предстояло огнем и мечом уничтожить на своем пути все – людей, животных, имущество. Щадить нельзя было никого.
С омерзением и чувством внутреннего протеста Рольф собрал своих людей.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100