Читать онлайн Любовь на острие кинжала, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.21 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Любовь на острие кинжала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Восходящее солнце слегка позолотило поля вокруг Драгонвика. Прозрачный туман клубился по окрестным холмам, покрытым молодой зеленью. Стоя у открытого окна, Рольф отсутствующим взглядом смотрел на поля, леса и болотные топи. Внизу, в деревне, слышались звуки приготовлений к свадьбе, которая должна была свершиться этим утром в большой церкви. Причудливые клубы дыма поднимались над соломенными кровлями и уносились прочь, гонимые утренним бризом.
Давно, когда он только еще начинал строить свой замок Драгонвик, у Рольфа возникла странная фантазия – если смотреть вдаль упорно и долго, можно увидеть шпили Линкольнширского собора. Конечно, пустая фантазия. Чересчур далеко, чтобы что-то увидеть, как бы высока ни была твоя башня… Но в том далеком прошлом он вообще был более склонен к мечтам, чем теперь.
Суровая жизнь слишком часто окатывала его ледяной волной, не спрашивая на то его согласия. Теперь он хорошо понимал, что это значит – видеть собственную жизнь раздробленной на множество частей, часто слишком маленьких для того, чтобы собрать их вместе. Он одолел невзгоды после долгой борьбы в одиночку. Хватит ли у него сил, чтобы продолжить ее? Он не был уверен.
Давно уже он не испытывал к женщинам тех чувств, которыми жил в юности. Тогда он был наивен и доверчив. Марджори быстро показала ему всю несбыточность его надежд.
Его пальцы сжались в кулак, которым он несильно ударил по каменной раме окна с частым свинцовым переплетом. Цветные стекла витража преображали усиливавшийся свет солнца, дробя его самым причудливым образом, заставляя переливаться всеми красками. И эти чудные цвета исчезали, стоило лишь слегка повернуть голову. Так исчезает радуга, так без следа рассеивается туман… Так же и он держал когда-то счастье в руке, а оно обернулось миражем. Он не собирался вторично обречь себя на подобное саморазрушение.
Он прежних ошибок не повторит, когда женится на прекрасной леди Эннис, не позволит своему сердцу размякнуть, не доверит свою мужественность рукам женщины. В первый раз это стоило слишком дорого. Теперь он должен вернуть то, что утратил когда-то. Горечь былых поражений до сих пор причиняет боль.
Через несколько часов священник, присланный Питером де Роше, верховным судьей Англии и епископом Винчестерским, соединит его узами брака с Эннис Д'Арси. Эти клятвы не даются так просто. Если он даст обет быть ей возлюбленным законным мужем, то уже не отступит от него. И хотя выбор супруги принадлежит не ему, он своих клятв не нарушит. Поступит ли она так же?
Королевский двор был полон дамами, которые вовсе не видели смысла блюсти верность своим мужьям. Они изменяли им мыслями, телом и сердцем, причем с такой готовностью, что это даже слегка восхищало его. Да и мужья изменяли им, не задумываясь и не сомневаясь. Но тень скандала ни разу не коснулась имени леди Эннис. Возможно, она и не изменяла своему мужу.
Горло Рольфа свела судорога. Память о Люке Д'Арси до сих пор жива в сердце его вдовы. Она, должно быть, сильно любила его. Это большая редкость в такие времена – отыскать мужа и жену, столь постоянных в любви и верности, единорога и то чаще встретишь. Легкая улыбка тронула углы его рта. Именно этими словами описывал он нравы двора Эдмунду, и его учитель фехтования всегда сильно смущался.
Как жаль, что его не будет с ним сегодня… Как бы порадовался старый наставник, видя своего лорда идущим к алтарю! Часто говаривал Эдмунд, что если Рольфу чего и не хватает, так это жены. Жены, чтобы была рядом долгими зимними вечерами, чтобы делила радость и горе, – жены для любви…
Стук в дверь вывел Рольфа из задумчивости. С некоторым удивлением он заметил, что солнце уже окрасило горизонт и что на равнине совсем светло. Сегодня не будет дождя.
На его разрешение войти в дверном проеме появилась темноволосая голова Вэчела:
– Милорд, сэр Саймон хотел бы поговорить с вами. Он в зале.
– Сэр Саймон? – Рольф удивился. Хотя барон и не выражал радости по поводу предстоящей свадьбы, слов осуждения от него тоже никто не слыхал. Он держал свои мысли при себе. – Скажите, что я скоро спущусь к нему. Вы видите, я еще не одет для свадьбы.
– Да, милорд, он ждет у очага. – Вэчел помедлил мгновение и добавил: – Мне кажется, он малость обезумел.
Рольф недоуменно поднял бровь, Саймон де Роже был тем бароном, за которым следовало приглядывать особенно внимательно. Остальные пойдут за ним, куда он их поведет. Если бы Рольфу удалось договориться с этим осторожным лидером, склонить его на сторону короля, то, возможно, открытого мятежа удалось бы избежать. Времена были темные, смутные. Многие бывшие союзники короля примыкали к бунтовщикам. Крупные лорды, плетущие заговоры, как правило, опирались на таких вот Саймонов, имевших авторитет среди рыцарей. Они их рассматривали как своего рода арендаторов, хотя бывали исключения. Рыцарские лены
type="note" l:href="#n_13">[13]
и создавались обычно по этому принципу. Если же ленник пытался сохранить верность королю, то положение его становилось весьма незавидным. Его лорд мог весьма произвольно собирать налоги, предоставлять необходимую помощь или отказывать в ней. Так было сплошь и рядом. И если лорд бунтовал, то и зависимые от него рыцари вынуждены были следовать за ним. Времена были тяжелые для всех и каждого.
Размышляя таким образом, Рольф спустился в зал, где увидел барона. Тот нервно метался взад-вперед перед возвышением, а вокруг слуги, еле увертываясь от него, расставляли скамьи вокруг столов; серебряные сосуды со специями и медом размещались подле массивных серебряных солонок. Деревянные блюда с резными ручками в форме драконов уже стояли и ждали.
– Нет ли более уединенного места, где мы могли бы переговорить? – резко спросил сэр Саймон, и Рольф кивнул.
Они прошли под полукруглой аркой в нечто вроде алькова, закрытого от всех любопытных ушей и глаз.
– Говорите свободно, сэр, – сказал Рольф.
Некоторое время сэр Саймон сердито разглядывал свои сапоги, затем посмотрел на Рольфа:
– Глэйт Вулфкот считает, что у вас есть враг, желающий вам смерти, милорд.
Рольф слегка улыбнулся:
– Конечно, у меня очень много врагов, и все они хотят моей смерти. Это вас так расстроило, сэр?
Раздраженно покачав головой, сэр Саймон проворчал:
– Нет. В наше чертово время у каждого полно врагов. Я хочу сказать только, что нападение медведя, который вас чуть было не убил, не было несчастным случаем. Сэр Глэйт был там, и он рассказал мне: загонщики повернули зверя в одну сторону, но житель замка направил его прямиком туда, где вы отстали от остальных.
Рольф молча глядел в расстроенное лицо сэра Саймона. Приехать в чужой замок и обвинять одного из его жителей – вещь опасная. Сэр Саймон должен быть твердо уверен в своих словах.
Рольф уперся кулаком в каменную арку и уставился на дракона, вырезанного на раме окна за спиной сэра Саймона. Из пасти чудовища вырывалось пламя, а оскаленные зубы были кривы и длинны. Он одерживал победу над конным рыцарем.
– И кто же погнал медведя этим путем? – спросил он безразличным тоном, как если бы ответ не имел никакого значения. Ответ для него не прозвучал неожиданно, хотя еще совсем недавно ошеломил бы.
– Мне сказали, что медведя направил сэр Гай Фицхью. Хотя он первым на вас натолкнулся и получил рану вместо вас, я не знаю, что и сказать. – Сэр Саймон выпрямился и застыл. – Я чувствовал себя обязанным сообщить вам, милорд.
Да уж, он чувствовал. Его прямая душа не оставила ему выбора. Больше похоже на то, что он бы просто почувствовал себя не у дел, не поступи он вот так прямодушно…
– Благодарю вас, сэр Саймон, – мягко сказал Рольф. – Ваше предупреждение как нельзя более кстати.
Сэр Саймон, однако, не уходил. Рольф вопросительно поднял на него глаза, и барон медленно произнес:
– Я считаю вас уважаемым человеком и только поэтому не сказал вам всего. – Кривая улыбка появилась на его губах. – Не следовало, быть может, прислушиваться к сплетням, но я слишком стар, чтобы меняться. Мне случалось в жизни ошибаться, но я рад видеть, что леди, которую вы избрали в жены, попадет в хорошие руки. Это облегчает мне исполнение тягостной обязанности – но дело не терпит отлагательств.
– Благодарю вас за вашу оценку, – вежливо сказал Рольф, а сэр Саймон поднял руку:
– Подождите, милорд. Мне не нравится то, что я скажу, но, кажется, сэр Гай слишком часто и вожделенно смотрит на леди. Я это замечал еще раньше, да и вчера вечером, когда его принесли на носилках.
Когда сэр Саймон наконец ушел, Рольф прислонился к холодным камням алькова. Да, он и сам это замечал. Взгляд Гая часто задерживался на Эннис, и в глазах его был свет, предназначавшийся исключительно ей. Он это сам видел. И теперь он знал наверняка, что это не просто игра его воображения. Другие все замечали не хуже его.
Рольф заслонил рукой глаза, пораженный внезапным приступом душевной боли. Когда там, в лесу, он упал на одно колено, едва успев схватить свой кинжал и пытаясь отразить стремительный натиск медведя, у него не хватило времени, чтобы правильно взять оружие. Он ранил хищника, но удар пришелся под неверным углом, и рукоятка раскололась в руке. Длинный острый кусок дерева пронзил ладонь Рольфа. Он был на волосок от гибели.
Медведь был ранен сильно, но не смертельно. Вне себя от боли и ярости, он опять кинулся на охотника, оскалив свои страшные клыки, и тот едва сумел увернуться, яростно тыча сломанной рукояткой в нос зверя. Рольф видел перед собой грозную опасность и весь сосредоточился на том, чтобы спастись. Поэтому он не заметил, как подъехал сэр Гай. Рыцарь закричал, и от неожиданности Рольф оглянулся – в самый неподходящий момент! – и чуть не был растерзан. Не зарычи медведь перед новым броском, Рольф не успел бы отпрянуть и погиб бы, задавленный огромной тушей. Но в последнюю секунду он сумел отскочить, и зверь промахнулся, его клыки лишь слегка задели противника. Но он опять изготовился к прыжку. Всего несколько дюймов отделяет хищника от его жертвы. Рольф ощущает горячее смрадное дыхание на своем лице. И снова делает выпад обломком кинжала… Сколько раз наскакивал медведь… Сколько раз отбивал его атаки лорд… Но исход схватки был предрешен. И тогда, теряя силы, Рольф закричал. Он звал Гая. Звал на помощь…
Но тот почему-то медлил… Почему?.. Послышались людские голоса. И только тут Гай поразил животное верным ударом кинжала. Но вовремя не успел отскочить: агонизируя, зверь разорвал ему ногу. Едва переводя дух, Рольф недвижно стоял над своим рыцарем, распростертым поперек медведя, все еще бившегося в последних конвульсиях. Поляна огласилась криками, собачьим лаем – это наконец-то появились остальные охотники… Рольф не потребовал от Гая объяснений. Но вопрос остался: почему тот медлил? Ведь эта медлительность могла стоить его лорду жизни. Рольф промолчал – он был чересчур потрясен, чтобы устраивать расследование…
Теперь он уже сожалел об этом. Любой ответ мог бы стать знаком верности Гая. Неужели его приближенный рыцарь не пришел вовремя ему на помощь потому, что желал его смерти? Ведь именно Гай предложил устроить вместо утиной охоты травлю медведя. Именно Гай видел, как он уронил свой кинжал, но не подождал его, оставил одного, последовав за остальными…
Во рту появился горький привкус – привкус измены, и Рольф с трудом сглотнул. Возможно, это предательство послано ему в наказание за то, что он увез леди против ее воли. Говорят, за все приходится платить. Он думал, что эта женитьба, к которой его принуждают, тоже является наказанием за то, что он дал себе зарок не жениться вторично…
Сколько ночей провел он без сна, думая о женщине в западном крыле? Только железная воля удержала его от того, чтобы не ворваться к ней в комнату и не предъявить супружеские права еще до заключения брака.
Господи Иисусе! Да он попросту бредил ею. К его ужасу, она вторглась в его сны, заполнив их своим прекрасным лицом и рыжими волосами, мягкими изгибами тела под платьем, которые заставляли его забывать самого себя. Она была огнем, сжигавшим его кровь, и он дождаться не мог совершения брачного обряда.
А вдруг, думал он как в лихорадке, – вдруг она сговорилась с сэром Гаем, чтобы избавиться от нежеланного мужа? Не были ли ее ласковая улыбка и мягкие слова просто маскировкой для подлинных чувств? Горькие мысли сводили его с ума. Но даже если она желает ему смерти, если хочет его отравить или вонзить ему кинжал между ребер, он все равно ее хочет! Самым печальным открытием для него стало то, что ему безразлично: она его ненавидит или нет. Он ее просто хотел! Хотел ощутить под собой ее тело, вновь прикоснуться к губам, погрузиться руками в ее женское тепло. Он был околдован, пленен, превратился в ее раба. И он ничего не мог с этим поделать. Он станет ее мужем через несколько часов, и они будут связаны навеки.
Рольф закрыл глаза, и ему пришла в голову мрачная мысль, что он воистину проклят.


Опустившись на колени перед алтарем, Эннис вдруг почувствовала тревогу и подумала, что совершает большую ошибку. Рольф, тоже коленопреклоненный, стоял рядом с ней. Тело его было напряжено, а на вопросы священника он отвечал резким голосом, от которого ее сердце сжималось. Никакого восхищения не было в его глазах, когда он смотрел на нее, только холодный зеленый блеск. Она в замешательстве глядела на свои сплетенные пальцы. Рольф, облаченный в черную с зеленым тунику и алую мантию поверх широких плеч – высокий, красивый, величественный, – глядел мимо нее холодно, равнодушно, как в самый первый раз. Все ухищрения, к которым она прибегла, чтобы выглядеть как можно лучше, пропали даром. В шелковой тунике янтарного цвета и златотканом платье она была похожа на живое пламя. Белл поразилась, когда застегнула на шее Эннис тяжелое ожерелье. Не найдя слов, чтобы выразить свое восхищение, она просто принесла полированное серебряное зеркало как лучшее подтверждение своей правоты. Вышитый золотыми нитями янтарный шелк стекал по телу красивыми складками. Длинные рукава, также покрытые искусной вышивкой, достигали пола, но не волочились по нему, удерживаемые тонкими коваными золотыми цепочками, соединенными с золотым же поясом вокруг талии. Тонкие золотые нити, вплетенные в ее распущенные волосы, блистали и сверкали. Поверх ее короны лежал маленький изящный венок едва распустившихся желтых и белых цветов.
Но наибольшее внимание привлекало ее ожерелье. Настоящая драгоценность из оправленных в золото гранатов горела на ее груди, как костер. Подобранные в тон серьги пламенели при каждом повороте головы. Этот свадебный подарок Рольф прислал ей сегодня утром. Она хотела поблагодарить его за внимание и улыбнулась, когда они стояли перед алтарем. Но холодный, равнодушный взгляд, обращенный к ней, пригвоздил ее к месту, и сердце сжалось.
Он не хотел жениться, она это знала, но все-таки надеялась, что его отношение к ней стало более теплым. Его внимание, когда он выставил цвета ее отца, его теплые слова за вечерней трапезой – все это вселяло надежду. И вот теперь эта надежда рухнула.
Она постаралась собраться с духом и покорно отвечала на вопросы священника в богатом облачении, который руководил церемонией.
Свечи в высоких шандалах мерцали, отражаясь в вышитых золотом алтарных покровах. Запах курящегося фимиама и приглушенный шум наполняли деревенскую церковь, набитую до отказа. Люди стояли не только на ступенях капеллы, но и заполняли все окрестные улицы. Это был удачный день для деревенских жителей, и все высыпали из домов. Не то чтобы их очень интересовала свадьба сеньора, но после церемонии всех в замке и вокруг него ждали выпивка и угощение, а для счастливцев, которые сумеют пробиться в зал, – еще и всяческие увеселения. Остальным же придется вытягивать шеи снаружи, пытаясь что-то разглядеть, да пить хозяйское вино, забывая призывы священника к воздержанию. Несмотря на духоту внутри переполненной людьми капеллы, Эннис задрожала, когда священник закончил свои благословения и велел Рольфу поцеловать жену. Прикоснувшись губами к ее губам, Рольф подал ей руку и помог подняться. Она повернулась и увидела целое море чужих лиц.
Если бы это была обычная свадьба, ее глаза встретили бы множество доброжелательных улыбок, к ней подходили бы подруги и родственники, чтобы поцеловать в щеку и пожелать счастья. Но здесь ей улыбалась одна только Белл, глаза которой были затуманены романтическими грезами. Бедная девушка. Она вообразила, что ее лорд влюблен, тогда как он всего лишь повиновался королю.
Спускаясь со ступенек перед алтарем, Эннис сосредоточилась на том, куда ей ставить ноги, а вовсе не на своем муже. Он по-прежнему держал ее руку, горячими пальцами сжав ее кисть. Она испытала благодарность за эту поддержку, потому что ноги у нее дрожали и она вряд ли сумела бы покинуть церковь без посторонней помощи. На нее давили эти своды, и сотни свечей, и эти чужие лица повсюду. Выйдя на улицу через высокие двери, она увидела своих вассалов. Они с серьезным видом наблюдали за свадьбой дочери старого лорда с новым сюзереном.
Глэйт Вулфкот и сэр Саймон, стоявшие ближе других, преклонили колено, когда она проходила мимо. Эннис спустилась с паперти, солнце светило ей в глаза, и мягкий бриз остужал лицо. Рольф двумя руками взял ее за талию и посадил на белоснежную лошадь, украшенную шелковой попоной и цветочными гирляндами. Тихим шагом они проехали по улицам деревни, под ноги их коней летели цветы, а на головы новобрачных – зерно, дабы союз их был благословен детьми.
Эннис подавляла в себе желание рассмеяться. Все это казалось ей маскарадом, балаганным представлением для развлечения гостей. Даже когда после всего они вернулись в большой зал Драгонвика и она заняла свое место за высоким столом, происходящее продолжало казаться ей чем-то нереальным. Все было похоже на сон, перед глазами постоянно возникали какие-то неясные образы, которые исчезнут, как только она проснется.
Время тянулось мучительно медленно. Она сидела как деревянная, улыбка застыла у нее на губах. Подавались все новые и новые перемены блюд. Слуги ставили на столы тяжелые сосуды; запеченный лосось, копченые и маринованные угри, вареная морская свинья и копченая сельдь, миноги, щуки и треска – такое количество рыбы проплыло мимо нее, что она почувствовала нечто вроде морской болезни… Эта мысль показалась ей забавной, и она с трудом подавила спазм смеха в горле.
– Миледи, – спросил сэр Саймон, наклонившись к ней, – с вами все в порядке?
Она подняла глаза на него и взяла себя в руки. Должна ли она обнаружить свое замешательство? Нет, не должна.
– Да, сэр Саймон, я в полном порядке, только слегка утомилась от всего этого множества блюд. Что это там еще несут? Неужели лебедя?
Сэр Саймон отвернулся, чтобы посмотреть на слуг, которые как раз подносили огромное тяжелое блюдо на одобрение к высокому столу. Лебедь был зажарен целиком, затем перья его возвратили на прежние места. Блюдо было залито голубым желе, так что птица, казалось, плыла. Деревья и тростник, исполненные из теста и зелени, дрожали при каждом шаге слуг. За лебедем последовал жареный павлин, тоже на огромном блюде и тоже во всем своем роскошном оперении и с распущенным хвостом.
Как того требовал обычай, Рольф встал и торжественно объявил новые блюда, особо похвалив искусство поваров. После его одобрения кушанья были разрезаны.
Музыка, звучавшая непрерывно во время трапезы, сменилась на более живую: пока на кухне готовилась следующая перемена, столы были убраны, чтобы освободить место для танцев. У Эннис перехватило горло. Конечно, от нее ожидают танца с Рольфом, но она совершенно забыла об этом. Ее мысли были заняты только свадьбой и переменчивыми настроениями ее мужа.
К счастью, желающих потанцевать было множество, и в их толпе смятения Эннис никто не заметил. Рука Рольфа была теплой и легкой, как будто он и не был ее возлюбленным законным мужем, а кем-то посторонним. Когда она осмелилась взглянуть на него, глаза ее встретили глаза чужого человека – отстраненный, холодный, безразличный взгляд. Она отвернулась, уныние затуманило ее взор.
Рука Рольфа слегка напряглась на ее руке:
– Не надо изображать застенчивость там, где ее нет, леди жена, – пробормотал он, и она обнаружила на его лице насмешливую улыбку. – О, я вижу, вы прекрасно поняли мою мысль.
– Вовсе нет. Я понятия не имею, о чем вы. Молю, объясните!
– Позже. – Его пальцы скользнули по ее ладони ближе к запястью. – Когда мы будем одни.
Хотя ей и очень хотелось заставить его отвечать, она помнила, что в зале множество любителей переносить слухи, для которых как воздух необходим хотя бы намек на сплетню. Нет, она не даст ни малейшего повода к пересудам, которые порадуют ухо Сибрука, а может, и короля.
Ее губы сжались, чтобы удержать сердитый ответ, уже готовый слететь с языка. Когда все вернулись на свои места, заждавшиеся слуги вновь принялись разносить блюда по столам. Появилось множество настоящих шедевров кулинарной скульптуры и архитектуры из желе и сдобы: охотничьи сцены, рыцарские замки, мужчины и женщины. Вино струилось свободным потоком, а процессия плодов, приправ и зелени казалась бесконечной.
Когда и эта перемена блюд завершилась, вновь начались танцы. Эннис приглашали сэр Саймон, за ним – Глэйт Вулфкот, а после Раннулф Мелтон Моубрэй и Ричард де Уитби. Протанцевав со своими вассалами, Эннис обнаружила, что ее партнером стал преданный агент короля, Роберт де Викспонт.
Улыбаясь ей, лорд Роберт вежливо сказал:
– Я прекрасно помню вашего отца, миледи. И я счастлив видеть его дочь замужем за человеком короля. Ваша прежняя… неудача… теперь исправлена.
Чувствуя себя не в своей тарелке от этих намеков, Эннис заставила себя улыбнуться:
– Да, милорд, я молю Бога, чтобы все неудачи остались в прошлом. Это в обычае короля – вспоминать обо мне в моих несчастьях.
Лорд Роберт слегка смешался. Ее ответ мог быть истолкован как угодно, и, немного подумав, он решил истолковать его благоприятным образом. Он улыбнулся:
– Хотя порой и может показаться, что король забывает своих верных подданных, я уверяю вас, это не так. Многие бунтовщики, на свое горе, скоро поймут, что он не забывает также и своих неверных подданных. У него длинная память.
Эннис опустила глаза и, когда фигуры танца снова приблизили ее к лорду Роберту, пробормотала:
– Я молю Бога, чтобы король, имея долгую память обо всем на свете, не забыл бы, что мой отец любил его.
– Совершенно очевидно, что он этого не забыл. В противном случае ваша неудача с Люком Д'Арси могла бы привести вас в тюрьму. – Лорд Роберт улыбнулся и мягко сказал: – Я очень доволен, что вы сделали правильный выбор, миледи. Вам не придется об этом жалеть.
Глядя на Рольфа, танцевавшего с женой одного из своих вассалов, Эннис пробормотала:
– Я молю Бога, чтобы вы оказались правы, лорд Роберт.
Словно почувствовав ее взгляд, Рольф улучил момент посмотреть на нее. Их глаза мимолетно встретились, и ее сердце дрогнуло. Он был так мил, что взглянул на нее, но что при этом у него на душе? Не придется ли ей раскаиваться в этом браке еще сильнее, чем в браке с Люком? Она молит Бога, чтобы этого не случилось. Святая Мария! Пусть человек, за которого она вышла замуж, не погубит ее.
Она почти не заметила, как закончился этот танец и другой вассал пригласил ее. От обилия новых имен кружилась голова, и она изо всех сил старалась их не перепутать и назвать каждого должным образом. Было странно узнавать, что ленники мятежных лордов могут быть лояльны по отношению к королю и, напротив, лояльные бароны раздают лены откровенным мятежникам. В одном Линкольншире, как говорили, было подписано более сотни таких соглашений. Юстейс де Вески владел огромными поместьями в Линкольншире со многими ленниками. В этом густонаселенном графстве мятежники повсюду теснили сторонников короля.
Дело шло к внутренней войне, Эннис была в этом уверена. Кто победит в ней? И чем это кончится для нее? Святые Мария и Иосиф, она не решалась признаться себе, что ей не было дела до того, чья сторона победит, пока она была предоставлена сама себе. Она была сыта войной, сыта политической возней, по горло сыта необходимостью следить за всяким сказанным словом, всяким случайным взглядом.
Но еще тяжелее было не знать, можно ли откровенно говорить с собственным мужем, который и был самой большой загадкой. Лояльность Дракона общеизвестна, и он последний, кто стал бы вслух говорить о своей преданности, втайне замыслив измену.
Никого у нее не было, кому можно было довериться, никого, на кого можно было положиться в этом сумбурном мире перемен и измен. И меньше всего – на человека, который только что стал ее мужем.
Сев на свое место, Эннис пыталась отдышаться. Сердце ее колотилось, музыка казалась слишком громкой. Она хотела бы убежать отсюда в свою комнату и чтобы день этот остался позади. Но день был еще в разгаре, и свет струился сквозь прозрачные занавеси, закрывавшие высокие окна. Свечи в тяжелых канделябрах и факелы на стенах также освещали зал. Но все эти огни не могли рассеять вечные тени, прятавшиеся в дальних углах огромного помещения.
Медвежатина и оленина подавались в следующей перемене блюд, частично под густыми соусами, частично в жареном виде. Дикие утки и цапли также подавались вместе с другой дичью. Когда разрезали огромные пироги, из них вылетало множество маленьких птичек и с чириканьем устремлялось к стропилам и окнам. Запах пищи стал ей невыносим. С течением времени и рек вина люди шумели все сильнее. Эннис хотелось на свежий воздух.
Рука ее сжала кубок, и на мгновение она закрыла глаза. Рядом с собой она слышала низкий голос Рольфа, беседовавшего с бароном, сидевшим слева от него. Когда наступит ночь, их проводят в брачные покои и закроют до утра. Учитывая необычные обстоятельства свадьбы, а также то, что невеста к тому же являлась вдовой, постельной церемонии не предвиделось, чему она была несказанно рада. Ей совсем не хотелось, чтобы ее раздевали и осматривали перед целым собранием, не улыбалось стоять покрытой гусиной кожей и дрожать, выслушивая замечания о прелестях невесты и мужских достоинствах жениха.
– Миледи, – раздался голос у нее за плечом, и она обернулась к сэру Гаю. Тонкая улыбка играла на его губах. Он опирался на костыль. Показав на него, он печально произнес: – Я не могу просить вас о танце, но я хочу высказать вам пожелания счастья.
Она улыбнулась ему:
– Ваши пожелания очень кстати, сэр рыцарь. Как вы решились встать? Ваши раны не заживут как следует, если вы будете чересчур напрягаться.
Мальчишеская улыбка растянула его рот, отчего он вдруг показался ей гораздо моложе, чем она раньше думала.
– Для меня нет лучше лекарства, чем увидеть улыбку на вашем прекрасном лице, миледи.
Эннис почувствовала, как рядом с ней Рольф поднимается со своего места. Послышался его низкий голос:
– Вы не выглядите таким уж покалеченным, сэр Гай. Ваш язык, по крайней мере, совершенно здоров. А я уже подумал, что вы на смертном одре, – так некоторые девушки убивались о вашем здоровье.
Гай отвесил холодный поклон.
– Некоторые женщины склонны к истерии, мой господин. Как вы видите, я не настолько обессилел, чтобы быть не в состоянии передвигаться.
– Да, хвала Богу за это. Ведь все могло кончиться для вас куда хуже. Или для меня.
От Эннис не ускользнула странная интонация в голосе Рольфа. Заметил ее и Гай. Он принял еще более чопорный вид. Его челюсть окаменела, и он сказал словно сквозь зубы:
– В подобных обстоятельствах я снова рискну покалечиться, милорд.
Долго Рольф не говорил ничего. Затем медленно произнес:
– Я верю, что вы так и поступите, Гай. Вчера я не поблагодарил вас за помощь. Простите меня.
Напряжение отчасти покинуло Гая, и он кивнул:
– Мне не нужна благодарность. Я – ваш рыцарь, принесший присягу. Это мой долг – приходить к вам на помощь.
Их взгляды встретились и задержались на миг. У Эннис возникло ощущение, что она пропустила нечто важное. Потом она подумала, что ошиблась. Рольф еле заметно кивнул и вновь обратился к гостю слева от себя.
Гай посмотрел на нее.
– Миледи, – мягко сказал он по-английски, – не надо глядеть исподлобья. Радуйтесь этому вечеру. Верьте мне, если я говорю, что отдам все на свете, только бы видеть, что вы в порядке. Вам попался хороший муж, хоть он и бывает немного горяч.
Озадаченная, Эннис хотела ответить, но Гай покачал головой:
– Нет, миледи, не сейчас. Я устал и мечтаю забраться на свой соломенный тюфяк, пока не свалился прямо здесь и не стал похож на круглого дурака. Храни вас Бог.
Его смех заглушил ее протестующую реплику, и Эннис увидела, как Гай, хромая, пробирается сквозь толпу.
Жонглеры и акробаты с большой ловкостью демонстрировали свое искусство. Тут же группа маленьких дрессированных собачек не отставала от них: они прыгали через обруч, взбирались по крошечным лестницам, ходили на передних лапках, изрядно веселя гостей. Вдруг один из псов возмутился наглым присутствием этих захватчиков в его поместье и яростно бросился на крохотного черно-белого терьера. Взрывы хохота были наградой попыткам хозяина собачки защитить ее от страшной пасти огромного мастиффа. И только когда Рольф отдал короткий и громкий приказ, провинившийся пес оставил в покое свою жертву и покорно поплелся к хозяину.
Погладив массивную голову собаки, Рольф приказал ей лечь у его ног, и зверь повиновался. Эннис смотрела на пса, не сводившего с хозяина преданных глаз.
Такое ли будущее ждет и ее? Преданность и покорность хорошей собаки, которую можно подозвать свистом или же с безразличием отправить прочь? Нет, это не для нее. До последнего биения сердца, до последнего вздоха она будет сопротивляться тому, чтобы, как выразился однажды Рольф, стать покорной дрессированной сукой.
Она отвела глаза от собаки и вдруг поймала на себе взгляд Рольфа. Он смотрел неотрывно, в глазах был загадочный блеск, заставивший ее сердце сжаться. Неужели он ждет от нее этого – слепой, безотказной покорности? Если так, то он будет сильно разочарован, когда поймет, что его новая жена не собирается легко сдаваться…
Тонкая насмешливая улыбка тронула углы его губ, и Эннис с изумлением подумала, не высмеивает ли он ее растущий страх перед близящейся ночью.
Уже совсем немного времени оставалось до того момента, когда их проводят в брачные покои. Она прекрасно знала свои обязанности и понимала, что как-то ущемить его супружеские права – все равно что разрушить этот брак. Если она изберет такой путь, может выйти конфликт между ее и его вассалами, дойдет до кровопролития. Но просто уступить ему означает похоронить свое достоинство, свои надежды на духовную независимость. Она совершенно не представляла себе, как поступит, когда придет решающий момент.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана

Разделы:
123456789101112131415

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

16171819202122Эпилог

Ваши комментарии
к роману Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиана



Кухарка из Кукуевки решила управиться с государем... Это ж надо быть такой наивной дурой... Я таких не выношу. Люди долго и трудно идут к чему-то, а очередная вот такая - раз - и все псу под хвост. Конец наверно положительный, но дочитываю уже "для галочки"
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаТатьяна
28.04.2012, 10.46





Роман очень понравился! Читайте и наслаждайтесь!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 17.51





Один из немногих романов с адекватной ГГ. Думающая, понимаюшая время и своё положение, без идиотских заскоков. Читайте, роман сильно отличается от большинства.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаАлександра
14.12.2012, 11.39





роман на троечку из десяти,не больше,скучноват,местами затянут,много войны..в конце все в кучу!!!
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианаинна
15.05.2013, 18.24





Не очень
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулиананека я
8.11.2013, 13.18





Так себе...
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианамарина
17.12.2013, 14.25





������������������
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианай
31.03.2014, 18.05





Ну, мне не очень(rnдевочки, подскажите, очень хочу найти роман, читала очень давно, единственное что помню, это значит герой похищает гг-ню возле замка, чтобы отомстить ее будущему жениху, увозит на какой-то остров, она боиться темноты, он соблазняет ее, а потом жениться, но в первую брачную ночь не спит с ней, а режет руку и вытирает о простынь. Она от него беременеет позже, он отправляет ее к своим друзьям, не зная, что она беременна, а ее несостоявшийся жених похищает ее,чтоб заманить гг-я в ловушку.rnпомогите найти пожалуйста)
Любовь на острие кинжала - Гарнетт ДжулианаКарина
24.06.2014, 14.02





Бросила читать на четвёртой главе,поступки и поведение ГГероини раздражают невероятно.Понятно,конечно,что автор стремилась показать нам гордую и несгибаемую женщину,а получилась курица безмозглая.
Любовь на острие кинжала - Гарнетт Джулианавера2
3.10.2014, 1.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100