Читать онлайн Леди и горец, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и горец - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Леди и горец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Влажный ветер, завывавший уныло, как злой дух вод Келпи, кружил в воздухе упавшие листья. Лошадь путалась этих крохотных смерчей, прядала ушами, ржала и сбивалась с шага. Джудит успокаивала животное, ласково похлопывая его по крутой шее. В скором времени кавалькада должна была пересечь шотландскую границу и оказаться на территории Англии. Джудит решила бежать, но такая возможность ей не представилась. Сэр Пейтон догадывался о ее намерениях и приставил к ней надежных людей, днем и ночью они не спускали с нее глаз. Джудит, однако, не теряла надежды осуществить свой план и дожидалась удобного случая. Пошел холодный дождь. Джудит накинула капюшон шотландской шерстяной накидки брейд, которую продолжала носить назло брату, и окинула взглядом окаймлявшие дорогу холмы и поросшие вереском торфяные болота. Впереди, на расстоянии нескольких миль от того места, мимо которого они проезжали, виднелась выстроенная в незапамятные времена невысокая каменная стена, отделявшая Англию от Шотландии. Джудит подумала, что преодолеть эту полуразрушенную стену на лошади не составит никакого труда; куда сложнее преодолеть взаимную ненависть и предрассудки, разделявшие эти две нации. Потом она подумала о Робе; она думала о нем постоянно с того самого дня, как уехала из замка Иннисконнел. Что с ним? Жив ли он? Отпустил ли его Аргилл на свободу, как обещал? С недавних пор ко всем ее мыслям о любимом человеке примешивалось сильнейшее беспокойство, усугублявшееся отсутствием каких-либо известий о нем, а также неопределенностью ее собственного положения, которое она остро ощущала. Какой-то всадник догнал Джудит и поехал с ней рядом. Даже не повернув головы, она поняла, что это не охранник. Приставленные к ней стражники, устав от ее бесконечных едких насмешек, старались держаться от нее подальше и неспешно трусили за ней на расстоянии полсотни ярдов.
— Все еще печалишься о своем горце? — осведомился сэр Пейтон — а это был он, — стряхивая затянутой в кольчужную перчатку рукой дождевые капли со своих усов и бородки.
— Этого горца зовут Роберт Кэмпбелл Гленлион, — сказала Джудит, упорно продолжая созерцать дорогу прямо перед собой. Смотреть на брата у нее не было ни малейшего желания.
Справедливости ради надо признать, что ссору затеяла Джудит. Сэр Пейтон не ожидал, что Джудит откажется возвращаться в Англию, и поначалу был настроен весьма миролюбиво. Зато потом, когда она объявила о своем намерении остаться в Шотландии, он вспылил и наговорил ей дерзостей. Отпор, который дала ему Джудит, был не менее яростным и эмоциональным, так что граф Аргилл, еще не уехавший в Иннисконнел, позабавился, выслушивая их взаимные упреки.
— Да знаю я, как его зовут, — пробормотал сэр Пейтон, у которого с наносника шлема постоянно капала вода, мешая ему говорить. — Успел лично с ним познакомиться.
От Джудит не ускользнуло, что при этих словах Пейтон помрачнел.
— Я так и поняла, — сказала она.
— Он тебе рассказал?
— О том, как ты босиком брел к своим? Да, он.
Сэр Пейтон вполголоса выругался. Джудит усмехнулась.
— Кстати, он вполне мог взять тебя в заложники, и ты оказался бы в таком же положении, что и я.
— Ну не совсем в таком, учитывая кое-какие обстоятельства. — Дождь усилился; ветер завывал с такой силой, что некоторое время они были вынуждены хранить молчание. Когда шквал миновал, Пейтон подъехал к ней ближе. — Он мне сказал, что у тебя все хорошо.
— А у меня и вправду все было хорошо. Или ты сомневаешься? Но разве мы не обсудили этот вопрос во всех подробностях еще в Дамбартоне? По-моему, граф Аргилл от души веселился, слушая наши препирательства, и замковый кастелян сэр Вальтер тоже.
— Я, между прочим, когда ехал сюда, рисковал жизнью — и все для того, чтобы тебя выкупить. И вдруг ты мне заявляешь, что желаешь остаться с каким-то шотландцем. Согласись, было из-за чего вспылить!
— А ты спросил у меня, чего я хочу? — Внутри у нее разгорался гнев, он согревал ее лучше, чем мокрая шерстяная накидка. — За всю мою жизнь ни один человек, кроме Роберта Кэмпбелла, не поинтересовался моими желаниями. — Я провела в Шотландии целых семь лет, но даже мужу было наплевать на меня — что же говорить об остальных, кто меня окружал? Для них я так и осталась чужой. Даже ты, мой брат, после стольких лет разлуки не удосужился спросить, чего я хочу, и сразу потребовал, чтобы я поступала в соответствии с твоими желаниями. Это несправедливо!
Не ожидавший такой отповеди, сэр Пейтон отъехал от нее на пару шагов, и Джудит получила возможность взглянуть на него как бы со стороны. Его затененные шлемом черты были, без сомнения, ей хорошо знакомы, но если разобраться, она не знала этого человека по-настоящему, хотя он и был ее родным братом, с которым они вместе росли и воспитывалась. Очень может быть, родственная любовь, которую она должна к нему питать, есть не что иное, как иллюзия, — точно такая же, как ее любовь к родному дому, куда она всей душой стремилась вернуться, не отдавая себе отчета в том, что он давно стал ей чужим. Возможно, она до конца дней своих так и жила бы одними иллюзиями, если бы не встретила Роба, которого полюбила всем сердцем. А его замок стал для нее родным домом…
— Знала бы ты, что для тебя лучше, — неожиданно заявил сэр Пейтон, — не позорила бы свое имя и имя семьи.
Женщине лучше уйти в монастырь, чем вести распутную жизнь…
— Я вступила в брак по согласию, а это не противоречит шотландским законам.
— А английским — противоречит. Если бы у тебя от этого, с позволения сказать, брака родился ребенок, тогда помогай тебе все святые, поскольку лишь на них ты сможешь рассчитывать.
Сэр Пейтон поджал губы и снова погрузился в молчание. Джудит тоже словно в рот воды набрала. Не рассказывать же брату, что она носит под сердцем ребенка Роба, если сама мысль об этом его до смерти напугала?
Так они проехали около мили, когда сэр Пейтон снова заговорил:
— Тебе, Джудит, принадлежат наследственные земли неподалеку от Йорка. Там есть пашня, хорошие пастбища и работящие арендаторы. Если король Эдуард согласится с выдвинутыми Брюсом условиями и подпишет с ним мирный договор, шотландцы лишатся права на владение землей в Англии, а англичане — в Шотландии. В этом случае поместье под Йорком целиком перейдет к тебе и у тебя появится возможность снова выйти замуж. Более того, отцу уже поступали такого рода предложения на твой счет — и весьма выгодные.
Джудит с изумлением на него посмотрела.
— Когда?
— Хм… Ну, не так давно…
— Так вот почему вы с отцом решили меня выкупить? Рассчитывали поживиться за мой счет?
Шея у Пейтона налилась кровью; не выдержав пристального взгляда Джудит, он отвел глаза и буркнул:
— Не хочешь замуж — не надо. Но в Англии ты по крайней мере будешь в безопасности.
— Мне любовь нужна, а не безопасность.
— Чтобы выжить в этом мире, любовь не нужна.
Джудит некоторое время смотрела на него в упор, вспоминая о другом человеке, который сказал ей примерно то же самое. Правда, речь тогда шла о ребенке.
— Тебе, возможно, и не нужна, — возразила Джудит, — а для меня это самое главное в жизни. Однажды я вышла замуж, повинуясь чувству долга. Но больше этого не случится.
— Похоже, — негромко произнес сэр Пейтон, — наши переговоры зашли в тупик.
— Да, братец, похоже на то.
— Набралась же ты в этой проклятой Шотландии свободомыслия!
— Нет, я там познала большую любовь.
Дождь прекратился; горные склоны, вересковые пустоши и дорогу окутала серая дымка. Спустившийся с гор туман был серым, как глаза Роба. Странно, раньше она почти не плакала, а теперь глаза ее то и дело застилали слезы, а сердце болезненно сжималось. Выстроенная древними стена казалась нескончаемой. Она змеилась по окрестным полям, спускаясь в долины и поднимаясь по крутым склонам холмов. Давно велись споры, зачем ее построили: то ли для того, чтобы защитить древних бриттов от кельтов, населявших долины и горы Шотландии, то ли, наоборот, — защитить кельтов от воинственных бриттов. Ответить на этот вопрос было непросто, поскольку стена эта, разделявшая два народа, существовала испокон веку и никаких ярко выраженных национальных черт ни в системе кладки, ни в манере обтесывания камней, ни в скреплявшем их растворе не имела. По всей видимости, она была возведена усилиями все тех же римлян, но не для обороны, а для обозначения границы между двумя народами, которая за последние столетия если и менялась, то весьма незначительно. Граница лежала прямо перед всадниками на расстоянии нескольких полетов стрелы. За ней, уже непосредственно на английской территории, находился город Карлайл, где можно было укрыться от надоедливого дождя, обсушиться, поесть горячей пищи и передохнуть. В предчувствии скорого отдыха люди Пейтона оживились. Они взбадривали шпорами лошадей, стремясь побыстрее добраться до города, перешучивались и громко обменивались замечаниями относительно качества блюд, которые можно было спросить в местном трактире, а также крепости подававшихся гам напитков. На последнем перед границей перегоне дорога резко шла под уклон, потом снова взбиралась на возвышенность, а дальше тянулась по равнине в сторону доброй старой Англии, где Джудит предстояло жить годы и годы без любви… без Роба… Джудит охватило отчаяние, смешанное с печалью и страхом. Прогнав неприятные мысли, она снова стала помышлять о побеге. Окинув взглядом оживленную толпу всадников, Джудит поняла, что судьба дала ей наконец шанс, которого она так долго ждала. Оказавшись вблизи английской границы, стражники утратили бдительность и думали лишь о том, как бы поскорее набить живот. Выбрав удобный момент, она сдержала коня, чтобы пропустить кавалькаду вперед. Болтая и пересмеиваясь, всадники проехали мимо, держа путь к открывавшейся перед ними очаровательной зеленой долине, где паслись породистые овцы, а пастухи разговаривали не по-гэльски, а по-английски. Ехавший во главе отряда в сто копий сэр Пейтон и его товарищи по оружию не обратили никакого внимания на то, что Джудит переместилась в самый тыл кавалькады. Впрочем, если бы ее спросили о причинах такого маневра, Джудит могла бы сказать, что ей нужно сойти с лошади по нужде. Но никто не стал спрашивать, все привыкли, что она довольно часто укрывалась за придорожными кустами. Соскочив с коня и укрывшись в зарослях колючей акации, Джудит напряженно следила за колонной всадников, уходивших все дальше и дальше, поблескивая кольчугами и шлемами. Опускавшийся на дорогу туман, казалось, приглушал тяжелую поступь боевых коней, разбрызгивавших во все стороны жидкую грязь. Джудит правильно рассудила, что заметить исчезновение одного из всадников, тем более в тумане, практически невозможно. Джудит огляделась: перед ней расстилались затянутые туманной дымкой поля Англии; сама же она все еще находилась на шотландской земле, которую отделяла от владений британской короны выстроенная римлянами древняя замшелая стена. Местами она была почти полностью разрушена, а местами достигала человеческого роста. Взяв лошадь под уздцы, Джудит сошла с дороги и потянула животное туда, где стена была повыше и могла защитить ее от взглядов с сопредельной стороны. Двигаясь вдоль стены, она отошла от дороги на достаточно большое расстояние, чтобы никто из англичан не услышал стука копыт ее лошади, затем вскочила в седло и помчалась вверх по поросшему лесом склону, держа к северу. Лошадь шла тряской рысью, временами спотыкаясь о неровности почвы или проваливаясь копытом в сусличью нору. Тем не менее за четверть часа Джудит удалось отъехать довольно далеко и от дороги, и от границы и подняться на вершину небольшого горного кряжа; спустившись с него, она могла бы чувствовать себя в полной безопасности. Одно плохо — от просторов Шотландии ее отделяла быстрая горная речка, протекавшая у подножия горы. Протока была неширокая, но глубокая, и с таким сильным течением, что попытка переправиться через нее грозила даже опытному наезднику почти неминуемой смертью. И Джудит, чтобы оказаться на другом берегу протоки, решила двигаться параллельно ее течению, пока на ее пути не встретится брод или мостик. Джудит, однако, не учла, что на вершине скалистого хребта одинокого всадника видно издалека. Она спохватилась, услышав приглушенные крики со стороны границы, и, оглянувшись, увидела Пейтона и его всадников, скакавших развернутым фронтом через поля в ее сторону. Преодолев невероятным усилием воли охватившую ее панику, она дернула поводья, спустилась к самой воде и поехала вдоль берега в поисках удобного места для переправы. Наконец она увидела поросший травой утес, сильно выдававшийся вперед и так низко нависавший над водой, что, казалось, взобравшись на него, можно запросто перешагнуть на другой берег. Это, конечно же, было обманом зрения, иллюзией, и когда Джудит въехала на утес, оказалось, что ей предстоит пролететь по воздуху как минимум пару ярдов. За спиной у нее слышались крики — Пейтон и его воины добрались до вершины кряжа и смотрели вниз, пытаясь разглядеть в сгущавшемся тумане силуэт одинокой всадницы. Медлить было больше нельзя. Подтянув поводья и припав грудью к гриве лошади, Джудит с размаху вонзила шпоры в бока животного. Джудит ощутила, как напряглись, а потом резко сократились мышцы скакуна, на котором она сидела, и в следующее мгновение почувствовала, что поднимается в воздух. На долю секунды ей показалось, что у нее выросли крылья. Она была сейчас как диаланди — бабочка, о которой в свое время ей рассказывала Мейри. Потом она почувствовала, как передние копыта ее коня соприкоснулись с землей — уже на другом берегу, и поняла, что спасена. Тем не менее, желая оказаться как можно дальше и от речки, и от преследовавших ее всадников, которые в это время, должно быть, разыскивали брод, Джудит продолжала что было силы гнать лошадь и оглянулась лишь после того, как взлетела на вершину первого встретившегося ей на этом берегу протоки холма. Пейтон и его солдаты, не сумев отыскать в тумане утес, с которого она прыгнула, толпились у воды, громко переговариваясь. Потом часть их снялась с места и поскакала в обход — к старой дороге, чтобы, воспользовавшись одной из отходивших от нее тропинок, добраться до моста. Джудит торжествовала: она знала, что, прежде чем они достигнут моста и переберутся на другую сторону, она уже углубится на территорию Шотландии и поймать ее будет трудно, практически невозможно. Джудит заметила ехавшего по берегу сэра Пейтона. Вид у него был довольно унылый, ей даже стало его жаль. Она развернула лошадь и, мысленно пожелав брату искать ее как можно дольше, припустила по холму вниз. Проехав не более полусотни ярдов, она увидела шедший на рысях в сторону Карлайла конный отряд численностью примерно в пятьдесят копий. Даже с этого расстояния она сразу узнала скакавшего во главе всадника. У него были длинные черные волосы и трепетавший на ветру за плечами темно-синий плед. Джудит, не оборачиваясь и ни секунды не размышляя, дала шпоры коню и устремилась навстречу своей судьбе. Роб видел одинокого всадника, чей темный силуэт проступал на фоне зеленой растительности, и сразу понял, что это Джудит. Он узнал бы ее, если бы даже ее светлые волосы были прикрыты пледом, а не бились на ветру, словно полковая хоругвь. Узнал ее и лэрд Лохви.
— Матерь Божья! — вскричал он. — Она скачет, как прирожденная горянка.
Роб знал, что Джудит охраняет сотня хорошо вооруженных воинов во главе с сэром Пейтоном, а в его распоряжении всего пятьдесят человек, но, увидев Джудит с ее радостно сверкавшими зелеными глазами и счастливой белозубой улыбкой, забыл обо всем на свете. Завороженный чудным зрелищем приближавшейся к нему белокурой красавицы, чье лицо разрумянилось от быстрой езды, и подсознательно желая продлить счастливый миг встречи, он натянул поводья и остановил лошадь, ожидая, когда Джудит подъедет.
— Ты опоздал, Гленлион, — сказала она севшим от волнения голосом, останавливая лошадь рядом с его жеребцом.
— Да, миледи, опоздал — но не очень.
— Верно, — согласилась она, протягивая к нему руки. — Настоящая любовь — вечна, и временные категории к ней неприменимы.
Он заключил ее в объятия и прикоснулся обветренными губами к ее полуоткрытым розовым устам.
— Моя любовь безгранична, как океан, и ты не сможешь ее исчерпать, если даже очень захочешь.
— И все же я попытаюсь, — сказала она с улыбкой, но тут же нахмурилась. — Однако прежде необходимо убедить моего брата, что возвращаться с ним в Англию я не собираюсь.
Роб перевел взгляд на расстилавшееся перед ними поле. Обнаружив переправу, воины сэра Пейтона уже скатились с холма, с которого незадолго до этого спустилась Джудит, и вступили в бой с людьми Гленлиона, возглавляемыми лэрдом Лохви. Расстояние и туман приглушали звон мечей, но шум битвы не стал от этого менее грозным. Роб подумал, что, несмотря на численное превосходство воинов Пейтона, его горцы сумеют отразить нападение британцев. Роберт Брюс побеждал англичан на их территории еще и не при таком соотношении сил, а ведь его, Роба, люди сражались на родной земле.
— Мне необходимо присоединиться к своим, — сказал он Джудит. — А ты пока укройся где-нибудь в зарослях.
— Тебе не следует принимать участие в бою! — вскричала Джудит, настроенная далеко не так оптимистично, как Роб. — Пейтон спит и видит, как бы тебя убить, а он человек упрямый и ради осуществления своей цели пойдет на любые жертвы.
— Хорош бы я был, если бы допустил, чтобы мои люди проливали ради меня кровь, а сам держался бы в стороне! Поезжай вперед, Джудит, и предоставь мне потолковать с Пейтоном по-свойски. Иначе этим нападениям не будет конца.
— Вряд ли тебе удастся уговорить его оставить нас в покое. Он такой же собственник, как и ты, и никогда по доброй воле не отдаст то, что, как он считает, принадлежит ему по праву.
Роб некоторое время всматривался в ее затуманившиеся тревогой глаза, а потом кивнул.
— В таком случае никуда не уезжай и оставайся на месте. Исход боя, каким бы он ни был, никак не отразится на твоей безопасности. Пейтон не причинит тебе вреда.
— Причинит — если ему удастся тебя убить. Для меня это самое страшное!
Роб крепко ее поцеловал и, не сказав больше ни слова, поскакал к полю боя.
Сэр Пейтон, увидев, что он приближается, выехал из рядов своей дружины, чтобы переговорить с ним или скрестить с ним мечи. Это уж как получится. Они остановились в нескольких ярдах друг от друга и обменялись пронзительными взглядами. Их тяжелые боевые кони тихонько ржали, переминаясь с ноги на ногу, разбрызгивая во все стороны грязь.
— Леди поедет со мной, — заявил Гленлион.
— Нет, моя сестра вернется в Англию! — прорычал сэр Пейтон с исказившимся от ярости лицом. И, взмахнув мечом, добавил: — Впрочем, мы можем разрешить этот спор поединком. Согласен?
— Согласен. — Роб тронул коня. — Но при одном условии. Если победу одержу я, твои люди сразу же уберутся на свою территорию. Если ты — заберешь с собой Джудит и отпустишь моих людей, не причинив им вреда.
— Если победу одержу я, — мрачно ответил сэр Пейтон, — то с твоими людьми поступлю так, как сочту нужным.
— Если ты помнишь, — сказал Роб, удивленно изогнув бровь, — когда ты попал в наши руки, тебя отпустили целым и невредимым. Только отобрали коня и оружие. А как говорится, долг платежом красен.
Сэр Пейтон кивнул:
— Ладно. Будь по-твоему.
— Договорились.
Оба военачальника стали выкрикивать команды. Макгрегоры и Макнэши, повинуясь воле своего предводителя, без особого желания вложили мечи в ножны и, подъехав к Робу, выстроились у него за спиной. Люди сэра Пейтона тоже были недовольны. Ни те ни другие не хотели покончить дело миром и рвались в бой.
— Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь, — проворчал Ангус Лохви, почесывая затылок. — Мы вполне могли одолеть этих проклятых англичашек.
Роб, обращаясь скорее к себе, чем к лэрду Лохви, произнес:
— Если я убью ее брата, его смерть всегда будет незримо стоять между нами. Простит ли меня Джудит?
Ангус от удивления выпучил глаза: такое никогда бы не пришло ему на ум. Поразмышляв с минуту, он покачал головой и сказал:
— Надо же, как ты стал рассуждать! Все из-за нее, да?
— Я давно уже так рассуждаю. Неужели ты не догадался, по какой причине?
— Ну… — протянул Ангус, снова почесав затылок, — я полагал, ты так трепетно к ней относишься потому, что тебя интересуют ее земли.
— А ты не думал, что меня прежде всего интересует она сама? — Роб бросил взгляд в сторону Джудит. Она сидела на коне на том же самом месте, где он ее оставил. Она была очень взволнованна, но старалась не подавать виду. — Я полюбил ее с первого взгляда.
— Да пребудет с тобой Господь, — помолчав, сказал Ангус. — Ты достоин этой леди и ее любви.
Рыцари решили биться на мечах в пешем строю. Роб соскочил с коня и стал ждать, когда к нему приблизится сэр Пейтон. Стояла тишина. В воздухе пахло мокрой землей. На Робе были только короткая туника и плед; на сэре Пейтоне — кольчуга, а поверх нее — яркая гербовая куртка «табард» с красно-желтыми цветами Уэйкфилдов и вышитым на груди изображением вздыбленного леопарда. Золотое шитье куртки и сталь доспехов англичанина тускло поблескивали в закатном свете едва проглядывавшего сквозь туманную дымку солнца. Налетел ветер и стал играть полами плащей и пледов собравшихся на поле людей. Роб, готовясь к бою, широко расставил ноги и выставил перед собой меч. Сэр Пейтон, тоже с мечом на изготовку, в три шага преодолел разделявшее их расстояние и сделал выпад. Джудит глазам своим не верила. Ничего более ужасного она и вообразить себе не могла. Ее возлюбленный и ее родной брат сошлись в смертельном поединке, безжалостно разя друг друга своими тяжелыми мечами. Чтобы не закричать, она прикусила кулак, да так сильно, что почувствовала во рту солоноватый привкус крови. Звон стали, когда мечи соприкасались лезвиями, казался ей оглушительным. Она хотела отвернуться, чтобы не видеть происходившего, но от ужаса не могла ни шевельнуться, ни закрыть глаза. И отчетливо видела, как два близких ей человека наносили друг другу сокрушительные удары и как летели во все стороны искры, когда мечи их соприкасались. Холодная ярость отражалась на лицах обоих. Она слышала, как что-то говорил Арчи Маккаллум, и слышала выкрики Гленлиона, но смысла слов не понимала. Все звуки находились как бы на периферии ее сознания, молниеносные движения воинов казались ей замедленными. Общая картина поединка словно распадалась на великое множество отдельных картин, четко фиксируемых сознанием. Возможно, именно по этой причине Джудит иногда казалось, что сражающиеся движутся толчками, словно марионетки. Пейтон, размахнувшись обеими руками, нанес Робу удар такой чудовищной силы, что тот потерял равновесие и опустился на одно колено. Чтобы не закричать и не отвлечь внимание Роба, ей пришлось приложить ко рту и второй кулак. Сердце ее колотилось как бешеное, а в ушах стоял звон. «Пресвятая Дева, Матерь Божья, сделай так, чтобы он остался жив», — молилась про себя Джудит. В следующее мгновение Роб словно по волшебству вскочил на ноги и нанес Пейтону боковой удар, которого тот не ожидал. Удар этот отбросил англичанина в сторону; его обутая в замшевый сапог нога заскользила в жидкой грязи, но он ухитрился остаться в вертикальном положении, сосредоточив на этом все свое внимание, и не отреагировал как должно на следующий удар Роба, нацеленный в лезвие у рукояти его меча. Этим ударом Роб выбил оружие из рук Пейтона. Меч, полыхнув в закатных лучах солнца, описал в небе дугу и упал на землю вне досягаемости его владельца. Тяжело дыша от усталости и возбуждения, Пейтон, смахнув тыльной стороной ладони капавший со лба пот, опустил правую руку к бедру в знак того, что признал свое поражение. Джудит едва не разрыдалась. Она была счастлива, что победил Роб. Но при этом знала, что брат не примет свое поражение со смирением, подобающим христианину. Гордыня не позволит.
— Что же, она твоя, — буркнул Пейтон, когда Роб отошел от него и опустил меч. — Все равно ни один благородный англичанин на ней не женится, особенно если узнает, что она сожительствовала с таким дьяволом, как ты!
Красивое лицо Роба исказил гнев.
— Да, я заберу ее у тебя. Освобожу от твоей опеки, ведь тебе нужны ее земли, а не она сама.
Пейтон бросил взгляд на Джудит.
— Я никогда не претендовал на ее земли. А увезти из Шотландии хотел потому лишь, что она — моя сестра, моя кровь. Я бы ни за что не отвернулся от нее, а вот она, похоже, от меня отвернулась.
Джудит кольнула шпорой коня и подъехала к брату.
— Пейтон, я твоя сестра и люблю тебя. Но не мыслю себе жизни без Роба. Жаль, что ты этого не понимаешь. Я сделала свой выбор; возможно, в один прекрасный день ты меня простишь и поймешь, почему я всему на свете предпочла любовь.
— Я не пренебрег бы долгом по отношению к семье ради женщины!
Джудит печально улыбнулась.
— Ты говоришь так потому, что еще не познал любовь. Я, к примеру, готова отдать все за любовь Роберта Гленлиона.
— Ты все уже ему отдала.
— Да, это верно. — Она посмотрела на Роба, который ласково ей улыбнулся, и сказала: — Я отдала ему свою любовь, всю себя и ни чуточки об этом не жалею.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди и горец - Гарнетт Джулиана



ніколи я не насичусь цими романами
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаІнна
2.07.2011, 21.07





понравился захватывает интересный красивая любовь и взаимоотношения героев читая наслаждаешься нет той грубости жестокости которую я не люблю непонимание конечно временное между героями есть но оно быстро перерастает во что-то большее и лучшее любовь помогает как всегда разобраться во всем потери конечно есть но при войнах не возможно сохранить всех
Леди и горец - Гарнетт Джулиананаталия
28.01.2012, 13.56





Хороший,чувственный. Герои понравились,любовь красивая)))
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаК
18.09.2012, 0.23





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Роман понравился советую прочитать, красивая любовь люблю такие романы. Читайте не пожалейте.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлександра
3.02.2014, 20.08





Мне показалось скучно.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаКэт
8.07.2014, 10.53





5/10 очень скучный роман , если у гг был важный документ , зачем все эти трагедии, .. Пожалела время... Не советую ...
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаVita
6.12.2014, 9.35





Прочла от корки до корки и не жалею!
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаНаталья 66
1.06.2015, 22.00





Прочитала,интересно.
Леди и горец - Гарнетт Джулианаюля
3.07.2015, 23.33





Роман мне показался скучноватым.все затянуто-растянуто,слишком много описаний поездок и каких-то мелочей
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаЮстиция
23.08.2015, 12.08





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100