Читать онлайн Леди и горец, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и горец - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.87 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Леди и горец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Во сне она слышала топот погони и в страхе открыла глаза. Присев, стала с ужасом вслушиваться в доносившийся до ее слуха низкий приглушенный рокот. Потом услышала голос Гленлиона:
— Ничего страшного. Приближается гроза — вот и все.
Джудит с облегчением вздохнула. Это был всего лишь сон. Она огляделась. На горизонте проступал черный силуэт горы Бен-Луи, напоминавший изготовившегося к прыжку дракона. Светила луна, заливая все вокруг тусклым рассеянным светом. Она видела руины аббатства и пасшихся неподалеку лошадей, на которых они с Робом приехали. Джудит снова опустилась на каменный пол и, поплотнее закутавшись в плед, подумала, не предложит ли ей Роб заняться с ним любовью, но этого не случилось. Он протянул ей еще один плед, велел ложиться спать и сказал, что разбудит, когда настанет ее очередь охранять место ночевки. Но он ее не разбудил. С того места, где она лежала, было видно, как начало светлеть на востоке небо. Скоро взойдет солнце. Неужели он всю ночь так и не сомкнул глаз? Оставалось лишь удивляться, что этот грозный воин рисковал жизнью и своим положением, чтобы спасти заложницу, о существовании которой он месяц назад и не подозревал. В том, что он спас ее от смерти, сомневаться не приходилось. Нетрудно себе представить, чем могло закончиться затевавшееся против нее лэрдом Лохви судилище. Ее бы подвергли страшным пыткам, а потом утопили или сожгли живьем. Ей следовало бы поблагодарить Роба, но он не принял бы обращенных к нему слов благодарности. Уж такой это был человек — терпеть не мог, когда его благодарили. Джудит по опыту знала, что в таких случаях он или хмурился, или превращал все в шутку. Интересно, подумала Джудит, понимает ли он, что у них одинаковые отношения с отцами? Ее отец дал ей ясно понять, что ценит свои земли гораздо больше дочери. И она, естественно, испытывала к нему чувство, близкое к ненависти. Видимо, Роб испытывал нечто подобное и по отношению к Ангусу, хотя чувство долга удерживало его от окончательного разрыва с ним. Сидевший у затухавшего костра Гленлион потер ладонью больную ногу, и Джудит подумала о его ране. С тех пор как она промыла ее и наложила на нее целебные повязки, прошла неделя, и, если ее лечение помогло, Роб уже не должен был испытывать боли при ходьбе. В отдалении снова пророкотал гром. Гленлион поднялся и пошел проведать лошадей. По тому, как ловко и бесшумно он двигался, нетрудно было заключить, что ее лечение оказалось вполне эффективным. По счастью, за годы, проведенные в замке Каддел, она не забыла преподанные ей матерью уроки врачевания. Джудит еще раз взглянула на небо и прислушалась к отдаленным раскатам грома. Пора вставать и, пока Роб занимается лошадьми, привести себя, насколько это возможно, в порядок. За исключением нескольких слов, которыми они перед побегом обменялись по поводу Мейри, они с Робом почти не разговаривали. Временами ей даже казалось, что он полностью ушел в себя и просто забыл о ее существовании. После того как он пытался овладеть ею, а она его отвергла, Джудит решила, что он ее возненавидел. Теперь, разумеется, она так не думала, но его чувства к ней оставались для Джудит загадкой. Поднявшись и аккуратно сложив пледы, Джудит вышла из развалин часовни и присела за росшими неподалеку кустиками. Когда Гленлион, вычистив и оседлав лошадей, вернулся к огню, Джудит уже успела замесить тесто и нажарить лепешек.
— Будет дождь, — сказала Джудит, чтобы объяснить ему причину развитой ею бурной деятельности.
— И то верно. Надо побыстрее уезжать.
Дождь пошел только после того, как они отъехали от Кирктона и выбрались на поросшую зеленой травой и голубыми колокольчиками равнину. Среди травы и луговых цветов то тут то там попадались огромные камни и гранитные глыбы. Можно было подумать, что их разбросала по полю могучая рука великана.
Когда они остановили лошадей под укрывшей их от дождя скалой, Роб сказал:
— Отсюда уже недалеко до Глен-Дохарт, где живут мои родственники. У них мы и заночуем.
— Кэмпбеллы, что ли?
Роб потер заросший черной щетиной подбородок и мрачно усмехнулся.
— Нет, Макгрегоры.
— Макгрегоры? — Джудит ушам своим не поверила. — Эти дикие, жестокие люди, которые, как говорят, не боятся ни Бога, ни дьявола и считаются злейшими врагами Кэмпбеллов, — твои родственники?
— Ты совершенно права, люди они и впрямь диковатые. А родственниками приходятся мне по матери. Они и в самом деле враги Кэмпбеллов, хотя, если разобраться, им ничего не стоит угнать стадо даже у своих так называемых союзников. Отец женился на Эйлис Макгрегор, чтобы прекратить или хотя бы ослабить вражду между нашими кланами. — Роб вытер рукой лицо, так как капли дождя залетали даже в их убежище под скалой. — Но мы поедем не к самим Макгрегорам, а к Макнэшам — родственному им клану, который обитает в Глен-Дохарт. Макнэши известны своим гостеприимством и оказывают его даже самым дальним своим родичам, но это, пожалуй, все, что можно сказать о них хорошего. В остальном они ничуть не лучше Макгрегоров. Кстати, король подарил мне Гленлион, поскольку считал, что никто, кроме меня, с Макгрегорами и Макнэшами не уживется.
Слова Роба напомнили Джудит о том, что в Шотландии между многими кланами существовали тесные, подчас родственные связи. Это-то и помогало им в случае необходимости объединяться для войны против общего врага — Англии. Странные это все-таки люди, подумала о шотландцах Джудит, зябко поводя плечами: ветер был холодный, а дождь все лил и лил как из ведра. Когда наконец ветер разогнал тучи и они выехали на проложенный в лесу тракт, выяснилось, что дорогу основательно размыло. Копыта скользили в грязи, лошади то и дело сбивались с шага, и ехать было неудобно. В лесу пахло мокрыми прошлогодними листьями, мхом и грибами. Неподалеку от тракта струилась чистая лесная протока, и путники остановились, чтобы наполнить фляжки свежей водой.
— Ближе к ночи, — сказал Роб, передавая полную фляжку сидевшей на лошади Джудит, — мы будем у друзей, где обсушимся и обогреемся.
На лице у Джудит появилось скептическое выражение. Роб рассмеялся и, прикоснувшись к ее прикрытой пледом руке, сказал:
— Не веришь? Но я говорю правду, и ты, леди Келпи, скоро в этом убедишься.
— Как ты меня назвал? Леди Келпи? — удивилась Джудит. — По-твоему, я выгляжу как злой водяной дух? Пусть так, но в отличие от легендарного Келпи людей я на глубину не заманиваю и уж тем более в пучине их не топлю.
— Неправда, — сказал Роб, обворожительно улыбаясь. — Я сам не раз тонул в изумрудной глубине твоих глаз.
Снова пошел дождь, правда, не такой сильный, как прежде. Дождевые струи поливали пледы, в которые кутались путники, и кроны выстроившихся вдоль дороги деревьев. Но Джудит уже не было так холодно и неуютно, как прежде. Ее согревало струившееся из глаз Роба тепло, которым он щедро ее оделял всякий раз, когда смотрел на нее. Временами ей казалось, что в его глазах сокрыто нечто большее, чем просто забота. Отчасти это подтверждал отпущенный им комплимент, который, как ей думалось, шел от сердца, ибо Роб нисколько не походил на придворных ловеласов, отпускавших комплименты просто в силу привычки. Но может быть, это ей только кажется? Она принимает желаемое за действительное? Но ни один мужчина не был к ней столь внимателен и заботлив, как Роб. И это, разумеется, не могло не вызвать у нее ответных чувств. Но что, если она в него влюбится, а он в нее — нет? Хуже ничего не придумаешь. Как Роб и предсказывал, Макнэши встретили их с распростертыми объятиями и сразу же пригласили в зал, где стол был заставлен кувшинами с элем, тарелками с жареным мясом, мисками с горячей овсяной кашей и прочей не слишком утонченной, но вкусной и сытной снедью.
— Я знал, что приедут гости, — сказал Дугалд Макнэш, лучась радостью. — Недаром петух три раза прокукарекал, а потом просунул голову в двери зала. — Дугалд широким жестом обвел ломившийся от яств стол. — Ешь и пей вволю, Гленлион, мой славный друг и союзник. И жена твоя пусть угощается.
Джудит вопросительно посмотрела на Роба, но тот не сказал, что Джудит ему не жена, а предложил ей руку и повел в зал. Он оказался значительно меньше зала в замке Лохви, но уютнее и теплее, потому что стены здесь были сложены из бревен, а не из камня. Из боковой двери вышла женщина, которая, увидев Джудит, заахала.
— Бедняжка! Ты мокрая, как речной лосось. Ну-ка пойдем со мной…
Джудит заколебалась было, но Роб ободряюще ей кивнул.
— Иди, не бойся. Кайла о тебе позаботится.
По темному коридору Кайла провела Джудит в небольшую, ярко освещенную комнату.
— Здесь потеплей, чем в зале, — сказала женщина и, указав гостье на полыхавший в углу очаг, добавила: — Так что грейся. А я пока подберу тебе что-нибудь из одежды. Ведь с тебя вода течет!
Джудит трясущимися от холода пальцами развязала узел, которым стянула на груди накидку, поскольку скреплявшая ее брошь потерялась. Когда накидка упала на пол, Джудит, оставшись в мокром полотняном платье, прилипшем к телу, подошла к очагу и протянула к огню озябшие руки. Ноги у нее тоже промокли, и больше всего на свете ей хотелось сейчас надеть теплые шерстяные чулки.
Кайла прошла к большому резному гардеробу и, открыв дверцу, стала перебирать висевшие в нем платья. Остановив свое внимание на одном из них, она заворковала:
— Думаю, это платье подойдет тебе как нельзя лучше. Оно принадлежало моей покойной леди — да пребудет ее душа с Богом! А моя леди, да будет тебе известно, и ростом и фигурой была почти такой же, как ты. Надо будет и накидку тебе подобрать соответствующую. Матерь Божья! Да у тебя и чулок-то нет. Ну ничего, мы и чулочки найдем. А вот и полотенце. Сейчас мы тебя вытрем…
Кайла оказалось чрезвычайно энергичной и хлопотливой женщиной; не переставая квохтать, она носилась вокруг гостьи, как наседка вокруг цыпленка. Не прошло и нескольких минут, как Джудит обтерли полотенцем и обрядили в сухое льняное платье. Оно ничуть не походило на то, что ей выдали в замке Лохви, — шафранового цвета, с изящной вышивкой на рукавах и вороте. Надев на Джудит платье, Кайла стянула его в талии пояском из полированных медных колец, накинула на плечи мягкую шерстяную накидку, которая скреплялась на груди красивой брошкой из оправленного в серебро полудрагоценного камня.
Достав из ларца щетку для волос и красную шелковую ленту, Кайла сказала:
— Алый цвет отпугивает ведьм и не дает свершиться злому заклятию.
Услышав такие речи, Джудит бросила подозрительный взгляд на служанку, но не заметила на добродушном лице женщины ничего, кроме искреннего желания ей услужить. Продолжительная езда верхом по плохой дороге утомила Джудит, поэтому она была вовсе не прочь, чтобы о ней позаботились. Присев на стул, она позволила служанке привести ее волосы в порядок. Та, расчесывая их и заплетая в косы, болтала без умолку.
— Приятно все-таки, что Гленлион посетил нас. А мы уж думали, что никогда больше его не увидим. Ведь он сидел в английской тюрьме, а оттуда не все возвращаются. Самое ужасное, что никто из близких родственников ему не помог — ни деньгами, ни вооруженной рукой…
— В тюрьме… — удивленно протянула Джудит, но Кайла перебила ее, продолжив свои разглагольствования.
— Гленлион — храбрый парень, а на поле боя, говорят, прямо отчаянный. Братьям было до него далеко… Но я тебе вот что скажу: это в нем кровь Макгрегоров говорит. Только Макгрегоры в битве уподобляются дикому зверю. Но Лохви, конечно, вряд ли с этим согласятся…
Джудит слушала служанку рассеянно, поглощенная мыслью о том, что Гленлион сидел в английской тюрьме. Она никогда об этом не слышала. И неожиданно осознала, что его судьба во многом схожа с ее собственной — ведь он тоже был заложником, за которого требовали выкуп. И именно поэтому понимал весь трагизм положения, в котором она оказалась.
Когда она вернулась в зал, Гленлион сидел за столом и потягивал из кружки эль. Стоило ей появиться, как он окинул оценивающим взглядом ее новый наряд, изящную прическу и алую ленточку в волосах.
— Костлявая какая-то у тебя леди, Гленлион, — с улыбкой заявил Макнэш. — Ей-богу, костлявая.
— Да, — сказал Гленлион, не сводя глаз с подходившей к столу Джудит. — Что есть, то есть.
Когда он приблизился к ней, чтобы за руку отвести к предназначавшемуся для нее месту, щеки ее от смущения зарделись. И она еще гуще покраснела, заметив восхищение в его взгляде. Впервые мужчина отдал должное ее красоте. Это вызвало у нее в душе целую бурю.
— Это — Дугалд Макнэш, — сказал Роб, представляя ей хозяина дома, — по прозвищу Дьявольский Дугалд.
— Это точно, — улыбаясь во весь рот, сказал Дугалд. — И я горжусь этим прозвищем.
Гленлион приблизил губы к ее уху и прерывающимся от сдерживаемого веселья голосом произнес:
— В Шотландии в большом ходу прозвища, так сказать, описательного характера. Взять хотя бы прозвище Длинный Уилл или Черный Доналд. Стоит взглянуть на тех, кто их носит — а они расположились на противоположном конце стола, — как сразу становится ясно, почему их так прозвали. Прозвища Пожиратель Кур и Кот-Лизун относятся к чертам характера. Их получили два достойных джентльмена, чьи настоящие имена давно уже забыты, а сидят они по левую руку от упомянутых мной выше Уилла и Доналда. По правую руку от них расположились славные парни, Трехпалый Дэви и Безносый Джорди, они пострадали в сражениях с врагами. Один лишился трех пальцев, другой потерял нос. Их прозвища говорят также о том, откуда они родом. В данном случае о Миддл-Марче, что рядом с рекой Туид. Это пограничная область, куда постоянно вторгаются англичане, там в жестоком бою легко лишиться не только носа или пальцев, но и головы.
Подобная классификация шотландских прозвищ показалась Джудит настолько забавной, что она едва не расхохоталась.
— Гленлион! — взревел Макнэш. — Что слышно о Саймоне Маккаллуме? Он по-прежнему крутит хвосты твоим коровам или уже сожрал их?
Эти слова были встречены взрывом смеха.
— У меня-то благодаря Саймону коровки все в целости-сохранности, — ответил Роб, — а вот коров, принадлежавших Макнэшам, насколько мне известно, недавно продали на рынке в Раннох-Муре.
По залу прокатился ропот. Макнэш, однако, не придал словам Роба особого значения. Небрежно пожав плечами, он бросил:
— Было дело. Дэви Маккаллум, чтоб его черти взяли, угнал у меня двадцать отличных буренок.
— И стены у тебя недостроены, — продолжал поддразнивать его Роб.
— У тебя тоже. Но я мечтаю построить такую же высокую башню, какую построил лэрд Лохви.
Джудит заметила, как при упоминании о лэрде у Роба на мгновение окаменело лицо. Но когда он заговорил, голос у него звучал спокойно:
— Лохви все еще занимается строительством. Сейчас, к примеру, возводит дамбу.
Макнэш почесал подбородок и глубокомысленно кивнул.
— Небось из камня строит. Торф при наводнении мигом размоет. Мне приходилось жить в торфяной хижине, так что я знаю. — Макнэш обвел взглядом свой обшитый досками зал. — Деревянная постройка много крепче. Хотя деревянная крепость настоящей осады не выдержит.
Пока мужчины разговаривали о способах ведения осады, стенобитных орудиях и прочих интересующих их вещах, Джудит пододвинула себе деревянную тарелку и стала накладывать на нее жареное мясо, овсянку и овощи. В животе у нее урчало от голода. И хотя еды на столе было много, о белом пшеничном хлебе оставалось только мечтать. В Шотландии его почти не выпекали; когда же на кухне шотландского замка появлялось немного пшеничной муки, из нее обычно пекли пресные лепешки. Как ни странно, в последний раз она лакомилась ими, когда находилась в заточении в замке Лохви. Утолив наконец голод, убаюканная гулом голосов в зале, Джудит стала клевать носом. Обстановка для этого была самая подходящая — тепло и сухо, в очаге потрескивают дрова. Правда, очаг сильно дымил, и Джудит, чтобы дым не ел глаза, смежила веки. Но они будто налились свинцом, и поднять их не было никакой возможности. Она задремала и привалилась спиной к Робу, чье сильное мускулистое тело оказалось на удивление удобной подпоркой. Стоило ей, однако, осознать, какую фамильярность она допустила, как глаза у нее распахнулись и она поспешила выпрямиться. Роб, казалось, ничего не заметил и продолжал горячо рассуждать о преимуществах катапульты перед тараном при штурме крепости. У Джудит же буквально слипались глаза. Она боролась со сном с того самого момента, как они с Робом приехали к Макнэшам, и похоже, проигрывала это сражение.
Напряжение последних дней оставило Джудит, ей было уютно, тепло и спокойно. Не нужно ни о чем думать, никого бояться, спасаться бегством от врагов. Поистине восхитительное состояние, подумала Джудит, прежде чем провалиться в сон. Роб почувствовал ее тепло, когда она привалилась к его плечу. И хотя она была легкой, как перышко, и он едва ощутил ее прикосновение, с этого момента Роб только и думал, что о тепле ее тела, о той детской доверчивости, с которой она к нему приникла, и о возникшей между ними вполне осязаемой близости. Стремясь переключить мысли на что-нибудь другое, он попытался было завести с Дугалдом Макнэшем разговор о способах кладки крепостных стен, но чуть позже, не выдержав искушения, обнял Джудит за талию и привлек к себе. Сонная, она не оказала ему ни малейшего сопротивления, напротив, стала мягкой и податливой, как разомлевшее во сне дитя. Эта вдова Линдсей — истинное наваждение, подумал Роб. Ему жилось бы куда проще, если бы она не была такой мягкой, податливой, красивой и душистой. Впрочем, разве он один это замечал? Уже не в первый раз он ловил краем глаза устремленные на вдову любопытные взоры сидевших за столом мужчин.
— Твоя леди, должно быть, находит нашу компанию утомительной, — произнес Макнэш, когда Роб, перехватив его взгляд, выжидающе на него посмотрел.
— Мы весь день провели в дороге.
— К сожалению, ни свободной комнаты, ни пуховой перины у нас не найдется. Но набитых соломой матрасов сколько угодно. Можете лечь в коридоре или в пустом стойле в конюшне.
Роб поднялся и потянул за собой Джудит. Она мгновенно пробудилась и, почувствовав на себе руку Роба, поторопилась высвободиться из его объятий.
— Похоже, я задремала за столом и, сама того не желая, проявила неуважение к хозяину дома, — сказала она по-гэльски, смущенно улыбаясь Макнэшу.
— Ничего страшного. Гленлион сказал, что вы долго были в пути и очень устали, — пробасил тот, поднявшись из-за стола. — Что же касается возможной погони, на которую он намекал, не волнуйся — Кэмпбеллы в Глен-Дохарт не ездят. Боятся, что мы угостим их кашей из стрел и копий. Если бы Гленлион не приходился нам родственником по матери, он вряд ли отважился бы заехать в наши края.
— Господь благословит тебя за доброту, сэр, — сказала Джудит.
— Не стоит благодарности, леди. Позволь пожелать тебе спокойной ночи. — Макнэш отсалютовал ей наполненной вином чашей. — Твое здоровье! Пусть твои дети будут такими же сильными, как Макнэши, и хитрыми, как Кэмпбеллы.
Тост вызвал оживление и хохот у собравшихся за столом. Роб лишь слегка скривил губы в холодной улыбке.
Вряд ли кто-нибудь в этом зале скоро забудет вдову Линдсей, подумал он. Хотя она говорит по-гэльски отлично, но с английским акцентом, и это обстоятельство непременно вызовет многочисленные пересуды среди Макнэшей и Макгрегоров. Макнэши и впрямь стали удивленно выгибать брови и подталкивать друг друга локтями, но высказывать свои догадки об английском акценте Джудит в присутствии Дугалда не решились. К тому же этого не позволяли законы гостеприимства. А их соблюдали свято. Выйдя из зала, Роб и Джудит пошли по коридору и остановились у углубления в стене, представлявшего собой подобие ниши или алькова. В этом алькове лежали сваленные в кучу соломенные матрасы, и именно здесь Роб решил расположиться на ночлег. Утром они встанут пораньше и снова двинутся в путь, поскольку до Гленлиона остается еще не менее дня езды.
— Где мне лечь? — спросила Джудит. Роб ткнул пальцем в соломенный тюфяк, который покрыл пледом.
— Здесь. Рядом со мной. Так безопаснее. Завернувшись в плед, Роб прилег рядом с Джудит. Она повернулась к нему спиной, подложив руку под щеку. Ее вдохи и выдохи отмеряли время подобно тому, как щелканье лота отмеряет пройденное кораблем расстояние. Горевшие в коридоре факелы стали гаснуть; через час все стихло. Не было слышно ни смеха, ни звона чаш. Сон объял родовое гнездо Макнэшей. Роб знал, что надо хоть немного поспать, прошлой ночью он почти не сомкнул глаз, но сон все не шел к нему. Трудно уснуть рядом с леди, если соблазнительный изгиб ее бедра находится от тебя на расстоянии каких-нибудь нескольких дюймов, а от ее волос, перевязанных красной ленточкой, исходит волнующий запах вереска. Вдова Линдсей заворочалась во сне и еще ближе придвинулась к Робу. На ее прекрасное лицо падал лунный свет. Роб хмыкнул: воистину эта женщина, ее тело — роскошная подушка, на которую было бы так приятно склонить голову. Одно плохо: в следующую секунду эта живая подушка обязательно из-под тебя выскользнет. Уж такая эта вдова норовистая и противоречивая. И такая на первый взгляд хрупкая… Глядя на нее, ни за что не подумаешь, что ей удавалось в течение какого-то времени противостоять объединенным усилиям нескольких мужчин, пытавшихся вырвать у нее из рук ее воспитанницу. У нее также хватило душевных и физических сил терпеть дикие вспышки гнева Рыжего Дьявола Лохви и целый день скакать верхом по пересеченной местности. Эта вдова была все равно что завернутый в шелк кусок стали. Она обладала могучей силой, о существовании которой Роб прежде и не подозревал. Роб исследовал взглядом ее черты — прямой, античный нос, горделивые арки бровей, изящный овал лица, голубоватая тень под глазами от длинных стрельчатых ресниц. Во сне у нее растрепались волосы. Выбилась одна золотистая прядка и коснулась щеки Роба. Он вдохнул ее запах, сжал в своей сильной ладони и уже через минуту спал сном праведника.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди и горец - Гарнетт Джулиана



ніколи я не насичусь цими романами
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаІнна
2.07.2011, 21.07





понравился захватывает интересный красивая любовь и взаимоотношения героев читая наслаждаешься нет той грубости жестокости которую я не люблю непонимание конечно временное между героями есть но оно быстро перерастает во что-то большее и лучшее любовь помогает как всегда разобраться во всем потери конечно есть но при войнах не возможно сохранить всех
Леди и горец - Гарнетт Джулиананаталия
28.01.2012, 13.56





Хороший,чувственный. Герои понравились,любовь красивая)))
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаК
18.09.2012, 0.23





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Роман понравился советую прочитать, красивая любовь люблю такие романы. Читайте не пожалейте.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлександра
3.02.2014, 20.08





Мне показалось скучно.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаКэт
8.07.2014, 10.53





5/10 очень скучный роман , если у гг был важный документ , зачем все эти трагедии, .. Пожалела время... Не советую ...
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаVita
6.12.2014, 9.35





Прочла от корки до корки и не жалею!
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаНаталья 66
1.06.2015, 22.00





Прочитала,интересно.
Леди и горец - Гарнетт Джулианаюля
3.07.2015, 23.33





Роман мне показался скучноватым.все затянуто-растянуто,слишком много описаний поездок и каких-то мелочей
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаЮстиция
23.08.2015, 12.08





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100