Читать онлайн Леди и горец, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди и горец - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.93 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди и горец - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Леди и горец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Гроза закончилась, и в замковом дворике все стихло. Только чавкала под ногами жирная, похожая на трясину грязь, в которой вполне мог застрять ботинок.
— Липнет, как детское дерьмо к пеленке, — брезгливо бросил Фергал, колотя ногой о стену амбара, чтобы сбить с сапога грязь. — А ливень как лил! Поднимись вода еще на дюйм, и большой зал затопило бы.
— Это наверняка задержит мой отъезд, — произнес Роб, имея в виду ужасное состояние грунта в округе. — Сейчас на дорогах столько воды, что нужна лодка, а не лошадь.
— Обычная погодка для этого времени года. — Фергал еще раз потыкал носком сапога в стену, потом притопнул обеими ногами сразу. — Холодно и мокро. Бр-р!
— Насколько я знаю, повреждена крыша стойла. А еще повреждения есть?
— Нет. Если не считать ворот хлева. Но их не гроза поломала, а дикий кабан, которого ты убил.
— Понятно, — сказал Роб, оглядывая двор, где валялись сорванные бурей с крыш доски, клочки сена, ветки деревьев и прочий хлам, принесенный ветром. Несколько человек ходили по двору с носилками и лопатами, собирая мусор. — Сильная все-таки была буря, — добавил Роб больше для себя, чем для Фергала. Впрочем, буря в небольшой комнате на третьем этаже башни показалась ему гораздо сильнее той, что учинила природа.
— Очень сильная… — поддакнул Фергал и, прищурившись, посмотрел на Роба. — Надеюсь, леди справилась с твоими ранами?
— Вполне, — коротко ответил Роб, переведя разговор на другую тему. — И все-таки, какая бы ни была погода, я вернусь в Гленлион. Надо присмотреть и за своим поместьем.
Фергал задумчиво поскреб пальцами небритый подбородок.
— Если не ошибаюсь, ты оставил свои владения в надежных руках?
— В надежных, — ответил Роб. Он и в самом деле так считал. Саймон Маккаллум, его кузен и преданный друг, был хорошим управляющим. Роб послал ему гонца с известием о смерти братьев и попросил приглядеть за хозяйством.
Роб двинулся через двор к входу в большой зал, проклиная налипавшую на сапоги жидкую грязь. В зале вовсю шла работа: девушки, орудуя метлами, сгребали к стене промокший насквозь камыш. Чтобы глаза привыкли к полумраку, Роб остановился на минуту у входа. Хотя он не видел Джудит, внутренний голос тут же услужливо ему сообщил, что она находится в зале. Впрочем, внутренний голос здесь был ни при чем. Просто Роб знал, что она будет присматривать за уборкой. Во всяком случае, на это надеялся.
Джудит почувствовала присутствие Роба. Она подняла глаза и сразу же его увидела, хотя он стоял в тени. В это время в зале появился Фергал.
— Я же говорил тебе, что воды в зале будет хоть пруд пруди, — проворчал старик, указывая на служанок, подтиравших лужи и убиравших мокрый камыш. — А все потому, что дверь закрывается неплотно и из-под нее подтекает. Похоже, придется позвать плотника.
— Послушай, почему ты мне все это говоришь? — с раздражением бросил Роб. — К лэрду надо обращаться.
Он знал, что его слова наверняка обидят старого преданного слугу, но не сказать этого не мог. После стычки с лэрдом он решил ни во что не вмешиваться. Пусть о замке заботятся те, кто здесь живет. О том, что его вмешательство в здешние дела нежелательно, ему напомнил утром отец.
— Отныне лэрд Гленлиона будет заниматься только своими делами, — объяснил Роб, обратившись к Фергалу. — И ты прекрасно знаешь, по какой причине.
Говоря это, Роб не сводил глаз с Джудит. В ее золотистых волосах играли янтарные и розовые отсветы полыхавшего в очаге пламени. Она снова надела шерстяную накидку брейд, закрепив ее на груди дешевой брошью. Но эта грубая накидка уже не казалась Робу безобразной — возможно, по той причине, что облекала плечи и грудь Джудит, выгодно обрисовывая ее стройную фигуру. Пожирая Джудит глазами, Роб понял, что, если снова дотронется до нее, уже не сможет остановиться. Повернувшись на каблуках, он направился к винтовой лестнице, которая вела в башню. Теперь нога у него болела меньше, зато давали о себе знать напряжение и ноющая боль в паху. Надо поскорее отсюда уехать, думал Роб, перешагивая через две ступеньки. Не то он покроет позором и себя, и эту женщину. С заложницей нельзя обращаться как с рабыней. И перед отъездом об этом необходимо еще раз напомнить Ангусу. Завтра же, независимо от погоды, он покинет Лохви, чтобы оказаться подальше и от лэрда, и от леди. Не то он переругается со всеми, кого знал и любил с детства. Будь проклят день, когда Аргилл послал Рыжего Дьявола на поиски заложников! Странное дело, Робу подчас казалось, что он такой же заложник, как и вдова Линдсей, — заложник ее прекрасных глаз, лица, фигуры, страстного желания, вызванного ею, которое день ото дня росло. Эта женщина разожгла в нем такую бешеную страсть, что если он не уедет, то в один прекрасный день, забыв о долге и своих обязанностях, овладеет ею. И чтобы избежать неминуемого позора, ему лучше уехать.
— Тебе нельзя оставлять ее здесь, Гленлион.
Роб повернулся и увидел Фергала. Кроме них двоих, в коридоре никого не было. На стенах полыхали в держателях факелы. Их желтый свет отражался в темных глазах старого слуги, придавая ему сходство с совой — крючконосой, большеглазой и мудрой.
— Когда я сюда приехал, при мне были моя лошадь и оружие. Только их я и намереваюсь отсюда забрать.
Фергал покачал головой и едва заметно усмехнулся.
— Как ты, вероятно, догадываешься, выкуп платить за нее не будут. Готов ли ты, зная это, оставить ее здесь в одиночестве, положившись на благоразумие нашего лэрда?
— У меня нет выбора. Без ребенка она не поедет, а лэрд Лохви девочку из своих когтей не выпустит.
— В таком случае остается одно — ждать.
Ждать — но чего? Что, собственно, Фергал имеет в виду? Очень просто — Фергал намекал на то, что Ангус Кэмпбелл, подсознательно желая кому-нибудь отомстить за гибель своих сыновей, вполне возможно, изберет в качестве объекта мести адову Линдсей. Вряд ли он ее убьет, но можно не сомневаться, что со временем, особенно после отъезда Роба, она будет подвергаться всяческим притеснениям с его стороны.
Роб тяжело вздохнул. Придется, видно, со всеми этими трудностями справляться ему самому. Роб, однако, подозревал, что его внимание может оказаться для вдовы не менее опасным, чем недоброжелательство лэрда.
— Да, придется подождать, — нехотя согласился он. — Пока вдову не выкупят, что весьма сомнительно, или пока лэрд сам не отпустит ее на волю.
— Подумай над этим как следует, парень. Хотя вдова попала сюда не по своей воле, ее присутствие всегда будет раздражать здешних обитателей — особенно лэрда. А лэрд не тот человек, чтобы долго с этим мириться.
Роб кивнул, соглашаясь с Фергалом. Он не хотел говорить слуге, что вдова, возможно, раздражает его куда больше, чем Ангуса. Только в другом смысле. Костры в честь праздника «майского шеста» предполагалось разжечь на склонах холмов у болот. Пастухи уже выкопали неподалеку от замка длинную подковообразную траншею и заготовили дрова, которых должно было хватить, чтобы поддерживать огонь на протяжении нескольких дней. Воды на земле все еще было много, и нога погружалась в нее чуть ли не по щиколотку; это обстоятельство, впрочем, хотя и создавало известное неудобство, вряд ли могло испортить настроение людям, которые готовились поплясать вокруг костров и майского шеста. Лэрд Лохви спустился из своих покоев и направился на скотный двор, чтобы лично проследить за тем, как чистят коров и расчесывают шерсть у овец. Глаза у него были ясными, как прежде, да и лицо разгладилось, хотя его черты все еще несли на себе отпечаток скорби.
Роб со стороны наблюдал за Ангусом. Он восхищался стойкостью отца, но его поступков не одобрял. По велению лэрда жизненное пространство вдовы Линд сей вновь было ограничено пределами ее с Мейри спальни и Роб не сомневался, что это одно из проявлений той само! мстительности, о которой говорил Фергал. Ангус, казалось готов был мстить вдове за самый факт ее существования Ничего не поделаешь, у всякого лэрда — свои слабости; кап ризы же такого мнительного и злопамятного человека, как Ангус Кэмпбелл, могли принимать весьма причудливые, подчас даже извращенные формы. Роб считал, что, оставшись в замке Лохви, поступил правильно. Ибо его отец весьма своеобразно толковал понятие справедливости. При всем том такие люди, как Ангус, будучи искусными воинами, являлись становым хребтом Шотландского королевства и не жалели своей крови, помогая королю Роберту Брюсу отстаивать свои права в войне с англичанами. Многие, однако, не преминули бы воспользоваться любым удобным случаем, чтобы лишить лэрда Лохви того высокого положения, которое он занимал среди Кэмпбеллов, Стычки между кланами не прекращались даже в разгар освободительной войны против англичан, поэтому нападение враждебных кланов можно было ожидать каждую минуту. Но если количество междоусобиц во время войны против общего врага резко сокращалось, то в мирное время сведение старых счетов учащалось.
— Нынче людей для охраны скота у нас не хватает, — сказал Фергал, невольно напомнив Робу о потере братьев. — Из вдов и сирот ни воинов, ни пастухов не сделаешь.
Они с Робом стояли на крепостной стене, обозревая окрестности.
— А между тем, — заметил Роб, — вероятность набегов велика, как никогда.
— Это точно, — кивнул слуга. — Хорошо, что у тебя есть Саймон, который охраняет твой скот.
— Охранять особенно нечего, — криво усмехнувшись, произнес Роб. — Король наградил меня землями и титулом, но средств для достойного поддержания рыцарского звания не предоставил. Так что если я захочу увеличить в Гленлионе поголовье скота, мне придется участвовать в набегах вместе с Макгрегорами.
Старый слуга хмыкнул.
— Между прочим, твоя мать была из Макгрегоров. И так же, как они, скора на расправу. Твоему отцу, во всяком случае, она никогда ничего не спускала — с первого же дня — и готова была сражаться с ним из-за всякой мелочи не на жизнь, а на смерть. Не могу сказать, чтобы Ангус вышел из этой затянувшейся домашней свары победителем.
Роб, которому трудно было себе представить, что его мать могла главенствовать над отцом, рассмеялся.
— Бедный Ангус. Он женился на матери, чтобы положить конец распре между кланами, а взамен, выходит, получил войну в стенах собственного замка.
— Иначе и быть не могло, — многозначительно произнес Фергал, почесав волосатую грудь. — Макгрегоры обид никому не прощают.
— Ты к чему клонишь? — поинтересовался Роб, небрежно облокотившись о зубец парапета. — Хочешь напомнить мне о наших старых клановых связях? Или взываешь к моему чувству долга по отношению к семье?
— Хочу, чтобы ты умел извлекать уроки из прошлого и делать выводы. Это поможет тебе преуспеть и в нынешние неспокойные времена.
— Ты, как всегда, прав. — Роб расправил плечи и снова глянул в ту сторону, где пастухи разводили костры. Сначала из траншей кругами поднимался дым, потом дрова занялись и запылали. Когда костры разгорелись, люди, исполняя старинный ритуал очищения, стали прогонять сквозь огонь и дым овец и крупный рогатый скот. После праздников животных обычно отгоняли на летние пастбища. Пастухам и воинам, сопровождавшим стадо, надлежало защитить его от любителей чужого добра. Только на этот раз сопровождающих явно не хватало. Ежегодный старинный ритуал призван внушать людям мысль о стабильности, но Роб, глядя на полыхавшие костры и вереницы проходивших между огнями животных, с горечью думал о том, что изменений к лучшему в этом мир почти не происходит.
— Вот мерзкие создания! Наверняка порождение дьявола, — проворчал Фергал, отмахиваясь от комаров, и, повернувшись к Робу, спросил: — Кстати, ты собираешься принять участие в празднике? — И, кивнув на собиравшихся у костров обитателей замка и местных арендаторов, добавил: — Аргилл прислал нам по этому случаю поздравления, а также довольно толстый кошелек. Лэрд собирается раздать деньга вдовам к сиротам.
Роба, однако, одолевали совсем другие, не праздничные мысли.
— Нет, в празднике я участвовать не буду, — произнес он и, прищурившись, посмотрел на старого слугу. — Скажи, Фергал, тебя что — приставили за мной следить? То-то я смотрю, ты ходишь за мной по пятам. Быть может, лэрд: опасается, что я обращусь к его вассалам и арендаторам ее страстной речью в защиту справедливости, и тебе велено меня от этого отговорить?
Фергал небрежно пожал плечами — мол, понимай как хочешь, отчего Роб еще больше помрачнел.
— Ты зря теряешь время. Говорю же тебе — совать нос в дела лэрда Лохви я больше не намерен. Пусть лэрд поступает, как ему заблагорассудится. Но я тоже буду поступать по собственному усмотрению. Когда придет время.
Наступило тягостное молчание. Поначалу, как казалось, Фергал хотел сказать что-то важное, но, видимо, передумал и махнул рукой.
— Делай как знаешь, Гленлион.
В этой реплике одновременно крылись и согласие с Робом, и неприятие того, о чем он говорил. О первом свидетельствовали слова Фергала, о втором — тот факт, что слуга назвал его Гленлионом, как бы отмежевавшись от него.
— В чем дело, Фергал? — негромко осведомился Роб. — Выкладывай, что у тебя на уме. Я же вижу, в последнее время тебя что-то гнетет.
Фергал упрямо выпятил челюсть, но так ничего и не сказал. Роб внимательно посмотрел на старика. Тот был чем-то сильно озабочен. Беспокойство крылось в легком дрожании его рук, в том, что он зачем-то принялся оправлять пояс, даже в том, как он смотрел на полыхавшие у болот костры. Похоже, никакого интереса они у него не вызывали, и он бросал на них взгляды только для того, чтобы не смотреть на Роба.
— Ладно, — кивнул Роб, — не буду больше мучить тебя вопросами. Захочешь — сам скажешь.
Фергал перевел взгляд на Роба, и некоторое время смотрел на него в упор, словно пытаясь определить, заслуживает ли тот доверия.
— Нечистая сила особенно активна накануне и во время праздника «майского шеста», — наконец произнес он. — Поговаривают, будто в последнее время у коров пропало молоко. Похоже, на животных действует заклятие, которое необходимо снять до того, как их отправят на летние пастбища.
Роб махнул рукой, давая понять, что сказки о колдовстве и волхвовании его не интересуют. Он знал жизнь и со всей ответственностью мог утверждать, что беды, которые приписывались действию различных заклятий, чаще всего являлись следствием человеческих деяний. Он видел власть во всех ее проявлениях, считал стремление к власти над другими людьми одним из неотъемлемых свойств порочной человеческой натуры и потому в могущество каких-то мифических, сверхъестественных существ не очень-то верил. Фергал доверительно положил руку на плечо Роба сказал:
— Сколько себя помню, всегда был предан лэрду душой телом. И всегда буду защищать его интересы. Поэтому не могу тебе не сказать об упорных слухах, которые ходят среди арендаторов и обитателей Лохви. — Фергал стиснул плечо Роба и, приблизив губы к его уху, прошептал: — Говорят будто злые силы хотят извести лэрда с помощью магии г волшебства.
Роб похолодел от ужаса.
— И в этом, конечно же, обвиняют леди Линдсей, — сказал он. Старик кивнул.
Роб посмотрел во двор на Ангуса Кэпмбелла. Тот, словно почувствовав на себе его взгляд, в свою очередь, посмотрел на стоявшего на стене сына. Глаза лэрда недобро сверкнули, и Роб понял, что у отца созрел в голове дьявольский план.
— Чтоб его черти взяли! — прошептал он и, добежав до лестницы, стал быстро спускаться. Фергал что-то кричал ему вслед, но Роб не слушал; охваченный яростью и забыв об осторожности, он продолжал бежать.
Ангус между тем забрался на подведенную ему лошадь и, ударив ее каблуками, послал вперед. Роб перехватил лэрда уже у самых ворот и остановил его коня, схватив его под уздцы.
— Ты бежишь от меня или, быть может, от страха перед собственными безумными деяниями? — вскричал он, поднимая глаза на лэрда. — Как можно обвинять других в том, в чем виноват только ты?
— Отпусти лошадь! — взревел Ангус. — Я, что ли, виноват в том, что у коров пропало молоко? Это все саксонская ведьма наколдовала.
— Ты сам знаешь, что это не так. — Роб вцепился в узду обеими руками, стараясь удержать нетерпеливо приплясывавшего на месте разъяренного жеребца, у которого глаза вылезли из орбит, а из оскаленного рта летела пена и с шумом вырывалось дыхание. — Все эти обвинения несправедливы.
— Этой женщине будет позволено доказать свою невиновность.
— И что же она должна для этого сделать? Позволить, чтобы ее зашили в мешок и швырнули в озеро? И утонуть, чтобы доказать, что она не ведьма — так, что ли?
Ангус удивленно на него посмотрел.
— Ты что же — хочешь пойти против закона? В законе ясно сказано, что подозреваемой в колдовстве женщине необходимо пройти испытание. — Пригнувшись в седле, он громким шепотом, напоминавшим отдаленный рокот грома, произнес: — Сразу топить ее никто не станет. Поначалу ее испытают каленым железом. Если она пройдет через это испытание, не издав ни звука, ее признают невиновной и отпустят.
Еще одно дьявольское испытание! У Роба перехватило горло.
— Я не позволю тебе издеваться над этой леди!
— Не позволишь? Но в этих стенах у тебя нет права голоса, Роберт Гленлион. Кроме того, ты говорил, что собираешься уехать к себе. Вот и поезжай с Богом.
— Да, я уеду отсюда. Господь свидетель, ты не тот человек, за которого я тебя принимал все эти годы. Неужели смерть сыновей тебя ничему не научила? Ведь если умрет девочка, которую опекает саксонка, это будет означать, что они погибли напрасно!
Рот Ангуса Кэмпбелла искривился в усмешке.
— Она не умрет. Мы будем о ней заботиться. По крайней мере до тех пор, пока она будет находиться в замке Лохви. Ну а теперь проваливай — не то я тебя растопчу!
Роб понял, что взывать к разуму Ангуса бессмысленно, и отошел в сторону. В следующую минуту жеребец лэрда бурей промчался мимо него и загремел подковами по деревянному настилу подъемного моста. Когда Ангус выехал из замка и поскакал в сторону ритуальных костров, к Робу подбежал старый Фергал.
— Ну, что ты теперь будешь делать, парень? — запыхавшись, спросил он. — В лэрда, как видно, вселился сам дьявол, и говорить с ним сейчас бесполезно. Когда граф Аргилл узнает, что одну из заложниц замучили, с ума сойдет от ярости.
— Где сейчас саксонка?
— Тебе не разрешат ее увидеть, сам знаешь. К ней наверняка приставили стражу.
— Меня интересует, где она: в башне или в подземелье? — Он пронзил Фергала яростным взглядом. — Где она? Отвечай!
Комната была даже меньше той, какую им с Мейри предоставили в самом начале. Джудит сидела на узкой койке и смотрела в окно, выходившее на озеро Аве. Кругом, насколько хватал глаз, простиралось водное пространство цвета полированной стали. Озеро окаймляли высокие, поросшие травой и кустарником скалы. Вдалеке виднелся похожий на кораблик небольшой островок. Сквозь туманную дымку проступали очертания двух высоких гор — Пасс-Брандер и Бен-Крухан, они, словно два великана, охраняли покой замка Лохви. Джудит снова стала бесправной пленницей. Ее бросили в каменный мешок и лишили всякого общения, к ней теперь не допускали даже Мейри. Она чувствовала себя самой несчастной женщиной на свете и едва сдерживала слезы. Но что проку в слезах? Никакого — она с давних пор знала об этом. Джудит не плакала, даже когда покидала Уэйкфилд, хотя чувствовала себя бесконечно одинокой и будущее рисовалось ей исключительно в мрачных тонах. Не плакала она, и выходя замуж за человека, который с самого начала дал ей понять, что она ему глубоко безразлична. Не лила слез, когда ее муж умер, а надежды вернуться в Англию обратились в прах. Даже когда Кэмпбеллы насильно увезли ее с Мейри из замка Каддел, Джудит не уронила ни единой слезинки. Но когда разразилась буря и Джудит осталась наедине с Гленлионом, она не сдержала слез. Стыд какой, подумала она в тот момент, почувствовав, что еще немного — и она сдастся на его милость. Только ночью, в постели, она поняла истинную причину своих слез. Оказывается, она ничуть не стыдилась прикосновений чувственного рта и нежных рук Гленлиона, но страдала от того, что многие дни ее молодости были безвозвратно потеряны — она не познала любви. Любви искренней, бескорыстной — мужу нужна была не она, а ее приданое. Джудит была бесконечно одинока. Ей так хотелось побеседовать с кем-нибудь на берегу реки или у очага, поделиться своими сокровенными мыслями. Даже здесь, в этом запущенном, холодном замке, населенном грубыми и тупыми людьми, она оказалась никому не нужной. Старуха служанка ее боялась, лэрд обвинял в гибели своих сыновей. А теперь ее обвинили еще и в колдовстве. Вообще-то она сама виновата. Нечего было напускать на себя таинственный вид и запугивать Мэгги. Старуха возненавидела ее и отомстила. Интересно, знает ли Гленлион о случившемся? Беспокоится ли о ней? Она следила за солнечным лучиком, игравшим на поверхности воды, и думала о Гленлионе. Он вступился за нее, не побоявшись отца. Но это было до того, как она очутилась в его объятиях, а потом отвергла. Неизвестно, придет ли он после этого ей на помощь. Когда они встретились в зале, он смотрел на нее так, что ей захотелось оказаться подальше и от замка Лохви, и от самой Шотландии. Казалось, он готов испепелить ее взглядом. Без сомнения, он ее презирал — за лживость и лицемерие. Господь свидетель, она сама все испортила — сначала ответила на его ласки, а потом оттолкнула. И теперь уже ничего нельзя изменить. Что будет с бедняжкой Мейри? Она осталась совсем одна — если не считать, конечно, Катрионы и Тома. Удивительно, до чего хорошо эти трое поладили между собой. Но судомойка и мальчик-скотник не слишком подходящая компания для наследницы знатного рода. С другой стороны, благодаря Тому и Катрионе девочка не чувствовала себя одинокой. Подул легкий бриз, принесший с собой запах водорослей и дыма. Люди из Лохви готовились к языческому празднику «майского дерева». Они будут танцевать, пить вино и эль, есть овсяные лепешки, а потом прольют на землю немного молока во имя лесного божества, которое должно обеспечить стадам хорошие пастбища, а при необходимости — надежное укрытие. Она сама помогала собирать в птичнике яйца для лепешек — пока старая Мэгги не возопила, что у коров пропало молоко. К несчастью, лэрд услышал вопли старухи, и это решило судьбу Джудит. Лэрд сразу же ухватился за выдвинутое старухой обвинение и приказал препроводить пленницу в эту превращенную в тюремную камеру комнату. Следы того, что здесь жили люди, еще виднелись. На полу валялись клочки шерсти, в углу лежала сломанная прялка. Отличная вещь. Кто, интересно, ею пользовался? Покойная супруга лэрда или какая-нибудь смешливая служанка? Ее внимание привлек приглушенный шум; она отвернулась от окна и взглянула на дверь — непреодолимую преграду из дубовых досок толщиной в добрых четыре дюйма. которая отделяла ее камеру от коридора. И в следующее мгновение узнала доносившийся из коридора голос — это был голос Гленлиона. Она уже стала подниматься на ноги, когда дверь распахнулась. Неосознанным движением она стиснула на груди руки, которые от охватившего ее волнения стали слегка подрагивать. Перед ней стоял Роберт Гленлион, а за его спи ной маячила сердитая физиономия стражника. — Тебе не причинили вреда, леди Линдсей?
Она покачала головой. Но говорить не могла и только во все глаза смотрела на Роба. Щеки у нее пылали, сердце билось так сильно, что его стук эхом отдавался у нее в ушах.
— У тебя кровоподтек? — Он двинулся вперед, оставив дверь нараспашку, и легонько коснулся ее щеки. Его рука была такой теплой и нежной, что Джудит захотелось стиснуть ее в ладонях и прижать к лицу.
Пока мысли лихорадочно проносились у нее в голове, Роб стоял перед ней, дожидаясь ответа. Она попыталась припомнить, откуда этот кровоподтек, ей это удалось, хотя и с большим трудом — удар обрушился на нее внезапно, после чего в голове помутилось…
— Не могу сказать точно… Должно быть, случайно ушиблась.
— Это он тебя ударил? Ответь мне, Бога ради…
— Ты сам говорил, что язык у меня как бритва. Поэтому, когда меня стали обвинять в колдовстве и наведении порчи на коров, я сказала, что только дурак может поверить в такую глупость.
В его глазах полыхнул мрачный огонь, а губы сжались в нитку.
— Больше он тебя не ударит, леди. Клянусь.
Она без колебаний поверила ему, хотя он еще ничем не заслужил ее доверия.
Она сжала его ладонь своими тонкими пальцами.
— Я верю тебе, Роберт Гленлион.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди и горец - Гарнетт Джулиана



ніколи я не насичусь цими романами
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаІнна
2.07.2011, 21.07





понравился захватывает интересный красивая любовь и взаимоотношения героев читая наслаждаешься нет той грубости жестокости которую я не люблю непонимание конечно временное между героями есть но оно быстро перерастает во что-то большее и лучшее любовь помогает как всегда разобраться во всем потери конечно есть но при войнах не возможно сохранить всех
Леди и горец - Гарнетт Джулиананаталия
28.01.2012, 13.56





Хороший,чувственный. Герои понравились,любовь красивая)))
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаК
18.09.2012, 0.23





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Очень хороший роман хотя с начала он ме не понравился а взяв во второй раз в руки эту книгу прочла не останавливаясь.
Леди и горец - Гарнетт Джулиананека я
7.11.2013, 16.55





Роман понравился советую прочитать, красивая любовь люблю такие романы. Читайте не пожалейте.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлександра
3.02.2014, 20.08





Мне показалось скучно.
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаКэт
8.07.2014, 10.53





5/10 очень скучный роман , если у гг был важный документ , зачем все эти трагедии, .. Пожалела время... Не советую ...
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаVita
6.12.2014, 9.35





Прочла от корки до корки и не жалею!
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаНаталья 66
1.06.2015, 22.00





Прочитала,интересно.
Леди и горец - Гарнетт Джулианаюля
3.07.2015, 23.33





Роман мне показался скучноватым.все затянуто-растянуто,слишком много описаний поездок и каких-то мелочей
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаЮстиция
23.08.2015, 12.08





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18





джудит линдсей)) прикльно
Леди и горец - Гарнетт ДжулианаАлия
15.10.2016, 18.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100