Читать онлайн Клятва рыцаря, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Клятва рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Кончался январь, быстро приближался февраль. Метель засыпала все дороги сугробами, помешав Роберту и Амелии продолжить свое путешествие на север. Вечера хозяева и гости проводили в большом зале, развлекаясь музыкой, песнями менестрелей или играя в шахматы и триктрак. А особенно холодными вечерами собирались у горящего очага. В трех шагах от огня уже было холодно: ледяные сквозняки гуляли по углам, забираясь под одежду и пронизывая до костей.
Роберту де Брийону не терпелось поскорей продолжить свой путь, чтобы избавиться от Амелии, доставив ее ко двору Малкольма.
– Я просто устал от ее бесконечных жалоб, Люк, – сетовал он. – И как это ты терпел ее занудство и колкости!
– Я с ней встречался не для того, чтобы вести беседы, – сухо ответил тот, и Роберт рассмеялся.
– По правде говоря, она действительно красива, но слишком уж у нее злой язык. Ах, напрасно я не принял предложение короля отправиться в Нормандию! Не сидел бы сейчас здесь с прекрасной Амелией, а твоя жена не метала бы глазами молнии за столом.
Люк пожал плечами.
– Кору раздражают ее капризы, но приходится терпеть.
– Нет, ее раздражают не капризы, а попытки Амелии добиться от тебя большего, чем просто вежливое внимание, – раздраженно фыркнул Роберт. – Ты нравился этой даме меньше, когда добивался ее благосклонности, чем сейчас.
– Ну, разумеется. Неужели ты еще не знаешь, что у подобных женщин это в обычае. Бывают такие, которые бегут при первом же намеке на отказ, а у этих аппетиты только разгораются, когда их отвергают. Если какой-нибудь мужчина захочет завоевать сердце прекрасной Амелии, ему следует поворачиваться к ней спиной и ни в коем случае не улыбаться ей.
Роберт отвел взгляд от пляшущего в очаге пламени и задумчиво смотрел на Люка некоторое время, прежде чем согласно кивнуть. Встряхнув в стакане игральные кости, он кинул их, не глядя, на доску.
– Амелия надменная, самодовольная и очень капризная женщина. Мне жаль кузена короля Малкольма, у него будет не лучшая жена.
– Есть мужчины, которые предпочитают постоянную борьбу семейной идиллии. – Люк взял кости и ленивым движением покатал их в ладони, взглянув в дальний конец зала, где стояла Кора с одним из саксонских слуг.
Роберт проследил за его взглядом. У ног Коры лежала волчица, вновь вернувшаяся после двухнедельного отсутствия. Никто не знал, как она покинула замок, но в одно прекрасное утро Шеба так же неожиданно вновь появилась в нем. Кора считала, что, возможно, кто-то из солдат ударил ее, поскольку волчица стала вести себя беспокойно при виде вооруженных людей. А может быть, она помнила, как один из людей Освальда гонялся за ней перед Рождеством. Отвлекшись от мыслей о волчице, Роберт повернулся к другу.
– Какие новости от Освальда?
– Никаких. – Люк нахмурился, продолжая крутить кости по ладони большим пальцем. – Он не стал приносить клятву верности ни мне, ни Вильгельму. Да я и не ожидал этого.
– А чего же ты ожидал?
Подняв взгляд, Люк бросил кости на доску.
– Я ожидаю, что, когда погода улучшится, Освальд объявится, и с мечом в руке.
– Ты принял какие-нибудь меры предосторожности?
– Вулфридж – сильная крепость. Я договорился с живущими в соседних деревнях крестьянами, которые поднимут тревогу при первых же признаках опасности.
– Ты думаешь, что простолюдины станут рисковать своей шкурой ради того, чтобы предупредить тебя? – скептически покачал головой Роберт. – Мой прежний опыт говорит, что они всегда заботятся в первую очередь о собственной безопасности.
– Только тогда, когда не уверены, что их лорд сумеет защитить их.
– И что же, саксонские крестьяне прониклись к тебе таким доверием за столь короткое время?
– Не столько ко мне, как к ней. – Люк кивком головы указал на жену. – Они сражались за нее и прежде, с вилами и косами, у кого не было мечей. Так что, если понадобится, они придут мне на помощь, хотя мой гарнизон и сам достаточно силен.
– У тебя такие опытные солдаты, что этому завидует и сам Вильгельм. – Роберт посмотрел на доску для игры в триктрак и нахмурился. – Теперь чья очередь?
Люк поднялся, потягиваясь.
– Твоя. Но у меня на уме другая игра на эту ночь.
– В таком случае нашу игру ты проиграл, – рассмеялся Роберт, видя, как друг смотрит в сторону жены.
Бывали моменты, когда он завидовал Люку, и не его землям или титулу, а тому, что тот обрел надежное пристанище и настоящий семейный очаг. Возможно, пришло время и ему оставить свою беззаботную холостяцкую жизнь и тоже обзавестись женой. Он все чаще думал о своем поместье в Нормандии, в котором сейчас жила его вдовствующая сестра. Оно было не очень большое, но красивое, с широкими полями и обширными виноградниками, дающими превосходное вино. Давно уже он вел беспокойную жизнь, кочуя по Фландрии, Нормандии, Англии на службе у Вильгельма. Служба приносила ему немалые деньги, но не сулила прочного будущего.
– Что ты развалился на скамье, словно простой мужик?
Роберт поднял глаза и увидел Амелию, которая стояла рядом с ним, поджав губы и прищурив глаза. Ее руки были скрещены на груди, а взгляд устремлен в дальний конец зала. Роберт догадался, что она наблюдала за Люком и Корой.
– Не стоит так сердиться, миледи.
Амелия с наигранным удивлением уставилась на него.
– С чего ты взял, что я сержусь?
– Это бросается в глаза, мадам. И не ждите от меня сострадания, когда леди Кора, доведенная до крайности вашими откровенными приставаниями к Люку, всадит свой кинжал в ваше лилейно-белое горло.
Бледное лицо Амелии сделалось пепельно-серым. На какое-то время она лишилась дара речи, а только смотрела на него зелеными глазами, горящими от ярости.
– Ты сам не понимаешь, что ты несешь, негодяй! У тебя вечно на уме только грязные мыслишки. Нас с Люком связывает лишь дружба, а не…
Рассердившись на ее очевидную ложь, Роберт внезапно вскочил на ноги и грубо схватил ее за руку.
– Не считайте меня простофилей, мадам. Вы думаете, я не понимаю вашу игру? – Он отпустил ее и, не обращая внимания на любопытные взгляды присутствующих в зале, предупреждающе прорычал: – Только имейте в виду, что я вам в ней не помощник. Вы и так уже достаточно сумели воспользоваться мной.
Амелия попыталась принять прежний высокомерный вид, высоко вздернув подбородок и смерив его холодным взглядом, но это ей плохо удалось.
– Вы пролили свое вино мне на платье, – процедила она.
– Ах, извините, мадам, прошу прощения. – Роберт поднял свой кубок и, осушив его до дна, прошел мимо нее и исчез из зала.
В коридоре было еще холоднее, зимний ветер задувал в щели, находя их повсюду. Роберт заметил, что двери охраняются вооруженными солдатами. Люк принял, кажется, все меры предосторожности: и на стенах, и у внешних ворот Вулфриджа была усилена охрана.
И все же Роберт не мог отделаться от смутного чувства близкой опасности. Оно преследовало его с самого утра. Раздраженный и объятый беспокойством, он бесцельно бродил по длинному коридору, когда увидел, как в дальнем конце его мелькнула какая-то тень. Работы по ремонту замка там были недавно прекращены, от них остались лишь штабеля досок и всякий строительный мусор. Негромкий шум, донесшийся оттуда, привлек его внимание, и Роберт двинулся в направлении этого звука.
Глянув вниз, он поддел носком сапога валяющуюся на полу доску, и она легко сдвинулась в сторону. Под ней мрачной чернотой зияла дыра в полу. Нахмурясь, он встал на колени и заглянул в отверстие. Это была не просто яма, а настоящее подземелье, холодное и сырое, с затхлым запахом, который напомнил ему о море. Подземная темница?.. Он пристально вгляделся в нее, чувствуя, как влажный воздух оттуда холодит его лицо.
Позади него скрипнула доска, и Роберт оглянулся. В полумраке он успел заметить лишь смутную тень, когда страшный удар по голове лишил его сознания. В глазах у него потемнело, и он упал головой вперед в эту черную пустоту, которая поглотила его.


Люк увлек Кору в нишу в коридоре, ведущем из большого зала во двор, прижался к ней и потянул вверх подол ее платья. Едва сдерживая смех, она уперлась ему руками в грудь, призывая быть более осмотрительным.
– В зале еще полно народу, дорогой. Ты что, не можешь подождать, пока мы поднимемся в комнату?
– Какая разница, там или здесь? – Он погладил пальцами ее шею и скользнул ниже, к груди, не обращая внимания на негодующие протесты жены. – Здесь тоже очень неплохо получится.
– Тогда, может, прикажем поставить кровать в большом зале, чтобы уж не прятаться ни от кого? – ехидно возразила она, и тихий смех Люка согрел ее щеку.
Кора попыталась отстраниться от него, но Люк навалился на нее тяжестью своего тела, и насмешливая улыбка, блуждающая по его лицу, показывала, что его только забавляют ее усилия.
– Ты подаешь своим людям дурной пример, Люк Луве, – сказала она, стараясь говорить строго.
– Ну и что. Пусть все переженятся и тоже занимаются тем же, чем и мы.
Покончив с разговорами, Люк положил ей руки на плечи и, мягко подтолкнув к стене, принялся развязывать лиф платья.
Глухое рычание вдруг раздалось за его спиной. Он обернулся, проворчав, что вечно им мешают, и приказал Шебе сидеть смирно.
Но волчица не успокаивалась и продолжала возбужденно рычать, не обращая на него внимания.
Кора, нахмурившись, повернулась к своей любимице.
– В чем дело, Шеба?
Волчица взволнованно поводила ушами, шерсть у нее на загривке поднялась, а тело было напряжено, словно она чуяла опасность. Она царапала огромными лапами пол, устремив горящие глаза в дальний конец коридора, туда, где недавно проводились ремонтные работы.
– Она чем-то встревожена, Люк.
– Пустяки. – Он схватил ее за руку. – Ну хорошо, поднимемся к себе в комнату, раз ты настаиваешь.
– Нет, Люк. Что-то беспокоит Шебу.
– После того как солдат Освальда гонялся за ней, она рычит при виде любого солдата. – Люк все еще держал ее за руку. Нетерпение сквозило в каждом его слове. – По всему замку расставлены часовые. Если что-то произойдет, мне тут же сообщат. А теперь пошли, пока…
– Люк, мне послышался какой-то шум.
Чертыхнувшись, Люк преувеличенно громко вздохнул и с сожалением проворчал:
– Ну ладно уж, пойдем посмотрим, что так встревожило твою волчицу.
И широкими шагами он решительно двинулся по коридору, вслед за устремившейся в его дальний конец Шебой. Нельзя сказать, чтобы Кора очень сильно встревожилась – ведь Люк сказал, что повсюду расставлена стража, но все же она слышала что-то, какие-то звуки, похожие на сдавленный вскрик, и ей хотелось удостовериться, что в замке все в порядке.
Идя в нескольких шагах позади Люка, она чуть не наткнулась на него, когда он вдруг остановился и встал на колени, осматривая пол. Шеба заскулила, потом откинула назад голову и завыла, царапая пол лапами.
– Боже мой, похоже, что пол провалился. Принеси-ка мне факел и позови Алена, – велел он жене. – Вдруг кто-то упал в дыру, оставленную рабочими! Черт бы побрал этих лентяев!
Не теряя времени, Кора бросилась за Аленом, а заодно позвала и нескольких стражей. Они сбежались, неся факелы и веревки, и Люк обернулся к ним с угрюмым лицом.
– Там Роберт. Поторопитесь. Дайте мне веревку подлиннее. Посветите-ка сюда. А ты, Кора, отойди. Мне нужно несколько человек, чтобы спуститься туда – и клянусь Богом, я скоро найду того разгильдяя, который оставил эту дыру открытой.
Кора отодвинулась, несколько раздосадованная, что ее так бесцеремонно отставили, но слишком обеспокоенная судьбой Роберта, чтобы возмущаться резкими приказами Люка. Несколько солдат покрепче взялись за один конец веревки, в то время как, обвязав другой ее конец вокруг талии, Люк скользнул с края ямы в темноту.
Прислонившись спиной к стене, Кора напряженно ждала. Солдаты изо всех сил натягивали веревку, чтобы держать Люка на весу, а факелы зловеще мерцали над зияющей внизу дырой.
– Что это за новое развлечение? – раздался вдруг рядом язвительный голос Амелии. Незаметно приблизившись, та разглядывала суетящихся вокруг ямы людей. – Уж не от ваших ли нежных объятий Люк опять пытается убежать?
Кора сжала губы, чтобы сдержать резкие слова, вертящиеся у нее на языке, притворившись, что не понимает эти французские колкости.
– Не обольщайтесь слишком, милочка. Если бы не приказ короля, Люк был бы в моих объятиях, а не в ваших. И когда-нибудь он окажется там. Скоро он устанет от вас, я его знаю. Вы наскучите ему.
Оттолкнувшись от стены, Кора отошла в сторону, чтобы не поддаться искушению вцепиться в волосы этой твари, и как только Люк мог когда-то интересоваться такой гадиной? И почему Роберт посматривал на нее с явным вожделением в глазах? Она была красива, да, но очень уж подлая по характеру и злая.
Однако сейчас более важные вещи беспокоили ее, ведь там, под полом, еще со времен римлян было глубокое подземелье. И она молила Бога, чтобы Роберт не покалечился, упав туда.
Повернувшись к одному из стражей, державших факел, Амелия спросила, в чем причина этой суматохи. А когда тот ответил, что сэр Роберт упал в яму, она тихо вскрикнула от неожиданности. Кора с удивлением наблюдала, как она пятилась от ямы и судорожно схватилась за столб, округлившимися глазами уставившись в темный зев ямы.
Тяжело дыша от усилий, солдаты начали вытягивать веревку, стараясь делать это медленно и плавно, чтобы она не порвалась от чрезмерного натяжения. Вскоре в отверстии показалась голова Роберта с взъерошенными волосами и окровавленным лбом. Его осторожно положили на пол, и Амелия тут же склонилась над ним.
Кора замерла в ожидании, когда веревка была вновь брошена вниз к Люку, и лишь когда его темноволосая голова показалась из отверстия, она перевела дух. Опустившись на колени, она обняла Шебу, теребя руками густую шерсть на ее загривке, в то время как Люк, окончательно выбравшись из ямы, подошел к другу.
– Кто-то уда… ударил меня… – заплетающимся языком пробормотал Роберт, пытаясь сесть.
– Ты просто провалился в дыру, которую забыли прикрыть досками, – сказал Люк, мягко, но решительно укладывая его снова на пол. – Не вставай, пока я тебя не осмотрю. – И он принялся ощупывать его руки и ноги, чтобы проверить, нет ли переломов. Через минуту он откинулся назад и удовлетворенно улыбнулся. – Ты цел и невредим, дружище, за исключением ссадины на голове.
Роберт заморгал, переводя взгляд с Люка на Амелию и обратно.
– Кто-то ударил меня по голове, – настойчиво проговорил он.
– Тебя следовало бы ударить гораздо раньше, чтобы ты не бродил тут ночью как идиот, – язвительно заметила Амелия. – Ты хоть понимаешь, чем это могло кончиться для меня? Я же не могу отправиться в Шотландию без сопровождающего. Из-за твоей нелепой неосторожности мое бракосочетание пришлось бы отложить, а то и отменить вообще.
Насмешливая гримаса исказила окровавленное лицо Роберта.
– Амелия… – Он облизнул губы и постарался сесть, хотя сил на это у него было маловато. – Прекрати браниться. Ты напоминаешь сварливую торговку.
Кора прикрыла рот рукой, чтобы сдержать смех, а Люку пришлось отвернуться, скрывая усмешку. Лицо Амелии стало пунцовым, потом белым, она резко поднялась на ноги и с негодующим видом удалилась. Морщась от боли, Роберт попытался подняться на ноги.
– Помоги мне, – попросил он Люка. – Дай мне руку, дружище.
– Не двигайся, – приказал тот. – Тебе сейчас нужен покой.
И прежде чем Роберт успел запротестовать, Люк поднял его и, перекинув через плечо, понес по коридору к комнате рядом с их спальной. Нормандский рыцарь был отнюдь не тщедушным, но Люк нес его так легко, словно тот был ребенком. Кора поспешила вслед за ними, чтобы устроить Роберта поудобнее.
Его перевязали и уложили на соломенный тюфяк, покрытый тонкой льняной простыней, но он все никак не мог успокоиться и упорно твердил, что его кто-то ударил.
– Говорю тебе, Люк, меня ударили. Кто здесь в Вулфридже может желать тебе зла? Может, ты сам причинил кому-нибудь зло?
– Нет, разумеется, нет. – Люк помолчал, задумавшись, и тряхнул головой. – Я дважды обыграл Реми в кости, но он, кажется, не такой человек, чтобы думать о мщении из-за нескольких проигранных монет. Наверное, тебе все-таки просто показалось. А теперь, дружище, отдыхай.
Откинув голову на подушку, Роберт закрыл глаза и словно в каком-то бреду пробормотал:
– Тебе будет приятно узнать, что ты иногда бываешь прав, Люк.
– В чем прав?
Но Роберт не ответил. Он повернул голову к стене и глубоко вздохнул. А через минуту раздалось его мерное дыхание.
Глядя на осунувшееся лицо спящего друга, Люк недоверчиво спросил:
– Тебе не кажется, что из-за этого падения у Роберта что-то случилось с головой?
– Нет. Я думаю, его и вправду кто-то ударил, во всяком случае, это не исключено.
– Господи Боже, и ты туда же! – раздраженно бросил Люк. – Тебе в каждом углу мерещится опасность, Кора.
– Она на самом деле существует, милорд. Ты захватил замок, на который зарились многие. Тебе не приходит в голову, что другие могут завидовать твоему приобретению?
– Но ведь в яму свалился не я.
– Да, но Роберт твой верный товарищ. Возможно, он увидел нечто, чего ему не следовало видеть.
Люк глухо выругался, но по глазам было видно, что эти слова заставили его задуматься.
Этот задумчивый блеск в его глазах стал острее, когда в дверях появился Жан-Поль, чтобы справиться о состоянии Роберта. Заметив удивленно поднятые брови Люка, он пожал плечами, отвечая на невысказанный вопрос брата.
– Я играл в триктрак с нашим капитаном, когда пришел один из солдат и все рассказал. Как это случилось?
Скрестив руки на груди, Люк сверлил брата глазами так, словно ждал, что тот сам ему об этом расскажет что-то новое.
– Мы сами не знаем, как он упал, – неохотно обронил он. – Роберта нашли в яме в конце коридора.
– В яме?.. – Глаза Жан-Поля прищурились. – У тебя что, и в самом деле такие большие дыры в полу, что в них может провалиться человек?
– Там внизу комната. Старое подземелье, давно заброшенное. А тут рабочие пробили эту дыру…
Кора испытующе взглянула на Жан-Поля. Он не был взволнованным и скорее казался любопытствующим, чем озабоченным. Много раз она искала черты сходства у братьев, но их оказалось немного: разве что глаза они с Люком прищуривали одинаково, когда бывали чем-то раздражены, но на этом все сходство и кончалось. У Люка волосы были черные, густые и блестящие, а у Жан-Поля светлые и довольно редкие. Он был высок, но не до такой степени, как Люк, и сила и решимость, отчетливо проступавшие в лице старшего брата, у Жан-Поля отсутствовали. Один и тот же отец, но разные матери, саксонское и нормандское смешение. Неужели именно этого и хотел Люк? И хотел сам король? Брак нормандцев и саксов, которые вечно будут состоять в противоборстве?
Она вздохнула и направилась к столу, чтобы налить вина. Протянув кубок Жан-Полю, Кора увидела, как на лице его отразилось удивление. Он взял кубок, но при этом бросил быстрый взгляд на Люка, словно ожидая, что тот будет недоволен этим.
– Видите ли, – объяснила Кора Жан-Полю, – раньше здесь было поселение римлян. Большая часть тех построек разрушена, но следы кое-где остались. Мозаичный пол в большом зале был сделан римлянами, и говорят, тут внизу были печи для отопления, которые обогревали дом сквозь отдушины в полу. Постепенно все это обветшало, разрушилось, и мой отец, лорд Бэльфур, приказал замуровать эти подземелья. По-видимому, та дыра, которую оставили незакрытой рабочие, вела в одно из таких подземелий.
– Оно слишком глубокое, – заметил Люк. – Оно в два моих роста или даже больше.
– Но замок быстро восстанавливается, я смотрю.
Люк кивнул.
– Мой на глазах тощающий кошелек говорит, что это происходит довольно быстро. Но когда я восстановлю его полностью, Вулфридж будет способен выдержать любую осаду и штурмом его не возьмешь.
– Ты ожидаешь осады? – Жан-Поль с удивлением взглянул на брата поверх своего кубка. – Ты ожидаешь здесь нападения?
– Все может быть. – Люк бросил на него пристальный взгляд. – Есть еще бароны, которые не присягнули мне, а с севера по-прежнему исходит угроза от Малкольма.
Жан-Поль опустил глаза.
– Я слышал, что графы Коспатрик и Эдгар пытаются раздуть огонь мятежа и ищут поддержки у короля шотландцев. Ты правильно поступаешь, что укрепляешь замок.
– Я был бы дураком, забыв, что измена может притаиться в любом углу, – негромко произнес Люк. От него не укрылось, как руки брата задрожали, когда тот поднес вино к губам.
Жан-Поль выпил вино и, крепко сжав кубок, обратил к Люку искательный взгляд.
– Не поминай прошлого, Люк. Я был тогда еще слишком молод и слишком самонадеян.
– Не так уж давно это было. Ты все еще молод, хотя молодость и не оправдывает предательства. – Люк говорил по-французски, но Кора все понимала.
– Да, – ответил Жан-Поль с глубоким вздохом. – Это не оправдание. Я казался себе достаточно сильным и умным, чтобы захватить, а затем и удержать то, что считал своим. Когда отец предложил тебе половину Монтфора, я решил отомстить. Я не хотел лишаться того, чем дорожил.
– Но теперь, в свою очередь, у меня есть что терять. Так что учти это, братец.
Жан-Поль с горечью посмотрел на него.
– Да, у тебя есть что терять, судьба не поскупилась.
Кора внимательно посмотрела на него. Словно отголосок далекого прошлого, ей вспомнились собственные слова, некогда сказанные отцу, ее клятва ни за что не поступиться тем, что принадлежит ей. И вспомнила отцовский ответ, что бывают времена, когда трудно сделать выбор, и что мстительность не должна затмевать разум, если хочешь принять действительно мудрое решение. Бэльфур был прав, и временами ей хотелось, чтобы он мог каким-то образом узнать, что дочь в конечном счете признала его правоту.
До встречи с Люком в ее сердце было столько ненависти, что она застилала Коре глаза. Но после их возвращения в Вулфридж, когда она увидела, как заботится Люк о замке, как он не только строит новые здания, но и старается сплотить людей, мстительность в ее сердце постепенно угасла. Было много благородных черт в характере этого нормандского лорда, которые не только она, но и другие люди замечали в нем, постепенно проникаясь к нему доверием и симпатией.
Да, отношение ее к Люку разительно изменилось с тех пор. Это началось в ночь их возвращения, когда он поклялся хранить и оберегать то, что принадлежало ему, а значит, и ей, защищать и оберегать ее самое. Прошло уже много лет с тех пор, как Кора перестала чувствовать себя уверенной в своем собственном будущем, как утратила веру в свой завтрашний день. Люк помог ей снова обрести эту уверенность, и за это она была благодарна ему.
Когда он отправился на поиски Шебы и привел ее назад, как обещал, Кора поняла, что этот человек все сделает так, как поклялся сделать. Ее доверие к нему росло с каждым днем, с каждым новым камнем, положенным в стены Вулфриджа, и она с радостью чувствовала, как крепнет их семейный союз.
До тех пор, пока Жан-Поль не высказал ее собственные слова, Кора еще недостаточно ясно понимала все это, недостаточно четко сознавала, насколько же сама она за последнее время изменилась.
Люк все так же сурово смотрел на брата, и Жан-Поль, почувствовав себя неловко под этим тяжелым взглядом, поставил свой кубок.
– Неужели ты никогда не поверишь в мое раскаяние, Люк? Тебе гораздо легче ненавидеть меня, чем простить.
– Я не питаю к тебе ненависти, Жан-Поль, но и не доверяю тебе. Если хочешь покаяться, ступай к исповеднику. Я же позволяю тебе оставаться здесь, но не могу еще полностью доверять.
– Это меня и не удивляет. – Жан-Поль хмуро поглядел на брата. – Ты в самом деле все больше становишься похож на нашего отца.
– Замолчи!
Люк буквально зарычал от ярости и, размахнувшись, ударил брата по лицу. Жан-Поль зашатался и упал на колени, а Шеба вскочила, настороженно вытянув морду вперед. Кора окликнула ее и ухватила руками за шею.
– Люк, перестань! – закричала она. – Ведь это ничего не решит.
Но Люк, не спуская глаз с брата, коротко бросил:
– Иди к себе в комнату, Кора. Это не для твоих глаз и ушей. И забери с собой эту проклятую волчицу. Иди, я сказал!
– Люк, не забывай, что твой друг лежит раненый в соседней комнате. Не время сейчас выяснять отношения с братом, да еще на глазах у всех. Не делай этого, Люк. Все проблемы, которые есть между вами, можно мирно разрешить.
Тыльной стороной руки Жан-Поль отер кровь с угла рта и спокойно произнес:
– Ну что же, брат, я не стану злоупотреблять твоим гостеприимством. Я покидаю твой замок.
– Вулфридж не церковное убежище и не постоялый двор, Жан-Поль. Это твоя тюрьма. И ты никуда не уйдешь отсюда, пока я сам не позволю тебе уйти.
Кора беспомощно глядела на мужа. В нем не было сейчас никакой мягкости, ни малейшей снисходительности, а только суровая несгибаемая воля и решимость, которая одновременно и пугала и печалила ее. Но все же она понимала его, потому что чувствовала то же самое после смерти Вульфрика, когда осталась одна среди подстерегавших ее всюду опасностей и предательства. Да и как она могла сказать Люку, что он не прав, если сама относилась к Жан-Полю с недоверием.
Не сказав больше ни слова, Кора поднялась и, кликнув Шебу, вышла в соседнюю комнату и захлопнула за собой дверь. У каждой медали есть две стороны, и любые решения нужно тщательно взвешивать.
Временами она не знала уже, кому довериться, и готова была не доверять никому.


Размолвка все так же разделяла Люка и его брата, когда Роберт с Амелией решили отправиться в Шотландию за неделю до начала марта. Погода улучшилась, снег уже начинал таять, но по-прежнему дули холодные ветры.
Выйдя попрощаться с Робертом, Кора испытала грусть при мысли, что он уезжает – все-таки он очень оживлял жизнь в Вулфридже, которая не была столь уж веселой сама по себе. Они поговорили немного, дожидаясь, когда оседлают лошадей.
– Вы приедете снова, сэр Роберт?
Усмехнувшись, он метнул взгляд на Люка.
– Если ваш суровый супруг и повелитель позволит. Боюсь, я и так слишком злоупотребил вашим гостеприимством.
– Конечно, злоупотребил, – с улыбкой вмешался Люк. – Но в следующий твой приезд я все равно заколю жирного тельца, поскольку успею уже позабыть, до чего ты мне тут надоел.
– И на том спасибо. Впрочем, женившись, ты стал похож на степенного человека. Позаботься о своей очаровательной жене.
– В этом можешь не сомневаться.
Люк перевел взгляд на леди Амелию, которая уже сидела на лошади, закутанная в дорогие меха, и любезно попрощался с ней. Она кивнула, чтобы он подошел поближе.
Кора слегка напряглась, но постаралась не показать, до какой степени ей противны эти уловки Амелии. Люк подошел к ней, и поскольку был очень высок, то Амелии пришлось лишь слегка склониться с лошади, чтобы дотянуться до него. Она провела по его лицу своей изящной рукой в перчатке и задержалась на подбородке, а ее нежный шепоток донесся даже до Коры:
– Ты делаешь хорошую мину при плохой игре, Люк, но я восхищаюсь тобой. Твоя супружеская верность говорит о твоей чести, но я не оставила еще надежды когда-нибудь…
– Вы питаете тщетную надежду, миледи, – перехватив ее руку, сказал Люк. – Я женат и не расстанусь со своей женой.
Вздохнув, Амелия печально улыбнулась:
– Ты благородный рыцарь, и я всегда уважала тебя за это. Если бы не моя дурацкая игра, ты мог бы быть счастлив со мной. Как я сожалею, что легкомысленно отвергла тебя, но поверь, все это было не из-за недостатка любви, а от избытка ее. Я надеялась вдохновить тебя этим на поступки, достойные тебя. Жаль, что ты живешь в браке без любви, когда мог бы испытать настоящее счастье со мной.
Кора стояла окаменев. Ей стоило огромных усилий вести себя так, словно она ничего не видит и не слышит; а они разговаривали по-французски и, значит, были уверены, что их разговор ей непонятен. И все же она уловила быстрый взгляд, брошенный на нее Робертом. Если он и заподозрил, что она поняла их беседу, то не выдал ее, и Кора была признательна ему за это.
– Твои надежды беспочвенны, Амелия. – Голос Люка звучал глухо от волнения или негодования, Кора не могла бы сказать. Он небрежно отвел руку Амелии от своего лица и отступил на шаг. – Я желаю тебе счастливого пути и надеюсь, что ты будешь довольна своим браком. Маловероятно, что мы встретимся снова.
Легкая улыбка пробежала по губам Амелии.
– Мы можем увидеться раньше, чем ты думаешь, прекрасный рыцарь. Так что не теряй надежды!
Говоря это, она бросила на Кору торжествующий взгляд, но та не только не смутилась, а взглянула на нее с такой надменностью, что Амелия скривила губы и, взяв поводья своей лошади, направила ее к воротам.
Люк с улыбкой подошел к Роберту.
– Доставь эту леди поскорей ко двору Малкольма, дружище. Пусть она лучше там оттачивает свои таланты.
– Постараюсь. Она и мне уже вот так надоела. – Роберт чиркнул себя ребром ладони по горлу. – Теперь она поносит меня за то, что я по глупости разбил себе голову у тебя в коридоре.
Люк нахмурился.
– Рабочие клянутся, что они хорошо закрыли эту дыру, Роберт. Я все еще не понимаю, как ты умудрился туда упасть.
– Не знаю. Но все уже позади, и я выздоровел. – Сказав это, Роберт оглянулся на Кору. – Прощайте, прекрасная графиня. Не давайте своему мужу тиранить себя. Он ужасный деспот, особенно когда не в духе.
– Я знаю, каково это – выносить его нрав, – через силу улыбнулась она. – Но я уже притерпелась.
Роберт засмеялся и взял поводья своего коня. Негромко зазвенела упряжь, меч звякнул о седло, когда он садился верхом. Сделав всем прощальный знак рукой, он повернулся, и кавалькада выехала сквозь открытые ворота.
Это был одновременно и приятный, и горький момент для Коры. Приятный оттого, что она видит Амелию в последний раз, а горький потому, что искренне будет скучать по Роберту. И все же облегчение при мысли, что леди Амелия уехала, пересиливало горечь разлуки с Робертом. Как несносно вела себя здесь эта женщина! Но она, Кора, не доставила ей удовольствия напоследок поссорить их с Люком, хотя несколько раз едва не потеряла самообладание. Неужели Люк не понимал, что эта дама просто играет им?
Когда кавалькада всадников исчезла из виду, Люк подошел к ней, мягко улыбаясь.
– Я думал, они не уедут никогда.
Кора подняла брови.
– Я тоже, милорд, но по другой причине, наверное.
– Без сомнения. – Он взял ее за руку. – А теперь пойдем. Со всей их свитой, заполнившей весь замок, нельзя было спокойного угла найти, чтобы побыть вдвоем.
– Но ты забыл про рабочих.
– Нет, моя красавица, но они не помешают. – Поднеся руку жены к губам, Люк посмотрел на нее долгим горячим взглядом, обещавшим наслаждение.
Сердце Коры забилось. В его глазах была такая неприкрытая страсть, в которой невозможно было ошибиться. Нет, он любил ее, и только ее, в его сердце не было другой женщины.
Нетерпеливое желание Люка побудило ее безотчетно прижаться к нему. И Кора не протестовала, когда он потянул ее к приоткрытой двери сарая и там вдруг повалил в полутьме на большую охапку сена, распространявшего дурманящий запах трав.
Мельчайшие частички соломенной трухи и пыли поднялась в воздух, когда Люк опустился с размаху рядом с ней.
– Задержимся здесь ненадолго, дорогая?
– Здесь? Валяться в сене?.. – Она уперлась ему в грудь, шутливо сопротивляясь, но Люк схватил ее руку и приник к ладони ртом.
– А что? Вполне подходящее место, ведь лошади не возражают, а все конюхи еще в поле. – Его губы двинулись по ладони к запястью, сдвинув тонкое кружево на рукаве. – Тут нигде невозможно уединиться. Хоть я и имею право, как законный супруг, я вовсе не хочу, чтобы все нас видели.
– А почему бы и нет, милорд? – давясь от смеха, спросила Кора. – Они бы оценили проворство, с каким вы управляетесь с обязанностями служанки.
– Среди всего прочего. – Узкий рукав платья, которое она носила под накидкой, послужил ему препятствием для продолжения ласк, и Люк, нахмурившись, воззрился на него. – Пожалуй, я предпочитаю те наряды, в которые ты одевалась раньше. Жаль, что я выбросил твои короткие туники.
Кора с улыбкой наблюдала, как он начал распускать неподатливые завязки, нетерпеливо дергая их, что выдавало его желание. Наконец Люк поднял взгляд.
– Вы не могли бы мне помочь, миледи?
– Да, но в таком случае удовольствие достанется тебе слишком легко. Я считаю, что мужчина должен хорошенько постараться, прежде чем добьется чего хочет, а иначе он не будет это ценить.
– Ты… – Люк приложился поцелуем к ее оголенному плечу, спустив с него платье, – ты мудрее, ты разумнее, чем… – Платье соскользнуло с Коры и отлетело в сторону. За платьем вслед полетела нижняя юбка, и теперь Кора лежала перед ним обнаженная на душистом сене, а он с жадностью, которую не мог скрыть, принялся гладить ее, – чем любая женщина, которую я когда-либо знал, ma biche…
Кора в истоме закрыла глаза. Трепет прошел по ее телу, когда его горячие губы нашли чувствительное место за ухом. «Ma biche… моя лапочка». Еще одно нежное прозвище, которым он назвал ее. Но любил ли Люк ее?.. Ей хотелось это знать, хотелось, чтобы он как-то показал, что считает ее чем-то большим, чем своей собственностью, что он любит ее. Ах, Господи, сама-то она понимала, что любит его всем сердцем, любит душой и телом, преданно и самозабвенно. Но она старалась держать свои чувства в узде, как только могла. Ведь если Люк не любит ее…
Нет, лучше не думать об этом, лучше забыться в страсти и не позволять сомнениям разбить это хрупкое счастье, которое ощущала она. Ведь, в конце концов, леди Амелии не удалось увести у нее Люка, хотя она и пыталась это сделать. Люк человек чести, и он останется с ней, Корой, даже если и не любит ее. Возможно, в один прекрасный день он и полюбит ее, полюбит больше, чем доставшиеся ему земли или своего обожаемого короля.
Сбросив куртку и рубашку, Люк потянулся к завязкам штанов. Его голая грудь блестела как бронзовая в сумрачном свете конюшни. Кора не отводила взгляд, любуясь им, этим великолепным мужчиной, который был ее мужем, этим бесстрашным рыцарем, который пылал желанием к ней. Ах, он был так красив, так привлекателен во всем великолепии своей мужской силы, что она сгорала от желания слиться с ним в вихре страсти и вновь закрыла глаза, чтобы Люк не смог это увидеть.
Проведя руками по ее упругим ляжкам, Люк мягко, но настойчиво раздвинул их. Его пальцы ласково прошлись от ее коленок до шелковистого холмика между ног, а когда Кора затрепетала от этого прикосновения, он наклонился и приник губами туда, где только что были его руки, лаская языком ее сокровенную плоть. Кора вскрикнула от неизведанного прежде наслаждения, но он крепко держал ее, продолжая эту дерзкую ласку. Колючая щека терлась о ее нежную кожу, усиливая остроту ощущения.
Ошеломленная и в то же время трепещущая от желания, Кора затаила дыхание, изнемогая от того жара, который превратил ее тело в расплавленный огонь. А Люк ласкал ее груди, проводя большими пальцами по напряженным соскам, в то время как язык его продолжал свое дело. Она издала какой-то нечленораздельный звук, сама не зная, что пытается выразить, но он, казалось, и без слов понимал, чего хочет Кора, хотя она не понимала этого и сама.
Она никогда и не подозревала о таких удивительных ощущениях. Издавая стоны и извиваясь под его языком и руками, Кора пыталась ухватить то странное упоительное возбуждение, охватившее все ее тело, но оно ускользало от нее. Растущее неистовство наполняло ее какой-то невероятной энергией, а потом все вдруг вспыхнуло, словно комета с рассыпающим искры огненным хвостом, и, выдохнув его имя, стиснув кулаки с попавшими в них сухими пучками сена, она содрогнулась от невероятного наслаждения.
Она почти не сознавала себя, когда Люк опустился на нее, шепча ей в ухо ласковые слова. Его сильное горячее тело слилось с ее нежным и податливым, вызывая чувственный трепет. Движения Люка становились все быстрее и энергичнее, пока этот ритм не захватил и ее, и она не начала двигаться ему в такт. Кора схватилась руками за его плечи, чувствуя литые напряженные мышцы, уже не отпуская их в сладком экстазе, пока, обессиленный, Люк не упал на сено, потный, усталый, но полностью удовлетворенный.
– Ты была чертовски хороша, дорогая, – прошептал он ей на ухо.
И этого пока что для нее было достаточно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана

Разделы:
Пролог

Часть 1

1234567891011

Часть 2

121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана



Симпатичная сказка о любви, чести, верности слову.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаElen
28.02.2012, 20.45





Прочитала с удовольствием!
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаМила
4.07.2012, 23.52





Полностью согласна с комментариями.С удовольствием прочитала все романы Гарнет Джулианы!!! Захватывает
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 18.06





Начало немного скучновато но конец то что надо. Почитайте для разнообразия.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананека я
7.06.2013, 19.35





Мне нравится закономерность: сначала завоеватель пугает девушку, что возьмет ее силой как трофей, но стоит ей проявить инициативу и самой начать его соблазнять, как он вдруг пугается, опасается быть "пойманым в сети", и сам избегает близости. Очаровательная непоследовательность, но она уже изрядно прискучила.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаЛекси
7.06.2013, 20.33





Слишком много политики.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаКэт
15.02.2014, 9.07





очень классный роман! советую всем почитать.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананаталья
12.04.2014, 13.26





Сначала героиня (высокородная леди!) разделась и предложила себя герою. Это мне сразу не понравилось. А потом и вовсе отдалась ему в палатке, в лесу. Для леди бесчестье хуже смерти, а героиня отнеслась к потере девственности так как будто делает это каждый день. Дальше она руководствуется холодным расчётом и женит на себе героя. А герой чем всё время недоволен, чем ему героиня не понравилась? Короче тема "ненависть перерастает в любовь" здесь отсутствует. Столкновения характеров нет, и искры между героями нет, интриги нет. Скучновато было, как-то пресно. Мне не хватило характера героя
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаAlina
18.09.2014, 23.51





Хватило только на первую часть, вторую даже не стала читать.....Не понравилось, никаких чувств с ее стороны после первой ночи вообще нет. 3 балла
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулианамилана
9.04.2015, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100