Читать онлайн Клятва рыцаря, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Клятва рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Сильный ветер пригибал к земле высокие травы, проносясь над мысом, на котором, словно часовой, возвышался замок Вулфридж. Высоко в небе парила морская птица, ее крик доносился из-под самых облаков, вплетаясь в завывания ветра. Был ненастный день, с тяжелым серым небом и моросящим дождем, который заставлял людей и животных понуро прятать голову от непогоды и ежиться.
Сквозь завесу дождя и низко стелющиеся облака серые камни замка были едва видны с противоположной стороны залива.
Чувствуя все возрастающее возбуждение Коры, Люк бросил на нее быстрый взгляд. Сидящая на белоснежной лошади, подаренной ей Вильгельмом, она была закутана в плащ с капюшоном, отороченным горностаем. Это был изумительный плащ, за который Люк заплатил немалые деньги, но ни разу не пожалел об этом, настолько он подходил Коре, оттеняя ее красоту. Покидая Йорк, он накупил для жены множество нарядов, и, хотя не ожидал изъявлений благодарности, она пришла к нему с сияющими глазами и молча поцеловала в щеку.
В тот момент Люк снова ощутил себя зеленым юнцом, неуклюжим и неловким, но постарался не показать это. У него было много других забот, и он не должен был позволять женщине отвлекать себя от них, но все равно, каким-то странным образом Кора все чаще и чаще стала занимать его мысли. Вместо того чтобы думать о планах укрепления замка, о том, сколько людей ему нужно набрать в гарнизон, или о том, как усилить границы своих новых владений, он думал о пахнущей лавандой коже своей жены и о ее волосах цвета спелой пшеницы.
Даже теперь воспоминание о ее мягком теле и страстных ласках возбуждало его, и он заерзал в седле, отведя от нее взгляд и устремив его на волнующийся, неспокойный залив в направлении видневшегося вдали замка.
Выехав на дорогу, что огибала бухту, Люк пустил Драго рысью. Холодный ветер, пахнущий снегом и морем, обжигал уши, колол кожу, пощипывал глаза. Теплый пар поднимался от шкуры Драго; жеребец нетерпеливо фыркал, словно чувствуя конец долгого пути, и его поведение передавалось другим лошадям. Позвякивание удил и скрип кожи почти заглушались ревом прибоя, разбивающегося о прибрежные скалы. В конце цепочки всадников виднелись повозки с багажом; на одной из них была установлена клетка с волчицей. Время от времени из нее доносился вой Шебы, едва слышный из-за морского прибоя, но все же вызывающий беспокойство лошадей.
Кто-то из всадников выругался, сдерживая коня на узкой дороге, участок которой был сильно размыт. Из-за непролазной грязи было нелегко подниматься к замку, но едва со стен его завидели штандарт Люка, как оттуда донеслись приветственные крики, и ворота тут же распахнулись, чтобы выпустить скачущего им навстречу Реми.
– Я вижу, у тебя здесь порядок, – сказал Люк, спешившись во дворе замка и с удовлетворением оглядываясь вокруг. Кое-где раскрошившиеся каменные стены были тщательно починены, а обломки и кучи мусора, загромождавшие двор, исчезли.
– Стараемся, милорд, – ухмыльнулся польщенный капитан. – Как только распогодится, починим и дорогу.
Реми поглядел мимо Люка на женщину, сидящую на благородном белом скакуне, и глаза его расширились от удивления. Он не сразу нашелся что сказать и после паузы обратился к хозяину:
– Я получил ваше послание, милорд, и велел приготовить комнату для вашей жены, как вы приказали.
– Да. – Люк указал на Кору кивком головы. – Миледи устала и, без сомнения, захочет сразу же пройти к себе. А где Поль? Пусть расседлает Драго и покормит его, как и остальных лошадей… Ага, Поль, вот и ты. Драго скучал по тебе – смотри, как он к тебе тянется.
Обветренное лицо Поля просветлело от удовольствия.
– И я скучал по нему, милорд. Мы с ним похожи, не забываем старых друзей. – Взяв поводья коня, Поль прошептал ему на ухо ласковые слова, и Драго заржал, как бы отвечая.
В сопровождении капитана Люк подошел к Коре, все еще сидящей на своей лошади. Она взглянула на него, потом на Реми и улыбнулась:
– Милорд, выпустите мою волчицу из клетки. Шеба так долго сидела в неволе, что ей необходимо хорошенько размяться.
– Пусть еще денек посидит взаперти, – возразил Люк, покачав головой. – Я не могу выпустить зверя разгуливать среди моих людей.
– Шеба бродила по этому замку задолго до того, как здесь появились ваши люди, и покинула его только по моему приказу. Спросите у других, если не верите мне. Любой, кто знает мою волчицу, подтвердит, что она ручная и никого не тронет, если ее не злить.
Люк выслушал жену и протянул руки, чтобы снять ее с лошади. Кора оперлась о его плечи, и тело ее напряглось в руках Люка, когда он, помедлив, придержал ее на весу над землей. Светлые волосы выбились из-под капюшона, обрамляя лицо, а пальцы ее впились в кольчугу на его плечах. Сильный аромат лаванды, исходивший от нее, окутал его, мгновенно возбудив так, что он поскорее поставил ее на ноги и отпустил. Нельзя на людях вести себя так, словно она кружит ему голову. Он должен держаться с достоинством перед своими вассалами.
– Я подумаю над твоей просьбой и, наверное, разрешу выпустить Шебу. Но сегодня вечером ей лучше посидеть пока еще в клетке. Пусть успокоится, да и люди к ней привыкнут. Я объясню им, что она безопасна.
Кора слегка улыбнулась.
– Я не сказала, что она безопасна, но она не нападет, если ее не дразнить. Шеба нападает только по моему приказу.
Люк поднял брови.
– Тогда я должен еще подумать, прежде чем принять решение. – Перейдя на французский, он обратился к капитану Реми: – Полагаю, тут найдется достаточно еды для вечерней трапезы. Мы скакали сегодня весь день, чтобы поспеть в Вулфридж до темноты.
Реми кивнул и беспокойно взглянул в сторону господских покоев.
– Милорд, возможно, вы не знаете, но у нас гости.
– Гости? – удивился Люк. – Кто же это такой прыткий, что явился сюда еще до того, как приехал хозяин?
Кашлянув, Реми помолчал в замешательстве и, поколебавшись, ответил:
– Это ваш брат, милорд.
Люк сжал челюсти и глухо выдавил, словно прорычал:
– Жан-Поль здесь?
Реми расстроенно кивнул.
– Он приехал только вчера. Я не знал, как вы распорядитесь, и позволил ему остаться. Надеюсь, я не совершил ошибки, милорд.
– Нет. Это не твое дело отказывать ему или выставить его вон. Я сам разберусь.
И, не дождавшись Коры, Люк зашагал к замку, на ходу снимая латные рукавицы. Как посмел Жан-Поль явиться как ни в чем не бывало, словно не было между ними никакой вражды? Именно теперь, теперь, когда он заслужил себе титул и земли, брат появился на пороге так, словно они расстались только вчера, а не пять лет назад.
Но на сей раз не Люк был отверженным, лишенным наследства сыном, у которого нет ничего, кроме острого меча и прозвища вместо имени. Это Жан-Поль потерял все, хотя ему и повезло больше, чем их отцу, вместе с которым Жан-Поль пошел на предательство. Немногим, рискнувшим на такое с Вильгельмом, вообще удавалось уцелеть.
Свет факелов неярко освещал короткий коридор, ведущий в большой зал, и вооруженные часовые брали на караул, когда Люк проходил мимо. Посреди зала горел большой огонь, огромные поленья трещали в очаге, а дым завитками поднимался к потолку, коптя балки и перекладины.
Жан-Поль сидел за главным столом, разговаривая с какой-то женщиной, расположившейся напротив, и двумя мужчинами по бокам. Свет факелов играл на его белокурых волосах. В большом зале воцарилась тишина, едва Люк вошел и проследовал мимо ближних столов, предназначенных для рыцарей и простых солдат. Жан-Поль слегка побледнел и поставил на стол свой кубок с вином.
– Здравствуй, брат, – сказал он, когда Люк подошел к столу. – Надеюсь, путешествие прошло благополучно?
– Что ты здесь делаешь, Жан-Поль?
При этом вопросе, заданном требовательным тоном, уголки рта Жан-Поля опустились, и он вздохнул.
– Я приехал просить помощи, брат.
– Понятно. А почему именно сейчас? Почему не в прошлом году? Не в позапрошлом?.. – Люк взошел на возвышение и двинулся к концу стола, с прищуром глядя, как брат поднялся на ноги, чтобы повернуться к нему лицом.
Медленно разведя руки в стороны, чтобы показать, что он без оружия, Жан-Поль кротко, примирительно сказал:
– Я приехал к тебе, потому что мне больше некуда ехать, Люк. Я лишился всего. Мой дом, мои земли, имя, семья – все отнято. Ты единственный, кто у меня остался.
– Что посеешь, то и пожнешь.
– Да, конечно, брат. – Синие глаза Жан-Поля опустились под безжалостным взглядом Люка. – Но когда-то ты сказал, что, если я буду нуждаться в тебе, ты придешь мне на помощь.
– Это было давно. С тех пор многое изменилось в отношениях между нами. И не моя в том вина.
– Что ж, правда. И все же я здесь и смиренно прошу тебя о помощи. – Он поднял взгляд, и его синие глаза, которые Люк помнил с детства, когда отношения его с братом были не такие уж плохие, умоляюще и с надеждой взглянули на него. – Не отказывай мне, Люк. Мне больше некуда податься.
– В таком случае тебе следовало бы более осторожно выбирать себе друзей. – Люк глубоко вдохнул пахнущий дымом воздух. – Оставайся на сегодняшний вечер. А завтра утром, когда я отдохну и все обдумаю, мы поговорим.
Это было не самое плохое из того, что он ожидал, и Жан-Поль сразу же воспрял духом.
– Ты не пожалеешь, Люк. Я буду…
– Кто твои спутники?
Резкий вопрос Люка прервал готовый уже хлынуть поток обещаний брата, которые всегда давались легко, но и забывались очень скоро. Жан-Поль повернулся к женщине и своим спутникам за столом.
– Бездомные скитальцы, как и я. Они не причинят тебе вреда, Люк. Они нуждаются лишь в приюте и твоей доброте.
Люк окинул их критическим взором. Сомнительная компания, сразу видно. Наемники, которые прибывали в Англию каждый день с большой амбицией, но с малой амуницией.
– Пусть остаются, но только на эту ночь. А завтра я велю слугам дать им денег и еды на дорогу – и пусть отправляются на все четыре стороны.
Жан-Поль понурился, а глаза женщины испуганно расширились от его слов, но Люк тут же отвернулся от них. У него хватало дел и без того, чтобы заниматься благотворительностью, тем более в отношении тех, кто вызывал у него большие сомнения. Едва выйдя из зала, он увидел Кору. Она стояла прямо у порога со странным выражением на лице. Люк остановился рядом с ней.
– В зале гости. Завтра утром они уедут, если ты не хочешь сидеть с ними за одним столом, я прикажу Алену подать ужин тебе в комнату.
– Нет, не стоит, – поспешно ответила она, пожав плечами. – Я должна повидать Шебу перед едой. Боюсь, что она может в клетке затосковать без меня и не станет есть.
– Черт бы побрал эту волчицу! Ты что, кормишь ее из своих рук?
– Когда-то в этом замке она ела там, где ей хотелось, а теперь нет. Но я не стану просить тебя делать то, что причинит неудобства. Если ты…
Люк недовольно прервал ее:
– Я не боюсь твоей волчицы, но мои люди не так сговорчивы.
– Да, милорд. Я понимаю.
Раздраженный неожиданным появлением брата, Люк готов был сорвать свою досаду на ком угодно. Он снова выругался, и это грубое французское проклятие заставило часового с опаской оглянуться на него. Взяв Кору за локоть, Люк отвел ее на несколько шагов и довольно решительно, хоть она вовсе и не сопротивлялась, повернул ее к себе.
– Забери волчицу в свою комнату. Позаботься, чтобы она никому не попадалась на глаза, иначе она снова окажется в клетке. И присматривай за ней хорошенько.
Кора пристально взглянула на него. Вызывающее выражение исчезло в ее глазах, и она слегка сдвинула брови.
– У тебя какие-то неприятности? Тебя что-то беспокоит?
– Нет. – Он отпустил ее руку, внезапно почувствовав себя глупцом. Кора была гораздо проницательнее, чем он думал.
Казалось бы, у него не было причин думать об опасности. Но Люк хорошо знал своего брата, знал, что тот способен на любое коварство, и не хотел давать ему новой возможности. Разве тот не предал его раньше?.. Застигнув ночью, во сне, прежде чем мог схватиться за оружие… Нет, он не допустит такого впредь.
Пожав плечами, Люк резко сказал:
– Я считаю, что лучше держать волчицу в клетке. Но я уже устал говорить на эту тему, и в общем-то мне все равно.
Он повернулся и зашагал прочь, пока Кора не успела заговорить снова. Спиной он чувствовал, как она провожает его взглядом. Его возвращение в замок, так долго ожидаемое, оказалось не таким, как ему представлялось. Но он должен был ожидать неприятностей: разве когда-нибудь они обходили его стороной?
Люк был в своей комнате, на верхнем этаже замка, когда его нашел Ален, появившийся в дверях со своей обычной приветливой улыбкой.
– Добро пожаловать домой, милорд. Вы вернулись в самое время, на дворе начался снегопад.
Люк взглянул на него и слегка улыбнулся.
– Я так и думал, в воздухе уже пахло снегом. У нас достаточно запасов на зиму?
– Достаточно, я думаю. Урожай весь собран и лежит в закромах. Хотя и не очень обильный. Ведь появление сэра Саймона в свое время помешало уборке. Мясо засолено, и припасов должно хватить. А в лесах полно дичи, если только королевские законы позволяют нам охотиться в них.
– Король даровал мне полную власть над этими землями. Я должен только удерживать их против шотландцев и датчан. Ну и, разумеется, тех сакских грабителей, которые вздумали бы посягать на них.
Ален несколько удивленно взглянул на него, подняв взгляд от доспехов Люка, которые в это время разбирал.
– Вот уж не думал, что Вильгельм способен на такое – предоставить кому бы то ни было полную власть.
– Конечно. Ведь в Нортумбрии зреет недовольство, которое грозит восстанием. А она так близко к землям шотландцев, что у него нет иного выбора, кроме как предоставить здесь своим верным вассалам полную власть. Обстановка может потребовать решительных действий, а сам король далеко. – Люк бросил на своего оруженосца испытующий взгляд. – Ты боишься, что я не справлюсь, Ален?
– Что вы! Вы меня не так поняли, милорд. Я ни на минуту не сомневался в ваших способностях. Ведь вы добились всего, чего хотели.
– Нет. Еще не всего, – покачал головой Люк, думая о своем. Приезд Жан-Поля пробудил старые воспоминания, растревожил старые обиды и раны, которые вроде бы он давно уже залечил. Но оказалось, что отец своими поступками нанес ему когда-то такие раны, которые невозможно залечить никогда. Неважно, чего он добился и чего еще в будущем достигнет, отцовское презрение он никогда не сможет забыть. Он помнил все, все слова и поступки, которые некогда так ожесточили его.
– Милорд?.. – Ален вопросительно поглядел на него, и Люк сразу поднялся на ноги.
– Мой брат приехал с гостями. Жан-Поль, может быть, и останется, но его спутники утром отправятся дальше. – Он помолчал, нахмурившись. – Так что, Ален, присмотри, чтобы у моего брата было все, что ему требуется, но он не должен быть предоставлен самому себе. Он может ходить по замку свободно, но я хочу, чтобы за ним наблюдали. И чтобы он не отлучался без моего ведома, ты понимаешь?
– Конечно, милорд. Я прослежу за этим.
– Хорошо. – Люк устало потер рукой подбородок. – Ты неплохо потрудился здесь без меня. Я смотрю, многое удалось восстановить. Утром мы обойдем замок и решим, что еще надо укрепить. Я задумал возвести новую стену вокруг всего замка, как делается в Испании и Нормандии.
– С бойницами? – Ален одобрительно кивнул. – В таком случае гарнизон сможет отбиваться от целой армии. Но надеюсь, в ближайшее время нам не понадобится такая стена.
– Не хочу загадывать наперед, но осторожность в любом случае не помешает. Датский король стоит со своим флотом на реке Хамбер, а графы Коспатрик и Эдгар вместе с королем Малкольмом рыщут у самых наших границ. Эти стервятники только и мечтают, как бы обосноваться на землях Вильгельма, а Вулфридж очень удобен для них. Я должен быть бдителен. Сколько человек тут осталось, чтобы нести рыцарскую службу?
– Кроме тех шести вассалов, которые поклялись вам в верности перед тем, как вы уехали в Йорк, есть еще трое, которые не подают о себе вестей. Их земли граничат с Вулфриджем.
– Пошли кого-нибудь за ними. Я должен либо услышать от них клятву в верности, либо объявлю им войну. Я должен знать, на что мне рассчитывать. – Он помолчал. – А как насчет подготовки к Рождеству?
– Еще не начали, милорд. Хоть оно и близко, мы не знали, когда вы вернетесь.
– Составь план. Пригласи тех трех баронов, как и остальных, которые уже поклялись мне.
– Так много, милорд! Наших запасов может не хватить, если мы начнем расточать их так обильно…
– Ты же сам сказал, что тут в лесу много дичи. Отправляйся на охоту, и вы вернетесь с кабаном или с оленем. У нас у самого порога плещется море, значит, в рыбе тоже не будет недостатка. Здесь многие занимаются рыболовством. Закупи рыбу у них.
Ален изумленно вытаращил глаза.
– Платить за рыбу, которую они ловят в ваших водах? Она и так принадлежит вам по праву, как сеньору. Не стоит потакать своим вассалам. Не лучше ли послать вооруженных людей и потребовать нашу долю…
– Хорошо, пошли вооруженных людей, если хочешь, но с полными кошельками, чтобы они заплатили за все то, в чем мы нуждаемся. – Решительный тон Люка несколько охладил негодование оруженосца. – Я не собираюсь доводить до нищеты своих крестьян. Голодный крестьянин – плохой работник. А пока что выдели им необходимые материалы для починки домов и дрова для их очагов. Запиши на каждого, сколько он получил, и объясни им, что за все, что получено, им придется расплатиться в будущем году зерном и скотом. Если кто-то голодает, пусть придет за едой, и он получит все, в чем нуждается, чтобы пережить эти времена. А после сбора урожая они все вернут, чтобы наполнить наши кладовые в преддверии наступающей зимы.
Ален выглядел ошеломленным. Он открыл было рот, потом закрыл и наконец неохотно кивнул, что ясно говорило о его несогласии, хотя он и не собирался спорить со своим господином.
– Как пожелаете, милорд, и все-таки, скажу вам, вы проявляете излишнюю мягкость.
– Разумеется. Но сытые и довольные крестьяне не станут на сторону мятежников, стремящихся поднять бунт, а скорее сообщат своему лорду о таких намерениях. – Он слегка улыбнулся. – Я буду поступать справедливо со всеми, кто справедлив ко мне. И я уничтожу всякого, кто выступит против. Увидишь, что мои предложения будут приняты, Ален. Ну а теперь пришли ко мне в комнату еды и вина – я еще не ел сегодня. Как и миледи.
Ален слегка поклонился и чопорно произнес:
– Примите мои поздравления по случаю вашей женитьбы, милорд. Ваша жена так же красива, как и храбра.
– Да. Я помню ее храбрость и знаю ее нрав. Скажи-ка мне, Ален, что тебе известно о том человеке, которого ты приставил для ее охраны. О Жиле.
– Жиль… ах да. Это один из людей сэра Саймона. Он чем-то не угодил вам, милорд?
– Он не угодил миледи. Он заявил, что ты не только приказал охранять ее, но и передал ей через него сердечные приветы, надеясь, что она будет склонна принять их.
Ален слегка побледнел, но не стал отпираться и понуро кивнул.
– Да, милорд, так оно и было. Признаюсь… я был немного увлечен ею и подумал… как я припоминаю… что если ее все равно захотят выдать замуж, то король может посмотреть благосклонно на мое сватовство, если леди будет не против, конечно.
– Но леди была против.
– Да, милорд. И надо сказать, она выбрала мужа значительно лучше. Простите, если я что-то сделал не так.
Люк несколько мгновений испытующе смотрел на своего оруженосца. Его пылающее лицо и светлые волосы, упавшие на глаза, его руки, нервно вцепившиеся в кольчугу, показали, что Ален достаточно пристыжен и напуган.
– Я не рассердился. Но, кажется, я уже предупреждал, что эта женщина не для тебя.
– Да, милорд. Если бы я знал, что вы сами… Я бы никогда не посмел…
– Не в этом дело. В мои планы не входила женитьба, меня интересовали только земли ее отца. – Люк замолчал, осознав, что, в свете того что произошло, это звучит довольно странно, и, отвернувшись, снова пожал плечами. – Она красива и способна обворожить любого мужчину, но воля короля решила все. Вильгельму угодно было выдать ее за меня, чтобы кровными узами связать нормандцев и саксов.
Презрительная усмешка показалась на лице Алена.
– Саксы никогда не будут такими, как нормандцы. Ведь англичане – низшая раса.
– Я знаю, что многие так думают. Но я сам родился неподалеку от Оксфорда и первые годы своей жизни провел на английской земле. Поэтому у меня другое мнение.
Ален заметно смутился.
– Я забыл об этом, милорд.
– Пришли ко мне в комнату ужин. Ужин на двоих. И еще большой кусок жареной говядины или баранины.
Оруженосец не стал задавать дальнейших вопросов, хотя, прежде чем уйти, бросил на Люка еще один странный взгляд. А когда он вышел, тихо прикрыв за собой дверь, неожиданный сквозняк заколебал пламя свечи, и Люк пристально уставился на него, оставаясь неподвижным некоторое время, прежде чем встряхнуться от своей задумчивости.
Было поздно, и он страшно устал. Скоро наступит утро, а с ним новые дела и проблемы, не последней из которых был приезд его брата. Осторожность диктовала ему необходимость поскорее избавиться от Жан-Поля, но воспоминание о другом времени, об их детских годах говорило, что это все-таки его брат. Пусть наполовину брат, но его кровь. Должен ли он уступить мольбам Жан-Поля?.. Прежде он бы так не сделал. Но ненависть уничтожила сосуд, в котором была выношена, и он не ощущал в себе прежней решимости.
Какой-то сдавленный крик вдруг привлек его внимание, и Люк резко вскинул голову, заслышав шум в коридоре. Слышались вопли на французском, смешанные с рычанием разъяренного зверя. Люк быстро кинулся к двери и резко распахнул ее.
И тут же застыл на пороге, увидев сцену, представшую перед его глазами.
Прижавшись спиной к каменной стене коридора, с кинжалом в руке стоял Жан-Поль, удивленно глядящий на Кору. А у ног ее, припав к земле, лежала белая волчица, ощетинив шерсть на загривке и оскалив зубы, сверкающие в полумраке коридора, освещенного единственным факелом. Только рука Коры сдерживала волчицу.
Взглянув на Люка, Кора холодно произнесла:
– Если вы не возражаете, милорд, этот негодяй пойдет Шебе на ужин.
Люк нетерпеливо махнул рукой.
– Успокой свою волчицу, Кора. В чем дело? Что у вас тут произошло? Я же тебе говорил, как опасно разрешать этому зверю…
– Если зверь, о котором вы говорите, вот этот подлый трусливый негодяй, то я вполне согласна с вами, милорд, ему нужно преподать урок хороших манер, и Шеба вполне могла бы сделать это.
Люк перевел взгляд на Жан-Поля, который только пожал плечами.
– Я принял ее за служанку. – Он указал на Кору кинжалом, что вновь вызвало рычание волчицы. – Придержи эту зверюгу, ради Бога, – взмолился Жан-Поль. – Люк… прикажи этой глупой девке усмирить свою волчицу. Я не приближусь к ней снова, клянусь тебе в этом.
– Эта глупая девка, о которой ты говоришь, – моя жена, Жан-Поль.
Спокойный, но холодный тон Люка вызвал страх на лице его брата – тот, мгновенно оцепенев, уставился на него.
– Клянусь, я этого не знал. Но она одета как простолюдинка, что я мог подумать?
В самом деле, Кора не надела ни один из тех роскошных нарядов, которые Люк купил для нее в Йорке: на ней была лишь ее короткая туника, сильно поношенная и едва прикрывающая ее длинные ноги. Рот Люка плотно сжался, он едва сдерживал раздражение, но нагоняй Коре нужно было устроить наедине, а не в присутствии брата.
– Не смей приближаться ни к одной женщине в этом замке, неважно, служанка она или госпожа. Если я только услышу об этом, ты будешь иметь дело со мной.
Выпрямившись, Жан-Поль спрятал в ножны свой кинжал.
– Ты сделался больше похожим на нашего отца, чем можно было предполагать, Люк.
От бешенства Люк на мгновение потерял дар речи. А потом прорычал:
– Хоть ты и мой брат, но, если ты еще раз сравнишь меня с нашим отцом, пожалеешь об этом.
Между ними воцарилось тяжелое, гнетущее молчание, и только шумное дыхание волчицы нарушало тишину. Наконец Жан-Поль отвел взгляд и, кивнув, прошептал:
– Я не имел в виду ничего обидного, Люк. Прости, пожалуйста.
– Проси прощения у леди за свое грубое поведение. Может, она и простит тебя.
И снова между ними воцарилось молчание, прежде чем Жан-Поль сделал глубокий вздох и повернулся к Коре, чопорно поклонившись в ее сторону.
– Умоляю простить меня, миледи. Произошла досадная ошибка.
– Скажи ей по-английски, Жан-Поль.
Тот угрюмо повторил это по-английски, и Кора подняла бровь.
– Вы и в самом деле ошиблись, если подумали, что можете склонить к вашим ухаживаниям любую женщину. Считайте, что вам повезло: вы не лакомый кусочек для моей любимицы, иначе вы бы лишились и того мужского естества, которым, может быть, обладаете.
Глаза Жан-Поля вспыхнули от гнева.
– У вас острый язык, миледи.
– Да, а кинжал еще острее. Запомните это хорошенько и, если вы здесь дотронетесь до какой-нибудь женщины, пеняйте на себя, любезный.
– Хватит. – Люк встал между ними. Он приказал обоим разойтись, а брату добавил: – Встретимся утром после завтрака. Тогда и обсудим будущее.
Взяв Кору за локоть, Люк повел ее в комнату, из которой только что вышел. Она попыталась выдернуть руку, но он лишь крепче перехватил ее.
– Наш ужин остывает, миледи. Приведите волчицу.
Она бросила на него быстрый взгляд и пожала плечами.
– Шеба, ко мне.
Волчица попятилась от Жан-Поля, вздыбив шерсть. Свирепое выражение на ее морде заставило Люка засомневаться, что эта волчица ручная, и он недоверчиво поглядел на Шебу, которая подошла наконец к своей хозяйке.
Словно прочтя его мысли, Кора тихо сказала:
– Она очень привязана ко мне и всегда защищает меня, милорд.
Люк захлопнул за ними дверь комнаты.
– Думаю, что, похоже, ей придется частенько заниматься этим, если ты будешь расхаживать по замку в подобных нарядах. Кое-кто из мужчин может подумать, что ты нарочно их завлекаешь.
– Я и не собиралась появляться в таком виде в коридоре. Рудд принес мне теплой воды для мытья. Я уже забралась было в ванну, но тут вспомнила, что он забыл про мыло. Я кинулась за ним – и тут-то столкнулась с этим наглецом. Неужели и в своей комнате я не имею права носить, что хочу?
– Но ты же была не в своей комнате. – Люк скрестил руки на груди и, нахмурясь, посмотрел на нее. – Ты больше не дочь сакского барона, Кора, а супруга графа.
– А мне какая разница? Я что, стала другой? – Во взгляде ее и в тоне сквозила угроза, а руки сжались в кулаки.
Раздраженный строптивостью жены, Люк покачал головой.
– Я имею в виду только то, что, если ты одеваешься как служанка, с тобой и будут обращаться соответственно.
– Ага, понятно. Только нормандки такие нравственные. А саксонки сплошь все распутницы и всегда готовы к заигрываниям. Не так ли, милорд?
– Нет. Ты извратила мои слова.
– Неужели? Тем не менее именно меня обвиняют во всех грехах, а тот, кто приставал ко мне, свободно уходит, пробормотав лишь неискренние извинения.
– Подумай о моем положении, Кора. Если кто-то из мужчин коснется тебя, ему придется отвечать передо мной самым суровым образом. А я не могу допустить, чтобы по отношению к моим людям была допущена жестокость или несправедливость. Чтобы не было повода жаловаться, не подвергай себя опасности, искушая мужчин поступать так, как только что сделал мой брат.
Нельзя было этого говорить. Люк понял это сразу же, но слова были сказаны, и он не мог уже взять их обратно. Щеки Коры стали пунцовыми от гнева, а голубые глаза засверкали от ярости.
– Ты нормандский захватчик, – прошипела она так злобно, что у волчицы шерсть поднялась на загривке. – Как ты осмеливаешься разговаривать со мной так, словно я неразумный ребенок? Я объяснила тебе, почему так получилось, но послушай и еще кое-что… Когда этот замок принадлежал лорду Бэльфуру, ни один мужчина не смел коснуться меня, неважно, была ли я закутана с головы до пят или на мне ничего не было, кроме улыбки. Если ты не можешь оградить от посягательств свою жену, то как же ты сможешь отстоять Вулфридж против тех, кто захочет вырвать его у тебя?
– А это уже не твоя забота.
– Неужели? Когда-то мой отец сказал почти те же самые слова, и вот он умер, а мне пришлось отстаивать эти земли. Ты можешь поклясться, что такое не случится снова, милорд? Ты можешь гарантировать, что Вулфридж никогда не станет снова моей заботой?
Теперь уже рассердившись по-настоящему, Люк прошел к столу и плеснул себе вина в кубок. Вертя его между пальцами, он взглянул на жену. Ее короткая мокрая туника местами липла к телу, словно она в самом деле только что вылезла из воды. Воинственная женщина, что и говорить! А эти золотистые волосы, что рассыпались по плечам, и настороженная волчица возле ее ног… В самом деле, Кора производила более сильное впечатление, чем могла себе представить. И все же, как ей удалось некоторое время выстоять, когда умер ее отец? Ведь даже и для закаленного воина это была бы нелегкая задача. А с ее более чем скромной дружиной тут и вовсе шансы на успех были ничтожны, и все же она продержалась почти три месяца.
Гнев его испарился, и Люк поставил нетронутый кубок на стол. Сам себе удивляясь, он покачал головой.
– Нет, я обещаю тебе, что ты никогда не встретишься больше с такой угрозой, Кора. Могу поклясться, что я обеспечу безопасность Вулфриджа, пока я жив. В своей жизни я тоже изведал поражение, и мне было так же горько и больно, как и тебе. Я не намерен терпеть это снова и не позволю, чтобы мою собственность постигла такая же судьба.
– Так я твоя собственность? – с саркастической улыбкой спросила она.
– Да, ты моя собственность, Кора де Бэльфур. В тот день, когда ты дала мне свою клятву перед алтарем, ты стала моей. Никогда больше ты не будешь знать нужды, пока я жив. И даже когда я умру. Даже если это будет стоить мне жизни, ты будешь в безопасности.
С широко раскрытыми от удивления глазами Кора уставилась на него. Губы ее слегка дрогнули, и, когда она подняла руку, чтобы отвести волосы с глаз, пальцы ее дрожали.
– Будь осторожен, милорд, или я подумаю, что ты говоришь серьезно, что ты в самом деле имеешь это в виду.
– Я говорю серьезно. – Голос его слегка сел от волнения. – Я говорю это самым искренним образом. Я всегда храню то, что мне принадлежит, и никто не отнимет у меня то, что мне дорого.
Долгое молчание воцарилось в комнате. Волчица лежала у ног Коры, положив свою большую голову на лапы. Пламя свечи колебалось от легкого сквозняка.
Наконец Кора шевельнулась, и в голосе ее прозвучала странная нотка, когда она сказала:
– Давно Вулфриджу недоставало мужчины твоей силы, твоей твердости и решительности. – Взяв со стола кубок с вином, она протянула его Люку и, глядя поверх него, тихо произнесла: – Если моей земле все равно суждено было быть завоеванной нормандцами, хорошо, что она досталась именно тебе.
Впервые она так честно призналась в своем поражении и выказала доброе расположение к нему. Люк взял кубок, обхватив пальцами и руку Коры, сжимающую его. Помедлив немного, он поднес вино к губам.
Глубоко заглянув в ее глаза и ощущая себя так, словно он тонет в их синих глубинах, Люк, почти не чувствуя вкуса, выпил вино. Теперь между ними появилась какая-то новая близость, некие узы, связавшие их. Он и сам не заметил, как это произошло. Это было неожиданно и настолько хрупко, что он не поручился бы, что она продлится долго, и все же эта связь была.
Его молодая жена, эта воинственная женщина с пылким характером и мятежной душой, каким-то образом сумела проникнуть в ту крохотную часть его сердца, которая все еще была уязвимой. Никогда прежде он не ощущал такой любви и доверия к женщине, не чувствовал, что способен пойти на все, чтобы удержать ее.
Это было новое и самое потрясающее открытие, которое он сделал о самом себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана

Разделы:
Пролог

Часть 1

1234567891011

Часть 2

121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана



Симпатичная сказка о любви, чести, верности слову.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаElen
28.02.2012, 20.45





Прочитала с удовольствием!
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаМила
4.07.2012, 23.52





Полностью согласна с комментариями.С удовольствием прочитала все романы Гарнет Джулианы!!! Захватывает
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 18.06





Начало немного скучновато но конец то что надо. Почитайте для разнообразия.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананека я
7.06.2013, 19.35





Мне нравится закономерность: сначала завоеватель пугает девушку, что возьмет ее силой как трофей, но стоит ей проявить инициативу и самой начать его соблазнять, как он вдруг пугается, опасается быть "пойманым в сети", и сам избегает близости. Очаровательная непоследовательность, но она уже изрядно прискучила.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаЛекси
7.06.2013, 20.33





Слишком много политики.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаКэт
15.02.2014, 9.07





очень классный роман! советую всем почитать.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананаталья
12.04.2014, 13.26





Сначала героиня (высокородная леди!) разделась и предложила себя герою. Это мне сразу не понравилось. А потом и вовсе отдалась ему в палатке, в лесу. Для леди бесчестье хуже смерти, а героиня отнеслась к потере девственности так как будто делает это каждый день. Дальше она руководствуется холодным расчётом и женит на себе героя. А герой чем всё время недоволен, чем ему героиня не понравилась? Короче тема "ненависть перерастает в любовь" здесь отсутствует. Столкновения характеров нет, и искры между героями нет, интриги нет. Скучновато было, как-то пресно. Мне не хватило характера героя
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаAlina
18.09.2014, 23.51





Хватило только на первую часть, вторую даже не стала читать.....Не понравилось, никаких чувств с ее стороны после первой ночи вообще нет. 3 балла
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулианамилана
9.04.2015, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100