Читать онлайн Клятва рыцаря, автора - Гарнетт Джулиана, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарнетт Джулиана

Клятва рыцаря

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Сквозняк шевелил настенные гобелены и заставлял плясать зыбкое пламя свечей. Тени людей колебались на стенах и на пологе широкой кровати у дальней стены. Кора не двигалась. Она застыла, глядя на хмельные, улыбающиеся вокруг нее лица сакских и нормандских баронов, которые должны были присутствовать, по обычаю, на церемонии укладывания новобрачной четы в постель.
Это была простая формальность, обычный обряд, который должен был подтвердить законную связь только что поженившейся пары, и все же, стоя здесь, в окружении всех этих людей, пришедших во главе с самим королем, Кора вся оцепенела от напряжения. Она старалась не смотреть на Люка, а тем более на огромную кровать с тяжелым пологом, в которую ей сейчас предстояло лечь. Ей неприятны были прикосновения возбужденно хихикающих служанок, которые за ширмой сняли с нее свадебный наряд и облачили в ночную рубашку из тончайшего льна, отделанную кружевами и искусной вышивкой. Все это был фарс. Неужели никто этого не видит? Неужели только она одна понимает, что все усилия короля полюбовно связать саксов и нормандцев в данном случае потерпели крах?
Хотя нет, Люк тоже это понимал. Это было видно по его глазам, по его голосу и поведению. Почему он обещал своим друзьям, что скоро они отправятся в Вулфридж в семейном согласии? Ведь она собственными ушами слышала, как он с сожалением в голосе сказал леди Амелии: «Мой король приказал мне жениться, и я сделал это. Я должен вести себя как подобает женатому человеку. Ведь и ты была покорна своему жребию, когда отец выдал тебя за лорда де Виши…»
Ее ногти глубоко вонзились в ладони, но Кора безропотно позволила двум служанкам отвести себя к постели, где под громкий смех и непристойные шутки улеглась на высокую пышную перину. Впервые она пожалела, что понимает их язык, – слушать все это было невыносимо.
Кору накрыли одеялом и, как положено, сняли с нее рубашку. Она хотела было воспротивиться этому, но, представив, как ее разденут насильно, сопровождая эту процедуру грубыми насмешками, молча покорилась. Ее красивая рубашка была положена в ногах постели, в то время как сама она, натянув покрывало до подбородка, застыла в тревожном ожидании.
По обычаю, Люка проводили к постели два самых беспутных гуляки, одним из которых был сэр Роберт. Кора отвела глаза, когда его, не щадя ее стыдливости, раздели и буквально втолкнули в постель.
Вдоволь нашутившись над молодыми, гости ушли, и в спальне, освещенной лишь единственной свечой, никого, кроме супругов, не осталось.
Было холодно, даже под теплым меховым одеялом, а занавески полога шевелились от сквозняка. Кора поежилась. Кровать скрипнула под тяжестью его тела, когда Люк повернулся к ней.
– Мы должны осуществить свои обеты, чтобы наш брак стал по-настоящему законным, – сказал он, но голос не выдал того, что он чувствовал.
– Я знаю это.
Снова наступило молчание, давящее и полное напряжения.
Дыхание Люка казалось слишком громким, а жар его тела буквально обжигал ее, хотя их разделял добрый фут пустого пространства. Он снова повернулся на спину и уставился на балдахин над своей головой.
– Ты сама все это устроила, – в напряженной тишине проговорил он. – Если ты этого не хотела, тебе не следовало провоцировать Вильгельма. Я пытался предостеречь тебя, но ты, как это у тебя в обычае, не послушалась добрых советов.
Она сердито повернулась к нему.
– Я хотела вернуться домой. Вулфридж мой, а не твой, и неважно, через сколько трупов тебе пришлось переступить, чтобы получить его.
Люк приподнялся и сел. Одеяло спало с его груди, когда он повернулся к ней, и резкие складки обозначились у его рта.
– А теперь скажи мне, милостивая госпожа этого замка, через сколько трупов переступил твой отец, чтобы удержать Вулфридж? А его отец до него? А его дед?.. А сколько человек было убито, чтобы отнять эти земли у тех, кто владел ими прежде?.. Этот замок изначально принадлежал римлянам. Ты думаешь, твои предки не силой захватили его? Кто знает, сколько пролилось при этом невинной крови? Так что не болтай мне всю эту чепуху; я лучше знаю, как приобретаются земли.
– Ну конечно. Ведь тебе приходится заниматься этим довольно часто. – Она глубоко судорожно вздохнула, вся дрожа от волнения. Справедливость требовала, чтобы она признала истинность его слов. Но Кора помнила и то, что он хотел бы видеть в этой постели другую женщину.
– Да, – тихо сказал Люк, – мне часто приходится воевать. Война – единственное, что я знал с тех пор, как вырос. В отличие от тебя, которая ввязалась в это случайно, для меня война – профессия. Я начал обучаться этому ремеслу, как только достаточно подрос, чтобы удержать в руках деревянный меч и щит, сплетенный из прутьев. Тогда мне и стало понятно, что в нашем мире не выживет тот, кто не научится отвечать ударом на удар. Так что не говорите мне, что такое война, миледи. Не вам здесь меня учить.
– А как же…
– Не смей говорить этого!.. – оборвал он, поняв, что она вспомнила свою маленькую победу, когда приставила меч к его горлу. – Не смей!..
В его тихом предостережении прозвучала такая затаенная угроза, что Кора замолчала. Напомнить ему о том, как она одержала над ним верх, означало только взбесить его.
Осознав это, она отвернулась, сердито смахнув слезы с глаз. Все безнадежно, а та капля нежности, которую она еще надеялась найти в нем, была только иллюзией. Кора глубоко ошибалась, если думала, что этот человек испытывает к ней хоть какое-то доброе чувство. Он был именно тем, кем казался, жестоким и воинственным. Настоящий нормандский завоеватель.
А сегодня она к тому же видела его держащим в объятиях другую женщину. Ту женщину, которую он выбрал сам. Как же он должен был ненавидеть ее, Кору, вставшую между ними!
Так молча они пролежали некоторое время, глядя на балдахин кровати и прислушиваясь к отдаленному веселому шуму, доносившемуся из большого зала. Замок Йорк был еще не обставлен как следует, и все звуки гулко разносились по полупустым покоям. В зале кто-то играл на лютне и лире, их сопровождал нежный голос флейты, и музыка вызывала в душе тоску. Это была саксонская баллада, подобная тем, которые она слышала в детстве, и, закрыв глаза, объятая внезапной печалью, она не могла больше удерживать слезы.
– Слезами тут не поможешь, Кора, – через некоторое время произнес Люк. – Что сделано, то сделано.
– Что ты в этом понимаешь? – сквозь рыдания хрипло сказала она. – Ты всего добился. Не ты потерял свой дом, а я.
– И все же я знаю, что это такое.
Вытерев слезы, Кора повернула к нему голову.
– Не вздумай утешать меня пустыми словами. Разве ты чувствовал когда-нибудь то же, что я?
Люк повернулся к ней, подложив ладонь под голову, и печальным взглядом посмотрел на нее.
– Ты думаешь, ты единственная, кто в этой жизни лишился дома? По крайней мере, в твоем случае виновата только война.
– Может быть, ты хочешь, чтобы я была благодарна судьбе за то, что мой дом достался тебе, а не шотландцам или датчанам? Но я не вижу разницы между вами. Все вы хищники и грабители, жестокие и алчные! Какая мне разница, потерян Вулфридж в результате войны или из-за чьих-то происков?
– Я не это имел в виду, говоря, что ты не единственная, кто страдает от жизненных утрат. Ты думаешь, мир устроен ради тебя одной, Кора де Бэльфур? – Голос его звучал глухо, а рука, лежавшая на простыне между ними, была сжата в кулак. – Не жалуйся мне на свои утраты, когда у тебя остались еще и честь, и жизнь.
– Честь? Быть вынужденной выйти за тебя замуж, чтобы сохранить свой дом от разграбления? – Ее смех прозвучал слишком резко даже для нее самой. – У меня не осталось чести. Всем в Йорке, да и во всей Англии уже известно, что я отдалась нормандскому рыцарю на старой римском дороге.
– Это был твой выбор и твоя собственная уловка. Не жалуйся, если все вышло не совсем так, как ты задумала. А чего же ты ожидала? Что король вернет тебе Вулфридж взамен утраченной тобой невинности? Ты придаешь этому слишком большое значение, Кора. Многие девушки по всей Англии потеряли гораздо больше, чем ты.
Он был прав, и с этим спорить она не могла, но горечь утраты от этого не делалась легче. Придерживая покрывало у подбородка, Кора села. В полумраке Люк выглядел гибким и хищным и почему-то напоминал ей волка. Она быстро закрыла глаза, чтобы прогнать это видение.
– Я не могу отвечать за утраты других. Я должна справляться со своими бедами, как только смогу. Если я и ввела тебя в заблуждение, то ты этим удачно воспользовался. Я еще не слышала, чтобы женщина силой принудила мужчину прийти к ней в постель, и мне не пришлось слишком долго тебя уговаривать. Ты сам этого хотел. Разве я не права, милорд? Или ты назовешь меня лгуньей и в этом, как уже назвал во всем другом? Ты не слушал, когда я говорила тебе, что я девственница, так чего же теперь…
Задохнувшись от этой длинной гневной тирады, Кора замолчала, вся дрожа. Люк тоже молчал и не сводил с нее глаз.
– Нет, за это я не назову тебя лгуньей, – наконец заговорил он. – Что правда, то правда – я хотел тебя. И я все еще хочу тебя. Соблазняла ты меня или нет, мои поступки диктовались моей свободной волей. Я не стану этого отрицать. Но и ты не можешь отрицать, что была чувствительна к моим ласкам, Кора. Я ведь не зеленый юнец и чувствую, когда женщина отзывается на ласки мужчины.
Она вспыхнула от негодования.
– Я только притворялась, чтобы ты…
– Нет. – Он взял ее за подбородок. – Не стоит лгать, у тебя это не очень получается. Ты не притворялась, когда я касался тебя здесь… и здесь. – Его рука скользнула вниз, мягко отбросив одеяло, чтобы погладить ее груди и напрягшийся сосок. Кора задрожала, несмотря на все свои усилия никак не реагировать на его прикосновения, и Люк улыбнулся. – Ты не можешь скрыть свои чувства даже теперь. Ты не можешь отрицать, что твоей плоти приятны мои прикосновения, хоть сердце и не признается в этом.
– Оставь мое сердце в покое и… и прекрати…
Она попыталась оттолкнуть его руку от своей груди, но пальцы ее лишь безвольно обхватили его запястье. Люк не убрал руку, его ладонь мягко и нежно скользила по ее коже, а голос понизился, став вкрадчивым и глубоким.
– Ты добилась того, чего хотела, Кора. Уступи теперь и моему желанию.
Трепеща от его ласки и теплого интимного тона его голоса, Кора попыталась все же скрыть, какое он производит на нее действие.
– Я… не могу.
– Нет, можешь. И хочешь, хотя, может быть, и не знаешь почему.
Это загадочное замечание подхлестнуло ее сопротивление, и она отодвинулась от него.
– Ты говоришь какую-то чепуху.
– А ты, моя дорогая, ошибаешься, если думаешь, что этой ночью меня можно остановить. Ты хотела стать моей женой и хозяйкой Вулфриджа – и ты стала ею. Я хотел видеть тебя в своей постели – и вот ты здесь.
– А тебе нет дела до того, что я не хочу тебя?
– Разве? – Он крепко взял ее за запястье и поднес ее руку к губам. Его губы прижались к ее тонкой коже на сгибе локтя и двинулись выше; горячие, мягкие, требовательные, они вызывали трепет во всем ее теле. – Но ведь и тебе нет дела до того, что я не хотел жениться на тебе, дорогая. Но все же мы поженились, и, значит, за тобой должок.
– А если я откажусь?
– Я возьму тебя все равно. – Он медленно стал водить большим пальцем по ее ключице. – Ты сама это выбрала, и наш брак должен стать действительным этой ночью.
Люк встал на колени, и его большое мускулистое тело нависло над ней темным силуэтом на фоне мерцающего пламени свечи. Он был слишком близко. Он слишком подавлял. Он, казалось, заполнял собой не только постель, но всю комнату, и ей пришло на ум, что она в самом деле была глупа, когда думала, что этим мужчиной можно управлять.
– Милорд…
– Люк. – Его пальцы слегка сжали ее руку. – Меня зовут Люк. Я никогда не слышал, чтобы ты называла меня по имени, и я должен услышать это от тебя. А Луве – это моя фамилия, которая станет теперь и твоей тоже. Мое имя Люк. Повтори его, Кора.
Кора напряглась. Его имя было еще непривычно для нее, особенно так, как произнес он: «Льюк Лью-ве». Так оно звучало по-французски. Но он ждал, все так же крепко сжимая ее руку, точно напоминая, что, если она воспротивится, он все равно заставит ее покориться его воле.
– Лук Лу-уве. – Она, нарочно коверкая, произнесла его имя и увидела, как он поморщился. Казалось, Люк хотел поправить ее, но потом передумал и просто пожал плечами.
– Когда-нибудь я научу тебя правильно говорить по-французски, а пока сойдет и так. Есть другие, более важные вещи, которые тебе предстоит узнать этой ночью.
Кора задрожала, когда его рука в замедленной ласке скользнула вверх к ее плечу и крепко придержала его, а другая обхватила ее подбородок. Почему он так смотрит на нее, так пристально, словно пытается заглянуть в самую душу?
Его рука казалась горячей, обжигающей кожу там, где касалась ее. Коре хотелось отодвинуться, вскочить с постели и убежать из комнаты, но ноги не слушались ее, и ей оставалось лишь беспомощно трепетать под его ласками.
Стоя на коленях, так что свеча горела за его спиной и лицо оставалось в тени, Люк неясно вырисовывался, точно нависая над ней, – безжалостный и хищный, он касался ее, где хотел. Его пальцы скользили по ее горлу, по груди, вниз к животу и еще ниже, чтобы коснуться легчайшей лаской там, между ногами, что вызывало жгучее, яростное желание, не подвластное ей самой.
– Я не давала тебе права трогать меня, – начала она, но Люк лишь негромко рассмеялся в ответ и схватил ее руку, которой она уперлась ему в грудь.
– Нет, дорогая, ты дала мне это право, когда поклялась сегодня утром перед священником.
– Но не владеть мной!
– Нет, именно владеть. Это в порядке вещей между супругами. И владеть взаимно.
– А если я не хочу взаимности?
– Что значит не хочешь? – Он слегка улыбнулся, чтобы смягчить резкость своих слов, и крепко придержал ее, когда она попыталась вывернуться. – Я не думаю, что ты полностью осознаешь, что говоришь. В первый раз все было не так, как следовало бы. Но на этот раз… на этот раз страсть захватит тебя, моя дорогая. Если бы я знал прежде, что ты девственница, я бы вел себя иначе.
Говоря это, Люк продолжал гладить ее дрожащее тело, его руки ласкали ее медленными движениями, которые невольно вызывали ее ответный трепет. Даже воздух, казалось, нагрелся в комнате от жара их тел.
Это становилось неизбежным, и, хоть она по-прежнему не хотела уступать, ласки Люка ослабили ее сопротивление. Кора не забыла ту первую ночь, тот огонь, который он тогда зажег в ней. Но, ощущая силу этого желания, которое он и сейчас возбудил в ней, старалась все-таки не показать, какую власть он имеет над ее телом и чувствами.
Но откуда ей было взять силы, чтобы устоять перед его требовательными поцелуями? Перед нежными прикосновениями его рук, вызывающих такой восхитительный трепет?.. Он знал, казалось, каждую клеточку, каждую чувствительную точку на ее теле и использовал это против нее.
Она уперлась ладонями ему в грудь, не в силах признаться в своем поражении. Люк взял ее правую руку за запястье и прижал к себе, насильно заставляя погладить напряженные мышцы его груди и живота. При этом он пробормотал что-то гортанное по-французски, чего она не поняла. Выражение лица его было очень чувственным, а глаза темными и блестящими.
Пальцы Коры задрожали, и она замотала головой, когда он направил ее руку еще ниже.
– Не надо, Люк…
– Ты боишься, дорогая?
«Да. Боюсь. Тебя. Или себя. Или того, что будет иметь значение для меня и не будет для тебя…» – подумала она, а вслух сказала:
– Нет. Я не боюсь… но просто… у меня нет желания.
– Неправда, – тихо пробормотал он. – Ты просто не хочешь поддаться желанию…
Закрыв глаза, Кора пыталась не слушать его тихие вкрадчивые слова, тот нежный шепот, которым он ее убеждал, покрывая поцелуями глаза, щеки, губы. Его губы нашли пульсирующую жилку у нее на шее и двинулись ниже, к мягким округлостям груди, смакуя и дразня, пока она не стала извиваться от невыносимого желания. Она не могла уже бороться ни с Люком, ни с этим желанием, всецело завладевшим ею. Безрассудно допустить это, но и нет сил сопротивляться этому; ей не удавалось сдержать стоны все растущего возбуждения.
Словно дождавшись наконец от нее именно этого, Люк отбросил меховое покрывало и жадным взором окинул ее. Кора вспыхнула от смущения и попыталась натянуть на себя покрывало, но он поймал ее руку и не дал сделать это.
– Нет, нет. Не скрывай свое прекрасное тело. Это было б преступлением закрыть вот это… или это… Разве ты не знала, что твои груди – само совершенство? Такие круглые и нежные… А твои соски словно розовые бутоны… – Люк наклонился и взял в рот ее сосок, отчего она едва не задохнулась. Касаясь губами ее кожи, он пробормотал: – Ты пахнешь лавандой. Сладко. Соблазнительно… Мой бог, ты превращаешь меня в безрассудного идиота. Что ты сделала со мной?.. Как сладка, должно быть, твоя месть, дорогая! Ты ведь добилась своего.
– Я никогда… – Она осеклась, немного покраснев. – Я и не думала, что дойдет до этого.
– Ну, что ж, значит, мы оба попались в эту западню, так воспользуемся этим как можно лучше.
На это Кора ничего не могла ответить, а Люк продолжал ее ласкать. Он гладил ее тело, проводя пальцем по всем изгибам и впадинам, вызывая в ней все больший трепет. Она вся дрожала от возбуждения, распластанная под его тяжелым телом, и давление его бедер на ее бедра буквально сводило Кору с ума.
Приподнявшись, Люк просунул руку между их разгоряченными телами и провел пальцами по шелковистому треугольнику.
– Какие мягкие, – прошептал он и погладил большим пальцем в самой середине, вызвав восхитительный трепет в ее теле. Она судорожно свела ноги вместе, зажав его руку, а Люк прошептал: – Откройся для меня, дорогая. Ну…
Все тело Коры горело от стыда и возбуждения. Она не могла… Но ей и не нужно было ничего решать: он сам мягко раздвинул ее ноги, проводя пальцем по самым чувствительным местам. Не выдержав этой пытки, она изогнулась с протяжным стоном, стремясь руками оттолкнуть его, но вместо этого вдруг почему-то крепко ухватилась за его сильные плечи. Жар распространялся по телу яростными потоками, поглощая ее, оставляя дрожащей, бездыханной и беспомощной в его руках.
Она подняла на него глаза, трепещущая, растерянная, а Люк пристально смотрел на нее, и его бедра двинулись вперед, томительно медленно сближаясь с ее бедрами. Он скользнул внутрь ее, и необычайное чувство овладело ею, нечто среднее между болью и удовольствием. Люк обхватил руками ее ягодицы и приподнял, а потом двинулся снова, проникая в нее все глубже и глубже.
В первое мгновение это ее напугало. Кора напряглась, и Люк приостановился.
– Я делаю тебе больно, дорогая?
Голос у него был совсем низкий и глухой. Она покачала головой, едва слышно выдохнув в ответ:
– Нет, это… не больно.
Его грудь вздымалась и опадала от резкого частого дыхания, и руки дрожали от напряжения, когда он прижимал ее к себе. Было очень странно ощущать его внутри себя. Это присутствие, это все ускоряющееся движение дарило Коре какое-то ни с чем не сравнимое ощущение. Она почти ничего не сознавала вокруг, кроме Люка, его мускулистых плеч, его тяжелого тела, опламеняющего жара, исходящего от него, – и ничего не важно было сейчас, ничего, кроме того, чтобы достичь какой-то ускользающей цели, которая ждала ее впереди… Это ощущение нарастало, захватывало ее все больше и больше, пока не разрядилось вдруг нестерпимым наслаждением, от которого дыхание у нее прервалось…
Кора вскрикнула от потрясения, а он наклонился, чтобы поцеловать ее, и его рот задержался на ее губах, пока напряженные мышцы не ослабли и она не вернула ему поцелуй.
Она чувствовала себя такой слабой, что не могла бы даже двинуть рукой. Ее хватило лишь на то, чтобы поднять ресницы, взглянуть на него с непривычной робостью. В сумрачном свете Люк вытянулся рядом с ней, и его смуглое нагое тело четко выделялось на белизне льняной простыни. Слабая улыбка приподняла уголки его губ, и крохотное пламя свечи отразилось в его черных глазах.
– Вот теперь, дорогая, – прошептал он, проводя кончиком пальца по ее припухшим от поцелуев губам, – ты и в самом деле моя жена. И всякий раз, когда я захочу тебя, я приду к тебе.
Кора напряглась от нотки самодовольства, прозвучавшей в его голосе, но ничего не сказала в ответ. Она лишь мысленно взмолилась о том, чтобы не потерять так же безрассудно свое сердце с этим человеком, как уже потеряла свободу.




Часть 2



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана

Разделы:
Пролог

Часть 1

1234567891011

Часть 2

121314151617181920

Ваши комментарии
к роману Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиана



Симпатичная сказка о любви, чести, верности слову.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаElen
28.02.2012, 20.45





Прочитала с удовольствием!
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаМила
4.07.2012, 23.52





Полностью согласна с комментариями.С удовольствием прочитала все романы Гарнет Джулианы!!! Захватывает
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаСвет лана
6.11.2012, 18.06





Начало немного скучновато но конец то что надо. Почитайте для разнообразия.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананека я
7.06.2013, 19.35





Мне нравится закономерность: сначала завоеватель пугает девушку, что возьмет ее силой как трофей, но стоит ей проявить инициативу и самой начать его соблазнять, как он вдруг пугается, опасается быть "пойманым в сети", и сам избегает близости. Очаровательная непоследовательность, но она уже изрядно прискучила.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаЛекси
7.06.2013, 20.33





Слишком много политики.
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаКэт
15.02.2014, 9.07





очень классный роман! советую всем почитать.
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулиананаталья
12.04.2014, 13.26





Сначала героиня (высокородная леди!) разделась и предложила себя герою. Это мне сразу не понравилось. А потом и вовсе отдалась ему в палатке, в лесу. Для леди бесчестье хуже смерти, а героиня отнеслась к потере девственности так как будто делает это каждый день. Дальше она руководствуется холодным расчётом и женит на себе героя. А герой чем всё время недоволен, чем ему героиня не понравилась? Короче тема "ненависть перерастает в любовь" здесь отсутствует. Столкновения характеров нет, и искры между героями нет, интриги нет. Скучновато было, как-то пресно. Мне не хватило характера героя
Клятва рыцаря - Гарнетт ДжулианаAlina
18.09.2014, 23.51





Хватило только на первую часть, вторую даже не стала читать.....Не понравилось, никаких чувств с ее стороны после первой ночи вообще нет. 3 балла
Клятва рыцаря - Гарнетт Джулианамилана
9.04.2015, 18.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100