Читать онлайн Здесь царствует любовь, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Здесь царствует любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На рассвете следующего дня Джесс подогнал двуколку к фасаду дома.
— Нам действительно уже надо уезжать? — Эллен, одетая в серый дорожный костюм, положила ладонь на его запястье.
Джесс похлопал ее по руке.
— Ты же знаешь, что надо, — сказал он будто ребенку. — Пойди попрощайся со всеми и поедем.
— Я так мало погостила у Саммер, — надула она губки.
— Мы еще приедем, — пообещал Джесс.
Наблюдая за ними с порога, Сэди кляла себя за то, что допустила мысль, будто этот мужчина может ею заинтересоваться. Размечталась! Рядом с ним такая красивая и изысканная женщина, пусть и намного старше его. Скрестив руки на свежем фартуке, она ругала себя за то, что специально переоделась и потратила так много времени на укладку волос перед новой встречей с ним. Джесс даже не взглянул в ее сторону.
Саммер не очень жалела, что гости уже уезжают. Эллен ей понравилась, да и о Трэвисе у нее теперь сложилось гораздо лучшее впечатление, чем вчера. Но принимать гостей в новом доме, в котором она и сама еще толком не обжилась, было довольно непростым занятием.
Трэвис вел себя дружелюбно, но отнюдь не навязчиво. Манеры его можно было смело назвать безукоризненными. Прощаясь, он подошел и протянул руку.
— Спасибо за гостеприимство, мисс Кайкендал. Побывать у вас было истинным удовольствием. — Он по-мальчишески усмехнулся и кивнул головой в сторону матери. — Теперь с ней какое-то время будет полегче жить рядом.
Эллен звонким смехом нарушила утреннюю тишину.
— Не обращай внимания на слова этого шалопая, Саммер. Послушать их с Джессом, то получается, что я какая-то скучная ворчунья.
Она подошла к девушке и по-родственному поцеловала ее в щеку.
— Как хорошо было бы иметь такую дочь, как ты, дорогая. Но, — она подняла глаза к небу в притворном отчаянии, — Господь даровал мне этого несносного сыночка!
Потирая заспанные глаза, из дома вышел Джон Остин. За ним, придерживая ручками подол ночной рубашки, чтобы было легче идти, показалась Мэри. Девчушка, к неудовольствию Сэди, направилась прямо к Джессу и, дотронувшись до руки, заглянула ему в глаза. Непроницаемое лицо управляющего смягчилось. Он погладил малышку по рыжим кудряшкам и присел на корточки, чтобы она смогла дотянуться до его нагрудного кармана. Мэри уже знала, что там она наверняка найдет леденец.
Изменившееся лицо подруги вызвало у Саммер улыбку, которая, однако, исчезла, как только она перевела взгляд на Эллен. Женщина нахмурила брови и смотрела на Джесса так, будто он сделал нечто недостойное, затем подошла к нему и положила руку на плечо.
— Отлично, мама! — засмеялся, подразнивая ее, Трэвис. — Своего мужчину нужно держать в узде. Думаешь, он не шляется куда-нибудь на сторону?
— Заткнись, Трэвис! — рявкнул Джесс, беря Мэри на руки. — Садись в двуколку, — сказал он, повернувшись к Эллен, передал девочку Сэди и приложил руку к полям шляпы. — До свидания, мэм.
Эллен с сыном пошли к двуколке.
— Не слишком ли он, черт побери, вежлив со шлюхой!.. — не сдержался Трэвис, когда они отошли всего на несколько шагов.
— Веди себя прилично, Трэвис! — предостерегающе перебила его мать.
Трэвис снял шляпу, вроде бы приветствуя ее мудрость, и с важным видом подошел к своему коню. Запрыгнув в седло, он так резко дернул поводья, что животное нервно затанцевало среди готовых их сопровождать всадников.
— На этой рыжей кобыле ездило столько ребят, что ее уже тошнит от мужчин, Джесс. Неужели не можешь найти себе ничего получше? — Он наклонился к всадникам и сказал еще что-то чуть тише. Послышался дружный хохот. — Эй, Джесс, ты что, не слышишь? — Трэвис понял, что ему удалось привлечь к себе всеобщее внимание, и спешил воспользоваться этим. — Этой девке нужно еще несколько лет, чтобы оправиться. Неужели ты всерьез надеешься с ней порезвиться?
— Нет, Джесс! — крикнула, хватая своего управляющего за руку, Эллен. — Он просто шутит…
Джесс рывком освободил руку и в два прыжка оказался перед Трэвисом. Не успел молодой хозяин и глазом моргнуть, как сильная рука вырвала его из седла.
Трэвис упал на землю, но тут же вскочил на нога с искаженным злобой лицом.
— Будь ты проклят! — зарычал он. — Мне следовало тебя убить еще тогда, когда ты начал увиваться вокруг моей матери, вынюхивая, чем можно поживиться.
— Ну а как насчет того, чтобы сделать это сейчас? — совершенно спокойным тоном произнес Джесс.
Трэвис рванулся вперед, но наткнулся на кулак противника. Голова его откинулась назад, он рухнул на спину и, окончательно обезумев, потянулся к оружию. Его опередил один из спешившихся всадников. Он прижал ногой к земле руку Трэвиса и выхватил пистолет из его кобуры.
Трэвис медленно поднялся на ноги. Из его разбитых губ по подбородку стекала кровь. Глаза пылали ненавистью.
— Сволочь! Сукин сын!
Опущенные руки Трэвиса нервно подрагивали. Он метал злые взгляды то на Джесса, то на мать, которая замерла, прижав ко рту руку в серой перчатке.
— Джесс, пожалуйста, — взмолилась она.
Но огромный управляющий решительно двинулся вперед и резко ударил Трэвиса ладонью по одной щеке, и тут же, не разворачивая руку, по другой.
— Забирайся на свою лошадь! И радуйся тому, что я до смерти тебя не забил.
Трэвис, пошатываясь, попятился к коню. Ухватившись рукой за луку седла, он, не сводя глаз с Джесса, стал нащупывать ногой стремя.
— Как ты мог, Джесс? — воскликнула, заламывая руки, Эллен. — Как ты мог ударить его на виду у…
Джесс взглядом заставил ее замолчать, затем нежно взял под руку и усадил в двуколку. Подошедшую к ним Саммер немного удивило, что гостья как ни в чем не бывало улыбнулась и протянула ей руку.
— Мне искренне жаль, что наш визит закончился этой выходкой. Прости их, пожалуйста. Мужчины на Западе так вспыльчивы и грубы. Тебе, к сожалению, еще не раз придется убедиться в этом. Трэвис любит поддразнивать, а Джесс принимает все слишком близко к сердцу. Через несколько дней все забудется. — Она нервно засмеялась. — Ты приедешь к нам погостить? — Саммер кивнула. — И я скоро приеду навестить тебя еще раз. Очень скоро.
Джесс взобрался на двуколку и взял в руки поводья. Эллен на прощание помахала носовым платочком. Трэвис пришпорил коня, и повозка исчезла в клубах пыли. Сопровождающие последовали за ней.
Саммер и Сэди наблюдали за отъездом гостей молча. Сцена, свидетелями которой они только что стали, ошеломила обеих. Саммер была совершенно шокирована. Как мог Трэвис походя бросать такие оскорбления? А какую жестокость проявил Джесс! Казалось, что это был какой-то дурной сон.
Тишину неожиданно нарушил Джон Остин.
— Почему он назвал мистера Фарстона сыном шлюхи? Что он имел в виду, Саммер? А мистер Фарс-тон почему так рассвирепел?
— Никогда больше не произноси это слово! — набросилась на него сестра. — Ты понял меня, Джон Остин Кайкендал? Не смей повторять это гадкое слово!
— Я просто хотел узнать…
— Если и хочется знать такие вещи, то лучше помолчать об этом! — взорвалась Саммер.
— Почему ты такая злая сегодня? Ты ведь почти никогда не сердилась раньше.
Саммер смутилась. Ей действительно стало стыдно за неумение сдерживать свои чувства. Очевидно, виной тому слишком быстрая смена впечатлений, обрушившихся на нее за последние сутки. Сначала после встречи со Слейтером у нее сложилось некоторое предубеждение к гостям. Затем Эллен удалось рассеять его. Но почти тут же Джесс и Трэвис своей выходкой вернули прежние подозрения. Впрочем, брат в этом совершенно не виноват.
— Извини меня, Джон Остин, — притянула она его к себе. — Прошу у тебя прощения.
— Ничего страшного, Саммер. Мне кажется, что я и сам уже догадался, что это означает, — усмехнулся мальчик.
Саммер ужаснулась, но виду не подала.
— Иди-ка лучше позавтракай, — сказала она и пошла в дом.
Сев за покрытый клеенкой стол, она подперла подбородок ладонями и задумалась. На душе было грустно и тоскливо.
— Тебе не бывает здесь одиноко, Сэди? — неожиданно спросила она подругу.
— Одиноко? Мне? Что ты! Здесь так здорово! — Появившаяся было улыбка, однако, тут же сошла с лица. — Почему ты спрашиваешь? Разве тебе самой здесь не нравится? — В голосе зазвучали нотки тревоги.
— Конечно, нравится. Это же мой дом. — Произнеся это, Саммер заметила тень беспокойства, мелькнувшую на лице подруги. — И вы с Мэри можете жить здесь столько, сколько захотите.
В зеленых глазах Сэди блеснули слезы. Она с трудом проглотила подступивший к горлу комок.
— Я буду помогать тебе, обещаю…
— Ты и так уже помогаешь мне вовсю, Сэди. Тем более что готовишь ты намного лучше, чем я, — произнесла Саммер, вставая из-за стола.
Засиявшее лицо Сэди не оставляло сомнений в том, что она Польщена похвалой.
— Я люблю заниматься домашними делами. — Она кокетливо поправила фартук.
Саммер подошла к окну, чтобы посмотреть, чем занимается Джон Остин. Не выпускать его надолго из вида стало постоянной привычкой. Мальчик сидел на корточках в самой пыли, теребя в руках острую палочку. Вот кому, наверное, действительно одиноко. Помрачнев, Саммер опять повернулась к Сэди.
— Миссис Маклин почти не обращала внимания на Джона Остина, — произнесла она, как бы разговаривая сама с собой. — А как ты считаешь, она красивая?
— Да. Она, безусловно, красива, — ответила Сэди, отворачиваясь.
— А из-за Мэри мистер Фарстон, похоже, попал в настоящий переплет. — Саммер решила немного подразнить подругу.
— Никто не собирается отбирать его у нее, — тут же ответила Сэди, делая ударение на последнем слове и встряхивая головой.
Вызов, прозвучавший в этих словах, заставил Саммер слегка улыбнуться. Ей все больше нравилась ее симпатичная подруга с бронзовыми кудряшками и зелеными глазами. И особенно привлекали в ней задор и неунывающий характер.
— А что ты скажешь о самом мистере Фарстоне?
— То, что он по крайней мере лучше, чем Трэвис Маклин.
Лица Сэди Саммер не видела, но по напряжению в голосе при упоминании Трэвиса догадалась, что та не на шутку рассержена на него. Это показалось странным. Но прежде чем она успела что-то спросить, снова заговорила Сэди:
— Вообще не хочу говорить о них. Эта миссис Маклин смотрит на меня как на грязь.
— Ты ее совсем не знаешь, Сэди. Она славная. Просто всякий раз, когда мы к тебе подходили, ты куда-то убегала. А она очень хорошая.
Продолжению разговора домешала сидевшая на руках матери Мэри. Она неожиданно вывернулась и побежала к двери.
— Ты куда? Нельзя без платья! — бросилась за дочкой Сэди. — Ну что мне с тобой делать? Тебе не стыдно? — Она усадила девочку на койку и повернулась к Саммер. — Думаю, нам пора заняться, огородом. Сейчас самая подходящая для этого фаза луны. Моя мама всегда в это время сажала репу и другие корнеплоды. Они начинают расти вместе с прибавлением месяца.
Сэди явно пыталась отвлечь подругу от разговоров о миссис Маклин и ее управляющем со стальным взглядом. Хватит! Она этой ночью уже отдала дань дурацким мечтаниям о нем. Он все равно уехал, как только пришло утро! Работа в саду — неплохое лекарство в подобных случаях.
Эллен выказывала Джессу свое недовольство молчанием. Произошедшая перед отъездом сцена не могла пойти на пользу ее авторитету, и это ей совсем не нравилось. Тем более что случилось все на глазах у Саммер. Унизительно было уже то, что она не смогла остановить столкновение своего сына и Джесса. Богатырская сила Джесса всегда возбуждала ее, особенно когда использовалась ради ее интересов. Холодность и расчетливость, с помощью которых он одолевал своих противников, вызывали в ней гордость. Приятно ощущать, что такой мужчина абсолютно предан тебе. Но когда эта опасная, быстрая и всесокрушающая сила была направлена против Трэвиса, она вызывала уже совсем другие чувства.
Теперь миссис Маклин было необходимо обдумать тактику дальнейшего своего поведения. До этой омерзительной сцены не было сомнений, что Трэвис произвел хорошее впечатление на Саммер. Он, если захочет, и змею сможет очаровать, так что она скинет перед ним кожу. Подвело то, что он слишком увлекся в своем желании поддразнить Джесса. Воспользовался присутствием этой девицы из танцзала, только и всего. А Джесс? Он, черт бы его побрал, почти все испортил.
Они ехали по руслу пересохшей реки, затем у предгорья повернули на северо-запад. Местность вокруг была тихая и пустынная. Солнце палило нещадно. В двуколке было жарко как в печке. Это усиливало раздражение, вызванное обидой на Джесса. Эллен сидела в своем углу напряженная и молчаливая, не глядя на спутника. Впрочем, она и так могла представить его гордый профиль с нахмуренным лбом на фоне горизонта. Джесс с того момента, как сел с ней рядом и уперся одной ногой в перекладину, тоже не произнес ни единого слова.
— Я не понимаю тебя, Джесс, — наконец заговорила она. — Честное слово, не понимаю. То, как ты поступил с Трэвисом, просто ужасно! Ты его так унизил! Как ему теперь встречаться с Саммер? И все из-за какой-то девчонки.
Джесс повернулся и посмотрел ей в глаза.
— Ты слышала, что он говорил? Ему еще повезло, что я не сломал ему шею.
Спокойный голос, которым было это сказано, не соответствовал выражению лица Джесса. У Эллен внутри что-то дрогнуло. Действительно ли так хорошо она знает этого молчаливого, сильного и безжалостного человека?
— Он просто погорячился, Джесс. Хотел пошутить, как он любит, и увлекся. — Она посмотрела на него снизу вверх и неожиданно скривила губы в капризной улыбке: — А может, Джесс, ты правда бегаешь тайком в город и Трэвис прав? — Она мягко рассмеялась, как бы подчеркивая абсурдность этого предположения. Тяжелый взгляд Джесса заставил ее пожалеть о сказанном. — Я сказала что-то не то, дорогой. Уверена, что ты никогда бы не спутался с женщиной подобного рода.
— Какого рода? — спокойно спросил он.
— Ты знаешь, что я имела в виду, — медленно проговорила Эллен. — Эта девица из салуна… Она груба и вульгарна. Совершенно не понимаю, почему Саммер разрешила ей остаться у себя. Я собираюсь специально поговорить с ней об этом. Я даже не поверила сначала, когда Трэвис сказал мне, кто она такая. Он сказал, что она…
— Трэвис слишком много болтает, Эллен.
— Ты его просто недолюбливаешь, Джесс. Ведь правда? — Раздражение миссис Маклин явно нарастало. — Ты никогда не пытался стать ему другом, показать ему, как мужчина должен поддерживать свой авторитет. Ты постоянно унижаешь его, делаешь все, чтобы его обычные мальчишеские проделки выглядели хуже, чем они есть на самом деле. Я порой не понимаю тебя, Джесс. Ты уже не первый раз задаешь ему трепку. А сколько было случаев, о которых мне неизвестно?
— Несколько, — буркнул Джесс, глядя вперед поверх лошадиных голов.
У Эллен, когда она услышала этот спокойный ответ, перехватило дыхание.
— Как ты мог? Он же еще мальчишка и не может тягаться с тобой в силе!
Холодный взгляд Джесса заставил ее замолчать и тяжело вздохнуть.
— Он уже не мальчишка, Эллен, а двадцатипятилетний мужчина. А вот ведет он себя как избалованный ребенок, хватающий все, что ему захотелось. Подумай лучше, как удержать его подальше от ранчо Кип, иначе Слейтер убьет его. Слейтер по-прежнему уверен, что Трэвис замешан в убийстве Сэма, и не задумываясь спустит курок, если он будет болтаться около этой девушки.
— Ты же знаешь, что все эти обвинения смешны, — гневно вспыхнула Эллен. — Что касается Трэвиса, то могу согласиться, что он несколько вспыльчив. Но и это не совсем его вина. Скотт был буйным, как молодой олень, когда я вышла за него замуж. Трэвис унаследовал эту черту от него. Он остепенится, когда женится. А Слейтер — в Сэма. Тот был уравновешеннее брата, но и гораздо скучнее его, — закончила она пренебрежительно.
— У тебя есть на примете какая-нибудь девушка, которую бы ты хотела видеть женой Трэвиса?
— Конечно. Саммер. Большая удача, что она вернулась. Девушка из хорошей семьи и сможет стать идеальной женой моему сыну. К тому же она придет к нам не с пустыми руками. С прибавлением ее участка Рокин Эс станет одним из самых больших поместий в Техасе.
— Глупо полагать, что Слейтер забудет о своих обвинениях. — Грудной голос Джесса звучал немного отрывисто, Но спокойно. — Еще глупее думать, что он привез эту девушку сюда, чтобы потом спокойно отойти в сторону и смотреть, как она выйдет замуж за Трэвиса.
— Не вижу, как он может этому помешать.
— Он может сам на ней жениться, Эллен. Так что не советую настраиваться на ее брак с твоим сыном.
— В чем я уверена наверняка, Джесс, так это в том, что Слейтер никогда не будет мужем Саммер, — посмотрела она ему в глаза, загадочно улыбнувшись.
— В этом никто не может быть абсолютно уверен.
— А я уверена! — убежденно произнесла Эллен. — Слейтеру лучше заняться этой проституткой из танцзада. Что и говорить, женщин здесь не хватает. Да и ее может привлечь его грубый характер. — Она погладила Джесса ладонью по руке. — Я понимаю, ты поступил сегодня как рыцарь. Но в этом не было необходимости, дорогой. Женщины, подобные этой, привычны к таким вещам. — Она улыбнулась обезоруживающе нежной улыбкой. — И прости уж меня за маленькую сцену ревности и тот глупый вопрос. Просто… Просто ты мне очень нужен. Даже не знаю, что я бы делала без тебя, Джесс.
От таких слов, по расчетам Эллен, Джесс должен был тут же оттаять. Не было еще случая, чтобы он не отреагировал на подобное заигрывание. Но сейчас ее управляющий даже глазом не повел. Сидел будто каменный, ничем не выдавая своих чувств. Невозможно было понять, сердился ли он, раскаивался или вообще не расслышал сказанного.
Джесс слышал все, но не испытывал ни гнева, ни раскаяния. Чувствовал он нечто совсем иное и давно забытое — какую-то внутреннюю опустошенность. Вглядываясь в холмы, окружающие местность, по которой двигалась двуколка, он думал о своей жизни. В памяти возникали неясные и не очень приятные картины из детства, наполовину надуманные, наполовину реальные. Оно уже давно осталось позади, это его детство, но и сейчас, вспоминая о нем, он вновь переживал чувство одиночества и тоски. Именно этим состоянием и неосознанным стремлением к чему-то лучшему больше всего и запомнились ему детские годы, проведенные в доме, в котором он не чувствовал ни любви, ни заботы.
Это длилось долго, целую вечность, до тех пор, пока не появилась Эллен. Она была такой красивой, такой нежной и заботливой! Каменное лицо Джесса на мгновение смягчилось, но тут же вновь приняло прежнее выражение — память перенесла его в то время, когда он ушел из дому. Ох и нелегко ему тогда жилось! За каждую крошку хлеба расплачиваться приходилось грязной и тяжелой работой. А еще унижением. «Сделай-ка это, паренек, да поторапливайся!.. Черт бы побрал этого негодного мальчишку!» Эти и куда более резкие оклики до сих пор заставляют его вздрагивать. Но однажды он доказал, что перестал быть мальчишкой, и его уже не решались понукать.
Джесс повернулся к Эллен, и его глаза потеплели, в них читались теперь симпатия и признательность. Женщина улыбнулась. Лишь по легкой краске на лице и чуть дрожащим губам можно было угадать недовольство тем, что спутник ненадолго забыл о ней. Но сейчас он опять думал о своей Эллен. В этом она была уверена.
— Даже не знаю, что я бы делала без тебя, Джесс, — повторила миссис Маклин, и в глазах ее блеснули слезы.
Джесс накрыл ее руку своей ладонью.
Далеко впереди двуколки из оврага вынырнули два всадника. Впереди ехал Трэвис, следом — Том Трелор, коренастый человек с шапкой седых волос и заросшим щетиной лицом. Именно Том наступил Трэвису на руку и считал, что спас этим его жизнь. Он не сомневался, что Джесс убил бы хозяина, успей тот выхватить свой пистолет. Тот, кто хоть чуть-чуть знал управляющего, понимал, что подобная реакция была бы для него столь же естественной, как дыхание. Впрочем, Том почти не сомневался, что рано или поздно это все равно случится. Молодой глупец своими выходками давно переполнил чашу терпения никому не спускающего обид Джесса.
Горы уже отбрасывали длинные тени, но и до Рокин Эс оставалось всего несколько миль. Трэвис остановил коня, оглянулся на едущую по их следу двуколку и вытер с лица пот. Рубашка от жары прилипла к телу, и чувствовал он себя весьма неуютно. Тем более что боль в разбитых губах постоянно напоминала об унижении, которое ему пришлось пережить утром. Он подъехал поближе к Тому и впервые за всю дорогу заговорил:
— Если хочешь жить, Том, никогда больше не встревай в драку, в которой участвую я.
По бесстрастному лицу спутника невозможно было понять, возымела ли на него какое-либо действие угроза.
— Да он бы убил тебя. Ты бы и сморкнуться не успел. У тебя было самое невыгодное положение.
Довод был разумный, но Трэвис был слишком раздражен, чтобы признать это.
— Не такая уж у него быстрая реакция, как все вокруг болтают.
— Однако ему удалось стащить тебя на землю, — спокойно произнес Том.
Трэвису хватило ума понять, что Том прав, и злость на Джесса от этого еще больше усилилась. Управляющего он ненавидел с самого первого дня, когда тот восемнадцатилетним парнем, выглядевшим, впрочем, как вполне взрослый мужчина, появился рядом с матерью на ранчо. Поначалу Трэвис не понимал, какие отношения связывают мать с Джессом, стремительно прибирающим к рукам бразды правления в доме. Сейчас у него на этот счет сомнений не было. Что ж, если матери понадобился этот жеребец, это ее личное дело.
Она может раздвигать ноги для кого захочет. Трэвиса совсем не это волнует. Куда более неприятно то, например, что именно этот мужик по завещанию отца будет управлять ранчо вместе с матерью, пока ему самому не исполнится двадцать шесть лет. Лицо Трэвиса совсем помрачнело, губы скривились в презрительной усмешке. Ладно, теперь уже не так долго осталось ждать. Скоро он сможет указать Джессу его истинное место. Сердце Трэвиса на секунду замерло от сладостного предчувствия. Скоро все эти людишки узнают, кто здесь на самом деле главный. И тут же новая волна гнева прокатилась в его груди. Мешающая ему жить реальность пока оставалась реальностью, не давая уснуть ненависти. А может, Джесс и правда превосходит его?
— Нет! — свирепо пробормотал он.
Когда двуколка свернула на дорожку, ведущую к дому, солнце стояло над вершинами гор еще довольно высоко. Как бы вырастающее внезапно посреди безлюдных прерий, это двухэтажное, обнесенное белой изгородью здание являло собой великолепный образец архитектуры восемнадцатого века. Квадратный дом стоял на возвышенности, что позволяло даже небольшому ветерку доставлять прохладу в его помещения. Окружавшая дом веранда с белоснежными перилами была украшена изящными колоннами с искусной резьбой на капителях. Особенно эффектно выглядели яркие цветные витражи на дверях и узких длинных окнах обоих этажей. Вдоль ведущей прямо к широким ступенькам центрального входа аллеи были разбиты клумбы и газоны. Такой элегантный дом вполне бы мог стоять на самой респектабельной улице Нового Орлеана. Тем более поражал он воображение посреди диких техасских прерий.
Почувствовав близость родного стойла, лошади сами ускорили шаг и, быстро миновав последний изгиб аллеи, остановились у ворот. Джесс помог Эллен спуститься с двуколки. Появившийся на пороге темнокожий мужчина в белой рубашке и широких черных брюках поспешил вниз по ступенькам и немедленно занялся разгрузкой вещей госпожи.
— Привет, Джакоб.
— Как хорошо, что вы уже вернулись, миссис Эллен. — Черное лицо слуги, бросившегося отворять перед ней дверь, просияло белозубой улыбкой. — Здесь у нас остановились на привал военные. Кажется, их капитан хочет поговорить с массой
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
Джессом.
— Военный отряд? Ты имеешь в. виду, что пришел отряд солдат, Джакоб?
— Да, мэм. Его привел капитан Слэйн.
— Спустись к ним и пригласи капитана на ужин, Джакоб. — Эллен тоже улыбнулась. Она пошла вверх по лестнице, но, сделав несколько шагов, остановилась: — Джакоб…
— Если я не ошибаюсь, вы почувствовали запах большой зажаренной индейки? А если ошибаюсь, значит, до вас дошел аромат ореховых пирожных, которые остужаются сейчас за дверью, — радостно ухмыльнулся, закатив глаза, негр.
Эллен с симпатией взглянула на слугу и тоже рассмеялась своим мягким, бархатным смехом.
— Я так и думала… Ты просто чудо, Джакоб, настоящее чудо! — Она сделала еще несколько шагов и опять обернулась: — Джакоб…
— Вода уже греется, миссис Эллен.
Все-таки человеку, когда он возвращается домой, всегда хорошо. Джесс тоже чувствовал удовлетворение от того, что скоро вновь очутится в этом тихом элегантном здании, которое успел полюбить. Приятно было знать, что скоро он сядет за покрытый белой скатертью стол с вкусной едой. Но это не его дом. Он всегда помнил об этом. Скоро хозяином станет Трэвис, и для Джесса здесь все закончится. Трэвис, пожалуй, и был самой его главной неудачей здесь. Больше всего Эллен хотела, чтобы он сделал из ее сына настоящего мужчину. Он, надо признать, не сумел. Ему не удалось даже отчасти изменить Трэвиса. Парень был прямо одержим каким-то демоном разрушения. После нескольких попыток как-то повлиять на него Джесс решил, что самым лучшим будет вообще не замечать молодого хозяина.
В этот вечер Эллен была просто великолепна в своем темно-фиолетовом платье с высоким воротничком, длинными узкими рукавами и кокетливо облегающим грудь лифом. Джесс с интересом наблюдал, как она очаровывает капитана. Бархатный голос хозяйки и блеск улыбки затмили даже великолепные блюда, которыми она угощала.
Капитан Кеннет Слэйн окончил военное училище в Вест-Пойнте десять лет назад и был направлен в группу офицеров, имевших задачу основать шесть пограничных фортов в Техасе. Форты, расположившиеся на шестидесятимильной линии между Рио-Гранде на северо-западе и рекой Тринити на северо-востоке, защищали поселенцев от индейских набегов с запада. Гамильтон располагался около одного из этих форпостов — форта Крогхен, прикрывающего столицу штата Остин с северо-запада. Капитан Слэйн командовал квартировавшей в Крогхене ротой А второго драгунского полка.
Разговор за ужином не выходил за рамки обычных малозначительных тем, которые к последнему блюду были почти полностью исчерпаны. Эллен одобрительно улыбнулась Джакобу, ожидавшему в дверях сигнала хозяйки, и тот подал десерт — ореховые пирожные, обильно сдобренные сливочным кремом и вишневым сиропом, и кофе. Когда разговор возобновился, Эллен перешла наконец к теме, которая мучила ее с того самого момента, как она узнала о появлении военных.
— Что бы вас ни привело к нам, капитан, мы весьма рады тому, что вы составили нам компанию. И все-таки, что заставило вас выступить из форта?
— Благодарю, мэм. Честно говоря, повод для выступления — не самая приятная тема для бесед с прекрасными дамами. Но раз вы хотите, я объясню. В связи с тем что техасские рейнджеры ушли, задачи по наведению порядка в округе возложены на армию. Дело в том, что за последние несколько месяцев почти сто человек были убиты и скальпированы между нашим районом и Фредериксбергом. Мои передовые разъезды и разведчики следят за несколькими группами апачей, замеченными в горах. Я намериваюсь блокировать их и определить, насколько они сильны.
— Слейтер Маклин столкнулся с горными апачами несколько дней назад, — сказал Джесс. Офицер немного смутился под его пристальным взглядом, из чего можно было сделать вывод, что о целях своей экспедиции он что-то недоговаривает. — Люди Слейтера убили полдюжины нападавших. Все они были в совершенно оборванной одежде. Слейтер считает, что это какая-то мелкая шайка, которой даже никто не руководит.
— О Боже! — воскликнула Эллен, переводя взгляд с Трэвиса на Джесса и обратно. — Почему вы ничего не сказали об этом мне? Я совсем забыла об опасности, которая исходит от индейцев.
— Тебе незачем было помнить о ней, — мягко ответил Джесс. — Трэвис и Том специально ехали впереди, а возле двуколки были наши люди.
— Ты заметил следы присутствия индейцев, Трэвис? — спросила Эллен, решившая воспользоваться удобным моментом, чтобы втянуть в разговор угрюмо молчавшего весь ужин сына.
— Ничего похожего. И вообще сомневаюсь, стоит ли гонять по прериям целую роту кавалеристов из-за полдюжины полуголодных апачей.
Капитан Слэйн слегка покраснел.
— Взвод, который составляет мой отряд, вряд ли можно назвать ротой.
Произнес он это подчеркнуто сухо, но когда повернулся к хозяйке, на лице его вновь читалась симпатия.
Эллен, торопясь загладить невежливость сына, подарила ему одну из своих самых обаятельных улыбок.
— Предлагаю вам, джентльмены, пройти на веранду. Там вас ожидают сигары и бренди.
Она подала руку капитану и позволила проводить себя через весь зал, задержавшись лишь на мгновение, чтобы бросить взгляд на Трэвиса. Тот молча, ни на кого не глядя, демонстративно направился к главному выходу.
— Вы должны извинить моего сына, капитан. Он в последнее время пребывает далеко не в лучшем настроении, — произнесла Эллен, и от взгляда офицера не ускользнуло, как побледнела при этом кожа вокруг ее напрягшихся губ.
Кеннет Слэйн уже имел возможность общаться с Трэвисом во время своих предыдущих визитов. Молодой хозяин Рокин Эс произвел на него впечатление ленивого и безответственного человека. Явно нелегко приходилось этой обаятельной и грациозной женщине с таким сыном. Хорошо хоть с управляющим ей повезло. Интересно, на самом ли деле Джесс — ее любовник? В том, что управляющему нравится хозяйка, капитан не сомневался и вовсе не винил его за это. Что тут удивительного? Эллен — очень красивая женщина и, как подсказывала интуиция капитана, весьма страстная.
Поговорить с Джессом наедине удалось лишь поздно, вечером, когда управляющий пошел проводить офицера до бивуака.
— Неделю назад был атакован армейский обоз. Только по чистой случайности нападавшим не удалось захватить фургон с оружием и жалованьем для солдат. Но фургоны с обмундированием и продуктами они разграбили полностью.
Новость была не из обычных. Однако Джесс инстинктивно чувствовал, что за ней последует продолжение.
— Выглядело все как налет апачей. На месте преступления был обнаружен труп индейца, а также несколько застреленных лошадей. Но в том-то и дело, что я никогда не слышал, чтобы апачи оставляли своих убитых сотоварищей или пристреливали лошадей без крайней на то нужды. А все животные, кстати, были застрелены весьма аккуратно, в голову.
— Не думаю, что это могли сделать апачи.
— Наши разведчики готовы поклясться в том, что напали не индейцы, но сам я предпочитаю до поры не спешить с выводами.
— Слейтер считает, что апачи, с которыми он столкнулся, просто хотели наполнить свои седельные сумки и убраться восвояси. Большинство из них он и его люди перестреляли. Если верить Слейтеру, члены шайки действовали вразнобой и, похоже, взбодрили себя перед нападением виски или нажевались своей «травки». Он говорит, что никого бы из них не стал убивать, оставь они ему выбор. — Джесс ненадолго смолк, прикуривая. — Слейтер — отличный мужик. С ним всегда можно договориться по-честному. А вот подлости он не прощает.
— Мне говорили об этом. Через несколько недель надеюсь встретиться с ним. Наш маршрут будет проходить вблизи от его ранчо. Может, и ты составишь нам компанию? Это бы пошло на пользу делу. Конечно, если миссис Маклин сможет обойтись без тебя какое-то время.
— С удовольствием поеду с вами. Спасибо за приглашение. В этом деле много неясного, необходимо во всем разобраться.
Они остановились на тропинке, прислушиваясь к знакомым им обоим с юности звукам: звону котелков, приглушенным мужским голосам, пыхтению и мягким ударам копыт стреноженных лошадей.
— Говорят, в ваши места приехала симпатичная леди и поселилась рядом с ранчо Кип. Слейтер выписал себе невесту? — спросил капитан.
— Ну дойдет ли дело до этого, я пока не знаю, — осторожно ответил Джесс. — Этой девушке и ее брату принадлежит участок, расположенный через овраг от дома Слейтера. Когда-то там жила ее мать, а затем его поддерживали Сэм и Слейтер. Это как раз та полоска земли, что расположена между Кип и Рокин Эс.
— Интересно, — медленно проговорил офицер. — Прямо не терпится познакомиться с этой леди. — Он хотел было сказать что-то еще, но не стал, лишь задумчиво посмотрел в темноту за спиной спутника. — До свидания, Джесс. Мы выступаем на рассвете. Спасибо за прекрасный вечер.
— Спокойной ночи, капитан. Сообщите, когда отправитесь на юг.
Джесс повернулся и увидел неподалеку серебристый отблеск пряжки чьего-то ремня. Похоже, что их с капитаном разговор подслушивал Трэвис. Настроение ухудшилось. Потушив пальцами сигарету, Джесс щелчком бросил ее в ту сторону, где в темноте скрывался невидимый наблюдатель, и зашагал к дому.
Все имеет свой срок. Это услышанное когда-то выражение то и дело всплывало в голове Джесса, когда он, запасшись бутылкой виски, решил посидеть немного на веранде. Подходит к концу и его жизнь в этом доме. Это очевидно. Пора подумать, что делать дальше, чтобы было лучше ему… и Эллен. Эллен? Но это ее дом, и она никогда из него не уедет. Джесс удивленно отметил, что мысль о возможности разлуки с ней уже не кажется такой нестерпимо ужасной, как несколько лет и даже месяцев назад. А ведь еще не так давно он мог бы убить Трэвиса ради того, чтобы остаться с Эллен. И убил бы совершенно хладнокровно, если бы эта проблема не стала терять для него свою остроту. Сейчас ему было ясно, что не так уж он и удовлетворен своей жизнью здесь.
Перед мысленным взором неожиданно всплыл образ другой женщины. Зеленые глаза, непокорные бронзовые кудри… Следы домогательств Трэвиса на губах, лице и шее. Отблески внутренней борьбы во взгляде, когда он приблизился к ней, сидящей на качелях, и подтолкнул слегка в спину. Медленно бледнеющие ее щеки, когда он ударил Трэвиса. Он видел все это с поразительной отчетливостью, стоило только закрыть глаза.
Джесс опустошил стакан и пошел к себе наверх, думая о том, что было бы правильно перевезти женщину и ее дочку на ранчо Кип. Там они будут в безопасности от Трэвиса. Мысли его были заняты Сэди и тогда, когда, он открыл дверь своей комнаты. Ему потребовалось некоторое время, чтобы осознать реальность представшей его взору картины. Стоявшая на секретере керосиновая лампа тускло освещала кровать, на которой в расслабленной позе лежала Эллен.
Джесс тщательно закрыл за собой дверь, а когда повернулся, женщина стояла уже рядом. На ней была только свободная тонкая ночная сорочка. Расчесанные на прямой пробор волосы были распущены и ниспадали светлыми волнами до самых бедер. В глазах безошибочно читались призыв и обещание наслаждений. Но он, к своему немалому удивлению, не испытал радостного сердцебиения и желания броситься к ней. Джесс, может быть впервые, посмотрел на Эллен критически и ощутил какую-то неловкость. Она была такой же красивой и притягательной. Но образ другой женщины, той, что жила возле ранчо Кип, разделял их непреодолимым барьером.
— Джесс, милый мой Джесс, — произнесла Эллен, и бархатный голос ее звучал, наверное, даже нежнее и мягче, чем обычно. — Я скучала по тебе.
— Ты же знала, где найти меня, — ответил он, не придумав ничего лучшего.
— Утащить тебя на глазах у посторонних было бы не совсем удобно, дорогой. Я бы была не я, если бы проявила нескромность.
Она коснулась его рта горячими, влажными, податливыми губами, прижимаясь мягкой грудью к его груди. Их бедра тоже соприкоснулись, и Эллен тут же начала совершать легкие ритмичные движения. Глаза ее закрылись.
— Я так люблю, когда ты касаешься моего тела, Джесс… — медленно прошептала она. — Твои прикосновения оживляют меня, Джесс… Будь хорошим мальчиком, Джесс. Люби меня… хоть немного!
На какое-то мгновение он застыл в нерешительности. Эллен вновь поцеловала его. Знакомый пьянящий запах заполнил ноздри. Еще несколько секунд — и он почувствовал, как возникший внутри маленький огонь желания разгорается все сильнее и сильнее под воздействием ее ласк, теплая волна страсти прокатывается по всему телу. Джесс приподнял светлые локоны и ткнулся лицом в грациозный изгиб между шеей и плечом женщины, ощутив жар ее щек и горячее дыхание возле уха. Он поднял голову и с жадностью поцеловал Эллен в губы. Большие сильные руки беспорядочно начали двигаться по ее спине, а потом сжали ее всю в страстных объятиях.
Тело Эллен слегка дрогнуло, как бы сопротивляясь. Джесс разжал руки, сделал шаг в сторону и покорно застыл на месте, позволяя Эллен самой снять с него рубашку и брюки. Это был раз и навсегда заведенный между ними ритуал. Приступая к нему, Эллен дотронулась пальцами до обнаженной груди Джесса и стала сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее поглаживать его живот, ощупывать выпуклые мышцы груди и спины. Ласковые прикосновения опытных рук возбуждали, вызывали трепет, заставляли Джесса делать то, что хочет она. Эллен любила эти моменты их интимных свиданий. Она наслаждалась своей властью, тем, что могла легкими движениями пальцев извлечь из этого сильного мужского тела прямо-таки животные стоны, заставить его дрожать и рваться к ней. И только тогда, когда его руки нервно сжались в кулаки, а лицо исказилось страстью и стало очевидно, что он вот-вот потеряет контроль над собой, Эллен позволила дотронуться до своего тела.
Джесс буквально сорвал с нее сорочку, неистово обхватил ее руками, в два прыжка достиг кровати и швырнул на нее женщину, опустившись следом. Теперь он не думал уже ни о чем. Им владела одна лишь безумная страсть. В затуманенном сознании промелькнула лишь мысль, что Эллен необходима ему как воздух. Он испытывал радость, чувствуя, что она рядом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти



Не супер, но интересно. Вполне можно поставить 8 баллов .Кому-то возможно понравится больше.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиКсения
2.01.2013, 9.00





конец меня розачеровал а так читать можна.
Здесь царствует любовь - Гарлок Доротианна
29.08.2013, 0.03





А мне очень понравился, буду читать следующий роман этого автора.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиТаня Д
4.08.2014, 10.16





Роман прекрасный,вот конец как сказала Анна меня немного розачеровал,а так 8 баллов.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиРада
17.10.2014, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100