Читать онлайн Здесь царствует любовь, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Здесь царствует любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Солнце клонилось к закату, а счастливое ощущение приближения к родному дому нарастало. Саммер устала, но чувствовала себя на удивление бодро. Быстро забывать любые неприятности — счастливое свойство юности. Даже раздражительность Бульдога была не в состоянии испортить ее приподнятого настроения.
Повозка выкатилась на вершину холма, и она увидела дом. Выразить словами, что она почувствовала в этот момент и даже почувствовала ли вообще чего-либо, Саммер вряд ли бы смогла. Приземистое строение так здорово вписывалось в окрестный пейзаж, что само казалось творением природы. Построен дом был из тяжелых бревен и выглядел прочным и надежным. Бросалось в глаза крыльцо под односкатной крышей. Судя по столбам со свежеободранной корой пристроили его совсем недавно. Внутрь строения вели две двери. На крыше имелись две кирпичные трубы, и из одной из них уже приветливо поднималась к небу струйка дыма. Глаза Саммер издали успели охватить все — от огражденного справной изгородью загона за сараем до вспаханной земли в стороне и окружающих дом тенистых дубов.
Они ехали теперь вдоль оврага, по дну которого текла небольшая речушка. Темная вода весело бурлила на лежащих на дне камнях и кружилась, обтекая густо поросшие травой островки. Но все это Саммер отмечала лишь мимоходом — взгляд сам собой возвращался к дому.
— Это здесь мы будем жить, Саммер? — спросил, ухватившись за ее плечо, чтобы удержаться в раскачивающейся повозке, Джон Остин.
— Да. Мы уже дома.
Как раз в этот момент все всадники за исключением Джека резко развернулись и поскакали вниз, к оврагу, оставляя за собой лишь след из примятой травы.
— Ты сказал Еноту, чтобы он посмотрел, как там дела, и приглядел за этим упрямым мулом? — набросился на Джека Бульдог, как только тот подъехал к повозке.
— Сказал.
— Временами парень ведет себя совершенно неразумно.
— Это из-за гордости. Она делает его таким. Он не может и не хочет, чтобы его жалели.
— Пусть будет гордым хоть, как бойцовый петух. Однако и тот вспоминает о себе, когда из него начинает капать кровь, — проворчал ковбой.
— Кто-то… Там что-то случилось? — встревожилась Саммер.
— Можете считать, что там все обошлось, и вспоминать об этом как о давнем приключении, — пробормотал Бульдог, нахлобучивая шляпу на свою седую голову.
Дом был уже совсем рядом. Саммер увидела во дворе большую поленницу из недавно нарубленных дров и привязанную к забору лошадь. Сердце забилось чаще: скорее всего это Сэм Маклин приехал встретить их!
В глубине повозки Сэди теребила задремавшую Мэри. Саммер оглянулась и первым делом увидела зеленые, светящиеся радостью глаза подруги.
— Это самое милое место, которое я видела за свою жизнь. Лучшего не найдешь во всем Техасе. Смотри, даже веревочные качели имеются. Видишь? Вон на том дереве.
Саммер взглянула в указанном направлении, и сердце ее вздрогнуло от мгновенно нахлынувших воспоминаний. Дерево и эти качели ей были очень знакомы. «Держись крепче, Девочка-Лето!» Именно здесь ей говорил кто-то эти слова.
Давно забытое теплое чувство охватило девушку. Она дома! Она там, куда на протяжении многих лет пыталась вернуть ее память!
Девушка посмотрела на дом и несколько неожиданно для себя увидела выходящего из дверей Пудинга. Паренек остановился у привязанной лошади, дожидаясь, когда подъедет приближающаяся повозка.
— Отведи свою лошадь в загон, — приказал ему Джек. — Ты остаешься здесь. Постарайся быть полезным женщинам, пока они будут обживаться.
— О-йе-хо-о! — заорал Пудинг, подбрасывая к небу свою запыленную шляпу. — Все бездельники на ранчо могут теперь лопнуть от зависти!
— Кончай-ка базар, малыш, и приступай к разгрузке багажа. Женщины очень устали.
Саммер остановилась посреди двора, на мгновение забыв даже о Джоне Остине. На второй план отошли и размышления о Сэме Маклине, который почему-то не встретил их. Дом оказался куда большим, чем она ожидала, и в прекрасном состоянии. Даже не верилось, что все это принадлежит именно им. Сердце девушки наполнилось искренней благодарностью к Сэму. Как хорошо, что он помог им приехать сюда!
Дом был разделен на два больших помещения — кухню, которая одновременно служила столовой, и спальню. В углу кухни имелась лестница, по которой можно было забраться еще в одну довольно просторную комнату, расположенную под самой крышей. Джон Остин, едва открыв дверь, тут же это сделал и, судя по всему, даже не собирался осматривать оставшуюся часть жилища.
— Я буду спать здесь, Саммер. Тут целых две койки с матрацами и подушками.
Вошедшая следом Сэди опустила свои пожитки на стоявшую у одной из стен кухни сколоченную из досок двуспальную, судя по размерам, кровать.
— А это как нельзя лучше подойдет нам с Мэри.
Саммер заглянула во вторую комнату. Там тоже стояла кровать — большая, с веревочной сеткой в качестве матраца и аккуратно сложенным в ногах выцветшим от времени одеялом. Наверное, это и было то место, где она родилась!
— Но комната слишком просторна для меня одной.
— Ну в таком случае тебе ничего не остается, как завести себе мужа, — засмеялась Сэди. — Уверена, что уж кому-кому, а тебе это труда не составит.
Стараясь скрыть прилившую к щекам краску, Саммер поспешила на двор, где продолжалась разгрузка повозки. Она тоже взяла какой-то ящик, но его тут же забрали из ее рук.
— Иди-ка сюда, парень, — позвал Джек Джона Остина. — Имеется мужская работенка.
— Я сама могу это отнести, — заступилась за брата Саммер. — Он погружен в свои мысли и, наверное, даже не слышал вас.
— Эй, парень! — еще раз окликнул Джек более резко и громко.
Джон Остин наконец повернулся и посмотрел на мужчину, который, нахмурившись, ударил шляпой себя по бедру, подняв целое облако пыли.
— Быстро сюда, малыш! Помоги сестре. Негоже мужчине праздновать лодыря, когда его женщины работают.
Мальчик подошел и взял какой-то сверток. Сделал он это не торопясь, с явной неохотой. Но Саммер очень удивило, что брат вообще послушался.
— А что такое «праздновать лодыря», Джек?
— Это когда мужчина стоит, почесывая задницу, в то время, как женщины его работают. — Джек смачно сплюнул через плечо и направился в дом.
Джон Остин захихикал и озорно взглянул на покрасневшую сестру.
— Ну что же это такое! — пробормотала Саммер, возвращаясь к двери. — Почему он вечно слышит именно то, что слышать совсем не следует.
На крыльце появился Бульдог.
— Кто-то жил в этом доме в наше отсутствие? — спросила его девушка.
— Нет. Им пользовались лишь время от времени. Но Тереза поддерживала здесь порядок.
— Жена мистера Маклина?
У старого ковбоя глаза округлились от удивления.
— У него нет жены. Тереза — это мексиканка, которая убирается в доме и готовит для… босса.
С этими словами Бульдог подошел к повозке, схватил очередной тюк и быстро понес его в дом. Саммер с Сэди занялись распаковкой своих припасов.
— Мэм, я уезжаю, — сообщил через некоторое время Джек, просунув голову в дверь. — Бульдог уже отправился взглянуть, как дела на ранчо Кип. Здесь останется Пудинг. Он хороший парень и сделает все как надо, если его слегка подбодрить.
— А ранчо… Кип далеко отсюда?
— Нет, совсем рядом. Собака громко загавкает, и вы услышите. Спуститесь к реке и взгляните вон туда. — Джек указал на небольшую рощицу, почти целиком скрытую в овраге. — Сразу увидите крышу дома. Можете не беспокоиться. В случае чего Пудинг даст знать о грозящей вам опасности выстрелом.
— Мы очень рады, что вы оставляете с нами Пудинга, — протянула Джеку руку Саммер и улыбнулась пареньку. — И большое спасибо за то, что вы привезли нас сюда.
Стоявшая в дверях Сэди неловко топталась на месте. Она была отнюдь не уверена, что к ее появлению здесь отнеслись положительно, и не знала, как следует себя вести. Заметивший это Джек улыбнулся, и появившиеся у глаз морщинки придали его доброму лицу совсем приветливое выражение. Молодая женщина, забыв вдруг о своих сомнениях, тоже протянула руку:
— Примите и мои благодарности.
Улыбка Джека стала еще шире, и Саммер подумала, что более доброго мужского лица ей еще не доводилось видеть. Именно таким она представляла себе и Сэма Маклина.
— А ты смотри у меня. Веди себя с женщинами как положено, — произнес Джек, повернувшись к Пудингу. При этом он шутливо ударил паренька в живот, а тот продолжил игру, согнувшись вдвое вроде бы от боли. — Вам придется позаботиться о том, чтобы прокормить его, мэм. Он из тех, кто никогда не покинет вас, если почаще усаживать его за стол.
С этими словами ковбой вышел и направился к реке. Саммер и Сэди, стоя на крыльце, провожали его взглядами до тех пор, пока он не скрылся в овраге.
— Он просто симпатяга, Саммер. Разве он не самый симпатичный парень из тех, кого нам пришлось встретить? — вздохнула Сэди. — Как жаль, что далеко не все мужчины такие, как он.
Ночью, ворочаясь в постели, Саммер твердо решила, что на следующий день должна обязательно встретиться с Сэмом Маклином и лично поблагодарить его за помощь. Вскоре после завтрака она вышла из дома и спустилась к речке. Первое, что она увидела, — два больших спиленных дерева с обрубленными ветками, переброшенных с берега на берег в качестве моста.
Перейти по ним было не так просто, и она немного пожалела о том, что, готовясь к визиту, оделась излишне тщательно. На ней было длинное платье из голубого ситца с вырезом на груди. Волосы она собрала в большой пучок, отчего выглядела более взрослой и серьезной.
Прежде чем ступить на бревна, девушка взглянула на крышу дома, которую действительно было хорошо видно отсюда. Она знала, что наверняка бывала там раньше, ведь она жила здесь в раннем детстве, до четырех лет. Саммер сделала шаг. Большое бревно качнулось, чуть погрузившись в воду, а расстояние до противоположного берега будто увеличилось.
«Не бойся, держи мою руку», — прозвучал в памяти голос из прошлого, и щемящее чувство чего-то далекого и родного заставило ее еще раз остановиться, оглянувшись на свой дом.
До нее донеслись смех Сэди и радостное повизгивание Мэри. Сэди мелькала в окне кухни, буквально порхая от счастья. Она пекла хлеб и пела какую-то смешную песню дочери. Джон Остин сидел перед Пудингом и что-то рисовал на земле. Взглянув на брата, Саммер вернулась из страны грез к реальности, вспомнив о своем намерении непременно поговорить с Сэмом Маклином.
Перейдя на другой берег, она сразу увидела покрытую песком тропу, бегущую вверх к ранчо. Но идти по ней оказалось с непривычки не так просто. Когда девушка выбралась из оврага, на лице ее блестели капельки пота, а на подоле платья образовались многочисленные складки. Пришлось еще раз остановиться, чтобы привести одежду в порядок. Заодно она поправила упавшие на щеки черные локоны и, прислушиваясь к щебетанию сойки, оглядела полностью представший теперь перед ее взором дом. Это было квадратное сооружение в стиле испанской асиенды, построенное из массивных каменных плит. Широкая веранда, которую предстояло пройти, прежде чем попасть внутрь самого дома, ласкала глаз резными деревянными колоннами, а еще больше — цветами, пестревшими в многочисленных ящиках и горшках. Большие развесистые дубы охраняли дом от раскаленного солнца, отбрасывая на его стены длинные колышущиеся тени. Выглядело все на редкость мирно и красиво.
Саммер медленно пошла вперед, чувствуя невольно нарастающую растерянность.
«Успокойся!» — мысленно приказала себе девушка и действительно испытала некое облегчение.
Пол веранды был выложен тщательно подогнанными друг к другу каменными плитами, сросшимися за много лет с землей. Попав на тенистую веранду, Саммер сразу ощутила приятную прохладу. Массивная деревянная дверь на тяжелых стальных петлях была распахнута. Через нее хорошо была видна просторная прихожая, ведущая в глубь дома. Девушка с интересом взглянула на большие старинного вида деревянные перекрытия потолка и огромный камин в углу. Пол прихожей устилали яркие мексиканские коврики, вдоль стен стояли большие глубокие кресла, кушетка, несколько столиков и секретер с зеркалом.
Стоящая в доме тишина порождала в девушке какой-то суеверный страх. Она остановилась в дверях и, стараясь успокоиться, поглубже вдохнула.
— Мистер Маклин, — позвала Саммер едва слышно. — Мистер Маклин, — повторила она громче.
Ответом была прежняя тишина. Она перешагнула через порог, миновала прихожую и вошла в первую попавшуюся ей открытую дверь. Не было сомнений, что она очутилась на кухне, которая по здешнему обыкновению служила порой и столовой. Большой стол с изящными ножками и несколько искусно изготовленных горок и буфетов, заполненных отличной посудой и столовым серебром, говорили о том, что Сэм Маклин — человек далеко не бедный.
Почти всю заднюю часть помещения занимала кухонная плита, рядом с которой выстроилась целая армия различных горшочков и сковородок. Здесь же с прикрепленных к стенам крючков свисали сделанные из разноцветных тыкв мексиканские сосуды, связки перца чили и других самых разнообразных специй. Огонь в плите горел, и на ней стояла небольшая сковорода, от которой исходил запах горящего жира.
Женский инстинкт сработал мгновенно. Девушка подбежала к сковороде, оглядываясь по сторонам в поисках предмета, с помощью которого можно было ухватиться за ее горячие края. Не обнаружив ничего подходящего, она взяла в руки край юбки и отодвинула, сковороду на более холодное место. Только сейчас, одернув платье, она поняла, что ее что-то тревожит. Было такое ощущение, что, несмотря на царящую в доме мертвую тишину, она здесь не одна. Саммер резко повернулась и чуть не подпрыгнула от удивления, прикрыв рот ладонями, чтобы не закричать.
Некто стоял молча в дальнем углу комнаты и не шевелясь наблюдал за ней. Правда, как только она взглянула на загадочную фигуру, та довольно быстро обрела конкретные черты. Это оказался высокий мужчина в темной рубашке и брюках, с черными волосами, худощавым смуглым лицом, одна сторона которого была изуродована глубокими шрамами. Было в его облике и манере держать голову что-то знакомое, и Саммер вдруг почувствовала тревожную дрожь в ногах. Это был он! Тот самый человек, которого она видела в Гамильтоне возле гостиницы, а затем в лавке, когда грузили припасы на их повозку.
— Я ищу мистера Маклина, — произнесла Саммер, и собственный голос показался ей непозволительно громким.
— Вы его нашли, — ответил мужчина и, даже не взглянув в ее сторону, подошел к плите.
— Я имела в виду… Сэма Маклина, — уточнила девушка, глядя ему в спину.
Он подвинул сковороду обратно на огонь и положил в нее кусочки мяса, но ничего не ответил. Тишину нарушало только шипение кипящего жира.
— Я — Саммер Кайкендал с того берега речки. Я пришла, чтобы поблагодарить мистера Маклина за… за то, что он позволил своим людям сопровождать нас, когда мы ехали сюда из города. Джон Остин и я… Джон Остин — мой брат. Мы приехали из Пини-Вудс. Видите ли, моя мама умерла и перед смертью сказала мне, что…
Саммер прервалась, обнаружив вдруг, что ее раздражает собственный тон. Слова, которые она произносила, показались такими невыразительными и банальными. Мужчина отвернулся и, видимо, не слушал ее. Это раздражало, и девушка начала сердиться.
— Имеется в этом доме место, где бы я могла подождать мистера Маклина? Не в моих правилах быть кому-то обязанной и не поблагодарить!
— Вам совсем не к чему чувствовать себя кому-то обязанной.
Ворчливый тон, которым это было произнесено, окончательно разозлил Саммер. Она готова уже была выпалить что-то обидное в ответ, но тут мужчина повернулся, одна его нога резко подогнулась, и он чуть не упал. Только сейчас Саммер увидела, что он был бос.
— Садитесь лучше. Я приготовлю вам еду, пока жду мистера Маклина.
Она ожидала, что мужчина откажется от предложенной услуги. Но он, хромая, добрался до стола и опустился на стул, с явным удовольствием распрямив ноги. Саммер взялась за дело, легко и быстро двигаясь между кухонным столом и плитой. Сняв со сковородки поджарившееся уже мясо, она разбила над кипящим жиром два яйца, а пока они жарились, достала из духовки теплые булочки.
Мельком взглянув на склоненную над столом черноволосую голову, она поставила перед мужчиной тарелку с едой и, вернувшись к плите, налила кофе в две кружки. Мгновение поколебавшись, девушка поставила обе кружки на стол и села напротив хозяина, молча наблюдая, как он ест, Солнечный свет, проникающий в окно, сейчас хорошо освещал его правую щеку, через которую от уха через челюсть до уголка рта проходил ужасный, глубокий рубец. Незнакомец тоже поглядывал на нее сквозь опущенные длинные ресницы. Было что-то странное и неприятное в этом молчаливом разглядывании друг друга.
— Эс Маклин — это ваше имя? — прервала наконец молчание Саммер, старательно подбирая слова и боясь, что ее догадка окажется правдой.
— Да. Я — Слейтер Маклин, — произнес он с легким раздражением.
— Так это вы написали мне письмо? — Девушка посмотрела прямо в глаза Слейтеру.
— Да, — тихо сказал он, не поднимая глаз от своей тарелки. — Так поступил бы и отец, будь он жив.
— Сэм Маклин умер?
— Пять лет назад. Но до самого последнего момента он хотел, чтобы вы приехали.
— Почему вы не сказали мне об этом, не встретили в Гамильтоне?
— А вы после такого разговора поехали бы со мной?
Она опять взглянула на его лицо, столь красивое и мягкое с одной стороны и такое сморщенное и безобразно искаженное — с другой. В голову пришла мысль, что большинство мужчин при таких обстоятельствах постарались бы скрыть столь вопиющую дисгармонию с помощью бороды.
— Не понимаю, что вы имеете в виду, — ответила она наконец. — Моя мама сказала мне, чтобы я разыскала Сэма Маклина и мы…
— Можете не продолжать, — перебил Слейтер, — я все понял.
— Что у вас с лицом? — Вопрос слетел с губ девушки неожиданно для нее самой, прежде чем она успела что-либо сообразить.
На какое-то мгновение вновь наступила абсолютная тишина, ужасная для понявшей всю нетактичность и жестокость своего вопроса Саммер. Но под длинными ресницами Слейтера вскоре блеснули веселые искорки, а правый уголок губ дрогнул в явном подобии улыбки.
— Не ожидал, что вы произнесете это вслух. Думал, будете отводить глаза и притворяться, будто ничего не замечаете. Этот рубец безобразен и бросается в глаза, но я тем не менее благодарен судьбе за то, что он не прошел через глаз, рот или ухо. Я могу слышать, видеть и есть. Я остался жив, наконец, а все это очень важно, по крайней мере для меня.
Саммер отнеслась к этой горькой шутке несколько серьезнее, чем он рассчитывал.
— Простите меня, — пролепетала она. — Это было крайне грубо с моей стороны задать такой вопрос. Но поверьте, я совершенно не думала, что вы столь чувствительно относитесь к этой теме. Но вы же понимаете, что, сколько бы я ни притворялась, это ничего не изменит.
— Я и хотел сказать еще, — произнес он ледяным тоном, — что для меня ваша прямота предпочтительнее лицемерных недомолвок и взглядов украдкой на мою изуродованную щеку. — Слейтер привстал. — Еще кофе?
— А почему вы не поехали сюда вместе с нами? Ведь вы же были в лавке, когда мы грузились.
— По пути в город я наткнулся на следы индейцев. Они уже года два не создавали нам проблем, но я все-таки решил, что лучше будет поехать впереди вас и разведать обстановку.
— О, я так испугалась тогда, — призналась Саммер.
— Только полный дурак может не испугаться апачей, — сухо проговорил Слейтер.
— Бульдог за вас очень переживал. Он даже назвал вас упрямым мулом, — воспользовалась она для достойного ответа словами ковбоя.
— Этот старый стервятник умеет поклекотать, — почти улыбнулся Слейтер.
— О, я совсем не имела в виду его грубость. Он мне очень понравился и Джек тоже, — искренне заверила девушка и даже слегка рассмеялась, вспомнив, как растерялся старый ковбой, когда впервые увидел ее в гостинице. — Он ожидал увидеть двух детей. Как же он не подумал, что я выросла?
Веселье Саммер оказалось заразительным. Слейтер, неотрывно смотревший на нее, улыбался уже вовсю, показывая белые зубы. Она даже немного удивилась, увидев, как изменилось в лучшую сторону его угрюмое лицо.
— Время ничего не значит для Бульдога, — сказал Слейтер, по-прежнему не отрывая глаз от собеседницы.
— Я пригласила Сэди и ее маленькую дочурку поехать с нами, когда он объяснил, что мы будем жить своим хозяйством. Мне не хотелось оставаться одной с Джоном Остином посреди прерий, за много миль от ближайших соседей.
Девушка замолчала и вдруг, к своему удивлению, почувствовала, что собеседник ждет от нее еще каких-то слов. Она выпрямилась и молча посмотрела ему в лицо. Их взгляды встретились, Слейтер несколько долгих мгновений смотрел ей прямо в глаза, затем его внимательный взгляд заскользил по ее волосам, шее и далее по всей фигуре до самых ног. Саммер почувствовала прилив краски к щекам, но заговорила на удивление твердо и спокойно:
— Мы собираемся разбить огород у дома. И еще я бы хотела… — Голос Саммер дрогнул, и она замолчала, не зная, как сообщить, что деньги у нее кончились и ей бы хотелось взять немного взаймы.
— Ну так? — подбодрил он.
Девушка нервно положила руки на колени и наклонила голову. Мужество окончательно оставило ее, ресницы дрогнули, а глаза неожиданно увлажнились.
— Я бы хотела поговорить о том заказе, который вы оплатили в лавке, — наконец произнесла Саммер, моля Бога, чтобы Слейтер не заметил, как она нервничает. — Вы не должны чувствовать себя так, будто несете какую-то ответственность за нас.
— Это был совсем не жест благотворительности, как вы, возможно, подумали. Земля, на которой вы будете жить, принадлежала вашей матери, но мы пользовались ею в течение многих лет. Распоряжения Сэма на ваш счет были предельно четкими. Он хотел, чтобы вы приехали и вступили во владение имуществом, которое вам принадлежит по праву. Он… он очень хорошо относился к вашей матери.
Сообщение это придало Саммер уверенности. Но ей хотелось услышать, что этого хотел не только Сэм, но и сам Слейтер.
— Сэм оставил вам некоторую сумму. Я могу хранить ее, если вы пожелаете, и давать вам деньги, как только у вас возникнет в них нужда. Вообще смело обращайтесь ко мне при появлении любых проблем. Ваши земли фактически стали частью ранчо Кип, а мы привыкли заботиться о том, что приносит нам пользу.
Они посмотрели в глаза друг другу, молчаливо оценивая ситуацию. Слейтер давно уже обдумал все вопросы, которые она могла задать, и был готов немедленно ответить на любой из них. Саммер это чувствовала. Подбородок девушки чуть дрогнул, и она дернула головой, как бы поправляя прическу. Это был верный признак того, что она нервничает, чувствует себя неуверенно или боится чего-то. Ей мучительно хотелось что-то вспомнить, но под его проникающим в самое сердце взглядом мысли путались.
— Почему ранчо назвали Кип? — спросила она только для того, чтобы не молчать.
Губы Слейтера вновь на мгновение разошлись в обезоруживающей улыбке.
— Для шотландцев это слово означает очень многое: крепость, родовой замок и земли — все, что принадлежит человеку. А Сэм Маклин очень любил все, что напоминало о Шотландии. Этот дом он построил в испанском стиле только потому, что считал его более подходящим к этой местности. Да и материалы были как раз для такого сооружения. Но все остальное в Кип делалось на шотландский манер. Он работал как зверь и не бросал заработанных денег на ветер. Так могут только шотландцы. Результат его труда доказывает, что твердо поставивший перед собой цель может многое сделать за свою жизнь. Мне хотелось бы, чтобы его нерушимая вера в свои силы передалась и следующим поколениям Маклинов.
Саммер почувствовала, что начинает краснеть, и, чтобы скрыть смущение, поспешно отнесла тарелку и кружки на рабочий стол.
— Вам больно ступать на эту ногу? — спросила она, успокоившись.
Когда она при этом подняла голову, чтобы посмотреть на Слейтера, тот невольно повернулся к ней здоровой щекой.
— Да, — с сожалением произнес он, — только не говорите Бульдогу, что я сознался вам в этом.
Глаза его, встретившись с ее удивленным взглядом, весело блеснули. Саммер опустила руки на спинку стула и внимательно посмотрела в лицо собеседника.
— Я ведь пришла сюда только для того, чтобы поблагодарить Сэма Маклина, — почему-то очень тихо произнесла она.
— Считайте, что вы именно это и сделали, — улыбнулся ей Слейтер.
Саммер тоже улыбнулась в ответ. Ей почему-то совсем не хотелось уходить. Но хозяин молчал, и девушке ничего не оставалось, как направиться к двери. Он последовал за ней, и они вместе прошли еще через одну столовую и большую прихожую. Слейтер шел медленно, осторожно подтягивая раненую ногу.
— У вас прекрасный дом, — восхищенно заметила Саммер.
— А вы его совсем не помните?
Она огляделась по сторонам и покачала головой.
— Не помните, как прятались здесь за кушеткой и неожиданно прыгали на меня, как только я открывал дверь?
Глаза ее широко раскрылись, и она внимательно посмотрела на Слейтера, надеясь найти в его лице знакомые с детства черты. Но это ничего не дало, если не считать, что он показался ей еще более симпатичным.
— И качели, которые я сделал для вас, не помните? — Слейтер опять помрачнел. — И как боялись переходить через мостик?
Саммер почувствовала, как все мускулы его тела застыли в напряженном ожидании слов, которые она произнесет. Девушка увлажнила языком сделавшиеся отчего-то сухими губы. Память закружила ее в каком-то водовороте, и вдруг сквозь расплывчатые видения стали просвечивать до боли знакомые черты.
— Это вы… ты обещал мне приехать и… и увезти домой, — пролепетала дрожащими губами девушка, и глаза ее наполнились слезами.
— Да, я, Девочка-Лето, — произнес он чуть слышно.
Саммер открыла рот, но так и замерла, не в силах подобрать нужные слова. Она ошеломленно смотрела на Слейтера, множество мыслей наталкивались друг на друга, путаясь в голове. Желание броситься к нему было столь велико, что она едва сдержалась. А когда он сам протянул руки и обнял ее, воспротивиться этому она уже не смогла. Более того, странный щекочущий импульс, пробежавший по всему телу, заставил и руки Саммер обвиться вокруг плеч Слейтера, а пальцы — заскользить по его спине.
— Так ты тот мальчик? — сказала она, поднимая голову и заглядывая ему в глаза. — Это ты называл меня Девочка-Лето… А я-то все никак не могла вспомнить, кто это был, — добавила Саммер, и голос ее дрогнул от радости.
Слейтер разжал объятия и отступил на шаг. Лицо его прямо светилось.
— Да, — тихо произнес он. — Мне было примерно столько же лет, сколько сейчас твоему брату, когда ты родилась в той комнате. Это ранчо — твоя родина.
— Спасибо за то, что ты привез меня обратно.
— Спасибо за то, что ты вернулась, Девочка-Лето.
Они вновь посмотрели друг на друга, не в силах справиться с нахлынувшими на них воспоминаниями. Наконец Саммер тряхнула головой, и улыбка ее показалась Слейтеру очаровательной.
— Я должна идти, — промолвила она, едва дыша. — Мне следует лучше смотреть за Джоном Остином. Он порой… С ним иногда так трудно.
— Да, Бульдог кое-что говорил, — согласился Слейтер, которому, однако, совсем не хотелось, чтобы девушка уходила. — Поручи его Джеку. Старик умеет обращаться с детьми лучше, чем кто-либо, кого я видел. Он их так любит! И оглянуться не успеешь, как твой братишка будет буквально есть из его рук.
Саммер почувствовала, что успокаивается и вновь обретает свою обычную рассудительность.
— Собственно, я приехала сюда из-за Джона Остина. Когда ты узнаешь его получше, поймешь почему. У него очень светлая голова, но, что беспокоило маму и теперь беспокоит меня, у него… его поступки иногда совершенно лишены здравого смысла, если так можно сказать, — печально вздохнула девушка, опустив на мгновение и вновь подняв ресницы. — Мама говорила, что Сэм Маклин сумеет держать его в руках, — добавила она.
— Он бы, бесспорно, сумел, — чуть хрипловатым голосом ответил Слейтер. — Теперь я попробую заняться этим.
Сердце Саммер радостно дрогнуло, переполненное чувством благодарности. Девушка была уверена, что он очень хочет, чтобы она осталась, и это мучило ее. Честно говоря, ей и самой не хотелось уходить. Задержаться еще ненадолго? Но будет ли это правильным? Зачем? Он тоже молчит… Похоже, оба они мучаются, испытывая почти суеверный страх сделать что-нибудь не так. Наконец она медленно повернулась и пошла к выходу. Как раз в этот момент послышались торопливые шаги по каменному полу веранды, и в дверях появился Бульдог. Он внимательно посмотрел на Слейтера, потом на Саммер и лишь затем снял шляпу.
— А вас поджидает там другая компания, — сообщил ей ковбой.
Говорил он как всегда спокойно, но сжатые губы свидетельствовали о раздражении.
— Компания? — Слейтер отделился от стены. — Кто же это такие?
— Миссис Эллен, вот кто! Миссис Эллен со всем своим окружением! — Бульдог уже не скрывал своих чувств, ощетинившись, будто разъяренный дикобраз. — Прикатили все как миленькие: сама, здоровый бездельник, который не отходит от нее ни на шаг, и эта паршивая дворняжка, которую она называет сыном. Та же шайка, что была в городе. Хотел бы я знать, что им здесь понадобилось сейчас? Ведь уже много лет и ноги их не было в этих краях.
Глаза Слейтера сузились.
— Там кто-нибудь есть?
— Джек, — раздраженно махнул рукой Бульдог. — Мы увидели пыль в прерии и поехали взглянуть, в чем дело. Когда убедились, что кто-то едет в Малое ранчо, отправились туда и дождались гостей.
— Она решила не терять времени даром, — резко произнес Слейтер, устремляя взгляд на Саммер.
По его глазам девушка поняла, что он крайне обеспокоен происходящим.
— Вы хотите сказать, что в доме моей матери гости? — спросила она только для того, чтобы не молчать.
Слейтер неловко опустился на стул и несколько мгновений молча смотрел на нее.
— Эллен Маклин и ее сын приехали навестить тебя, — проговорил он ледяным тоном. — Тебе придется самой развлекать гостей. Здесь их никто не ждет.
Он резко поднялся и, припадая на одну ногу, вышел из комнаты.
У Саммер было такое ощущение, будто ее ни с того ни с сего ударили. Она повернулась к Бульдогу, прося взглядом объяснений у него. Но тот нахлобучил на голову шляпу и тоже пошел прочь. Она подошла к двери, через которую только что удалился хозяин.
— Слейтер! — позвала она, увидев медленно удаляющуюся по коридору фигуру. Тот, услышав оклик, остановился, не поворачиваясь к ней лицом. — Почему вы сердитесь? Из-за Эллен Маклин? Зачем, по-вашему, она проделала этот неблизкий путь для встречи со мной?
Он медленно повернулся к ней, на этот раз показывая лишь изуродованную часть своего лица.
— Она хочет видеть вас женой своего сына, — проговорил он тихим, хрипловатым голосом. — А Эллен обычно добивается того, чего хочет.
Саммер отвернулась, чтобы он не увидел в ее глазах боль и растерянность, а когда посмотрела в коридор вновь, Слейтера там уже не было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти



Не супер, но интересно. Вполне можно поставить 8 баллов .Кому-то возможно понравится больше.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиКсения
2.01.2013, 9.00





конец меня розачеровал а так читать можна.
Здесь царствует любовь - Гарлок Доротианна
29.08.2013, 0.03





А мне очень понравился, буду читать следующий роман этого автора.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиТаня Д
4.08.2014, 10.16





Роман прекрасный,вот конец как сказала Анна меня немного розачеровал,а так 8 баллов.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиРада
17.10.2014, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100