Читать онлайн Здесь царствует любовь, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Здесь царствует любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Саммер не удивило то, что Слейтер уехал рано утром, даже на секунду не задержавшись у дома. Девушка почти не сомневалась, что именно так он и поступит. И все-таки это ее огорчило. Сэди не могла не заметить настроения подруги и, естественно, захотела выяснить причину. К тому же она измучилась от любопытства, ломая голову над тем, почему это вдруг хозяин ранчо Кип решил провести ночь в их сарае.
— Джек сказал, что они последние несколько дней выкашивали траву между кустарниками, — начала она издалека. — Это тяжелая работа. Слейтер, как сказал Джек, трудился не меньше других. Коль скоро он после этого решил спать вне дома, то, видно, на то была какая-то серьезная причина, — добавила она вроде бы без особого интереса.
— Была. Он очень рассердился, когда узнал, что к нам приезжал Трэвис.
— Рассердился?
— Пожалуй, это слишком мягкое слово. Он был буквально взбешен. Он сказал, что если Трэвис снова приедет, мы должны дать им знать об этом выстрелом из ружья. — Саммер на секунду смолкла, стараясь справиться с дрожью в голосе. — О Сэди, Слейтер убьет его! Трэвис, как он сказал, очень плохо ведет себя с женщинами. Слейтер считает, что он не может приезжать к нам без какой-то задней мысли. А я, честно говоря, не могу поверить, что Трэвис способен причинить нам какой-то вред. Но Слейтер нисколько не сомневается в его дурных намерениях. До того уверен, что даже собирается ночевать у нас в сарае, пока не построит здесь новый барак для своих работников.
— И пусть бы он убил Трэвиса! — воскликнула женщина, лицо и голос которой выдавали душевное волнение.
— Сэди! Как ты можешь говорить такое! Неужели он?..
— Он очень плохой человек, Саммер. Просто отвратительный! Позволь Слейтеру убить этого подонка! Его даже человеком назвать трудно!
— Ты боишься его! Что он сказал тебе, когда вы были одни во дворе? Ты же вся дрожишь. Теперь я понимаю, что болезнь тут ни при чем.
Сэди с трудом сдержала желание рассказать подруге правду. Но если она расскажет об угрозах Трэвиса, тот наверняка убьет и ее, и Мэри. Всю прошедшую ночь она почти не спала, пытаясь решить, что ей следует делать дальше. Эх, если бы Слейтер убил Трэвиса… Тогда бы все разрешилось само собой.
— С какой стати я должна его бояться? Просто я думаю, что таких, как Трэвис, не грех застрелить. А причина моего плохого настроения, пожалуй, в том, что я скучаю по городу, — сказала Сэди, нарочито небрежно вскидывая голову, хотя щеки ее порозовели. — Я никогда раньше не уезжала из Гамильтона. Кто бы мог подумать, что мне будет его не хватать? — добавила она, задрав свой курносый нос, отчего лицо приняло дерзкое, нагловатое выражение.
Удивленно глядевшая на нее Саммер усилием воли подавила возникшую в душе обиду.
— Ты хочешь вернуться в Гамильтон? — озабоченно спросила она чуть дрогнувшим голосом, явно не веря тому, что только что услышала. — Ты же говорила, что тебе здесь очень нравится.
Сэди оказалось не под силу вынести устремленного на нее печального взгляда подруги, и она отвернулась.
— Мне здесь действительно нравится, и я не сказала, что хочу вернуться в город, — бросила она через плечо. — Просто возникает резонный вопрос о том, что я здесь буду делать, когда вы с Джоном Остином переедете к Слейтеру. Всякая нужда во мне отпадет. Я и сама не останусь, даже если Слейтер мне позволит. — Она вдруг густо покраснела, но тут же наигранно и как-то глумливо рассмеялась: — Мне необходимо найти себе мужчину, а здесь не слишком широкий выбор.
Опыт, приобретенный Сэди за последние годы, научил ее самому простому и верному способу преодоления трудностей: надо скрывать свои чувства, улыбаться, когда тебе больно, и притворяться, притворяться и притворяться. Его она и применяла сейчас. Но сердце протестовало против такого поведения с Саммер. Хотелось кричать, топать ногами, биться головой об стену. Но какой толк будет от всего этого? Конечно, никакого.
Возникла долгая, напряженная пауза. Щеки Саммер сделались почти такими же пунцовыми, как у подруги. Она пристально посмотрела в глаза Сэди, затем отвернулась.
— Вы с Мэри можете жить здесь столько, сколько захотите, даже если мы с Джоном Остином переедем. Все будут только рады этому, Сэди.
Саммер вновь посмотрела ей в лицо, и во взгляде этом читалось замешательство и беспокойство. Ее тревожило столь неожиданное изменение в поведении подруги. Она была такой веселой и жизнерадостной с тех пор, как они уехали из Гамильтона, и вдруг…
— О, да я и не собиралась пока никуда уезжать, Саммер, — произнесла Сэди с явным облегчением. — Просто мне хотелось узнать, какие у вас планы на будущее и нужна ли я буду, чтобы следить за хозяйством в этом доме. — Она нервно рассмеялась. — Кстати о работе. Не заняться ли нам изготовлением мыла? Золы у нас накопилось полно, а топленого жира я недавно обнаружила среди запасов целый кувшин.
Они вместе натаскали ведрами воды в большое корыто, в которое предварительно насыпали золу. Образовавшийся в результате раствор Сэди осторожно сцедила сквозь имеющееся в корыте маленькое отверстие в ведро. Убедившись в готовности раствора, она начала медленно вливать его в стоящий на огне котел, в котором Саммер растопила жир. Когда смесь превратилась в однородную массу, напоминающую круглую лепешку, они вылили ее в большой с широким горлом горшок и добавили немного соли, чтобы будущее мыло не ломалось. Полученное таким образом вещество имело острый и не совсем приятный запах, зато хорошо отстирывало. Одежда, выстиранная этим мылом в воде, а затем как следует прополощенная и высушенная на солнце, могла порадовать любую хозяйку.
Женщины работали молча, поглощенные каждая своими мыслями. Лишь время от времени Сэди ворчала на Мэри. Дочку она оставила в доме. Саммер это поначалу удивило, но затем она решила, что Сэди просто опасается подпускать ребенка к котлу с кипящим раствором. Оставшись одна, девочка нервничала и капризничала. В конце концов раздраженная Сэди насыпала ложку сахарного песка в тряпочку, туго стянула ее края и дала эту своеобразную сладость Мэри.
— Вообще-то мне не следовало бы делать этого, — пробормотала она. — Нельзя давать ей повод думать, будто ей положена сахарная соска всякий раз, когда она поднимает шум.
Они уже закончили работу и умывались, когда Джон Остин вдруг крикнул, что кто-то едет к ним. Женщины одновременно посмотрели в сторону реки и тропинки, ведущей к ранчо Кип. Там никого не было. Они повернули головы на север, откуда приезжали путники, следовавшие из Гамильтона. Но и та тропинка была дуста. Оставалось только южное направление с холмами, покрытыми кустарником и деревьями. Гостей с той стороны не ждали. Однако на этот раз именно с юга появились два всадника, которые уже успели миновать загон и практически въехали во двор, прежде чем их успели заметить.
Перцым ехал чернобородый мужчина в напоминавшей мексиканское сомбреро шляпе. В кулаке он сжимал уздечку коричневого с белыми пятнами пони, на котором с трудом сидел апачи с длинными прямыми черными волосами. Лоб индейца был обмотан запачканным кровью бинтом, а руки связаны сзади веревкой. Еще одна веревка стягивала его шею. Несчастный наклонился вперед, свесив голову на грудь.
Ошеломленная неожиданным появлением незнакомцев, Саммер застыла на месте. Сэди бросилась к дому, но видя, что подруга не двигается, остановилась у двери, ведущей на кухню.
Лошадь бородатого незнакомца остановилась всего в нескольких футах от Саммер.
— Ну и денек. Жарковато, не правда ли? — произнес всадник, снимая шляпу и вытирая лоб рукавом рубашки.
Его беспокойно бегающие глаза внимательно осмотрели загон, сарай, все видимое пространство двора и остановились на девушке, бесцеремонно ее разглядывая.
— Буду обязан, если мне дадут попить чего-нибудь холодненького, — ухмыльнулся он, блеснув из-под черной бороды белыми зубами.
— Можете взять сами, — кивнула головой в сторону ведра Саммер.
Мужчина привязал уздечку пони и конец стягивающей шею индейца веревки к луке седла и спрыгнул с лошади. Оказавшись на земле, он посмотрел на Сэди, затем снова на Саммер и взял из ведра ковш. Пил он жадно и неаккуратно. Вода стекала по бороде и рубашке. Саммер подумала, что ковш надо будет как следует прочистить, прежде чем вновь им пользоваться.
— Мистер Маклин здесь? — спросил чернобородый, возвращаясь к лошади и в очередной раз внимательно оглядывая при этом двор.
— Нет, — покачала головой Саммер, которая почему-то была уверена, что нежданного гостя прислал к ним Трэвис.
— Ничего, возможно, встречу его на обратном пути. Думаю, он наведается сюда, чтобы посмотреть, что здесь творится, — опять ухмыльнулся чернобородый, стреляя глазами в сторону то одной, то другой женщины.
Двусмысленные слова и бесцеремонные взгляды незнакомца начали сердить Саммер.
— Этому человеку тоже нужно попить, — кивнула она в сторону индейца. — Вы же не можете уехать, не дав ему хотя бы воды! — добавила она довольно резко.
Чернобородый смачно сплюнул под ноги.
— Не нужно ему никакой воды. Апачи вполне могут несколько дней не пить и не есть.
Окончательно рассерженная, Саммер сделала шаг к ведру. Во взгляде пристально посмотревшего на нее при этом незнакомца мелькнула угроза. Но ее сейчас больше занимал индеец. Несчастному явно было очень плохо. Кожа его лица приобрела какой-то зеленоватый оттенок, щеки ввалились, туго стягивающая шею веревка мешала дышать, и он, будто выброшенная на берег рыба, раскрывал рот, с трудом втягивая воздух в легкие. Затуманенные глаза казались безжизненными.
Отвлек девушку неожиданно раздавшийся за спиной шум. Как оказалось, это Сэди загородила собой дверь, не давая выскочить на улицу отчаянно стремившемуся это сделать Джону Остину.
— Можно мне взглянуть на индейца, Саммер? — закричал он, пытаясь проскочить под руками Сэди, но та успела поймать его и на этот раз.
— Оставайся в доме, Джон Остин, — резко приказала Саммер, затем наполнила ковш и, гордо выпрямившись, подошла к индейцу.
Тот жадно потянулся к воде губами. Но чернобородый быстрым движением выбил ковш из рук девушки.
— Держись от этого апачи подальше. Ему не положено пить!
— Ему необходима вода, и он ее здесь получит!
Сердце разгневанной Саммер забилось в бешеном ритме. Она подняла ковш с земли, вновь наполнила его и опять направилась к индейцу.
— Хочется показать гордость, да? — пробормотал мужчина и вдруг обхватил девушку руками, прижал к себе и грубо схватил ее за грудь. — Ничего, я люблю таких строптивых барышень, как ты.
Чуть не задохнувшаяся от гнева и исходящего от тела чернобородого зловонья, Саммер стукнула его ковшом по лицу. Но удар получился несильный, только вода расплескалась, не причинив негодяю никакого вреда. Он рассмеялся и, прижав ее сильнее, опять принялся шарить руками по лифу платья. Девушка почувствовала, что от страха и отвращения она вот-вот потеряет сознание.
— Отпусти ее! Отпусти мою сестру немедленно! — закричал Джон Остин и неожиданно бросился вперед, оказавшись между Саммер и чернобородым, и принялся колотить обидчика своими маленькими кулачками.
Тот опять громко рассмеялся и одним движением руки сбил мальчика с ног. Джон Остин кубарем покатился по пыльной земле. Это вывело из оцепенения Саммер. Не помня себя от страха и ярости, она бросилась на чернобородого, стараясь достать ногтями до глаз, и довольно сильно расцарапала щеку негодяя.
— Ах ты… сука! — прорычал тот и с силой ударил ее в лицо открытой ладонью.
Голова девушки резко дернулась. Она удержалась на ногах только лишь потому, что чернобородый продолжал держать ее за талию. Теряя сознание, Саммер смутно услышала стук копыт, а затем совсем рядом возбужденный юношеский голос.
— Убирайся прочь! Оставь ее в покое! — кричал Пудинг, спрыгивая с коня и бросаясь на негодяя.
Чернобородый коротким ударом повалил парнишку на землю. Пудинг, однако, тут же вскочил и вновь бросился с кулаками на коренастого незнакомца.
— Отойди, малыш! — угрожающе процедил тот сквозь зубы. — Больше предупреждать не буду.
От нового сильного толчка Пудинг отлетел в сторону и, сделав несколько нетвердых шагов, упал. Но и это не сделало его менее решительным. Паренек поднялся, наклонил голову и, собрав последние силы, двинулся на противника.
Чернобородый молниеносно выхватил пистолет и выстрелил. Пудинг зашатался и ткнулся лбом в землю. Саммер громко закричала. И в этот момент раздался еще один выстрел. Чернобородого отбросило назад. Он ударился спиной о своего коня, поэтому упал не сразу. Несколько мгновений он то пытался найти глазами стрелявшего, то удивленно смотрел на расплывавшееся на груди ярко-красное пятно. Сэди, крепко сжимая обеими руками дымящееся еще ружье, стояла в дверях дома и не сводила глаз с противника. Тот попытался поднять свое оружие, но пистолет выпал из ослабевших пальцев. Лишь только он пошевельнул рукой, кровь пошла у него изо рта. Он покачнулся, и безжизненное тело рухнуло на землю под копыта коня.
Испуганное животное дернулось, потянув стягивающую шею индейца веревку, и тот тоже повалился со своего пони на землю.
Саммер первым делом бросилась к лежащему неподвижно Пудингу, возле которого уже успела образоваться лужица крови, сочившейся из раны. Сэди, подоспевшая к парнишке на мгновение раньше, уже расстегивала на его груди рубашку. Затем она ловко оторвала от своей нижней юбки кусок материи и, приложив к пулевому отверстию, остановила кровь.
— Саммер! Индеец! — вывел из оцепенения наблюдавшую за этим девушку крик Джона Остина.
Оказывается, испуганный конь чернобородого, убыстряя темп, пошел со двора, волоча за собой привязанного за шею индейца. Петля затягивалась все сильнее, угрожая окончательно задушить несчастного. Саммер бросилась к животному, но конь резко развернулся, явно намереваясь пойти вскачь. Отчаянным броском девушке удалось все-таки ухватить волочащиеся по земле поводья и, потянув их изо всех сил, развернуть лошадь. Сама не зная как, она подобралась к седлу и отвязала веревку.
Апачи, когда Саммер опустилась возле него на колени, был без сознания и почти не дышал. Плача и ломая ногти, она попыталась ослабить тугой узел стягивающей его шею петли. Индеец шевельнулся и задергал ногами, затрудняя ее действия. Пришлось упереться ему коленом в грудь. Наконец она почувствовала, как под ее лихорадочно двигающимися пальцами петля ослабла. Индеец шевельнул головой, сделав жадный и глубокий глоток воздуха. Глаза его закатились, рот раскрылся, и из него вывалился язык.
— Скорее принеси воды! Смочи ему язык! — крикнула Саммер брату. — Аккуратнее. Только не лей в горло. Он может захлебнуться.
Убедившись, что Джон Остин делает все как надо, она вновь бросилась к тому месту, где лежал Пудинг.
— О Боже! Очень плохо? — обратилась она к склонившейся над парнишкой Сэди. — Скажи, что не совсем!
— Не знаю. Я боюсь теперь вынимать из раны этот тампон… Ой, кто-то едет. Скорее! Скорее!
Саммер оглянулась и увидела въезжавших на двор Бульдога и Енота. Резко остановив коней, они спрыгнули на землю. Старый ковбой быстрым опытным взглядом окинул сцену недавней битвы, задержав глаза на трупе незнакомца. И, лишь убедившись, что угрозы прямого нападения нет, опустился на колени рядом с Сэди.
— Так, дай-ка я взгляну.
— Он… он… — только и могла пролепетать с трудом сдерживающая рыдания Саммер.
Бульдог осторожно приподнял сделанный Сэди из куска юбки тампон, и рана медленно вновь покрылась кровью. Ковбой так же аккуратно вернул материю на прежнее место и поднялся на ноги.
— Все хорошо, Сэди. Ты сделала все как надо, девушка. Принеси какую-нибудь еще тряпку на случай, если кровотечение усилится, Саммер, и мы перенесем парня в постель, — Он перевел глаза на труп чернобородого. — А этого кто застрелил?
— Сэди, — всхлипнула Саммер. — Не выстрели она, не знаю даже, что он бы здесь натворил.
— Ты правильно поступила, Сэди. Ты хорошая и сильная женщина!
Такие слова в устах далеко не щедрого на похвалы ковбоя многого стоили. Но Сэди, казалось, не испытала особой гордости. Черты ее обычно озорного лица остались напряженными, глаза были холодными.
— Это было все равно что застрелить забравшуюся в курятник лисицу.
Саммер, которая не отрываясь смотрела на Пудинга, тяжело вздохнула. Легкий ветерок трепал светлые волосы паренька, лежащего в луже собственной крови.
— Он не… — начала было она, не в силах произнести страшного слова.
— Этого сейчас никто не скажет наверняка, — отрывисто произнес Бульдог. — Пошевеливайся, девушка. У нас нет времени на болтовню.
Пудинга осторожно перенесли в кухню и положили на кровать. Рану тщательно промыли и продезинфицировали с помощью виски, а затем перевязали чистым бинтом. Пуля, вошедшая сбоку и вышедшая из спины, не задела ни ребер, ни каких-либо внутренних органов, что было большой удачей, почти чудом. Парнишка по-прежнему был без сознания. Но, как сказал Бульдог, который производил впечатление знатока в области огнестрельных ранений, это было обычным результатом болевого шока и потери крови. Он же распорядился, чтобы Пудинга обязательно накрыли теплым одеялом и, как только он придет в себя, дали ему несколько ложек меда.
Саммер буквально не находила места, считая во всем виноватой именно себя. Приступ самобичевания прошел только с появлением Слейтера. Тот, выслушав сбивчивый рассказ о случившемся и задав несколько уточняющих вопросов, успокоил девушку, заверив, что предвидеть такой реакции чернобородого на желание помочь индейцу она совершенно не могла.
— Это я виноват, любовь моя, в том, что не прислал сюда людей для охраны. Но больше вы одни не останетесь.
Джек как приехал, так неотлучно и сидел возле Пудинга. Паренек открыл глаза лишь вечером.
— Мисс Саммер?.. — первым делом прошептал он.
— С ней все нормально. Со всеми все нормально, — поспешил успокоить его Джек мягким голосом.
— Он… он обидел ее?.. — тревожно спросил Пудинг. — Ранил… ее?
— Нет. Не беспокойся, малыш. Все обошлось.
— Я должен был… Нужно было взять ружье.
— Это не обязательно бы помогло. Ты вел себя молодцом. В самом деле. Ты защитил мисс Саммер.
— Что… Где… этот?
— Он мертв. Сэди застрелила его из того старого ружья, что оставалось здесь в качестве сигнального на случай тревоги.
— Сэди сделала это… Молодец.
— Да. Она тоже вела себя как надо.
Пудинг закрыл глаза, его беспокойно метавшиеся по одеялу руки успокоились. Джек дотронулся до покрытого легкой испариной лба паренька и, облегченно вздохнув, откинулся на спинку стула. Жар у раненого начал спадать, а это означало, что дело пошло на поправку.
А Джон Остин был буквально очарован индейцем, который так ослаб от жажды и голода, что остался сидеть, прислонившись к стене дома. Мальчик не отходил от апачи, принося ему воду и еду. Однако индеец сделал всего несколько глотков, а к еде и вовсе не притронулся. Это обстоятельство особенно удивляло Джона Остина.
— Его желудок сузился после долгого голодания, — объяснил Бульдог. — Ему можно сейчас есть лишь самую малость. Иначе все выйдет назад, и бедняге станет только хуже.
Сидя рядом, мальчик внимательно разглядывал все, что было на индейце: от мокасин и отделанных бахромой кожаных брюк до стягивающей волосы повязки. Через какое-то время он попытался заговорить с апачи, но тот не ответил ни на один вопрос и даже не пошевельнулся. Тогда Джон Остин взял палочку и принялся рисовать на земле. Индеец заинтересовался. Правда, выражение лица его практически не изменилось, но он посмотрел на рисунки, а когда мальчик поднял голову и улыбнулся, кивнул головой.
К вечеру силы начали возвращаться к апачи. Он несколько раз вставал, пробовал напрягать мышцы и даже немного ходил, довольно быстро, впрочем, возвращаясь к дому и усаживаясь на прежнем месте. Его пони и лошадь чернобородого отвели в загон. Труп убитого вынесли за ограду и закопали.
Когда стало смеркаться, снова приехал Слейтер. Он подошел к индейцу, сел, скрестив ноги, возле него и заговорил на языке апачи.
— Я тот, кого ваши люди называют Высокий Человек.
Индеец посмотрел на него, ни в коей мере, казалось, не удивившись.
— Меня зовут Бермага. Я знаю тебя, Высокий Человек, — ответил он.
— Здесь ты — среди друзей. Оставайся до тех пор, пока не наберешься сил.
Джон Остин переводил ошеломленный взгляд с одного собеседника на другого. Слейтер может говорить с индейцами на их языке! Непременно надо и ему этому научиться. В маленькой хитрой головке уже созрел план. Сейчас, конечно, он не станет докучать Слейтеру, но потом…
— Я останусь ненадолго, но скоро уеду, — сказал Бермага гортанным голосом. — Мои люди сейчас в горах. Белый человек напал на них и увел наших юношей и женщин. Я ищу мою сестру.
Он смотрел на Слейтера с безмолвной скорбью, когда сообщал это. Ни один мускул не дрогнул на его будто высеченном из дерева лице.
— Много ваших людей было похищено?
— Два воина и одна женщина, с тех пор как ушла одна луна.
— Те люди, которые напали на вас, — мои враги. Я не допущу, чтобы они разгуливали на моей земле. Я прослежу за этим. К тому же я должен обеспечить, безопасность наших женщин.
— Я не помню, как мы ехали сюда, — сказал индеец, наклонив голову так, что рассыпавшиеся волосы обнажили кровавый рубец. — Пони привез меня. — Он приложил ладонь к груди.
Слейтер понимающе кивнул.
— Я скажу моим людям, чтобы беспрепятственно пропустили тебя в горы, когда ты захочешь. Оставайся здесь, брат, до тех пор, пока не почувствуешь себя достаточно сильным, и обязательно скажи, когда соберешься уезжать. Я пошлю еды в подарок твоим соплеменникам. Кстати, ты должен взять коня твоего обидчика.
Индеец посмотрел на красавца скакуна, стоявшего в загоне рядом с его пони. Повернувшись опять к Слейтеру, он внимательно заглянул ему в глаза, затем кивнул:
— Твоей женщине, той, у которой глаза как горные цветы, я обязан жизнью. Я — ее должник.
— Если ей чего-то надо от тебя и твоих соплеменников, так это прежде всего дружбы, — серьезно сказал Слейтер.
Индеец снова кивнул головой и посмотрел в сторону уходящих за горизонт холмов.
Пудинг пролежал в кровати на кухне четыре недели. Первые дни кто-нибудь обязательно сидел возле него. Саммер настояла, чтобы Сэди с Мэри ночевали в ее комнате, а сама перебралась на чердак к Джону Остину. Джек, приехавший строить новое общежитие, жил пока в сарае. Втроем они дежурили у постели больного поочередно. Женщины всячески ублажали и баловали Пудинга. Сэди беспрестанно угощала парнишку его любимыми пудингами и куриным бульоном. Саммер в любую свободную минуту читала ему самые интересные книги. Больному все это страшно нравилось. Джек даже начал ворчать, что, дескать, тот уже больше притворяется больным, чтобы подольше поваляться в постели.
Настроение Сэди, когда она узнала, что Слейтер выделил людей для их охраны, заметно улучшилось. К тому же окружающие считали ее чуть ли не героиней, а мужчины подчеркивали свое восхищение и поддразнивали, показывая, что страшно боятся ее рассердить. В результате Сэди стала такой же жизнерадостной и веселой, какой была до визита Трэвиса. Она решила, что пора рассказать кому-нибудь об его угрозе и ждала только подходящего момента.
Слейтер тоже чувствовал себя гораздо спокойнее, зная, что на Малом ранчо находятся Джек, Бульдог или старый Енот. Весь день он работал не покладая рук. Но вечер его, как бы ни была сильна усталость, принадлежал Саммер. С наступлением темноты они удалялись к своему любимому дубу. И всякий раз, лишь только все посторонние оставались позади, девушка бросалась в его объятия.
— О Боже, как же ты прекрасна, — шептал Слейтер. — Ты само совершенство, моя Девочка-Лето.
Саммер была буквально переполнена любовью и страстью, и стоило только губам Слейтера прикоснуться к ней, она буквально впивалась в них в ответном поцелуе. Все в ней трепетало, все тянулось к нему, а сердце замирало при звуках голоса любимого.
— Я люблю тебя… люблю, — шептал он. — У меня не хватает слов, чтобы выразить чувства! Ты — моя жизнь… моя душа…
Ответных слов не требовалось. Ответом был ее порыв к нему. Этот сильный, закаленный опасностями человек, привыкший к суровым испытаниям, был так внимателен, так трогательно нежен с Саммер, что она всякий раз испытывала потрясение в его объятиях.
Не было ни одного дня в течение этих недель, прошедших с их первой ночи любви, который бы каждый из них не прожил, мечтая о предстоящем свидании под тем дубом. Они сливались в порыве страсти, становясь одним целым, и каждый раз словно умирали и рождались вновь. Каждый раз близость со Слейтером возбуждала Саммер так же, как в первый. Но появилось в ней и нечто новое. Теперь она дарила ему себя и свою любовь без стеснения, он был глубоко в ее сердце, свою жизнь без него она уже не представляла.
День летел за днем, неделя за неделей. Незаметно подошло и Четвертое июля — День независимости. Но в хлопотах у постели Пудинга и в горячей работе по шестнадцать часов в сутки и этот праздник прошел незаметно. Привычный ритм жизни несколько нарушился в первой половине августа появлением солдат. Эту новость Сэди и Саммер первым сообщил Джек, прискакавший в один из жарких дней к ним и сказавший, что отряд направляется к ранчо Кип.
Женщины перемалывали кукурузу. Один раз они уже произвели эту операцию, получив крупу. Но требовался еще и более тонкий помол, чтобы заготовить муку для выпечки хлеба. Сделать это было куда труднее, и обеим хотелось завершить работу поскорее. Они суетились у ручной мельницы с двумя рукоятками, установленной на пне в тени высокого дерева. В мельнице было еще полно зерна. Женщины были сплошь покрыты летевшими во все стороны пылью и мякиной, и отнюдь не горели желанием участвовать в приеме гостей. Об этом они первым делом и сказали Джеку.
— А сюда они не придут? — испуганно спросила Саммер, глядя на свои перепачканные мукой руки.
— Нет. По крайней мере никто об этом не говорил, — усмехнулся ее чисто женскому страху ковбой.
— Ты несносный парень, Джек! — заворчала на него Сэди. — Почему ты не приехал, чтобы сообщить нам эту новость раньше?
— Потому что раньше я сам об этом не знал, вот почему, — произнес он и, перебросив ногу через круп лошади, уселся в седле, как на стуле, весело поглядывая на женщин. — Но дергаться совершенно ни к чему. Солдаты устроят бивуак в долине. На ужин придут только капитан и Джесс. Насколько я понимаю, их уже пригласили.
— Джесс? — непроизвольно вырвалось у Сэди.
Глаза Джека сузились, и он с интересом посмотрел в побледневшее лицо женщины. Напряженная пауза продолжалась несколько секунд, пока Сэди, скривив губы, не тряхнула раздраженно головой.
— Да. Джесс Фарстон тоже приехал вместе с солдатами, — как бы оправдываясь, сказал ковбой.
— Ну так чего же ты не сказал об этом сразу, вместо того чтобы торчать здесь, как бородавка на хвосте у борова? — обожгла его Сэди сердитым взглядом своих зеленых глаз.
Саммер в очередной раз подумала о том, что подруга в последние недели стала весьма раздражительна. Она без конца ворчала на Мэри и часто несправедливо. Девочке теперь разрешалось играть во дворе лишь в том случае, если мать была рядом. И в этом случае Сэди почему-то то и дело беспокойно поглядывала в сторону холмов. Сначала Саммер объясняла беспокойство Сэди тем потрясением, которое испытала женщина, выстрелив в чернобородого негодяя. Но прошло уже довольно много времени, а подруга нервничала даже больше. Она часто сидела вечерами одна на крыльце, словно высматривая что-то вдали. Пару раз она говорила о том, что тоже уедет с ранчо, когда Саммер и Слейтер отправятся в город. Но работала Сэди даже больше, чем прежде. Вставала она до зари и делала не только ту работу, что закрепилась за ней, но и многие из обязанностей Саммер. Подругой Сэди была, бесспорно, хорошей. Но Саммер уже поняла, что она многое хранит в себе и принадлежит к тем людям, которые предпочитают ни с кем не делиться своими тайными мыслями. То, что Сэди не была до конца откровенной и с ней, немного омрачало радужное настроение, в котором пребывала Саммер в последнее время.
— Думаю, что Слейтер поручит накрывать на стол Терезе, — сказал Джек. — Кроме нее, скажу вам, никто не знает, откуда вытащить всякие старинные штучки-дрючки, которые только для таких случаев у нас и используются. А ваша задача только в том и заключается, чтобы украсить ужин собственным присутствием.
— Я не пойду, — резко ответила Сэди.
Вновь возникла неловкая пауза, и Саммер в очередной раз удивилась перемене в настроении своей подруги.
— Ну что ты! Конечно, мы пойдем, и ты, и я. Слейтер будет настаивать на этом.
— Не пойду. Это решено.
— Могу я узнать почему?
— Конечно, можешь, Саммер. Потому что я не могу присутствовать на званом ужине, тем более сидеть рядом с капитаном армии.
— Ах вот в чем дело! Не валяй дурака, Сэди Айрен Брэтчер! Как это ты не можешь? Если этот капитан считает себя столь важной птицей, что не захочет сидеть за одним столом с нашими друзьями, он будет ужинать со своими солдатами.
— О… это очень мило с твоей стороны, Саммер, так говорить. Но у меня даже нет приличного платья для такого случая. А потом… Он же мог видеть меня в танцзале. Как ты не понимаешь?
Сэди подняла голову и с вызовом посмотрела на Джека.
— Ладно, — засуетился тот. — Вы, дамы, тут уж разбирайтесь без меня. Я должен еще разыскать Слейтера.
Ковбой притронулся пальцами к полям шляпы и развернул коня.
Уговорить Сэди пойди на ранчо Кип так и не удалось. Но она погладила платье Саммер и сама настояла на том, чтобы помочь ей уложить волосы.
— Мы с детьми тут одни отлично справимся, Саммер. Скажи Джеку, что ему нет необходимости приезжать. Я знаю, что ему не терпится послушать, о чем будут говорить за столом. А старина Енот сказал, что с удовольствием останется с нами, если никто его не подменит. Так что и у нас тут будет отличная компания, — пошутила Сэди, заканчивая прическу и поднимая голову, и на ее лице появилась та вымученная грустная улыбка, которую Саммер видела уже не в первый раз за последнее время. — Боюсь только, что, когда ты там появишься такая красивая, они уже не смогут ни о чем разговаривать. Слейтер, уверена, будет горд и счастлив.
Приехавший позже за Саммер Слейтер почти что повторил слова Сэди. Увидев свою буквально светящуюся счастьем и красотой невесту, он замер на пороге комнаты, не в силах отвести от нее глаз. В легком его смехе звучали гордость и нежность.
— Я уж и не знаю, следует ли показывать тебя капитану Слэйну и Джессу. У них может появиться мысль похитить такую сказочную красавицу.
— Я все равно тут же вернусь к тебе, — прошептала Саммер, дотрагиваясь кончиками пальцев до его щек.
Слейтер тоже чувствовал себя абсолютно счастливым в последнее время. Даже морщинки на его лице разгладились, и он выглядел помолодевшим. А люди с ранчо Кип с удивлением отмечали, что он стал вести себя с ними не так строго, почти по-дружески. Он с наслаждением поднял Саммер и на руках вынес из дома. На дворе он усадил девушку на коня и сел с ней рядом.
— Подожди немного, — прошептал он с притворной угрозой. — Как только мы окажемся вне поля зрения любопытных глаз, наблюдающих за нами с крыльца, я собираюсь поцеловать тебя, а потом еще и еще раз.
— Ты испортишь мне прическу, над которой Сэди билась так долго.
Очень осторожно, стараясь не касаться ее платья и волос, Слейтер обнял ее и развернул коня в сторону своего ранчо.
— Не могу понять причины столь категоричного отказа Сэди, — сказал он, когда они чуть отъехали.
Вообще-то в последнее время храбрая подруга Саммер нравилась ему все больше и больше, но внезапные смены ее настроения порой раздражали.
— Я очень беспокоюсь за нее, — призналась Саммер. — Произошло что-то, из-за чего Сэди вдруг захотела вернуться в город. А ведь поначалу она была так счастлива здесь. Но сейчас она явно чем-то обеспокоена и… мне кажется, испугана.
— Джека она очень возбуждает.
Саммер повернула голову так, чтобы видеть лицо спутника.
— Ты имеешь в виду, что он в нее влюблен? — спросила она, радостно блеснув глазами. — Откуда ты знаешь?
— Я не сказал — влюблен. Я сказал, что она его возбуждает.
На лице девушки появилась легкая улыбка.
— О, я думала…
— Это не наше дело, дорогая моя, вмешиваться в их отношения. Они сами решат, быть ли им вместе, — произнес Слейтер, целуя ее в шею. — Не очень-то мне нравится, что приходится осторожничать. Что бы я сейчас сделал, если бы не твоя прическа…
Она тихо засмеялась и поцеловала его в губы.
— Это ты сделаешь чуть позже…
Капитан Кеннет Слэйн и Джесс Фарстон поджидали их на веранде в компании Джека и Бульдога. Слейтер подвел Саммер к ним, нежно поддерживая рукой за талию.
— Знакомьтесь, моя будущая жена мисс Саммер Кайкендал, — представил он. — Капитан Слэйн из форта Крогхан. А с Джессом ты уже знакома, дорогая. Глаза офицера восхищенно блеснули. Он щелкнул каблуками и элегантно склонился к протянутой Саммер руке.
— Должен поздравить вас, Слейтер, с великолепным выбором, — сказал он.
Офицер будто опьянел от вида этого прекрасного лица с тонким прямым носом, красиво изогнутыми бровями и черными пушистыми ресницами над лучистыми глазами, которые смотрели на него весело и открыто. Под его пристальным взглядом белоснежная кожа девушки слегка порозовела. Она повернулась к Джессу.
— Рада видеть вас снова, мистер Шарстон, — приветствовала его Саммер.
— Тоже очень рад, мэм, — ответил Джесс, пожимая протянутую руку и переводя взгляд своих серо-стальных глаз с Саммер на Слейтера.
— Надеюсь, джентльмены, вы извините меня за то, что я покину вас ненадолго, чтобы помочь Терезе с ужином.
Оказавшись одна в прохладной тишине дома, девушка остановилась, стараясь успокоиться. Быть в щентре внимания сразу нескольких мужчин оказалось с непривычки не так-то просто. Потребовалось не менее минуты, чтобы сердце вновь начало биться в нормальном ритме и она смогла пойти на кухню к Терезе. Ей все больше нравилась старая мексиканка, прожившая много-много лет на этом ранчо, хорошо знавшая мать Слейтера и ухаживавшая за ней, когда та заболела.
Джесс, впервые оказавшийся в доме владельцев ранчо Кип, с интересом приглядывался к его устройству. Строение он нашел надежным, прочным и, на его взгляд, гораздо более подводящим для здешних мест, чем слишком вычурная усадьба в Рокинг-Эс. Откровенно говоря, он надеялся на то, что вместе с Саммер сюда приедет и Сэди. Мысли об этой рыжеволосой женщине не давали ему покоя с их прошлой встречи, и ему очень хотелось увидеть ее вновь. Испуганное лицо Сэди то и дело вставало перед его мысленным взором, и Джесс каждый раз убеждал себя в том, что он просто жалеет ее как одну из жертв Трэвиса.
— Уверен, что индейцы не причастны к последним ограблениям и убийствам, — вывел его из задумчивости голос капитана, который излагал свои мысли, расхаживая по веранде, — именно потому, что каждый раз на месте преступления мы находим трупы апачей. Уж больно это смахивает на чью-то жестокую хитрость. Но хитрецы не слишком умны. Ведь хорошо известно, что апачи лишь в самой безвыходной ситуации оставляют своих убитых на месте схватки.
— Полностью согласен с вами, — поддержал его Слейтер и рассказал о мужчине, которого застрелила Сэди, и о его пленнике-индейце. — Как видно, эти негодяи стараются захватить индейцев живыми, а потом убивают их на месте своих преступлений. Более того, они уводят с собой и индейских женщин. Тот апачи, с которым я разговаривал, разыскивал свою сестру.
Капитан, слушая рассказ, даже прекратил ходить.
— Вы сказали, что мужчину, выстрелившего в мальчика, убила миссис Брэтчер?
— Да, она сделала это, — вступил в разговор Джек. — Он в момент стал мертвее, чем ржавый гвоздь.
Джесс чуть не рассмеялся вслух. Ну и храбра же рыжая бесовка, которую он спас от Трэвиса!
— Как выглядел тот негодяй? — спросил он.
— У него были черные волосы и борода. Передние зубы сломаны. Приехал он на гнедой лошади, имел винтовку и револьвер. Но, что интересно, запасов еды у него не было. Женщинам он сказал, что ищет мистера Маклина.
Джесс и капитан переглянулись.
— Такой обросший, но с заметной лысиной на затылке?
— Ага. Именно так.
— Это Черный Билли, один из тех, которые бежали в эти места, чтобы скрыться от закона. Мерзавец, который за доллар готов пойти на что угодно. Одно время он чем-то промышлял в Гамильтоне, потом появился в Рокинг-Эс и хотел наняться на работу. Я отправил его восвояси. Но, кажется, он нашел того, кто предложил ему работенку…
Джесс отчетливо вспомнил свою недавнюю встречу с Трэвисом, едущим рядом с чернобородым Билли. Теперь он окончательно уверился в том, что разыскивают они именно сыночка Эллен. Последние сомнения в этом исчезли и у капитана Слэйна.
— Мы намерены прочесать окрестные холмы, Слейтер, — сказал офицер, от внимания которого не ускользнуло, что хозяин ранчо и Джек тоже обменялись весьма многозначительными взглядами. — Будем признательны, если и вы присоединитесь к нам.
— Мне бы очень хотелось, капитан, но я вынужден отказаться. Необходимо завершить заготовку сена, — ответил Слейтер, слегка нахмурившись. — А как только это будет сделано, — он улыбнулся, и лицо его разгладилось, — мы с Саммер отправимся в город, чтобы обвенчаться. Если мы справимся с работой в срок, я сам прогуляюсь в горы. То, что на моих землях бродит эта шайка, мне совсем не по нраву.
— Ну уж лучше мы с Джеком съездим, — вмешался Бульдог. — А ты делай, что там положено, чтобы окончательно прицепить к себе свою зазнобу. Все равно ты ни на что не будешь годиться, пока это не произойдет.
Джесс почувствовал укол зависти. Далеко не у каждого хозяина ранчо в Техасе есть такие верные и преданные люди. И настоящую любовь Слейтер нашел. Даже Эллен, уверенная, что Саммер ни за что не выйдет за него, вынуждена будет признать это. Как бы там ни было, Джесс был искренне рад, что жизнь такой хорошей и скромной девушки, как Саммер, не превратится в ад из-за того, что она свяжет свою судьбу с Трэвисом. Но каждый раз, перехватывая нежные взгляды, которые бросали друг на друга Слейтер и Саммер, он ощущал нестерпимое одиночество. Невыносимая печаль сдавила сердце так, что оно, казалось, остановилось. Настоящая любовь, такая, в результате которой создаются семьи, ему уже недоступна! Он навсегда связан с Эллен. А после двенадцати лет, которые продолжается эта связь, Джесс лучше, чем кто-либо, знал, что Эллен не согласится делить его с кем бы то ни было, даже с собственным ребенком. К тому же она уже не в том возрасте, чтобы рожать. И вместе с тем прожитые с Эллен годы навсегда привязали его к ней. Сам он никогда не уйдет, и вся его жизнь была и останется не такой, как у всех людей. Его удел — пустое и безрадостное существование.
Окончательно измучивший себя размышлениями, Джесс подтянул подпругу седла и поскакал в сторону речки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти



Не супер, но интересно. Вполне можно поставить 8 баллов .Кому-то возможно понравится больше.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиКсения
2.01.2013, 9.00





конец меня розачеровал а так читать можна.
Здесь царствует любовь - Гарлок Доротианна
29.08.2013, 0.03





А мне очень понравился, буду читать следующий роман этого автора.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиТаня Д
4.08.2014, 10.16





Роман прекрасный,вот конец как сказала Анна меня немного розачеровал,а так 8 баллов.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиРада
17.10.2014, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100