Читать онлайн Здесь царствует любовь, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Здесь царствует любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Дни летели быстро. Саммер жила среди техасских холмов уже два месяца. О Пини-Вудс она вспоминала все реже и реже. Наступил сезон напряженных сельскохозяйственных работ. Дел на ранчо Кип было по горло. Но, несмотря на это, Слейтер почти каждый вечер находил время, чтобы пересечь овраг и прогуляться с Саммер, хотя приезжал порой поздно вечером. В течение дня ему приходилось ездить далеко, к подножию холмов и вдоль обмелевших ручьев. Там сейчас была самая сочная и высокая трава. Косить в прохладных долинах можно будет после дождей, а их все очень ждали, поскольку работать приходилось в страшной жаре и пыли. В этих местах вообще от дождей многое зависело. Принесенная ими вода не только наполняла колодцы и ведра здешних жителей, но и гарантировала, что их основное богатство — скот — не останется без пищи.
Слейтер то и дело возвращался к мысли послать кого-нибудь в город за священником, который бы обвенчал его с Саммер. Но возможности освободить кого-то от работы для столь долгого путешествия не было, не говоря уж о том, чтобы ехать самому. В конце концов он решил, что они с Саммер отправятся в Гамильтон, а если потребуется и в Джорджтаун, когда сезон заготовки сена закончится.
Было позднее утро. Джон Остин читал Мэри какую-то книгу. Малышка явно не понимала ни слова, но ей нравилось сидеть рядом и следить за тем, как переворачиваются страницы. Саммер и Сэди стирали и развешивали белье на веревке, натянутой между углом дома и большим дубом. Когда вдалеке показался ехавший вдоль речки всадник, это их нисколько не встревожило. Слейтер периодически посылал к ним кого-нибудь из своих людей с короткими письмами. Случайные путешественники появлялись в этих местах крайне редко. Приезд каждого был целым событием, и, по неписаному правилу, принимали его со всей возможной сердечностью и гостеприимством. Но это был не путешественник и не посланец Слейтера. Первой узнала всадника Сэди.
— Это Трэвис Маклин! Трэвис, не сойти мне с этого места! — забормотала она, будто причитая.
Саммер удивленно взглянула на нее и рассмеялась. Ей никогда еще не приходилось видеть подругу в такой растерянности.
— Ой, не к добру это, — продолжала, понижая голос, Сэди. — Его появление здесь не сулит ничего хорошего, — добавила она совсем тихо.
— Да что ты, Сэди. Может, он просто везет нам письмо от Эллен.
— Если он что и привезет, то только неприятности, — проворчала молодая женщина.
Она подняла пустое корыто и с грохотом бросила его опять на землю рядом с чугунным баком, в котором кипела вода, и с каким-то остервенением принялась погружать в него белье.
Уже въехавший на двор Трэвис остановил коня, снял шляпу и вытер вспотевший лоб рукавом рубашки. Его светлые волосы блестели на солнце, а лицо украшали отросшие с момента их последней встречи усы. Он улыбнулся, обнажив ровный ряд безупречно белых зубов, и лицо его стало еще красивее. Улыбка была по-мальчишески искренней, так что Саммер невольно улыбнулась в ответ.
— Вы все так же прекрасны, мисс Саммер. Ей-богу, чтобы увидеть такую прелестную улыбку, стоило проскакать много миль по солнцепеку и пыли.
Саммер еще раз улыбнулась. Комплимент был слишком откровенен и даже немножко дерзок. Но в устах Трэвиса он прозвучал совершенно естественно и мило.
— Спешивайтесь, мистер Маклин. Вам необходимо выпить чего-нибудь холодного.
— Благодарю вас, мэм.
Трэвис спрыгнул с коня, привязал его к изгороди. Саммер распахнула боковую дверь, приглашая в дом, и проводила гостя к умывальнику. Войдя, Трэвис одарил девушку таким взглядом, что ей стало не по себе и захотелось, чтобы как можно скорее приехал Слейтер.
— Что мешает вам называть меня просто Трэвис… Саммер?
— Ничего, собственно… В самом деле ничего… Трэвис.
— Вот так-то лучше. Гораздо лучше, — произнес он, весело глядя ей в глаза.
— Вода должна быть холодной. Это ведро только что принесли.
Он опять улыбнулся и склонился к ней ближе. Саммер невольно отклонила голову.
— Мама просила меня заехать к вам и передать привет. Мы хотим собрать гостей в конце месяца. Она будет очень рада, если вы тоже почтите нас визитом. И не только она.
Последние слова Трэвис произнес, понизив голос до интимного шепота.
— Спасибо за приглашение. Я подумаю. Но скорее всего мне вряд ли удастся приехать. Однако передайте вашей маме, что я всегда рада видеть ее у себя.
Саммер чувствовала растерянность, не зная, что делать дальше. Пригласить Трэвиса к столу? Именно этого требуют законы гостеприимства. Но Слейтер, поступи она так, наверняка рассердится.
— Надеюсь, ваша мама здорова? — произнесла она только для того, чтобы затянуть время.
— Да. С ней все в порядке. Она увлечена подготовкой к предстоящему пиру, и это ее очень развлекает, — ответил Трэвис с улыбкой, которая не оставляла сомнений в том, что он все понимает и с интересом ожидает, как поступит собеседница.
— Мы собираемся немного перекусить, Трэвис, — сказала Саммер, решив наконец, что бьется над проблемой, которой на самом деле не существует. — Будем рады, если вы составите нам компанию.
— С большим удовольствием, если это вас не затруднит. Думаю, вы извините меня за то, что я удалюсь ненадолго и помою своего коня.
Саммер кивнула и направилась вглубь дома.
Встревоженную ее отсутствием Сэди пугало то, что подруга осталась наедине с Трэвисом и может, не дай Бог, пригласить его в дом. С самого появления этого человека ее то и дело посещало желание бросить все и убежать. Глупо, конечно. Трэвис вряд ли осмелится приблизиться к ней. Но, даже поняв это, женщина не избавилась от страха, неприятным комком подступившего к горлу. Отвлечься она постаралась прежним способом — непрерывно помешивая палкой белье в баке. Но когда она в очередной раз подняла глаза, то увидела, что ее опасения оказались ненапрасными. Трэвис остановился в двух шагах от нее, снял шляпу и поклонился в нарочито вежливом приветствии.
— Привет, вертихвостка. — Губы его слегка скривились в улыбке, но глаза остались холодными как лед. — Надеюсь, ты не думаешь, что я забыл о том, что случилось в то утро и кто в этом виноват, правда?
Сэди обошла бак и встала с противоположной стороны. Трэвис остался стоять на месте, и теперь она почти не видела его глаэ. Мысли в ее голове лихорадочно закружились, она вырабатывала план обороны. Если он сделает еще шаг, можно будет вытащить из кипящей воды тряпку и бросить ее в лицо негодяю.
— Не вздумай дотронуться до меня!
— А с чего ты взяла, что я собираюсь дотронуться до тебя? — произнес Трэвис спокойно, но побелевшие ноздри выдавали распиравшую его злость. — Дотронуться до тебя? Да, если я захочу, ты сама будешь молить меня об этом через мгновение. Так и будет, если я снизойду до того, что решу сделать приятное шлюхе.
— Скорее я умру, — натянуто рассмеялась Сэди.
— Я и это могу устроить. Но, пожалуй, я начну с твоего отродья, — улыбнулся он своей великолепной улыбкой.
— Только посмей! Если хоть один волос упадет с головы моей дочки, я выпущу наружу все твои вонючие кишки, — прошипела уже не на шутку встревоженная женщина.
Мысль о том, что он может причинить вред Мэри, ужасала. Затрепетав всем телом, Сэди сжала в руках свою палку.
— Ты — сумасшедший! — выдохнула она.
— Может быть. Но время покажет, кто из нас лучше соображает.
Трэвис засмеялся, приглаживая пальцами свою шевелюру. Саммер, выглянувшая в дверь, была в полной уверенности, что двое, стоявшие у бака, просто мило беседуют.
— Между прочим, одна из причин, заставивших меня совершить это не слишком приятное путешествие по жаре, непосредственно касается тебя. Я постоянно думаю о тебе с того злополучного утра. Насколько я понимаю, ты рассчитываешь на Джесса. — Трэвис опять засмеялся, на этот раз открыто издевательски. — Зря. Ты ни за что не вырвешь его у моей мамаши. Он может пресмыкаться перед тобой сколько ему угодно, ничего все равно не выйдет. Может, он уже и место приготовил, куда уехать с тобой? — угрожающе понизил голос Трэвис. — Короче, я не желаю, чтобы ты торчала здесь рядом с Саммер! А если ты хоть словом обмолвишься ей о том, что произошло между нами, то вообще не уедешь отсюда живой.
Сэди показалось, что горло ее сдавила чья-то невидимая рука. Ошеломленная, она слышала голос уже не скрывающего злости Трэвиса будто сквозь какую-то пелену.
— На этот раз тебя ничто не спасет. Готового броситься на помощь Джесса поблизости нет.
— Я ничего не скажу Саммер о вас и о том, что вы… сделали!
— Пошла ты к черту! Неужели ты думаешь, что я могу поверить словам какой-то суки? Убирайся отсюда! Я не хочу, чтобы ты мелькала перед глазами всякий раз, когда я приезжаю к Саммер.
Лицо Трэвиса побагровело от гнева, а в глазах, как показалось Сэди, вспыхнуло голубое пламя. Неожиданно он засмеялся зло и заносчиво, что вызвало у женщины чувство, похожее на брезгливость.
— В здешних горах человек, устроившись вон там, на вершине, — сказал он, кивнув головой в сторону холмов, — может подстрелить цыпленка в вашем дворе. А твоя девчонка будет куда побольше взрослой курицы.
— Я скажу мистеру Маклину… — вырвалось у теряющей над собой контроль Сэди.
Пожав плечами, Трэвис взглянул в сторону дома, а затем так посмотрел на нее, что женщина почувствовала себя совершенно беспомощной и униженной.
— Я быстро расправлюсь с тобой в этом случае. Но еще раньше расправлюсь с твоей девчонкой. Говорю это, чтобы ты знала, что тебя ждет. У меня в горах есть друзья, которые к тому же мне многим обязаны, — ухмыльнулся он. — Не думай, что я такой болван, чтобы отправиться сюда в одиночку.
— Сэди! — неожиданно раздался голос Сам-мер. — Неужели этот бак с бельем не может подождать до послеобеденного времени?
Женщина взглянула в злобное лицо Трэвиса и вдруг подумала, что у нее есть шанс избавиться от него прямо сейчас. Можно позвать Саммер, крикнуть, чтобы она сняла с полки оставленное Слейтером ружье и застрелила этого развратного мерзавца. Сэди представила себе это так наглядно, что осмелилась взглянуть в лицо Трэвису. Тот весь напрягся в ожидании ответа. Но храбрость так же быстро оставила Сэди, как и появилась. Она беспомощно опустила руки. Успокоенный этим жестом, Трэвис улыбнулся.
— Жди меня здесь, — шепотом, но четко выговаривая слова, приказал Трэвис. — Я быстро помою коня. В дом мы войдем вместе.
Он не торопясь отвязал лошадь и повел ее к находящемуся неподалеку резервуару с водой.
— Сейчас приду, Саммер! — крикнула Сэди, собрав все свои силы, чтобы не выдать голосом страха.
Нет, шансов справиться с таким негодяем, как Трэвис Маклин, у нее нет никаких. Он красив, богат и знает, что и как надо сказать. Даже если она успеет рассказать Саммер, что за разговор у них сейчас произошел, та вряд ли поверит. А если и поверит, то уж наверняка не так быстро, чтобы сразу начать действовать.
На кухню Сэди входила будто во сне. Сердце не хотело верить в реальность происходящего. Здесь, в этом месте, она прожила самые, пожалуй, счастливые дни своей жизни. И вот теперь здесь же этот входящий следом за ней мерзавец превратил ее жизнь в ад. Даже вспоминать страшно о том, что он говорил о Мэри. В памяти как последняя надежда всплыл образ Джесса Фарстона. Но Джесса сейчас отделял от нее целый мир, а Трэвис Маклин находился рядом с ней и ее дочкой.
Маленькая Мэри сидела на кровати и, ни о чем не подозревая, играла бумажными куклами, которые вырезал для нее Джон Остин. Сэди бросилась к дочке, взяла ее на руки, порывисто прижала к себе.
— Я поставлю для нее на стул ящик, Сэди, — сказала, снимая с плиты сковородку с кукурузными лепешками, Саммер, — и девочка сможет сидеть рядом с Джоном Остином.
— Ваша дочь почти такая же красивая, как и вы, миссис Брэтчер, — произнес Трэвис, разглядывая обеих с обворожительной улыбкой. — Такие же зеленые глаза, тот же великолепный цвет волос. Давненько я не держал на коленях такое прекрасное создание. Идите-ка сюда, юная мисс. Посмотрим, какая вы большая.
— Нет! — само собой вырвалось у Сэди. — Нет. Она… Девочка боится незнакомых.
Саммер подняла голову и недоуменно посмотрела на подругу. Джон Остин от удивления даже поднялся со стула. Стоявший спиной к другим Трэвис стрельнул в Сэди злым взглядом. Но когда он вновь заговорил с девочкой, голос его звучал ласково и льстиво:
— Но меня-то вы не боитесь, правда, юная мисс? Ну подойди скорее к дяде Трэвису. Для такой прелестной девчушки у него найдется большая блестящая монетка.
Он сделал шаг к девочке, и та с готовностью пошла ему навстречу. У Сэди сердце ушло в пятки от страха, к горлу подкатился тошнотворный комок. Чтобы успокоиться и взять себя в руки, она подошла к полке, взяла масленку и на секунду замерла.
— Вот ее место, Трэвис, — услышала она за спиной голос Саммер. — А вы можете сесть рядом, если хотите. А по другую руку у вас будет сидеть Джон Остин.
— С удовольствием, — ответил гость, усаживая Мэри на подставленный ящик. — Как поживаешь, Джон Остин? Что это у тебя в руках? Книжка с картинками?
— Нет, сэр. Это книга о войне за независимость. Слейтер дает мне читать свои книги. Их у него очень много. Эта — о Натане Хэйле, которого англичане расстреляли как шпиона. А затем я хочу почитать про маркиза Лафайета. Он был французом и…
— Когда ты научишься вести себя со взрослыми как полагается, Джон Остин? — не дала ему закончить мысль сестра.
— Но, Саммер, как же я могу не говорить?..
— Твоя сестра права. — На этот раз мальчика мягко перебил Трэвис. — Давай поедим, а потом уж отведем душу в хорошем долгом разговоре.
Обстановка за столом сложилась самая непринужденная. Трэвис намазал маслом хлеб для Мэри, сдобрил уксусом зелень в тарелке, успевая при этом переброситься несколькими словами с хозяйкой. Сэди, правда, сидела молча. Но Саммер отнесла это насчет застенчивости подруги. Трэвис оказался веселым и обаятельным собеседником. Дети слушали его рассказы, буквально раскрыв рот. Саммер почти не сомневалась, что сочинял он адресованные им маленькие истории прямо на ходу, особенно самую забавную из них — о пони, который почему-то предпочитал яблочный пирог сладкому клеверу. Джону Остину она очень понравилась.
— Знаешь, Трэвис, Слейтер дал мне лошадь. Ее зовут Джорджиана. Пожалуй, мне следует проверить, любит ли она пироги. А может, ей понравятся пончики? Это было бы здорово, потому что я бы мог дать ей их много. Сэди готовит очень вкусные пончики.
— Джорджиана? Ты сказал, что твою лошадь зовут Джорджиана? Неплохо. Но почему ты ее так назвал?
К концу трапезы дети были совершенно очарованы Трэвисом, а Саммер почти забыла о его столкновении с Джессом. Как бы там ни было; а сын Эллен Маклин по крайней мере умеет держать себя в обществе. Уж это оспорить не сможет никто.
После еды женщины принялись убирать со стола, а Трэвис с Джоном Остином отправились побеседовать на крыльцо. Мэри тоже пошла было с ними, но Сэди настояла, чтобы девочка осталась играть со своими куклами на кухне.
— Ты мечешься по дому, будто у нас пожар, Сэди. Зря ты так волнуешься. У нас еще добрых полдня на то, чтобы закончить стирку, — хотела пошутить Саммер, но, взглянув в лицо подруги, тут же нахмурилась. — Ты плохо себя чувствуешь? — дотронулась она до ее щеки. — Ты белая как мел! Видимо, слишком долго находилась на солнцепеке да еще возле бака с кипящей водой.
— Наверное, я перегрелась. Но ничего страшного. Просто надо немного посидеть в доме и отдохнуть.
Сэди с трудом произнесла эти несколько фраз. Еду за столом ей пришлось впихивать в себя насильно. Сейчас ее мутило, и она с трудом сдерживала приступы тошноты. Но не это ее занимало. Куда серьезнее был вставший перед ней вопрос о том, что делать дальше. Варианты ответа один за другим проносились в голове, но ни один из них не годился. Лучше всего, конечно, прямо сейчас достать с полки ружье, подкрасться сзади к этому мерзавцу и вышибить из него мозги! Но это почти наверняка означает смерть и для нее, и для Мэри. Его дружки непременно захотят отомстить. Застрели она Трэвиса, ни она сама, ни дочка не смогут спокойно выйти за дверь. За каждым углом их будут подстерегать убийцы. О Боже милосердный! Сэди чуть не упала из-за внезапной слабости в коленях. Что будет безопаснее для них — уехать или остаться здесь? Трэвис приказывает уехать… Но, уехав, они с Мэри вовсе лишатся какой-либо защиты!
Размышления прервало возвращение Трэвиса и Джона Остина.
— Я так рад, что ты приехал, Трэвис, — говорил мальчик. — Когда ты приедешь в следующий раз, я расскажу тебе о битве при Сан-Хасинто. В ней участвовал мой отец.
— Не сомневаюсь, что мне будет очень интересно, — ответил Трэвис, снимая с крючка шляпу. — Страшно не люблю уезжать сразу после еды, мисс Саммер, но моих людей может встревожить мое слишком долгое отсутствие. Мы решили немного поохотиться в этих холмах. На ранчо сейчас уже поспокойнее.
— Спасибо, что заехали. И поблагодарите, пожалуйста, вашу маму за любезное приглашение.
— Непременно, мисс Саммер, — сказал Трэвис и повернулся к бледной Сэди, которая стояла позади дочки и смотрела на него расширенными от переизбытка эмоций глазами. — А, вы здесь, миссис Брэтчер. — Он подошел поближе и погладил Мэри по головке. — Хорошенько приглядывайте за своей дочуркой. Она такая миленькая, что просто слов нет! — Сэди почувствовала, как внутри ее все похолодело под его пристальным взглядом. — Обещаю, что дядя Трэвис обязательно навестит тебя, как только окажется поблизости, — шепнул он девочке.
Сэди с трудом сдержала готовый уже вырваться из груди стон. Холодные мурашки страха пробежали по спине, ноги стали как ватные и отказывались слушаться. Убедившись, что жертва его доведена до крайнего отчаяния, Трэвис наконец отвернулся и направился к двери.
— Ну, пока до свидания, Джон Остин, — произнес он. — Еще раз спасибо за прием и вкусное угощение, мисс Саммер.
— До свидания, Трэвис.
Девушка остановилась в дверях, глядя на удаляющегося Трэвиса. Перед тем как покинуть двор, он наклонился в седле и на прощание снял шляпу. Она улыбнулась и помахала в ответ рукой. Ожидая, когда гость окончательно скроется из виду, Саммер испытывала довольно противоречивые чувства. С одной стороны, она была рада визиту Трэвиса, но с другой — еще больше тому, что тот уехал до прихода Слейтера. Конечно, она расскажет жениху о том, что к ним приезжал сын Эллен Маклин. Но Слейтера это сообщение наверняка рассердит. Неприятный разговор ей предстоит. Как ни крути, а приходится признать, что всем было бы лучше, если бы Трэвис не приезжал.
Сэди лежала на кровати, обняв задремавшую Мэри. Ей отчаянно хотелось плакать. Но слезы не появлялись. Внутри ее были только ненависть, страх и ужасающая пустота.
— По-моему, ты заболела, Сэди, — сказала Саммер, с беспокойством глядя на подругу. — Полежи в кровати. Я сама управлюсь со стиркой.
— Я отдохну совсем немного и приду помочь тебе, — вымученно улыбнулась Сэди. — Ты же знаешь, я не привыкла оставаться без дела.
Чувство благодарности к Саммер облегчило душу. Как только подруга вышла, губы Сэди задрожали, она уткнулась лицом в волосы дочки и беззвучно зарыдала.
По мере приближения сумерек сердце Саммер билось все чаще и чаще. На этот раз Сэди, с которой они обычно любили поболтать вечерами после того, как укладывали детей, ушла рано. Саммер приняла ванну, надела чистое платье, расчесала волосы и, собрав их на затылке, перевязала ленточкой. Затем она достала из шкатулки небольшой мешочек с лепестками роз и потерла им шею, лицо и руки.
Порой происходящее с ней, особенно то, что она ждет Слейтера, казалось каким-то сном. Она и не догадывалась, как это на самом деле чудесно — любить. Это чувство заполняло все ее сердце, и ничто не могло ему помешать. Оно и весь мир расцветило совершенно новыми красками, дав свободу ощущениям, которые она раньше обязательно бы подавила. Счастье переполняло ее в последние дни. Порой она ловила себя на том, что ей ни с того ни с сего вдруг хочется смеяться. Вспомнив об этом, девушка улыбнулась. Даже беспокойство о Сэди и предчувствие неприятного объяснения со Слейтером по поводу визита Трэвиса не могли омрачить сейчас ее настроения. Она любила и ждала любимого! Все остальное было менее важно.
Напряженно прислушивающиеся к ночным звукам уши сообщили о его приходе гораздо раньше, чем это сделали глаза. В нетерпении Саммер вскочила со скамейки и сбежала с крыльца. Сердце радостно затрепетало. Раздался скрип седла, еще мгновение — и она увидела Слейтера. Его светлая рубашка слегка поблескивала в лунном свете. Он был без шляпы, и черные волосы оттеняли лицо. Не в силах больше терпеть, она сбежала с крыльца. Он замер на месте, широко раскинув руки для объятий. Бросившаяся в объятия девушка почувствовала, что ноги отрываются от земли. Слейтер крепко прижал ее к себе и, приподняв, повернулся на каблуках.
— Любимая моя! Нежная моя Девочка-Лето! Никогда не привыкну, наверное, к тому, что ты ждешь меня, что ты выбегаешь мне навстречу, — произнес он хрипловатым, проникающим в самое сердце голосом, щекоча губами ее ухо. — Ты пахнешь сегодня как роза. Хочешь пленить сердечного дружка?
— Он уже здесь! — горячо прошептала Саммер, обвивая руками его шею. — Он уже со мной!
От ощущения ее близости и исходящего от нее тепла голова Слейтера кружилась. Руки, будто желая убедиться, что все это не сон, заскользили по ее телу, прижимая все ближе и ближе.
— Этот день показался мне длиннее чем год, — прошептал он, горячо целуя ее в губы.
Саммер поцеловала его в ответ не менее страстно и жадно. Знакомое томление внизу живота заставляло прижиматься к любимому еще сильнее. Груди буквально трепетали в предвкушении его ласк. Горячие ладони Слейтера уже гладили их медленно и нежно.
— Любимая моя! — Горячее дыхание обожгло лицо девушки. — Я не мог дождаться этого момента весь день. Мне становится все труднее и труднее жить без тебя.
От того, что это она так возбуждает его, что это от прикосновений к ней трепещет его большое, сильное тело и перехватывает дыхание у него в горле, Саммер почувствовала себя храброй. Ее ладонь опустилась и скользнула в разрез рубашки Слейтера, нежно гладя его грудь, заросшую жесткими волосами. Вдруг рука Саммер замерла, а губы, дрогнув, оторвались от его губ.
— Ты… Тебя ранили в это место!
— Не имеет значения. Вообще ничего не имеет значения, кроме того, что ты рядом со мной.
Он вновь принялся целовать ее, поддерживая запрокинувшуюся голову девушки ладонью, перебирая пальцами густые шелковистые волосы, собранные на затылке.
Саммер почти физически ощущала, как бушующие в них чувства соединяются в нечто единое. Больше всего на свете ей хотелось сейчас раствориться в нем, стать одним целым с этим мужчиной, ощущать все так же, как он.
Очень осторожно Слейтер расслабил ее объятия, положил руки на плечи и пристально посмотрел в глаза.
— Позволь мне перевезти тебя и Джона Остина в мой дом, любимая, — произнес он голосом, в котором явно слышалась тревога. — Мне хочется, чтобы ты была там. Я могу жить вместе с рабочими до тех пор, пока мы не поженимся, — добавил он, вновь прижимая ее к груди.
Удары собственного сердца гулким эхом отозвались в ушах Саммер. Искренняя забота, звучавшая в словах Слейтера, была столь трогательна, что она почувствовала себя вдруг маленькой и слабой. Она с большим трудом нашла в себе силы, чтобы ответить.
— Ждать осталось совсем немного, — прошептала девушка, покрывая поцелуями его подбородок. — До этого времени я поживу здесь. Тем более что ты можешь приходить сюда в любой момент. — Слегка отклонившись назад, она озорно улыбнулась. — Почему бы нам не остаться здесь вместе? Пойдем на крыльцо!
— Давай лучше прогуляемся к качелям, — предложил Слейтер.
Девушка кивнула. Он отвязал прикрепленное к седлу одеяло, и они, взявшись за руки, пошли вниз по тропинке. Саммер подумала, что сейчас самое время рассказать жениху о визите Трэвиса. Но пока она подбирала слова, они оказались рядом со своим любимым большим дубом, а Слейтер уже располагался на разложенном одеяле. Благоприятный момент для сообщения был упущен.
Облокотившись, Маклин смотрел и не мог насмотреться на Саммер. Нет, второй такой женщины в этом мире не сыскать! Кто еще сумел бы так легко, совершенно не стремясь к этому, пленить его целиком и без остатка? И как может хрупкое, будто бабочка, существо обладать такой волшебной силой? Сейчас, в серебряном свете луны, Саммер казалась совершенно неземным, чудесным явлением. Но она рядом, и он может притронуться к ней!
Слейтер приподнялся и обвил руками талию невесты. Она тут же опустилась возле него на колени.
— Неужели это на самом деле ты, Саммер, или все это сон? Чудесный сон… — прошептал он, сжимая ее запястья и покрывая горячими поцелуями мягкие, податливые губы.
Ответный порыв был не менее страстным. Рот девушки приоткрылся, и их языки соприкоснулись в поисках нового наслаждения.
— Любимый мой! — прошептала она, когда их губы на мгновение разомкнулись. — И самый чудесный сон не может быть столь прекрасен!
Не снимая рук с ее плеч, Слейтер опустился на спину. Из груди его вырвался радостный, умиротворенный вздох.
— Ты устал за день, — произнесла она, заботливо глядя ему в лицо.
В мягком колеблющемся свете луны кожа девушки казалась серебристо-бархатной, что делало ее еще прекраснее. Она будто излучала некое сияние, которое Слейтер не смог бы описать словами. Но он чувствовал, как под его воздействием все вокруг становится другим.
— Прекрасная моя Саммер! — прошептал он почти с благоговением. — В это невозможно поверить, но это так: ты становишься все красивее, и красивее. Не сказочная ли ты принцесса, любовь моя?
— Да. Она самая, — улыбнулась девушка. — И могу превратиться в зеленую лягушку, если ты меня не поцелуешь.
— О, не делай этого! — прошептал Слейтер, и в его хрипловатом шепоте угадывался настоящий страх.
Осторожно положив Саммер на спину, он прижал ее к одеялу своим телом, и губы их соединились. Это был горячий поцелуй, полный нежной страсти и любви, из тех, что способны заставить женщину забыть обо всем на свете. Каждое движение его губ возбуждало Саммер все больше и больше. Она закрыла глаза, отдаваясь во власть даримому им блаженству. Будто во сне она почувствовала, как губы его коснулись ее уха, обжигая жарким дыханием и прерывистыми, чуть хрипловатыми словами любви. В этом сладком сне было совершенно естественно, что оказавшиеся на ее груди пальцы Слейтера расстегнули пуговицы мешавшего платья. Ладони накрыли мягкие выпуклости, нежно лаская, погладили их, и к соскам что есть силы прижалась его обнаженная грудь. Сердца их бились теперь совсем рядом.
Не решаясь открыть глаза, Саммер вслепую нашла ртом его искалеченную щеку и стала ласкать ее губами, стараясь поцеловать каждое углубление и каждый выступ. Руки Слейтера продолжали гладить ее тело, с нежной жадностью исследуя его скрытые под платьем изгибы. Саммер почувствовала, как его пальцы расстегивают дальше пуговицы и крючки ее одежды. Она затрепетала, но не могла заставить себя остановить Слейтера, как Слейтер не мог остановиться.
Губы его медленно, то и дело замирая в поцелуе, двигались от рта к мочкам ушей девушки, касались глаз и вновь обжигали губы. Слейтер и сам весь трепетал. Он соскользнул вниз и стал целовать ее грудь, ласкать языком соски. Из груди девушки вырвался едва слышный звук, похожий на приглушенный стон и сдерживаемую мольбу. Она хотела продолжения! Ей хотелось лежать так и чувствовать эти ласковые мужские руки на своем теле! Она и представить раньше не могла, что ей может быть так приятно, что прикосновения могут так тревожить, возбуждать и приносить такие чудесные наслаждения.
— Я люблю тебя и очень тебя хочу! Но я понимаю, что это должно произойти… после свадьбы… Прикажи мне остановиться, любимая!
Слейтер произнес эти слова прерывисто, борясь сам с собой. Губы его целовали шею Саммер и постепенно спускались к груди. Одна рука приподняла спину девушки, другая ласкала ягодицы и бедра. Он уже не мог в одиночку справиться со страстным желанием прикоснуться к каждой частичке ее тела, разжечь ее, слиться с ней в одно целое.
— Или скажи, что ты хочешь того же, что и я, — продолжил он после некоторого перерыва. — Пожалуйста… Пожалуйста, скажи, что ты тоже хочешь!
Глядя на Слейтера полным любви взглядом, Саммер прижала ладони к его щекам и необычайно мягко, будто разговаривала с ребенком, произнесла:
— Да, мой любимый. Я хочу, чтобы это произошло. Несколько слов, которые скоро произнесет священник, не могут сделать меня более близкой тебе, чем сейчас.
Он склонился к ней и медленно, будто боясь спугнуть, дотронулся губами до ее губ. Язык слизнул сладкий нектар с их поверхности, а затем, приоткрыв их, проник вглубь. Еще одно долгое мгновение Слейтер, все еще не решаясь, неподвижно лежал, прикрыв ее тело своим, чуть раздвинув ей ноги и сильнее обняв рукой.
— Я должен предупредить, любовь моя… — прошептал он, щекоча губами ее щеку. — Это… может быть не совсем то, что ты ожидаешь… Может быть…
— Больно? Я знаю, знаю…
Руки Саммер нетерпеливым движением сняли с него рубашку, погладили жесткие кудрявые волосы на груди и скользнули вниз, гладя мускулистый живот. И вдруг он резко отстранился. Девушка вздрогнула и чуть было не запротестовала вслух. Но прежде чем она успела сделать это, Слейтер, уже обнаженный, был опять рядом, помог снять платье и прижался к ней, согревая теплом своего тела.
Она обняла его, будто боясь лишиться этой близости. Тело трепетало, ища еще более полного слияния. Слейтер непрерывно целовал ее, и с каждым поцелуем страстное желание разгоралось в ней все сильнее и сильнее. Голова его чуть склонилась, и горячие поцелуи обожгли налившуюся грудь. Руки волшебными пассами ласкали нежную кожу между бедрами и внизу живота. Вот пальцы прикоснулись к самому интимному ее месту и слегка углубились внутрь. Из груди Саммер вырвался приглушенный стон.
Он шептал что-то мягко и убедительно, хотя смысла слов она почти не понимала. А еще через мгновение Саммер вообще забыла обо всем. Ноги сами собой раздвинулись шире, приглашая его пальцы продолжить приносящие такое невыразимое удовольствие движения. Переполнявшее ее возбуждение заставляло все тело изгибаться навстречу этим движениям в поисках чего-то, чего она пока не знала.
— У нас еще будет тысяча ночей. Но сегодня мы впервые любим друг друга, дорогая, — прерывисто дыша, вымолвил Слейтер. — Мне хочется, чтобы и ты получила такое же удовольствие, как и я. Важно, чтобы ты сохранила о нашей первой ночи самые лучшие воспоминания.
— О да! Я знаю… Пожалуйста, — прошептала она.
Слейтер по-прежнему прижимал ее грудью к одеялу, его колени раздвинули бедра девушки. На какую-то секунду Саммер ощутила страх. Пальцы ее заскользили по его спине, судорожно сжимая и вновь отпуская вьтуклые мышцы. Еще мгновение — Слейтер чуть приподнялся, и девушка ощутила, как нечто большое, твердое и продолговатое вошло внутрь ее тела. Глядя ей в глаза и прерывисто дыша, он ненадолго замер, и вдруг резко продвинул часть своего тела глубже. Саммер вздрогнула не то от боли, не то от удивления. Губы приоткрылись, но он мгновенно запечатал их поцелуем, так и не дав вырваться зародившемуся уже в горле стону.
— Бесценная моя… Любимая… — шептал он нежные, успокаивающие слова.
Слейтер снова замер, но тела их уже окончательно слились в одно целое. Осознание случившегося теплой волной омыло сердце. Она обхватила любимого руками, прижимая к груди. Бедра сами сделали движение навстречу. В голове пульсировала лишь одна Мысль — этот момент никогда больше не повторится, отныне она стала уже другой.
Очень осторожно и медленно, стараясь не изгибать тела, он шевельнулся и посмотрел ей в глаза. Они светились счастьем и любовью. Он шевельнулся чуть резче и быстрее. В глазах любимой не было боли. Едва сдерживая радостный крик, Слейтер горячо поцеловал ее в губы. Тела их изогнулись, ища друг друга во встречном движении. Саммер ощутила внутри нечто похожее на удар молнии. Казалось, какая-то волшебная сила подхватила их обоих, унося на край света и еще дальше, куда-то, где были лишь они вдвоем, слившиеся в одно целое.
— Я люблю тебя, — пролепетала она, трепеща всем телом.
Сказочное, непередаваемое наслаждение волна за волной накатывалось на них, захватывая целиком. Они были существами, способными, соединившись, принести друг другу высшее счастье. Каждый из них с готовностью отдавал другому все, что мог, получая не меньше, а может, и больше в ответ. Саммер лишь догадывалась, что такая любовь, как у них, дана не всем. Слейтер знал это наверняка. Он был человеком, всей душой стремящимся к мирной жизни и простому человеческому теплу. И сейчас он обрел все это. Все, чего он так страстно желал, заключалось в этой маленькой женщине. Он чувствовал это, сливаясь с ней, и хотел отдать ей всего себя без остатка, вновь и вновь прижимаясь к ее груди.
Наконец вырвавшийся из его губ легкий стон возвестил об окончании акта любви. Они лежали рядом, не разжимая объятий. Сил у Саммер осталось ровно на то, чтобы отвечать на его поцелуи. Тело вдруг стало слабым и безжизненным, зато душа ликовала. Хотелось поделиться своим счастьем и с любимым.
— Это было просто чудесно! Ты… ты великолепен!
Слейтер, чувствуя, как по телу разливается приятная усталость, бережным движением поправил выбившиеся на лоб пряди волос Саммер. Сердце его ликовало. Он и в самых смелых мечтах не рассчитывал, что судьба пошлет ему такую женщину. И никогда еще он не чувствовал себя столь радостно и умиротворенно. Склонив голову, он с нежностью и благоговением поцеловал ее, затем откинулся на спину и взял в руку свою рубашку. Но не надел ее, а протер мягкой тканью грудь, живот и бедра Саммер, а затем аккуратно смахнул капельки пота с ее лица. Так поступить мог только по-настоящему любящий мужчина, и Саммер безошибочным женским чутьем угадала это.
Слейтер присел, и они пристально стали смотреть друг на друга, не в силах отвести глаз. Саммер впервые видела его мускулистое, чуть худощавое тело обнаженным, чувствуя, что и он наслаждается созерцанием ее наготы. Но и тени смущения, а тем более раздражения у нее не возникло.
— Я люблю тебя! — произнесла она мягким, слегка дрогнувшим голосом.
— И я люблю тебя! — ответил он. — Я так благодарен судьбе за посланное мне счастье.
Он быстро натянул на себя одежду и помог одеться Саммер.
— Если бы ты жила в моем доме, я бы не выпускал тебя из своих объятий все ночи напролет, — сказал Слейтер тихо немного шутливым тоном. — Но я понимаю причины, по которым ты не хочешь переезжать сейчас, — добавил он уже серьезно.
Утомленная, Саммер сидела неподвижно, предоставив Слейтеру позаботиться о своей ленточке для волос. Он нашел ее на одеяле и надел ей на шею, оставив волосы распущенными. Они снова посмотрели друг другу в глаза. То, что произошло между ними, было чудом. Продолжение обещало быть не менее прекрасным. Они уже не были чужими людьми, а стали близкими и родными, как муж и жена. Ее мягкость теперь добавилась к его непреклонности, а ей передалась часть его твердости. Совершилось обыкновенное и вечно новое чудо, наполнявшее обоих восторгом. Они были счастливы тем, что просто сидят рядом на мягком одеяле, а ночь дарит им уединение, отгораживая от остального мира.
— Я чувствую, что стала какой-то другой, новой, — прошептала Саммер. — То, что творится в моей душе, похоже на музыку.
— Поцелуй меня еще раз.
Их губы нашли друг друга в темноте и слились в поцелуе. Вышедшая из-за закрывавшей ее тучки луна пролила на них свой загадочный серебряный свет. Где-то далеко койот протяжным воем пожаловался небу на свое одиночество, сова пробормотала что-то в ответ, вспугнув зашумевшую в листве белку, и вновь все смолкло.
Они сидели неподвижно несколько минут, пока еще один почти неслышный далекий звук заставил Слейтера встрепенуться. Он настороженно прислушался. И хотя звук не повторился, он потянулся к своим мокасинам, и в руках его блеснул маленький револьвер. Обняв Саммер, он вновь стал вслушиваться в тишину, затем одним ловким движением поднялся вместе с ней на ноги.
— Что это? — спросила она шепотом.
— Олень спустился к реке, — спокойно сказал он, протягивая ей руку.
Саммер вложила свою ладонь в его, они вышли из тени своего любимого дерева и направились через двор к дому.
— Трэвис Маклин приезжал к нам сегодня, — поспешила выпалить она то, что не решалась сообщить весь вечер.
Они вошли на крыльцо. Слейтер не торопясь молча положил одеяло на скамейку. Девушка почувствовала себя неловко. В том, что он слышал ее последние слова, сомнений не было. Но и в том, что он не проронил в ответ ни звука, тоже.
— Слейтер, — снова окликнула она его, стараясь заглянуть в глаза. — Ты слышал, что я тебе сказала?
— Слышал.
Горечь, прозвучавшая в ответе, отозвалась болью в сердце Саммер.
— Почему ты мне не сказала об этом раньше? Что ему здесь понадобилось? — спросил Слейтер.
Казалось, что гнев, не умещаясь в нем, рвется наружу, заполняя ночную тьму и обжигая Саммер. Она невольно попятилась, но рука его лишь крепче сжала ее запястье.
— Он сказал, что охотится в горах. Эллен просила его передать мне приглашение на бал, если он окажется поблизости от нашего дома, — сказала она, с опаской глядя на Слейтера.
Она почти физически ощутила, как в нем все сильнее и сильнее разгораются злость и раздражение.
— Он охотился? На кого, интересно? Не на несчастных ли индейцев, чтобы обратить их в рабов или замучить пытками?
Если поначалу Саммер была лишь удивлена реакцией Слейтера, то теперь это обвинение, да еще произнесенное столь раздраженным тоном, вывело ее из себя.
— Он не сообщил мне, на кого охотится. Зато вел себя как джентльмен, и я, естественно, предложила ему сесть с нами за стол. А как, по-твоему, мне следовало поступить?
— Ты не знаешь, на что способны Трэвис Маклин и эта красивая притворщица Эллен!
Бесцеремонность, с которой Слейтер проигнорировал ее мнение, задела уже природную гордость Саммер.
— Возможно, — произнесла она с холодным спокойствием. — Но у меня нет никаких оснований считать их своими недругами. Эллен была так добра, что сразу же навестила меня, как только смогла. Она была подругой моей мамы и хочет дружить со мной тоже. Ты совершенно не прав, полагая, что они как-то связаны с убийством твоего отца. Эллен во время наших разговоров и о Сэме, и о тебе говорила только хорошее…
— Ах вот оно что! — резко, будто ударом хлыста, прервал ее Слейтер. — Ты думаешь, что она была подругой Нэнни? Да она презирала и ненавидела Нэнни, так же как ненавидела и презирала мою мать, меня, любого, кто, по ее мнению, стоял между ней и моим отцом. А когда Эллен окончательно поняла, что не добьется своего, она решила убить его и меня! В результате она получила бы хоть частицу отца — созданное им ранчо!
— Ты не можешь знать этого, Слейтер! — Из-за усиливающегося раздражения девушка не столько задумывалась над его словами, сколько искала аргументы для их опровержения. — Ты просто дал волю своим подозрениям и слишком строго судишь обо всем. Если у тебя имеются серьезные доказательства, то почему ты не прибегнешь к помощи закона?!
— Закона? Здесь нет власти закона, маленькая моя глупышка. Армия пытается делать кое-что. Но солдат мало, и разбросаны они по стране редко, как пятна на хвосте сойки. Думаешь, наше ранчо не привлекает внимание разного рода преступников и вставших на путь грабежей индейцев? Да здесь только потому и безопасно, что мои люди постоянно настороже. Каждый год я теряю одного, а то и двух отличных парней, чтобы хоть на моих землях поддержать порядок и этот самый закон.
Слова Слейтера произвели впечатление на Саммер, но ущемленное самолюбие все равно подталкивало к поиску новых доказательств собственной правоты.
— Как бы там ни было, у тебя нет доказательств того, что Эллен хотела тебя убить, чтобы завладеть ранчо. Она даже не могла знать, что получит эти земли в случае твоей смерти.
— Нет, она знала. Земли Маклинов всегда переходят по наследству кровным родственникам, а Трэвис, к сожалению, носит наше родовое имя. Он унаследовал его от дяди Скотта, хотя один Бог знает, как столь порядочный человек мог стать отцом такого извращенца.
Слейтер приподнял кончиками пальцами ее подбородок и пристально посмотрел ей в лицо, будто пытаясь гипнотическим воздействием сломить стремление к сопротивлению, читавшееся в ее глазах.
Гнев Саммер и вправду почти мгновенно испарился. Хотелось поплакать, но мешала гордость.
— Пожалуйста, Слейтер, постарайся понять.
— Понять? Что? Это ты должна решить наконец, чему верить — моим словам или тому, что говорит тебе Эллен. Я люблю тебя больше жизни, Саммер, и надеюсь… начал надеяться, что и ты любишь меня. А ведь основа любви — преданность и доверие.
— Как ты можешь сомневаться в том, что я люблю тебя? Неужели ты думаешь, что я бы… я бы могла?..
В голосе Саммер чувствовались обида и страшная усталость. Губы ее задрожали, глаза наполнились слезами. Несколько долгих секунд они молча смотрели друг на друга. И вдруг Саммер застенчиво и нерешительно обвила руками его шею и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в напряженные, неподатливые губы. Чуть не лишившийся дыхания, Слейтер сжал ее в объятиях, которые, казалось, не смогла бы разжать сейчас никакая сила. Теплые и влажные губы девушки с готовностью ответили на его поцелуй.
Но если Саммер ожидала, что после этого увидит лицо Маклина не таким хмурым, ее ждало разочарование. Он все так же молчал, пристально глядя ей в глаза. Она почувствовала, что не может больше сдерживать слез, которые вот-вот брызнут из ее глаз. Расплакаться сейчас перед ним — только этого еще и не хватало! Девушка попыталась вырваться из его объятий и спрятать лицо, но он лишь сильнее прижал ее к своей груди.
— Не надо плакать. Постарайся лучше внимательно выслушать меня, — сказал он каким-то незнакомым, лишенным всяких эмоций голосом. — Я знаю, что Трэвис сладкоречив и может быть обаятельным, если захочет. Но это лишь маска, и она не должна обмануть тебя. Когда представляется возможность, он ведет себя будто бешеный пес. Я знаю это точно, Саммер. — Слейтер еще сильнее сжал ее плечи. — Женщины для него не более чем инструмент для удовлетворения желаний. И я не хочу, чтобы он ошивался возле тебя. Если он прикоснется хотя бы к волоску на твоей голове, я убью его. Я застрелю его не задумываясь, как взбесившегося пса. Возможно, зная, чем занималась в Гамильтоне Сэди, он рассчитывает найти доступную игрушку в ее лице. Но коль скоро эта женщина оказалась на моей земле, она тоже находится под моей защитой. Мне удалось донести до тебя свои мысли, Саммер? Ты поняла?
— Да, я все поняла. Только… Он вел себя так мило сегодня. И не только со мной и Сэди, но и с детьми.
— Если он еще раз появится здесь, вам следует немедленно подать нам сигнал выстрелом из ружья. — Слейтер погладил Саммер по голове, и она опустила мокрое от слез лицо ему на плечо. — Сейчас не беспокойся. Я переночую у вас в сарае, хотя, честно говоря, с брльшим удовольствием провел бы эту ночь с тобой. — Он нежно поцеловал девушку. — А в дальнейшем мы, пожалуй, построим здесь еще один барак для сезонных рабочих, и Сэди не придется здесь жить одной после того, как ты переедешь ко мне. Ну а теперь иди и не забудь запереть двери на засов.
Войдя в дом, девушка задвинула засов и подошла к окну. Едва различимый в темноте, Слейтер отвязал своего коня и направился за дом. Она поспешила к другому окну. Отсюда было видно, как он напоил коня, снял с него седло и отвел в загон. Быстро вернувшись с винтовкой в руках, он обошел дом, останавливаясь и внимательно прислушиваясь к ночным звукам через каждые несколько шагов. Подойдя к сараю, он застыл еще на пару минут и, видимо; не найдя ничего подозрительного, скрылся за дверью.
Пожалуй, никогда еще до этой ночи Саммер не доводилось испытывать такого физического и эмоционального напряжения одновременно. Одно превращение, произошедшее прямо на глазах со Слейтером, было серьезным испытанием. Человек, которого она так страстно полюбила и который был с ней так мягок, нежен и внимателен, в одно мгновение сделался вдруг холодным, нетерпимым и вспыльчивым. И все-таки душа девушки была умиротворена. От неприятного разговора память все равно возвращала к тем минутам, когда она была полностью погружена в волшебный океан любви и наслаждений. Такого всепобеждающего чувства, такого полного удовлетворения ей не приходилось еще испытывать никогда. Даже сейчас, лежа в полной темноте в своей постели, при воспоминаниях о волшебстве этой ночи она ощутила приятную ломоту в теле. Слегка нахмурившись, Саммер дотронулась до низа живота и вдруг подумала о том, что в ней и сейчас находится семя Слейтера. Может ли она забеременеть? Вполне вероятно! И наверное, правильнее было бы сейчас испытывать раскаяние за совершенный грех. Но вместо этого на душе стало совсем легко и радостно, особенно когда воображение нарисовало маленького смугловатого мальчика с черными волосами, серьезным лицом и темно-синими глазами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Здесь царствует любовь - Гарлок Дороти



Не супер, но интересно. Вполне можно поставить 8 баллов .Кому-то возможно понравится больше.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиКсения
2.01.2013, 9.00





конец меня розачеровал а так читать можна.
Здесь царствует любовь - Гарлок Доротианна
29.08.2013, 0.03





А мне очень понравился, буду читать следующий роман этого автора.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиТаня Д
4.08.2014, 10.16





Роман прекрасный,вот конец как сказала Анна меня немного розачеровал,а так 8 баллов.
Здесь царствует любовь - Гарлок ДоротиРада
17.10.2014, 22.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100