Читать онлайн Волшебный цветок, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный цветок - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.36 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный цветок - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный цветок - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Волшебный цветок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Бак отыскал почти уже заросшую травой всеми забытую тропинку и направил по ней коня к гребню холма, возвышавшегося над ранчо «Аконит». Тропинка пролегала через густую осиновую рощу и поднималась по пологому склону. Бак выехал на поросшую густой травой полянку, на которой кое-где пробивалась молодая дубовая поросль. Несколько раз из-под копыт коня выскакивали перепуганные кролики. Высоко над верхушками деревьев кружил ястреб, высматривая себе на обед какого-нибудь зазевавшегося зверька. Бак ехал не останавливаясь. Крупные копыта Серого ступали по мягкой траве совершенно бесшумно.
Бак сократил дорогу, проехав напрямую по узкой полоске луга, и нашел именно то, что искал, — тропинку пересекали свежие следы лошади. Он пустил Серого прямо по следу. Хотя в густой траве следы были почти неразличимы, он мог, даже не глядя на них, сказать, куда направлялся всадник — на плато повыше тропинки, ведущей к ранчо. Причем всадник выбрал кратчайший путь.
Резко повернув копя, Бак направил его вверх по склону холма. Каждый раз, когда ему предстояло пересечь открытое пространство, он внимательно осматривался. Бак слишком хорошо знал, как легко здесь спрятаться, затаиться. Невысокий кустарник, одежда, сливающаяся с ландшафтом, и неподвижность — вот и все, что нужно, чтобы стать невидимым.
Когда Бак находился уже довольно высоко над тропинкой, он повернул коня к лесу и стал осторожно продвигаться между деревьями, пристально вглядываясь в каждый куст, в каждый пригорок. Время было тревожное, и люди Форсайта могли сидеть в засаде за любым камнем. Он наблюдал, как ложатся тени, как ведут себя птицы, — старался не пропустить ни одного признака, указывающего на возможное присутствие врага.
Подул ветерок, шелестя листьями, и Бак почувствовал слабый, едва уловимый запах табака. Он спешился и, бесшумно ступая, направился в тенистую лесную чащу. Игра с неведомым врагом шла по-крупному, и ставкой в этой игре была жизнь. Любой неверный шаг грозил проигрышем, а жизнь у человека всего одна.
Бак прочесывал этот район ежедневно — все четыре дня, что Кристин жила у него. Он знал: рано или поздно Форсайту надоест ждать, и он пришлет на ранчо своих приспешников. Каждый вечер Баку не терпелось вернуться домой. С появлением Кристин место, служившее ему лишь ночным пристанищем, словно по мановению волшебной палочки превратилось в настоящий Дом — во всех смыслах этого слова. Бак знал, что там его всегда ждет приветливая улыбка и горячая пища. Ему нравилось сидеть вечером за чашкой кофе и наблюдать, как Кристин плавно передвигается по его дому, нравилось слушать ее милую болтовню о том, как она провела день, смотреть, как терпеливо она возится с Моссом.
Девушка не выходила у него из головы с того самого дня, как Бак впервые ее увидел. Что-то в нем самом — то ли внутренний голос, то ли странное волнение в крови, то ли какое-то шестое чувство — подсказывало: это его женщина. Баку хотелось прожить с ней всю жизнь здесь, в «Аконите», хотелось любить и защищать ее, заботиться о ней. Но он опасался, что Кристин подумает, будто ему нужна не она сама, а наследство Ярби Андерсона, — он бы и сам так решил, окажись на ее месте. А что сказала бы Кристин, если бы узнала всю правду! Бак мысленно выругался. Почему, ну почему он не рассказал ей все с самого начала? И сам же себе ответил: да потому, идиот несчастный, что она могла бы тут же потребовать, чтобы он отвез ее обратно в город.
Бак остановился в густых зарослях. Он вдруг сообразил, как опасно отвлекаться в такой момент, и попытался выбросить из головы все мысли и о Кристин, и о Ярби, и о ранчо. Сейчас он должен думать только об одном: о человеке, который хочет его убить.
Бака раздражало, что он оказался в положении дичи, преследуемой охотником. Кто бы сюда ни прокрался, враг рассчитывает сначала застрелить его, потом спуститься на ранчо и убить старика и беззащитную женщину. Однако загорелое лицо Бака, выдубленное ветром и солнцем, не выражало гнева, оставалось неподвижным и бесстрастным. Он подавил в себе гнев — нельзя, чтобы он затмил его разум и толкнул на неверный шаг.
Бак тщательно осмотрел склон, вглядываясь в каждое дерево, каждый куст, каждый валун. Было тихо, даже птицы, и те примолкли. Он уже собирался выйти из укрытия и продолжить путь, как вдруг замер. Потом отступил па шаг. Бак давным-давно научился доверять своим инстинктам. Вот и сейчас он не смог бы толком объяснить, почему медлил, — просто почувствовал: что-то не так.
В следующее мгновение раздался выстрел, и он ощутил острую боль в плече. Пуля прошла навылет и зашуршала где-то в кустах у него за спиной. Бак тотчас же рухнул на землю, перекатился по траве и услышал, как над ним просвистела еще одна пуля. Он быстро отполз в сторону и, укрывшись за стволом упавшего дерева, вытянулся вдоль него, прижимаясь к земле. Вновь раздались выстрелы. Стрелок прошил пулями кусты, в которых Бак только что стоял. Одна из пуль с противным чавкающим звуком вонзилась в ствол дерева, за которым он спрятался.
Бак вытащил из кобуры револьвер и стал ждать. Вскоре послышался дрожащий от возбуждения голос:
— Есть! Я его уложил! Если он и не мертв, то скоро подохнет. Я слышал, как квакнула последняя пуля. Все, считай, деньги у нас в кармане.
— Ланц? Это все ты стрелял?
— А кто же еще? Я же сказал ему, что отплачу! Он должен быть где-то здесь. Пойду разыщу его, нужно взять какое-нибудь доказательство для этого напыщенного хлыща, который думает, что нам грош цепа.
Ланц и толстяк.
Гнев не затмил разум Бака — он сохранял хладнокровие. Вот послышался хруст веток — это Ланц подошел ближе к его убежищу. Бак напрягся, готовясь к прыжку. Дождавшись, когда юнец подошел так близко, что стало слышно его учащенное дыхание. Бак выскочил из своего укрытия и, стреляя почти в упор, всадил в Ланца три пули подряд. Тот рухнул навзничь, потом чуть приподнялся, изрыгая проклятия, после чего, снова откинувшись на спину, испустил дух.
Ожидая в любую секунду услышать выстрел, Бак повернулся ко второму бандиту. Толстяк оцепенел. Он знал, что смотрит в лицо смерти, и понял, что его единственный шанс выжить — это бросить ружье и поднять вверх руки. Его обрюзгшее лицо приобрело неестественный бледно-желтый оттенок.
— Не стреляйте… прошу вас.
— Ничтожество! Кусок дерьма! — Бак спустил курок и всадил пулю в жирную ляжку толстяка, на дюйм ниже его детородного органа.
Толстяк завопил, сложился пополам, прикрывая руками свое мужское сокровище. Попятившись, потерял равновесие и рухнул на землю.
— Вставай, сукин сын, любитель стрелять в спину! Вставай, не то следующую пулю я всажу тебе между глаз.
Долго сдерживаемая ярость прорвалась наружу. Бак тяжело дышал. Глаза его загорелись гневом. Кровь, сочившаяся из рапы на плече, пропитала рубашку; лицо его также было забрызгано кровью — кровью Ланца.
Бандит встал на колени и кое-как поднялся на ноги.
— Подними его. — приказал Бак.
Широко расставляя ноги, толстяк вперевалку дошел до окровавленного трупа своего приятеля.
— Прежде всего сними с него ремень и сунь револьвер в кобуру. — Бак кивком головы указал на валявшееся рядом оружие. Ланц выронил его, падая. — Так, теперь давай сюда свое ружье. Теперь поднимай своего дружка.
После двух неудачных попыток толстяку наконец удалось взвалить труп на плечо и подняться на ноги.
— Тащи его к лошади, — приказал Бак.
Тот немедленно повиновался и пошатываясь побрел через заросли к лошадям. Бак шел сзади. Временами у толстяка подгибались колени, но ему удавалось выпрямиться и не свалиться на землю вместе со своей ношей.
Лошади стояли в рощице, в трехстах футах от того места, где бандиты поджидали Бака в засаде. Бак отметил про себя, что эти двое приехали к месту встречи с разных сторон, — единственная умная мысль, которой они воспользовались.
— Клади труп на мерина.
— Но это мой конь, — попытался возразить толстяк, однако, взглянув в сверкающие глаза Бака, подчинился.
— Садись в седло.
Бандит взял поводья чалой кобылицы, привязанной рядом, но Бак остановил его:
— Брось поводья, эта лошадь теперь моя.
— Ты отпускаешь меня безоружным? В этих горах полно индейцев сиу.
— Точно. Может, ты как раз повстречаешь родственников Маленькой Совы. Я отпускаю тебя, но только по одной причине: если я тебя пристрелю, то ты вместе с этой падалью будешь поганить мою землю. Так что убирайся, но не вздумай возвращаться в Биг-Тимбер. Полайся в Канаду или в Калифорнию. Если увижу тебя еще раз или хотя бы услышу, что ты околачиваешься возле моего ранчо, найду и пристрелю как собаку.
Почуяв запах крови и чувствуя на себе непривычный груз, мерин занервничал, и толстяку никак не удавалось его оседлать. Когда он наконец забрался на коня, лицо его исказилось от боли; он пронзительно закричал. Испуганное животное шарахнулось в сторону, и бандиту пришлось ухватить Ланца за пояс, чтобы тело не соскользнуло на землю.
Бак свистом подозвал своего коня, забрался в седло и, ведя в поводу чалую кобылу, поехал вслед за непрошеным гостем в сторону дороги на Хелину. Интересно, долго ли толстяк будет везти с собой труп приятеля? Впрочем, Баку было безразлично, где он его выбросит, лишь бы не на земле ранчо «Аконит».
По прошествии первого дня Кристин уже не чувствовала себя посторонней в доме Бака. Однако хозяин no-прежнему оставался для нее загадкой. Кристин не сомневалась: этот человек тверд как кремень, хотя в отношениях со своим отцом являлся воплощением доброты и терпения. Он явно гордился своим жилищем, но при этом так его меблировал, словно отродясь не жил в настоящем доме. В тот день, когда они пришли к соглашению. Бак заявил, что Кристин может переставлять мебель во всех комнатах по своему усмотрению. Он охотно признал, что действительно ничего не смыслит в меблировке, и с некоторым смущением добавил, что выбирал мебель по каталогу и заказывал ее в Боузмене.
Услышав это, Кристин покосилась на кресло, обитое зеленым бархатом. Она улыбнулась Баку, и тот улыбнулся ей в ответ.
— Оно… в каталоге казалось совсем другим.
— В гостиной это кресло смотрелось бы прекрасно, как и круглая лампа. Вы не против, если я перенесу лампу в другую комнату?
— Пожалуйста. Я ею никогда не пользовался. — В этот момент в нем чувствовалась какая-то странная уязвимость, что-то очень трогательное, и в последующие дни Кристин не раз мысленно возвращалась к этому эпизоду.
Большую часть времени Бак проводил вне дома. Если он не уходил на разведку, то занимался делами, которые не мог сделать, пока Кристин не взяла на себя заботу о Моссе.
Однажды он отогнал своих лошадей на верхнее пастбище. Оставалось только надеяться, что его работники вернутся раньше, чем животных обнаружат конокрады или какой-нибудь бродячий отряд сиу, не знающих о договоре между Баком и вождем Железная Челюсть.
Целый день ушел на перетаскивание поваленных деревьев из леса на ранчо. Каждое утро Бак по часу или два рубил дрова и складывал их в поленницу вдоль южной стены дома.
В другой раз он занимался прочисткой каналов, по которым вода из родника поступала в баки, стоящие в загоне.
Каждый вечер он тщательно мылся и только потом появлялся в теплой уютной кухне, где его ждал горячий ужин.
Кристин дни напролет занималась уборкой, то и дело проверяя, не вышел ли старик из дома. Повязав фартук, она мыла, чистила, скребла, на свой лад наводила порядок в кухне. Она вымыла окна водой с уксусом, так что стекла засверкали. Обнаружив в чулане рулон клеенки, ока отрезала от него кусок и застелила стол. Во время одной из уборок, когда Кристин вытирала пыль в дальнем углу, под кухонным столом, она извлекла оттуда запыленный и потускневший графинчик для масла. Отмытый и отчищенный, он оказался таким красивым, что Кристин водрузила его на середину стола. Она ждала, что скажет по этому поводу Бак, «о тот промолчал.
Кристин ни на минуту не забывала об опасности, грозящей со стороны полковника Форсайта. Она надеялась па бдительность Сэма, но все равно всякий раз, проходя мимо окна или двери, опасливо поглядывала вдаль. Бак наказал ей быть начеку; если вдруг кто-то — кто угодно — приблизится к дому, следовало подать сигнал, выстрелив в воздух два раза подряд.
Немало забот было и с Моссом, которого Кристин развлекала, как малого ребенка. Старик привязался к девушке и повсюду ходил за ней следом, так что ей с трудом удавалось вырваться даже в уборную. Бак показал ей комнату в пристройке, куда он по необходимости запирал старика. Однажды, когда Кристин нужно было постирать свое нижнее белье и вывесить сушиться в укромном месте, она заперла Мосса в пристройке. Когда девушка вернулась, старик сидел на кровати и плакал. После этого случая Кристин старалась больше его не запирать.
Дни летели быстро, и Кристин с удивлением обнаружила, что прожила на ранчо почти целую неделю. Она готовила ужин, когда услышала радостный лай Сэма. Девушка подошла к двери и выглянула наружу. Бак ехал на своем Сером и вел в поводу оседланную лошадь. Обрадованная тем, что Бак снова благополучно вернулся, Кристин не задумалась о том, что это за лошадь и почему Бак ведет ее за собой.
— Бак сегодня рано. — У нее вошло в привычку разговаривать с Моссом, словно старик все понимал.
— Я люблю картофельные клецки.
— Неужели? — Кристин с удивлением взглянула на Мосса, сидевшего в кресле. — Мне они тоже нравятся. Нужно будет их приготовить.
Старик временами изрекал фразы, казавшиеся Кристин какими-то… странно знакомыми. Например, однажды он произнес: «Шон, сначала обрежь ветки и распили дерево». У Кристин был когда-то дядя по имени Шон, он давно умер. В другой раз старик заявил: «Нехорошо дразнить Анну»; причем имя Анна он произнес на шведский манер — Оня. Кристин взяла это на заметку, решив спросить у Бака, пет ли у его отца шведских корней.
Пока руки Мосса были заняты каким-нибудь делом, он был доволен жизнью и спокоен, поэтому Кристин приходилось постоянно придумывать ему занятия. Она достала из своего сундука вязаное покрывало и дала Моссу, чтобы он распустил его и смотал нитки в клубки. Кристин решила связать из тонкой шерстяной пряжи шапки и перчатки себе и старику — если, конечно, она не уедет из «Аконита» еще до наступления холодов. Возможно, Баку понравились бы теплые носки, но об этом девушка не смела задумываться.
В этот день Кристин испекла четыре буханки хлеба. Хозяйничая на кухне, она заметила, что Бак заготовил солидный запас провизии, но дрожжей у него не оказалось. Пришлось сделать их самой. Кристин смещала муку и патоку, добавила немного соли и, проварив эту смесь два часа, поставила в угол. Через три дня у нее получилась закваска для теста.
Чего ей по-настоящему не хватало, так это молока, масла и яиц. Б хорошем хозяйстве, особенно на ферме или ранчо, не обойтись без огорода, коровы и кур. Но у Бака не было времени возделывать огород. Зато остальные продукты имелись в достатке — пшеничная мука, кукурузная мука, сахар, рис, изюм, бобы и сушеные яблоки. А в коптильне имелся солидный запас говядины и оленины. Накануне Кристин, отварив тонкие ломтики мяса, потушила их с картофелем и луком, а свежеиспеченный хлеб, по замыслу Кристин, являлся прекрасным дополнением к тушеному мясу.
Моссу надоело его занятие, и он начал слоняться по дому. Старик несколько раз прошелся по комнатам, потом остановился у кухонной двери и принялся раскачиваться взад-вперед. Кристин уже знала;
обычно он становится таким беспокойным, когда ему нужно в уборную. Решив не дожидаться Бака, девушка взяла старика за руку и проводила к деревянному домику во дворе. Кристин уже убедилась; если стащить со старика подтяжки и открыть дверь, дальше он справится сам. Когда ей впервые пришлось провожать Мосса в уборную, она сгорала от стыда. Девушка по-прежнему очень жалела старика, но теперь уже не стеснялась: в сущности, он был как ребенок, милый и безобидный.
На обратном пути Мосс потянул девушку к флигелю. У открытой двери лежал Сэм. При их появлении пес завилял хвостом. Он, хотя и неохотно, смирился с существованием Кристин, когда она угостила его печеньем.
— Бак, вы здесь?
В следующее мгновение он появился на пороге — обнаженный по пояс, с мокрыми спутанными волосами. Можно было подумать, что он окунул голову в ведро с водой. На его плече, у самой шеи, лежала мокрая, пропитанная кровью тряпка.
— Что случилось? — резко спросил он.
— Ничего. — Кристин покачала головой. Она не могла отвести взгляд от его обнаженной груди, по которой из-под мокрой тряпки тонкой струйкой сочилась кровь. — О Господи, вы ранены!
Она попыталась высвободить руку из руки Мосса, но ей это не удалось.
— Пустяки, всего лишь царапина. Я замочил рубашку в ведре.
— По-моему, это гораздо серьезнее, чем царапина. Пойдемте в дом, я промою рану водой с уксусом. Эта тряпка, которую вы приложили к ране, не внушает мне доверия — не очень-то она чистая.
— Подождите, я прополощу рубашку.
— Вашей рубашкой я займусь потом, у вас ведь есть другие, — нахмурившись, проговорила Кристин, пытаясь скрыть охватившую ее тревогу. Потянув за собой Мосса, она направилась к дому. Пройдя несколько метров, она оглянулась. Бак в нерешительности стоял на пороге. — Идемте же, меня не удивишь обнаженным мужским торсом. Вы же знаете, у меня есть брат.
— Его загрызут волки и пумы.
— Кого загрызут, Мосс? — машинально спросила Кристин.
— Бака. Надо привязать его к лошади и дотащить по снегу.
Девушка пристально посмотрела на старика. На мгновение ей показалось, что на его лице промелькнуло нечто вроде тревоги или сочувствия.
— Мосс, что ты хочешь этим сказать? Старик заморгал глазами.
— В молоке плавают мухи.
— Да, конечно. Мне вдруг почудилось… Ладно, не важно.
Войдя в дом, Кристин первым делом усадила Мосса в кресло и сунула ему в руки покрывало. Затем пододвинула стул поближе к кухонному столу и бросилась к своему сундуку за чистой тканью для перевязки. Когда она вернулась в кухню. Бак стоял в дверях.
— Быстро садитесь.
— Вкусно пахнет.
— Я испекла хлеб.
Кристин сняла с раны мокрую тряпку и бросила в таз. Красная полоса открытой раны пересекала плечо так близко от шеи, что Кристин тихонько ахнула. У нее задрожали губы.
— Еще немного, на какой-нибудь дюйм ближе — и…
— Я везучий.
Кристин быстро отвернулась, добавила в миску с водой уксуса и намочила кусочек ткани. Потом без промедления приложила его к ране.
— Уф! Как щиплет!
— Разумеется, так и должно быть, не будьте ребенком. Может, расскажете, что произошло?
Кристин, чуть склонив голову, вопросительно посмотрела Баку в глаза. На мгновение ей показалось, что она утонет в его пристальном. взгляде.
— В меня стреляли.
Кристин попыталась унять дрожь.
— Я и не думала, что вы выстрелили в себя сами.
— Он ждал в засаде на уступе под тропой.
— Надеюсь, вы выстрелили в ответ!
— Выстрелил. — Он криво усмехнулся.
— И кто же оказался более метким стрелком?
Бак оставил вопрос без ответа. Кристин еще раз промыла рану, потом смазала ее какой-то желтой мазью, которую тоже достала из своего сундука. Ее теплые пальцы осторожно касались его обнаженного плеча. Бак вобрал в легкие побольше воздуха и задержал дыхание, когда она накладывала на уже обработанную рану узкую полосу ткани.
— Что это? — спросил он наконец.
— Карболовый вазелин. А вы чем пользуетесь в таких случаях?
— Сосновым дегтем.
— Но это же лекарство для лошадей!
В глазах Бака сверкнули веселые огоньки, но тотчас же погасли.
— Не так уж мы сильно отличаемся от животных.
Какая же она хорошенькая, нежная — такой и должна быть женщина — и в то же время сильная. Пусть Кристин жила в городе, привыкла к комфорту, но она совсем не неженка. Бак вдруг почувствовал острую, почти непреодолимую потребность привлечь ее к себе, усадить на колени и прижаться лицом к ее груди. Интересно, как бы она на это отреагировала? Влепила бы ему пощечину? Убежала бы в другую комнату и заперлась на засов?
— Вы его убили, верно?
Она наклонилась и посмотрела ему в лицо своими серо-голубыми глазами. Секунды бежали одна за другой, складываясь в минуту, в Бак все не решался заговорить. К горлу подкатил комок. В конце концов он прохрипел:
— Да, верно.
И что теперь? Она от него отвернется? Почувствует отвращение? Будет считать его убийцей?
Кристин едва заметно кивнула и положила руку на его обнаженное плечо:
— Вы сделали то, что должны были сделать.
Баку почудилось, что по ее руке в его тело перетекает живительное тепло. Он вздохнул с облегчением. Кристин убрала руку, и ему захотелось схватить ее маленькую ладошку и прижать к своей груди. Когда она пошла выливать воду, Бак вскочил, быстро прошел в комнату, где они с Моссом спали, и сорвал с вешалки выгоревшую голубую рубашку. Поспешно надев ее, он провел ладонью по спутанным мокрым волосам, пытаясь хоть как-то привести их в порядок.
Еще никогда в жизни Бак Леннинг не был столь неуверен в себе. Он просто не представлял, как обращаться с такой женщиной, как Кристин. В городе Бак не появлялся почти год, да если бы и появлялся, вряд ли бы он нашел там женщину, подобную этой. Не сказать, чтобы он страдал от одиночества, нет, Бак привык жить сам по себе; к тому же с ним были Мосс и Джилли, иногда заглядывали какие-нибудь гости. Все дело в том, что в присутствии Кристин он чувствовал себя неуклюжим и косноязычным. Правда, при их первой встрече он был даже чересчур боек на язык, но тогда ему помогла злость на непрошеную гостью. Но чем лучше он узнавал Кристин… Да, как ни стыдно в этом признаться, чем больше от нее зависел, тем все более робел в ее присутствии.
На кухне Кристин разговаривала с Моссом. Он прижимал к груди какой-то мягкий узел, а она осторожно пыталась его забрать.
— Кто ты?
— Я Кристин. Ужин готов, Мосс. Ты можешь заняться этим позже.
— Ты моя мама?
— Нет, я твой друг.
— Я бросил свой фургон и мулов.
— Я рассчитывала, что эта работа займет тебя на день, а то и на два, но боюсь, такими темпами ты распустишь покрывало за два часа. — Наконец она взяла из его рук покрывало, свернула и положила на стул.
— Он доволен, как пьяная сова, — сказал Мосс и вопросительно посмотрел на девушку.
— Да, он должен быть счастлив.
Кристин взяла старика за руку и подвела к умывальнику.
— Помой руки.
Девушка стояла рядом с полотенцем наготове. Хотя Мосс, казалось, понимал, что от него требуется, иногда он продолжал мыть руки до тех пор, пока его не оттаскивали от умывальника и не давали полотенце.
— Доить коров — женское занятие. Мосс вытер руки и уронил полотенце па пол. — Верно. Если бы у нас была корова, я с радостью бы этим занялась.
Кристин подняла полотенце, повесила на крючок и причесала Мосса расческой Бака.
— Я добуду вам корову, — раздался за ее спиной голос Бака. Кристин повернулась к нему и небрежно махнула рукой.
— Что вы, я просто разговаривала с Моссом. К тому же я не знаю, сколько здесь пробуду, и тогда вам придется доить ее самому. Вряд ли вам это понравится, мужчинам не по душе подобные занятия.
— Вы уезжаете? — тихо спросил Бак.
— Нет… не сейчас. Если, конечно, вы не хотите, чтобы я уехала.
— Мне казалось, мы договорились.
— Да. Я останусь… пока мы не установим границу между моей землей и вашей.
— Возможно, это будет сделать нелегко. Может статься, этот дом стоит как раз на границе.
К величайшему изумлению и удовольствию Бака, Кристин вдруг залилась звонким смехом. Этот смех, наполнивший всю кухню, показался Баку мелодичнее любой музыки. Он прищурился и, наклонившись, заглянул ей в лицо. Как же она прекрасна, особенно когда смеется! Вся светится изнутри, а глаза горят, точно звезды.
— Если нам придется делить дом, я подаю заявку на заднюю половину, — дерзко заявила Кристин, все еще улыбаясь, — У вас очень уютный дом, но больше всего мне нравится кухня, особенно печь. А вы можете оставить себе поленницу.
Губы Бака дрогнули и медленно растянулись в неуверенной улыбке; вокруг его сияющих зеленых глаз разбежались лучики морщинок.
— Чтобы разжечь вашу печку, вам понадобятся мои дрова.
— Тогда мы можем заключить сделку: вы снабжаете меня дровами, а я в обмен пеку печенье.
— Что ж, по-моему, справедливо.
— Наверное, мы с вами па некоторое время., , как бы привязаны друг к другу. — Она обошла стол, чтобы снова забрать у старика клубок. — Мосс, займемся этим после ужина. — Она усадила его за стол.
— Чем это он рвется заняться?
— Я дала ему распускать покрывало. Похоже, Моссу понравилось вытягивать нить и сматывать в клубки.
— Местами тропинка вьется вокруг валуна, — изрек Мосс, поглядывая то на Кристин, то на Бака.
Бак потрогал рукой мягкую шерсть и вопросительно вскинул брови.
— Что за покрывало?
— На кровать.
— Вы сами его связали?
— Да, несколько лет назад.
— Очень красивое.
— Теперь уже оно мне ни к чему, я могу найти лучшее применение для хорошей шерсти.
Бак пытался поддержать разговор.
— И что вы собираетесь связать?
— Перчатки, шапочки, носки, шарфы.
Когда она попросила Бака принести грязную одежду, тот очень смутился, по потом все-таки уступил ее настояниям и принес. Кристин поняла причину его смущения, когда обнаружила на одежде дыры.
— Обычно я стираю белье в ручье, — пояснил Бак. — Конечно, не зимой.
Кристин не могла себе представить этого сильного, мощного мужчину за таким занятием, как стирка, но тем не менее он этим занимался. Судя по виду стиральной доски, ею часто пользовались.
Бак натянул веревку, привязав один конец к поперечине колодца, а другой закрепив на стене дома. Кристин поблагодарила его улыбкой, и Бак поспешно ретировался.
После этого Кристин несколько часов его не видела. Но девушка не сомневалась, что он где-то поблизости, — Бак никогда не покидал ранчо, не предупредив ее. Интересно, что бы сказал Ферд, если бы увидел, как его сестра гнет спину над лоханью? Улыбнувшись своим мыслям, Кристин погрузила руки в теплую воду и принялась за рубашку Бака. Пятна крови она еще раньше отмыла в холодной воде, взяв себе на заметку, что нужно зашить дырку от пули. На некоторых носках остались неровные бугры — следы неуклюжих попыток Бака заштопать дыры; это тоже следовало исправить.
Дома, в Ривер-Фоллз, стирать белье к Андерсонам каждый понедельник приходила миссис Иоргенсон с дочерьми. Женщины появлялись на рассвете и сразу же начинали греть воду в огромном медном котле. Стиркой занимались в специальной прачечной, построенной на приличном расстоянии от хозяйского дома. Выстиранное белье сушилось на веревках на заднем дворе. Как только белье высыхало, его сразу же гладили там же, в прачечной. Насколько помнила Кристин, за все десять лет миссис Иоргенсон ни разу не переступила порог кухни, у которого оставляла большие корзины с выстиранным и выглаженным бельем.
Мосс сидел на ступеньках и забавлялся с новой игрушкой, которую сделала для него Кристин. Девушка продела в одну из дырочек пуговицы шнурок, а концы шнурка связала. Мосс обеими руками крутил пуговицу, пока шнурок не закручивался в спираль. Потом он отпускал пуговицу, и она начинала с тихим жужжанием вращаться 8 обратную сторону. Старик был ужасно доволен.
Солнце приятно пригревало; вскоре на лбу у Кристин выступили бисеринки пота. Девушка откинула упавшие на лицо прядя волос тыльной стороной ладони и подхватила последнюю порцию выстиранного белья, чтобы развесить на веревке. И тут она услышала глухое злобное рычание Сэма. Поставив ведро с бельем рядом с лоханью, Кристин пошла посмотреть, в чем дело.
Пес, вскочивший со своего любимого места в тени дуба, стоял в напряженной позе, подняв хвост и вздыбив шерсть на загривке. Он смотрел в сторону ручья и угрожающе рычал. Кристин посмотрела в ту же сторону, но не увидела ничего подозрительного. Однако Сэм, подняв уши торчком и не спуская глаз с какой-то лишь ему одному видимой точки, снова зарычал. Сердце Кристин гулко забилось. Она попыталась успокоить себя мыслью, что пес просто увидел какого-то зверька, пришедшего на водопой. Но вскоре из леса показалась группа всадников. Рычание Сэма перешло в яростный лай.
— Бак! — закричала Кристин.
— Я здесь.
С ружьем в руке Бак вышел из сарая и подошел к Кристин.
— Кто это? Люди Форсайта?
— Нет. Вон тот, в кожаных штанах, — Джилли, остальные — индейцы племени сиу.
— Они… не опасны?
— Тот, который рядом с Джилли, — Быстрый Бег. Он меня недолюбливает. Но с ними женщины, значит, ничего дурного они не замышляют.
— Бог мой, я никогда не видела диких индейцев так близко. Бак посмотрел на нее и насмешливо прищурился.
— Они не более дикие, чем мы с вами, просто они другие. Индейцы всего лишь пытаются удержать то, что веками принадлежало им.
— Что я должна делать?
— Ничего. Стойте, где стоите. Они вас уже увидели, и если вы вдруг исчезнете, это может показаться подозрительным.
— А что они подумают о Моссе?
— Они о нем знают. Сиу очень терпимы к больным и старикам. Они зовут его Человек-который-заблудился-в-голове. — Не спуская глаз с приближающихся всадников, Бак заметил: — Вы будете им в диковинку. Вряд ли индейцам доводилось видеть женщин с такими волосами.
— Может, мне повязать их шарфом?
— Не стоит. Оставайтесь рядом с Моссом и не бойтесь, даже если кто-нибудь из них захочет потрогать ваши волосы рукой.
— Их так много…
По команде Бака Сэм подбежал к хозяину и сел рядом.
— Сэм не любит индейцев, запах ему не нравится, что ли… Он как будто понимает: если бы не я, они бы его съели.
— Съели? — Кристин чуть не стало плохо.
Когда группа всадников с громкими криками въехала во двор, Бак вышел им навстречу. Белый, одетый в кожаные штаны, спешился и поздоровался с Баком за руку. Он был мускулистый, как кузнец, бородатый, с огромной головой и гривой черных волос, в которых виднелись седые пряди. Кристин даже приблизительно не смогла определить его возраст.
— Привет! Вижу, у нас тут прибавление. — Веселые голубые глаза стрельнули в сторону Кристин.
— Привет, Джилли. Все нормально?
— Нормальнее не бывает. Потери есть, но как же без этого? Железная Челюсть велел передать своему другу, что присмотрит за его скотиной.
— А что здесь делает Быстрый Бег? — Он кивнул в сторону индейского воина, который стоял впереди своих сородичей.
— Ничего, просто решил пустить пыль в глаза. Он не причинит тебе неприятностей, вождь Железная Челюсть подчиняется Красной Туче, так что он не посмеет ослушаться их обоих.
Из индейцев спешился только Быстрый Бег. Он стоял рядом со своим конем, держа в руках ружье. На нем были штаны из оленьей кожи, заправленные в высокие, до колен, мокасины, украшенные бахромой и бисером; но торс индейца был обнажен. На руках же, повыше локтя, красовались браслеты, сделанные из крупных бусин. Шею также украшало ожерелье — из бисера и зубов. Его гладкая смуглая кожа блестела, словно смазанная маслом. Две длинные черные косы с вплетенными в них тонкими полосками кожи свисали па грудь. Быстрый Бег был красив и высокомерен.
Бак шагнул ему навстречу, протягивая руку.
— Добро пожаловать в мой вигвам, — сказал он па языке сну. Быстрый Бег приветствовал его почти мгновенным рукопожатием.
— Я знаю твой язык.
— А я — твой.
Несколько долгих напряженных мгновений мужчины пристально смотрели друг другу в глаза. Быстрый Бег передал поводья коня, а вместе с ними и ружье одному из индейцев; сам же направился к Кристин. Он обошел девушку со всех сторон, оглядел с головы до ног. Внутренний голос подсказывал Кристин, что ей следует стоять спокойно и смотреть индейцу в глаза. Ей пришлось мобилизовать всю свою волю, чтобы не отпрянуть, когда индеец протянул руку и выдернул шпильки из ее волос.
Длинные серебристые косы упали на спину. К величайшему облегчению Кристин, Бак подошел и встал рядом.
— Чья эта женщина? — спросил Быстрый Бег. Бак ударил себя кулаком в грудь.
— Моя.
— Предлагаю обмен.
— Нет.
— Шесть пони.
— Нет.
— Десять.
— Нет.
Ноздри индейца раздулись, выдавая гнев.
— Она ведь всего-навсего женщина. Она не стоит большего.
— Женщина с серебряными волосами стоит сотни пони.
Бак потрогал одну из кос Кристин, но не убрал руку, а положил ладонь ей на плечо — положил с видом собственника. Тем временен большой палец его правой руки покоился за ремнем джинсов — как раз над кобурой с револьвером, что висела у него на бедре.
— Предлагаю десять пони и двух своих жен.
— Нет. Я видел твоих жен.
Индеец в гневе топнул ногой:
— Она принесет сыновей с волосами цвета облаков, но она не стоит сотни пони.
— Сыновья, которых она принесет, будут моими сыновьями. — Бак повысил голос и скова ударил себя кулаком в грудь.
В мгновение ока рука индейца сомкнулась вокруг косы Кристин. Быстрый Бег, сверкая глазами, с вызовом смотрел на Бака. Кристин по-прежнему стояла не шевелясь.
— Я могу забрать то, что принадлежит тебе.
— Женщина не стоит жизни храброго воина. Она слабая, не может даже освежевать оленя. И ленивая. Эта женщина годится только на то, чтобы ухаживать за Человеком — который — заблудился-в-голове.
Кристин не верила своим ушам. Бак Леннинг говорил такое о пей!
— А какова она па одеяле?
Бак смерил Кристин презрительным взглядом и скривил губы в усмешке:
— Лежит, как дохлая овца. Возьмешь ее, так потом всю ночь скулит.
Кристин задохнулась от возмущения. Бак ощутимо сжал ее плечо — лишь это заставило ее сдержаться, промолчать.
— Я заберу это у бесполезной женщины и повешу на крыше своего вигвама.
Кристин почувствовала, как ее с силой дернули за косу, и тихонько вскрикнула в испуге. Бак выбросил вперед руку и обхватил запястье индейца.
— Только попробуй отрезать волосы моей женщины, и я тебя убью.
Кристин глубоко вздохнула и затаила дыхание. На несколько мгновений, показавшихся ей вечностью, воцарилась абсолютная тишина. Наконец Быстрый Бег выпустил косу девушки и отступил на шаг. Потом сунул свой нож за пояс и скрестил на груди руки.
Бак привлек Кристин к себе и загородил своим телом.
— Быстрый Бег, я не хочу ссориться, но эта никчемная женщина — моя.
— Пф! — фыркнул индеец. — Кому она нужна? Старая, ленивая, не может освежевать оленя. Она не стоит даже… — Он сплюнул на землю.
Бак не спеша достал из кармана кисет и так же неторопливо скрутил сигарету. Потом с невозмутимым видом сунул сигарету в рот и протянул кисет Быстрому Бегу:
— Табачку?
Темные глаза индейца гневно сверкнули. Он вырвал кисет из рук Бака и сунул его за пояс кожаных штанов. Потом решительно шагнул к сушившемуся на веревке белью — как раз туда, где Кристин повесила между фартуком и платьем свои панталоны, стараясь, чтобы они не слишком бросались в глаза. Девушка тихонько ахнула: Быстрый Бег сорвал с веревки сей интимный предмет туалета и вызывающе взглянул на Бака, словно провоцируя того на ссору. Бак никак не отреагировал. Индеец с важным видом прошествовал мимо хозяев и, ухватившись за гриву копя, вскочил на него. Потом, испустив победный клич, поднял над головой панталоны и, размахивая ими, точно белым флагом, развернулся и поскакал к ущелью. Почти все индейцы последовали за ним, на ранчо остались только шестеро воинов и две женщины.
Бак молча наблюдал за удалявшимся отрядом. Когда воинственное гиканье стихло вдали, он подошел к оставшимся индейцам .и с каждым поздоровался за руку. Они поговорили несколько минут. Потом индейцы отвели своих лошадей на холм позади хозяйственных построек. Женщины на низкорослых лошадках вели в поводу других лошадок — с поклажей. Бак вернулся к Кристин. Девушка искала на земле свои шпильки. Выпрямившись, она взглянула на Бака, кипя от гнева:
— Как вы могли? Почему вы позволили ему взять мои… — Она настолько вышла из себя, что не расслышала, как Джилли издал короткий смешок, однако заметила усмешку, растянувшую губы Бака. — Не вижу в этом ничего смешного!
— Я подумал, что так будет вполне разумно.
— А что вы такое тут про меня наговорили?! Вы меня оскорбили! Я, видите ли, ленивая и не могу освежевать оленя… Позвольте вам заметить, мистер Леннинг, если потребуется, я вполне могу это сделать. Вы выставили меня па посмешище!
— Поймите, Кристин, Быстрому Бегу нужно было сохранить лицо. Для таких, как он, репутация очень много значит. Он предлагал за вас десять пони и двух жен — высокая цена за одну женщину. Обычно мужчина покупает жену за двух необъезженных пони. А теперь он может заявить, что моя женщина ленива и ничего не стоит. И может похвастать, что забрал ее панталоны, а я даже не бросился в драку.
— Это ни в какие ворота не лезет! В жизни не слышала такой глупости! Мне не нравится, когда меня обсуждают, как какую-то корову! — Кристин опустила голову, чтобы скрыть румянец, заливший ее лицо. — Что, этот дикарь и шпильки мои забрал? Густав привез их мне из самого Нового Орлеана. Клянусь Богом…
— Мэм, шпильки у Мосса. Не считайте этого краснокожего полнейшим идиотом. Упрямства в нем, правда, с избытком, но он не совсем безмозглый. Бак правильно сделал, что дал ему не ударить в грязь лицом. — Заговорив с Кристин, Джилли стянул с головы старую фетровую шляпу. : . ; Кристин подала ему руку:
— Здравствуйте. Я Кристин Андерсон, племянница Ярби Андерсона.
Джилли крепко пожал ей руку. Если он и удивился, узнав, кто она такая, то не подал виду.
— Куда направились индейцы? Они остаются па ранчо? Может, приготовить для них обед?
— Не стоит, мэм. Они разобьют собственный лагерь, а чтобы готовить, они привезли с собой женщин.
Кристин взяла Мосса за руку. Тот сжал пятерню в кулак и, похоже, не собирался его разжимать.
— .Ах мошенник! Ну-ка отдай мои шпильки.
— Подои корову пораньше и запри ее с теленком, — пробормотал Мосс, не разжимая руку.
— Ну что мне с тобой делать?! — воскликнула Кристин. Она подняла с земли пуговицу на шнурке. — Раз ты не отдаешь мою игрушку, я буду играть с твоей.
Она взялась за концы петли и принялась вертеть пуговицу, пока шнурок не закрутился в спираль. Когда же пуговица с жужжанием раскрутилась, Мосс бросил шпильки и потянулся к своей игрушке.
— Золото увезли в почтовом дилижансе! — выпалил он.
Кристин аккуратно надела концы петли на растопыренные пальцы старика. Джилли захотелось получше рассмотреть игрушку Мосса, И О!! Подошел Поближе.
— Ну и ну, вот уж не ожидал от него!
— Мосс очень быстро все схватывает.
— Он всегда был сообразительным малым.
— Вы давно его знаете?
— Пять лет. С тех пор, как забрел в эти края.
— Значит, вы помните его еще здоровым?
Джилли кивнул. Между ними вклинилась рука Бака, держащая шпильки. Кристин взяла у него шпильки и сунула в карман фартука, а косы так и оставила свободно спадающими по спине. Она знала, что Бак за ней наблюдает, но инцидент с индейцем выбил Кристин из колеи, и ей требовалось некоторое время, чтобы прийти в себя, прежде чем она сможет смотреть в глаза Баку. Что же, скажите на милость, он имел в виду, говоря, что она лежит на одеяле, как дохлая овца? Святые угодники! Не может же быть, чтобы он имел в виду… Нет, это невозможно!
Девушка взяла ведро с бельем и, вскинув подбородок, расправив плечи, с пылающим лицом направилась к веревке. , Бак ее окликнул:
— Вода больше не нужна?
— Я закончила стирку, но воду не выливайте. После обеда я вымою этой водой пол.
— А может быть, хватит дел на сегодня?
— Конечно, у ленивой никчемной женщины вся эта мыльная вода пропала бы даром. Нет, мистер Леннинг, я вовсе не такая лентяйка, как вам кажется. Я сама вылью воду — после того, как отмою пол. А потом буду гладить.
— У меня нет утюга.
— Зато у меня есть. Хотя и маленький, но сгодится. Мужчины дождались, пока Кристин отойдет к дальнему концу веревки.
— Однако же она держит спину прямо, — заметил Джилли, почесав в затылке. — Думаю, то, что ты назвал ее ленивой и никчемной, задело ее даже больше, чем сравнение с дохлой овцой.
— Возможно, она не совсем поняла… касательно одеяла.
— Она знает про Мосса?
— Нет. — Как она сюда попала?
— Приехала с попутным обозом. Форсайт, заставлял ее продать землю.
— Приятная женщина. И похоже, неглупая.
— Точно. И гордая, как бойцовый петух. Джилли усмехнулся:
— А сейчас она — как растревоженный улей. Надеюсь, это не помешает ей готовить. Давненько я не ел женской стряпни, с тех пор как последний раз ездил в город, а это было после оттепели. Мне до того надоело за зиму мясо, что, наверное, попадись на глаза гнилая репа, и ту бы сжевал за милую душу. — Джилли сплюнул желтую от табака слюну.
— Я этого не знал. Честно говоря, я думал, тебе не терпится в город, в бордель.
— А как же, и это тоже! — Джилли покосился в сторону Кристин, которая все еще развешивала белье. — Она остается на ранчо?
— На некоторое время.
— Она понравилась Моссу. Помнишь, он терпеть не мог индианку, которую мы наняли за ним присматривать? В первый же раз, как мы оставили их вдвоем, Мосс укусил бедняжку. — Джилли рассмеялся. — Ей пришлось его держать до нашего прихода. То-то она разозлилась, прямо как змея, которой прищемили хвост. А перед тем как сбежать обратно в свое племя, она нас прокляла.
— Старик с каждым днем становится все хуже. Большую часть времени он не в себе, много спит и почти не ест.
— Да, мне показалось, что Мосс похудел.
— Скоро мне придется решать…
— Ты думаешь, она уедет, если узнает правду?
— Уехать не уедет, но может здорово разозлиться — за то, что я не рассказал все сразу.
— Кстати, а почему ты не рассказал?
— Я тогда не знал, можно ли ей доверять.
Джилли встрепенулся и потянул носом, как охотничья собака.
— Эй, Бак, я чувствую запах, от которого слюнки текут… Провалиться мне на этом месте — никак свежим хлебом пахнет?
— А я-то думал, что твоя любимая пища — горелые индейские лепешки, вареный степной лук и компот из крыжовника! — Баку нравилось поддразнивать Джилли — тот больше всего на свете любил хорошо покушать. Они провели вместе немало долгих зимних вечеров, бывали, у них и по-настоящему тяжелые времена.
— Что ж, когда неделю ничего не ешь и живот начинает прилипать к позвоночнику — тогда и такая жратва покажется пищей богов.
— Кристин прекрасно готовит. Но должен сразу тебя предупредить: ей нравятся хорошие манеры и все такое… Кристин любит, чтобы все было… честь по чести. У нас теперь, знаешь ли, и скатерть на столе имеется. Смотри не вздумай тащить в дом свою вонючую плевательницу.
— Чтоб я сдох! Куда же мне плевать?
— На улицу.
— Ты хочешь сказать, что я должен встать и выйти?
— Вот именно. И не плюй за порог в то место, куда она может наступить.
— Ох уж эти женщины! Хоть они и готовят, но временами от них одна боль в заднице!
— Дружище, тебе пора остепениться. — Увидев кислую мину на лице Джилли, Бак рассмеялся и крепко хлопнул его по спине. — Заведи себе женщину и выращивай стаю сорванцов, чтобы было кому позаботиться о тебе, когда состаришься.
— Чушь собачья!
— Джилли, я очень рад, что ты вернулся. Пока тебя не было, я ни одной ночи не спал спокойно.
— Я нашел еще один из этих… как бишь их… карстовых провалов. Это на холмах, милях в пяти отсюда, по эту сторону Бешеных Гор. Этот провал мельче других, из него просочилось не больше двух баррелей нефти.
— Если мы сумеем доставить нефть на рынок, можно выручить долларов по двадцать за баррель. Но никогда не знаешь, заполнится ли яма нефтью снова, так что с этим делом больше возни, чем прибыли. Лучше наберем несколько ведер для себя — колеса повозок смазывать.
— Что нам нужно сделать, так это съездить туда и огородить ямы. В прошлый раз, если бы я сразу не заметил, что трава вокруг какая-то грязная, и не отогнал стадо, эти глупые быки залезли бы в нефть по самое брюхо.
— Пока я бродил вокруг ранчо, у меня как раз была возможность заготовить запас жердей для изгороди, так что завтра нагрузим телегу и поедем огораживать.
— Были проблемы?
— Да так, два «метких стрелка» вчера устроили на меня засаду. Пришлось одного пристрелить, а другому велел забрать труп и отправил восвояси.
— Надо было шлепнуть обоих, на твоем месте я бы так и поступил.
— Я рад, что сиу привезли с собой женщин. Это означает, что они останутся и разобьют лагерь.
— Железная Челюсть рассчитывает на оплату. Он бы не отказался от твоей женщины. Конечно, он уже не тот жеребец, но достаточно крепок, чтобы его женщины стонали под ним по полночи.
Улыбку с лица Бака как ветром сдуло.
— Если Железная Челюсть или кто другой сделает хотя бы шаг в ее сторону, им не поздоровится. — Бак резко развернулся и зашагал прочь.
— Хм. — Джилли опять сплюнул табачную жвачку. — Интересные дела у вас тут творятся.
В последующие дни Кристин работала так много и усердно, как никогда в жизни. После каждой стирки она скребла пол, а пока он. сох, гладила белье маленьким утюжком, который привезла с собой из Ривер-Фоллз.
Чаще всего Мосс после обеда, как ребенок, сворачивался клубочком на кровати и засыпал.
Пока руки были заняты хозяйственными делами, голова была свободна, и Кристин много размышляла о событиях последних недель. В результате она пришла к выводу, что ей нужно еще очень многое узнать об этой земле и людях, здесь живущих, в том числе и о Баке Леннинге.
Кристин не сомневалась: если бы индеец отрезал ее косу, Бак бы его убил. В этой дикой и непонятной ей стране человеческая жизнь может зависеть от любого пустяка. Она чувствовала себя костью, из-за которой дерутся два голодных пса. И тем не менее Кристин не могла не признать: когда индеец трогал ее волосы, присутствие рядом большого и сильного Бака действовало на нее успокаивающе. Было приятно ощущать на плече его надежную, сильную руку.
Это моя женщина! Сыновья, которых она принесет, будут моими сыновьями.
При одном воспоминании об этих словах у нее замирало сердце. Не совсем понятное замечание насчет «дохлой овцы» Кристин постаралась отодвинуть па задворки сознания. Ей не хотелось об этом думать, и она нашла для себя вполне приемлемое объяснение — это был всего лишь еще один способ защитить ее, придуманный Баком. Они же заключили договор: Кристин готовит, ведет хозяйство и ухаживает за его отцом, а Бак, в свою очередь, берет ее под защиту. Так что высказывания Бака — часть сделки, и нечего искать в них какой-то иной смысл.
Джилли Маллэни в общем поправился Кристин, но он бы нравился ей еще больше, если бы почаще мылся, решила девушка. Ковбой принес в дом запах дыма и конского навоза, не говоря уже о запахе пота. Однако Кристин понимала, что должна действовать осторожно, нельзя же просто так заявить мужчине, что от него воняет и ему нужно помыться, — разумеется, если хочешь, чтобы он был твоим другом.
Бак не такой. Кристин очень скоро поняла, что он сам заботился о чистоте и содержал в чистоте Мосса. С тех пор как она приехала, он даже два раза побрился. Без темной щетины на щеках он выглядел не столь устрашающе. Вот только встреча с парикмахером ему бы явно не помешала. Судя по всему. Бак в последний раз стригся с год назад, причем или сам подрезал волосы, или это сделал Джилли. Он как-то говорил, что не появлялся в городе с тех пор, как за дядей Ярби прискакал карательный отряд.
Кристин часто вспоминала своих новых друзей. Как-то поживают после ее отъезда Бонни с Берии, Клетус и миссис Гафни? Оставалось только молить Бога, чтобы они не попали в беду из-за того, что помогли ей.
С городом был связан и еще один повод для волнений: что будет с Густавом, если он приедет в Биг-Тимбер, как обещал, и в поисках сестры явится в контору Марка Ли? Конечно, Густав привык иметь дело с опасными людьми, но приспешники Форсайта — мерзавцы, каких мало, только такие могли обвинить ее престарелого дядю в убийстве. Кристин решила, что нужно посоветоваться С Баком: как бы передать ее просьбу Бонни и Берии, чтобы они перехватили Густава и рассказали, как ее найти.
Ее размышления были прерваны появлением Мосса.
— Оня, — тихо произнес старик.
— Ты уже проснулся? Хорошо поспал?
— Я уезжаю, Оня.
Выражение его лица казалось почти осмысленным, а в голосе звучали печальные нотки.
— Куда же ты собираешься?
— Чти отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь, Бог твой, чтобы продлились дни твои и чтобы хорошо тебе было на той земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе, — произнес старик, молитвенно складывая перед грудью ладони. В этом жесте, в его голосе, в цитате одной из десяти заповедей, даже в поблекших — как у ее отца к старости — глазах Мосса Кристин почувствовала что-то… смутно знакомое. Внезапно с особой остротой вспомнилось: ее отец на смертном одре цитировал Священное писание.
— Ты это сделала, Оня.
Кристин, словно в тумане, видела: старик повернулся и побрел к кровати. Сердце ее подпрыгнуло в груди — она все поняла. В памяти всплыли имена, которые называл Мосс: Анна — младшая сестра ее матери, Шон — брат отца. И еще одно: Бак называл своего отца не иначе, как старина или Мосс.
— О Господи, — прошептала Кристин. — Дядя Ярби?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный цветок - Гарлок Дороти



Мне очень понравилось!!!Я зачиталась! огорчили только опечатки в тексте, а так, советую)))))
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЕкатерина
25.05.2011, 19.40





Мой самый любимый роман! Читала его очень много раз, и каждый раз он меня захватывает! Читайте, не пожелеете!
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиАнна
23.12.2011, 14.25





роман прекрасный читала и читала еще много раз
Волшебный цветок - Гарлок Доротибогдана
30.10.2012, 19.29





роман прекрасный читала и читала еще много раз
Волшебный цветок - Гарлок Доротибогдана
30.10.2012, 19.29





я и плакала и через строчку смеялась и переживала и восхищалась...ну все прям испытала...добрая женственая смелая героиня она и приготовит и постирает и уберет и приласкает и поймет, и мужественный не умеющий красиво болтать но умеющий крепко любить и делами доказывать свое чувство...герои без истерик , у них все правильно сложилось она женщина он мужчина, дом счастье о котором я с завистью буду только мечтать...Читайте милые девушки книга действительно очень хорошая без притянутых за уши сюжетов...такое точно у кого то когда то где то было 10 из 10
Волшебный цветок - Гарлок Доротиещё наталья
5.12.2012, 2.34





Очень и очень хороший роман , позитивный , добрый , с юмором и нежной любовью! Получила массу удовольствия прочтя этот роман , читайте и наслаждайтесь :) 10 баллов
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиВиктория
1.05.2013, 14.32





Прекрасный роман. Хорошие главные герои вызывают только положительные эмоции. Вот таким и должен быть гл.герой ЛБ - не насильник и кобель (уже достали), а добрый и заботливый мужчина. Ведь и любовные романы читаешь, чтобы отвлечься и помечтать, а не поднять себе давление поступками глупых героев. 10 баллов
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиНатали
24.05.2013, 22.15





Все правильно,главные герои хороши со всех сторон,правильные поступки без глупого героизма,что неожиданно,естественные чувства,без утрированного драматизма,трагизма,все в меру,плохие получили по мордам,хорошие по счастью.Даже один из наемных убийц был изящно облагорожен перед смертью,что только плюс роману.10.
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиГандира
24.06.2013, 12.23





Бесподобный роман. Присоединяюсь ко всем отзывам. Как напоминает это наше время, когда рейдерские захваты земли стали реальностью. И черные адвокаты.
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиВ.З.,65л.
25.09.2013, 13.03





этот роман всегда вызывает отклик в моей душе нравится с первой страницы до последней стопроцентное попадание
Волшебный цветок - Гарлок Доротидина
7.12.2013, 2.02





Roman pro nastoyashuyu lyubov', kotoraya krepnet s kazhdim dnyom. Ochen zhalko Dela Gomera. Tak lyubit', chto dazhe zhizni ne zhalko otdat' za lyubimayu zhenshinu-eto dorogogo stoit. Syuzheti romana ne sopryazheni s primes'yu irracionalnosti, chto i delayet yego interesnim dlya chitatelya. 10/10
Волшебный цветок - Гарлок Доротиaura
7.12.2013, 13.09





понравилось.прочитала с удовольствием.
Волшебный цветок - Гарлок Доротичитатель)
23.01.2014, 9.53





Роман хороший,советую прочитать! Гг-мужчина заботливый и мужественный!!! Гг-я девушка приятная во всем. Правда жаль Дела Гомера,как-то автор с ним жестоко обошелся! А так ничего....но лично меня этот роман не зацепил
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиОЛЬГА
19.02.2014, 13.35





Это что, Юстас - Алексу?
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЕлена Ива
19.02.2014, 14.33





Роман затягивает, но где-то под конец стало скучно...
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиМарина
24.04.2014, 12.51





Роман затягивает, но где-то под конец стало скучно...
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиМарина
24.04.2014, 12.51





ОЧЕНЬ ХОРОШИЙ РОМАН ЭМОЦИИ ПЕРЕПОЛНЯЮТ РОМАН БЕРЕТ ЗА ДУШУ ОЧЕНЬ ЖАЛЬ ДЕЛА ЖАЛЬ ЧТО ОН УМЕР МНЕ ОН СРАЗУ ПОНРАВИЛСЯ 10 ИЗ 10
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиНАТАЛИЯ
27.06.2014, 10.36





Замечательный роман, очень понравился, это уже третий роман этого автора, который я прочитала. И не жалею! Присоединяюсь ко всем положительным комментариям.
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиТаня Д
6.08.2014, 13.33





Отличный роман.10
Волшебный цветок - Гарлок Доротислава
10.08.2014, 20.48





Присоединяюсь к дифирамбам.Роман от которого не возможно оторватся.А какие главные герои,просто умнички.Браво автору.Хочу ещёёёёё.Посоветуйте похожие.100000000
Волшебный цветок - Гарлок Доротисвет лана
7.04.2015, 11.15





Можете почитать Гору Маккензи.
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиMargo
7.04.2015, 12.06





Просто отличный роман,почитайте не пожалеете, супер все 10 баллов
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЗара
8.04.2015, 0.19





замечательный роман..............
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиКэтрин
8.04.2015, 10.51





Роман хороший, интересный, но мне не хватило страсти гг . 10/10
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЭля
9.04.2015, 22.41





Роман хороший, интересный, но мне не хватило страсти гг . 10/10
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЭля
9.04.2015, 22.41





Роман просто замечательный!!!! Герои достойные!!! Обязательно читайте!!! 10 баллов. P.S.Дела жалко, несмотря на то, что он наёмник.
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЛАУРА
11.04.2015, 14.59





Для такого романа, и комментарий оставить не жалко! Изумительный! Не раскрывая сюжета, могу сказать, что в нем есть несколько любовных линий, есть и тайна и экшен и драматические моменты, изложено приятным языком! 10 из 10
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиЛилит
15.06.2015, 23.51





Ужасный роман, столько грязи читать пришлось, оскорблений! Не понравился совсем!
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиAnna
16.06.2015, 8.02





Мне роман очень понравился...жалко Дела...он мне сразу понравился...
Волшебный цветок - Гарлок ДоротиКира Корор
21.06.2015, 10.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100