Читать онлайн Ветер надежды, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ветер надежды - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ветер надежды - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ветер надежды - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Ветер надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Когда Ванесса и Генри пригнали мулов, Элли и Мэри Бэн сидели возле фургонов. Мэри Бэн приложила ладошку козырьком ко лбу и пристально всматривалась в сторону реки, за спины Ванессы и Генри.
– С мистером Виснером все в порядке, Мэри Бэн.
– Ас мистером де Болтом? – спросила Элли.
– С ним тоже все нормально, тетя. Мистер Виснер убил одного из них, – неожиданно выпалила Ванесса, все еще не в силах прийти в себя после пережитого.
– Убил? Боже милосердный, спаси и сохрани!
– Давай-ка запрягать, Генри. – Ванесса энергично взялась за дело, лишь бы ни тетя, ни двоюродный брат не догадались о ее истинном состоянии. Она не впервые в жизни сталкивалась со смертью, но тогда умирали старики или больные. Сегодня она впервые увидела, как убивают выстрелом в голову.
Они уже были готовы к отъезду, когда прискакал Джон Виснер. Он подъехал прямо к своему фургону и отдал ружье Мэри Бэн. Он никак не объяснил отсутствие Кейна, а сама Ванесса не стала спрашивать. Как только он взобрался в фургон, Ванесса тронула поводья, и они двинулись в путь.
Девушка зорко всматривалась в дорогу впереди, но никакого движения, за исключением колышущейся на ветру травы, не замечала. Кругом было пустынно и тихо. Они забрались в самую глубь прерии, однообразие которой нарушала лишь пересекавшая ее река.
Они удалились от своей бывшей стоянки примерно на три мили, когда тетя Элли снова завела разговор о Кейне де Болте.
– Интересно, где он сейчас?
– Кто? – спросила Ванесса, делая вид, что не понимает, о ком речь.
– Мистер де Болт.
– Он уводит подальше лошадей бандитов, ма, – пояснил Генри, скакавший рядом с фургоном. – Он просто подъехал к ним и сказал, что мы забираем своих мулов! И он объяснил, что мне нужно сделать. Я сделал все как надо, ма!
В голосе Генри звучала гордость.
– Мне он нравится. Надеюсь, он вернется к нам. Ты ведь не сердишься на меня за то, что он мне нравится, а, Ван? Он ведь помог вернуть наших мулов.
– Конечно, не сержусь, дурачок. Ты волен любить или не любить кого угодно.
– И я надеюсь, что он вернется. Меня эта история очень напугала. Я представляла себе наше путешествие несколько иначе. – Элли обвела взглядом бескрайние просторы. – Вы только посмотрите: у этой прерии нет ни конца ни края! Может случиться все что угодно, и кто нам поможет? Никто!
– Но с нами мистер Виснер и Мэри Бэн. И я тоже с вами, – Генри огорченно взглянул на мать.
– Да, дорогой. Конечно, у меня есть вы оба, и в вас вся моя жизнь. Я так боюсь за вас!
Они были в дороге чуть больше часа, когда им повстречалась группа всадников, направлявшихся в Додж. Когда они поравнялись, Элли испуганно вздохнула. Ванесса, не сводя с них глаз, положила ружье на колени. Мужчины с любопытством посмотрели на женщин, коснулись пальцами шляп в знак приветствия и проехали мимо. Элли то и дело оглядывалась, как будто опасалась, что всадники развернутся и нападут на них. Когда они доехали до развилки, то повстречались с повозкой, битком набитой шкурами бизонов. Возница, увидев Элли, мгновенно стащил с головы шляпу и свернул в сторону, пропуская фургон.
И никаких вестей от Кейна де Болта! Как в воду канул.
В полдень они сделали привал, чтобы перекусить. Напоили животных, дали им часок попастись, а затем снова отправились в путь. Около четырех часов дня их перегнали четверо всадников. Ванессе показалось, что один из них очень напоминал молодого забияку, которому досталось от нее в Додже. Одежда на мужчинах была грязная, и выглядели они как настоящие головорезы. Ванесса лишь тогда вздохнула с облегчением, когда они превратились в точку на горизонте.
К вечеру Ванесса решила, что это был один из самых паршивых дней с момента их отъезда из Спрингфилда. Генри почти все время скакал рядом с Виснерами, наслаждаясь неведомым ранее чувством: и у него теперь есть знакомые, которых можно навещать! Элли изводила себя тем, что это она уговорила Ванессу и Генри отправиться в столь дикие и опасные края. Поэтому она сидела мрачная и молчаливая. До Ванессы тоже наконец дошло, что смерть сегодня дышала им в затылок. И ею овладели сомнения: стоит ли ехать дальше или лучше повернуть назад?
Весь день все ее мысли крутились вокруг Кейна де Болта. Они обменялись всего несколькими фразами, однако его лицо и голос четко запечатлелись в ее памяти. Ни одному мужчине до сих пор не удавалось лишить ее покоя, и непривычное чувство раздражало ее. Ванесса клялась себе больше не думать о нем, а через минуту снова ловила себя на том, что вспоминает его слова, голос, походку. Она понимала: что-то произошло с. ней в тот день в Додже, когда она его увидела. Как это называется, она не знала, но чувствовала, что между ними возникла какая-то внутренняя связь. Даже мысль о нем приводила ее в волнение. Да и он не пытался скрыть огонек интереса, мелькавший в его глазах. Обычно так мужчина смотрит на желанную им женщину. Она замечала подобные мужские взгляды и раньше, но никогда это не вызывало в ней таких странных чувств – словно душа ее распахнулась ему навстречу.
Он был не похож на других – судя по его манерам, он мог бы быть принятым и в самых высших кругах. Была в нем еще какая-то загадка, которая привлекала не меньше, чем красивое загорелое лицо, золотистые глаза, худые, но налитые силой руки. Шрам на щеке лишь добавлял таинственности, которая и так окружала его. В Миссури его бы назвали человеком действия. Сегодня он смертельно рисковал, чтобы вернуть им мулов. Интересно, выпадет ли ей когда-нибудь шанс поблагодарить его?
Кейн увел лошадей на добрых пять миль в обратную сторону и хлестнул кнутом, от чего они галопом понеслись в разные стороны. Теперь хоть можно быть спокойным: пройдет немало дней, прежде чем полукровка и косоглазый снова сядут на своих лошадок.
Сам же Кейн буквально скорчился в седле от пронзительных, режущих болей в желудке. С момента отъезда из Доджа боль дала ему передышку, лишь изредка напоминая о себе. Он даже поверил, что его болячка, что бы это ни было, сама собой прошла. Этой ночью перед рассветом он съел банку консервированных персиков, не желая терять время на приготовление завтрака. Проклятые персики, должно быть, были испорчены – желудок никак не соглашался переварить их.
Он свернул к реке и в конце звериной тропы к водопою обнаружил громадные валуны и густой кустарник. Он сполз с лошади и сел на камень, ожидая, когда боль наконец отпустит. Теплое солнце приятно согревало спину. Так он и сидел, гадая, сообразила ли наконец Ванесса, что едва не подставила его под пулю сегодня утром. Кейн жутко разозлился на нее тогда: ее непокорность дорого могла ему обойтись. Стоило ему моргнуть, и полукровка бы тут же выстрелил. А Джон Виснер – опытный, понимает что к чему, подумал Кейн. Если бы дело дошло до схватки между ним и полукровкой, Джон не спустил бы с толстяка и блондина глаз. Ванесса обострила ситуацию до предела, и толстяку не повезло.
Новые спазмы оборвали его мысли о Ванессе. Кейн никогда всерьез не болел и никак не мог свыкнуться с этой растекающейся по телу слабостью. Он прекрасно обошелся бы и без нее. Ведь предстоит еще очень долгий путь.
Новый приступ совсем обессилил его. Он упал на колени, и его стошнило. Когда он наконец открыл глаза, то заметил на траве собственную кровь. Ужас овладел им. Он вспомнил крошечный городок в Аризоне, где был помощником шерифа, и самого шерифа, который умирал от рака желудка. Страдал он невыносимо и тоже рвал с кровью. У Кейна выступил холодный пот на лбу. Христос всемогущий! Неужели и ему выпала доля умирать день за днем, медленно и мучительно, растрачивая последние силы на крики и стоны? Врагу не пожелаешь столь медленной и мучительной смерти посреди этих диких земель, где никому нет до тебя дела.
Кейн немного посидел, и резь в желудке слегка притупилась, а потом и вовсе исчезла. Он вспомнил доктора из Канзаса, который осматривал его. Может быть, он понял, что у Кейна рак, но не осмелился сказать правду? Нет, не похоже, скорее всего молодой врач не понял, чем болен Кейн, но считал себя обязанным сказать хоть что-то, чтобы с чистой совестью получить с клиента деньги за прием.
Он подумал, не стоит ли поехать на восток и обратиться еще к другому врачу, но снова вспомнил шерифа. Тот тратил последние силы на поездки ко всем врачам в радиусе пятисот миль. Одни доктора убеждали его, что его боли – результат потребления местной воды, другие утверждали, что кто-то систематически подсыпает ему отраву. Один эскулап вообще сказал, что виной всему почки, и продал ему десять пузырьков средства для их лечения. В конце концов старый армейский доктор нашел у него рак и сказал, что ни один врач ему уже не поможет и он скоро умрет.
Проходили часы, и Кейн почти свыкся с печальной перспективой. Он решил, что не станет изводить себя и докторов поисками какого-нибудь чудодейственного средства. Он старательно вспомнил все, что рассказывал ему умирающий шериф о своей болезни. Симптомы тютелька в тютельку походили на то, что переживал он сам. Интересно, сколько же ему еще отмерено жизни? Недели? Месяцы?
Будем надеяться, у него хватит времени, чтобы добраться до Джанкшен-Сити. Он повидается с Купером и Гриффином и сделает все, что в таких случаях полагается, с домом и принадлежащей ему землей. Он хотел быть уверен, что его наследство не попадет в жадные руки Дэллы или Клейхилла.
Дэлла будет лишь счастлива узнать, что он разорен. Когда они виделись в последний раз, она металась в ярости по комнате и проклинала его за то, что он отказывался дать ей денег на поездку в Европу. Она божилась, что отдаст ему долг, как только получит наследство после смерти Клейхилла. Он не жадничал, а просто не хотел иметь никаких дел с сестрой. Дэлле было наплевать на него. Он припомнил все случаи, когда она обижала мать, а это происходило постоянно с той самой минуты, как она осознала разницу между женщиной и мужчиной. Он давным-давно понял, что Дэлла самозабвенно любила мужчин и любви своей не скрывала. Ей не было знакомо понятие совести, она брала от жизни то, что хотела, не важно, через кого при этом приходилось переступить.
Мысли Кейна снова вернулись к Ванессе. Она пробудила в нем нечто, чего не удавалось до сих пор ни одной другой женщине. Каким-то образом ей удалось проникнуть в его сердце и не давать ему покоя, держа в постоянном напряжении. А какими чистыми и ясными казались ее ведьмовские глаза, когда она смотрела на него! Как пьяняще грациозна она была! Ему нравился и гордо приподнятый подбородок, и свет голубых глаз. В Ванессе чувствовалась порода, этакое врожденное благородство, подчеркнутое стройностью фигуры и утонченной красотой лица. Невероятная женственность в сочетании с таким темпераментом! Ну почему он не встретил такую женщину раньше? Например, лет пять тому назад? А теперь поздно.
Он вспомнил Генри. Что-то казалось ему неуловимо знакомым в этом парне. Как будто он видел его раньше. Но ведь этого не может быть, так ведь? Кейн ни разу в жизни не бывал в Спрингфилде или его окрестностях. Генри было что-то около двадцати, не больше, люди таких зовут тугодумами. Он ие был ненормальным, в этом Кейн был абсолютно уверен. Ведь он выполнил этим утром все его указания в отличие от своей своевольной кузины. Миссис Хилл и Ванесса просто чрезмерно опекали его, и он так и не развился в полной мере, не научился взваливать на себя ответственность, как полагается взрослому мужчине. Неужели не нашлось никого, кто бы научил рослого, здорового парня стрелять из ружья и драться? Ни один мужчина не должен переживать унижение от того, что просто не умеет дать сдачи.
Вот же дьявольщина, подумал он, как некстати эти боли! Сразу после разговора с миссис Хилл у него созрела мысль, что он проводит их до Денвера. Сам-то он не собирался заезжать в Денвер, а хотел проехать севернее, прямо в Грили, а уж оттуда – в Джанкшен-Сити. Так было короче, но этот маршрут пользовался дурной славой, поскольку был небезопасен для белых. А все потому, что проходил мимо Сэнд-Крика, где печально известный полковник Чивингтон истребил сотни индейцев: стариков, женщин, детей. Теперь ему придется заехать в Денвер, чтобы навестить врача и получить от него запас настойки опиума, которая не дает сойти с ума от невыносимой боли.
Кейн и сам дивился своему спокойствию и способности хладнокровно рассуждать. Он никогда не задумывался о смерти, но и не любил загадывать наперед. Побывав несколько раз в смертельно опасных переделках, когда пришлось убивать, поскольку не было иного выхода, он по возможности избегал неприятностей. Он никогда не нападал первым, если его к этому не вынуждали. В общем, жил, как умел, был одиноким волком, имел несколько друзей, раскиданных по разным концам страны, и никогда не задерживался на одном месте настолько, чтобы успеть пустить корни. А теперь вдруг Кейн поразился пустоте собственной жизни. Мать была единственной женщиной, искренне любившей его, но она прожила совсем недолго после того, как вышла замуж за Адама Клейхилла и переехала с ним на Запад.
Лучше всех его знал Форт Гриффин. Они познакомились в Санта-Фе, около двух лет вместе путешествовали. Если Кейн и любил кого-то, то это был Гриффин, или попросту Грифф, и, наверное, Грифф тоже по-своему любил его. Каждый ведь любит как умеет.
Они казались весьма странной парочкой. Грифф был молодым бродягой, без копейки в кармане. Познакомились они в баре, откуда Грифф вытащил его из пьяной драки. Они вместе скрылись от преследовавших их по пятам четырех мексиканских головорезов через черный ход и подались в горы. Грифф отличался неуправляемостью и неустрашимостью. Он прошел огонь и воду, был одинок и скрывал за внешним спокойствием боязнь таковым и остаться. А потом Грифф встретил Бойни, обиженную жизнью сироту с двумя руками, но лишь одной кистью. Они поженились и жили так счастливо, что смотреть на них было одно удовольствие. Пожалуй, на всем свете лишь эти двое, да еще, наверное, Купер Парнелл с женой, с радостью позаботятся о нем, если он попросит их об этом. Но он, конечно, не попросит. Когда станет совсем невыносимо, он просто покончит счеты с жизнью.
Мысли о Бонни и Гриффе вызвали сожаление. Ему никогда в жизни не довелось испытать такой любви, которая светилась в каждом их взгляде друг на друга. Кейн знал многих женщин, но не любил ни одну из них. Он покидал их с легким сердцем, иногда вспоминая, но никогда не испытывая желания вернуться. Интересно, каково это любить женщину, которая принадлежит только тебе и у которой в глазах читается любовь, а не жажда денег? Ванесса, похоже, была как раз из тех, которые могут любить.
– Ванесса, Ванесса, – пробормотал он. – Пора бы мне прекращать думать о тебе подобным образом.
Рыжий жеребец, щипавший изредка пробивавшуюся между камней траву, поднял голову, навострил уши и уставился на проходившую неподалеку дорогу. Кейн осторожно поднялся, стараясь не делать резких движений. Вскоре и его уши услышали стук подков по утрамбованной земле. Хорошенько укрывшись вместе с лошадью, он проследил взглядом за четырьмя всадниками. Они были чудовищно грязны и похожи на бродяг – грозу больших дорог. Один, с волосами соломенного цвета, был пониже остальных ростом. Да это же парнишка, которого Ванесса пыталась вразумить с помощью лопаты! Кейн прислонился к лошади, пока его мозг стремительно обдумывал увиденное. Может ли оказаться просто совпадением, что коротышка едет по той же дороге, что и Ванесса? Или парень преследует ее? Кейн решил, что если и так, то вряд ли мститель предпримет что-нибудь серьезное днем, да и Ванесса не одна, с ней рядом опытный Джон Виснер со своим большим ружьем.
Воздух был неподвижен, небо невероятно ясно. Кейн погладил Рыжего Великана, и жеребец нежно потыкался в его ладонь влажным носом. Кейну подумалось, что уедет он с этого места уже совсем другим человеком. Затем он пожал плечами. Жизнь не вечна, уверенным можно быть только в том, что однажды умрешь. Просто ему не повезло, и конец наступит быстрее, чем он предполагал.
Кейн почувствовал голод, но есть побоялся. А затем махнул рукой – придется рискнуть! Покопавшись в дорожной сумке, разыскал крекеры. Перекусил, тщательно разжевывая, затем вскочил на лошадь и выехал на дорогу.
Солнце быстро пряталось за горизонт. Ванесса пересекла высохшее русло ручья и остановила лошадей. Джон ехал рядом.
– Не здесь, мэм. Чуть ниже будет самое подходящее местечко.
Ванесса кивнула ему, чтобы он ехал впереди, и последовала за фургоном Виснеров. И правда: чуть дальше имелась низина с крошечным родничком, вода из которого текла слабой струйкой и скапливалась неподалеку маленькой заводью.
– Здесь нас никто не увидит, пока не подойдет совсем близко, – объяснил Джон. – А мы же не собираемся громко кричать, что мы здесь, верно?
– Как вы думаете, с мистером де Болтом ничего не случилось? – спросила Элли.
– С ним-то? Он справится. Он увел лошадей подальше и распугал их так, чтобы они рванули, словно за ними по пятам гонятся адские псы. Тот полукровка – вылитый маньяк. Я никогда еще не встречал более мерзких глаз: смотрит на тебя, как удав на кролика, а сам будет поковарнее и поядовитее гадюки. Если не уследишь, то раз – и получишь от него нож в спину. Кейну следовало бы убить его. Все равно это придется сделать рано или поздно.
– Надеюсь, что это не понадобится.
– Уж так здесь все устроено, мэм. Никуда не денешься. – Джон снял шляпу и швырнул ее па сиденье. – Нам лучше сегодня развести только один костер, быстренько сварить ужин и загасить огонь.
Ванесса и Генри распрягали мулов и лошадей, а Мэри Бэн тем временем развела на небольшой ровной площадке у ручья костер.
– Как вы думаете, они снова могут напасть на нас? – спросила Элли.
– Откуда мне знать, мэм. Но было бы глупо не приготовиться к худшему.
– Мистер Виснер, вы очень переживаете, что сегодня убили человека?
– Нет, мэм. Мне этот немец никогда не нравился.
– Вы знали его? – ахнула Элли.
– Немножко, по слухам. Он еще более гнусный, чем многие здешние головорезы. Нет худшего мужчины, чем тот, кто убивает свою женщину. А про него именно это и рассказывали. И я никогда не слыхал, чтобы он бился с противником лицом к лицу. Выстрелы в спину были ему больше по вкусу, вот что про него болтали, мэм.
Джон взглянул на побелевшее лицо Элли и проклял себя за болтливый язык.
– Если вы хотите приготовить ужин, мэм, то костер уже разведен. А потом быстренько его засыплем, так чтобы и запаха не осталось.
– Да, да, конечно, мистер Виснер. Мы вам так благодарны за помощь и поддержку, за все ваши мудрые советы. Не знаю даже, что бы мы без вас делали, и без Мэри Бэн тоже, Элли занялась ужином, и хотя руки у нее дрожали, это не помешало ей ловко чистить картошку.
Джон заметил ее состояние. Этой женщине не занимать мужества, подумал он. Но мужество мужеством, однако она так боялась за родных, что с трудом владела собой.
– Мэри Бэн сейчас поможет вам, миссис Хилл. Это у нее хорошо получается. А я принесу кое-какие приправы.
– Мэри Бэн сегодня очень волновалась за вас.
– Я так и думал.
Наступило утро, а Ванесса чувствовала себя такой усталой и разбитой как никогда. Они снова разделили ночное дежурство на вахты, и снова она взяла на себя предрассветные часы. Она бессознательно надеялась услышать из темноты голос Кейна и, похоже, расстроилась, когда этого не случилось. Все было тихо, за исключением привычных ночных звуков. А когда защебетали и запорхали птицы, Ванесса постучала в дверцу, чтобы разбудить Элли и Генри.
Тревога Элли все росла, но она молчала. Она села рядом с Ванессой, и они двинулись в путь. Ванесса же, в свою очередь, беспокоилась за Элли. За ужином та не проглотила ни кусочка, а на завтрак только отщипнула крошку бисквита, пока все остальные с аппетитом уминали овсяную кашу с медом. Генри тоже был необыкновенно тих: в нем, как в зеркале, отражались настроения Элли и Ванессы. Он с надеждой поглядывал на них, ожидая, что вот сейчас они улыбнутся, и все опять станет хорошо.
Оранжевый шар солнца медленно поднимался на востоке, предвещая ясный, солнечный день. Над головой путников плыли перистые облака, чирикали птицы, и прямо из-под колес фургона испуганно взметнулась стая ворон, а когда он проехал мимо, вороны снова уселись, чтобы продолжить свой завтрак. Солнце за спинами путешественников поднималось все выше, и фургоны отбрасывали на дорогу и траву длинные тени. Впереди лежала совершенно пустая бескрайняя равнина.
– Не понимаю, почему мистер де Болт не появляется? – после долгого молчания проговорила Элли.
– Возможно, он вернулся в Додж. – Ванесса и сама не верила своим словам, но ей хотелось как-то поддержать беседу, только бы не молчать. Да и за разговором время летит быстрее.
– Нет, дорогая. Он туда не поехал. Он где-то поблизости. Может быть, те бандиты нашли его…
– Вряд ли. Он ведь увел их лошадей, так что Добираться куда-либо им придется пешком.
– Жаль, что он не вернулся. Мне он понравился, а как он здорово ладит с Генри!
– Да, Элли, хотя сначала я и боялась отпускать Генри с ним. Но все получилось просто замечательно. И Генри теперь так гордится, что участвовал в вылазке!
– Да. Если бы его отец был жив… Мальчику нужен отец, чтобы научить многим вещам. Возможно, Генри и вырос бы совершенно другим. Я так боюсь, Ванесса, Боюсь того, что ждет его в будущем.
– Генри всегда будет рядом со мной, тетя. Вы это и сами знаете.
– Знаю, родная. Но когда-нибудь ты выйдешь замуж и у тебя будет своя семья. Одна надежда, что в Колорадо отыщется хоть какой-нибудь родственник-мужчина, который сумеет присмотреть за Генри.
– Вы и сами еще не старая, тетя, вам еще жить да жить. Вам ведь еще нет и сорока. Вы посвятили свою жизнь мне и Генри и ведете себя так, словно вы дряхлая старуха. А я замечала, как на вас поглядывают мужчины, и не раз. Вам следовало бы снова выйти замуж и родить целую дюжину детишек.
– О нет! Я и думать ни о чем таком не могу с тех пор, как осталась одна. Если бы ты видела Генри, Ванесса, то поняла бы меня. Он был такой красивый, такой… уверенный в себе! Господи, да он только входил в ресторан, как все официанты уже вскакивали, чтобы услужить ему. А в магазинах продавцы оставляли других покупателей, чтобы в первую очередь обслужить его. Вот такой он был мужчина, нежный, щедрый, он и меня заставил почувствовать себя королевой. Я помню каждый из тридцати дней, которые мы прожили вместе. Чудесные деньки! Я встретила его сразу после его приезда. Он был банкиром из Чикаго и прибыл на встречу с президентом Спрингфилдского банка. А я ждала подругу. Мы случайно разговорились, а три дня спустя поженились.
Ванесса слышала эту историю, наверное, тысячу раз. Но каждый раз она поражалась, как смягчается голос Элли, когда она вспоминает о пикниках и прогулках со своим любимым. Она рассказывала и рассказывала, как Генри нанял экипаж и они съездили к священнику прямо домой. А после церемонии бракосочетания он попросил преподобного прислать свидетельство о браке в гостиницу. Дежурный портье передал его Элли, и это была одна из самых дорогих ее реликвий. И она заново описала и чудесный номер в гостинице, в котором они поселились после свадьбы, а потом ее голос затих, кажется, она задремала.
День прошел тихо. К вечеру Генри взялся править фургоном Виснеров, а Джон поскакал вперед, чтобы подыскать место для ночной стоянки. Возвратившись, он посоветовал направить фургоны вдоль глубокого оврага, по которому во время обильных дождей вода стекала в реку.
К тому моменту, когда они выбрали место стоянки, у Ванессы разболелась голова. Как только мулы остановились, она тут же сняла пропыленную шляпу и помассировала виски. Волнистые медного оттенка волосы упали на лицо и блестящей массой опустились на плечи. Прохладный ветерок ласково коснулся ее кожи и освежил лицо. Она с наслаждением погрузила пальцы в свою густую гриву и легонько распушила ее. Волосы медным занавесом закрыли ее лицо.
Мужчина, прятавшийся в зарослях возле оврага, так и замер. Кейн вот уже два дня не выпускал маленький караван из виду, двигаясь параллельно его маршруту вдоль реки. Когда он увидел, что Джон выехал вперед, он прибавил ходу, чтобы успеть перехватить старика. Они вместе подыскали место стоянки. Кейн попросил Джона не рассказывать остальным, что он едет вслед за ними. Ему хотелось побольше разведать, прежде чем он к ним присоединится.
Наблюдая за девушкой, Кейн понял две вещи. Первое – Ванесса была самой необыкновенной женщиной из всех, кого он знал. Второе – при взгляде на нее сердце его начинало вытворять такое, что он пугался, выдержит ли оно.
Да, Ванесса была интересной, даже красивой, но, главное, она не из тех кокетливых барышень в рюшечках и бантиках, которые только и делают, что умильно улыбаются. Она привыкла полагаться только на себя, знала себе цену и, как ему казалось, обладала способностью искренне и сильно чувствовать.
Кейн много путешествовал, но еще никогда не видел таких великолепных волос, а уж он-то навидался красоток, было с кем сравнивать. Теперь он понимал, почему Ванесса предпочитала не снимать капора или старенькой шляпы. Если кто из этих мужланов увидит ее бесподобные волосы, они пойдут на все. А тут еще прекрасное лицо, чудные, умные глаза и стройная фигура. Понятно, что она старается охладить пыл любых ухажеров, отсюда и ярко выраженная враждебность, с которой он столкнулся в Додж-Сити.
Кейну стоило лишь взглянуть на нее, как сердце начинало выпрыгивать из груди, и ему приходилось делать глубокие вдохи, чтобы наполнить легкие воздухом. Он понимал, что влюбился в эту необыкновенную женщину – безоглядно, бесповоротно и самым глупейшим образом. Влюбился впервые в жизни. Будто его приворожили. И вдруг накатила такая горечь, что он перестал понимать, где он и что с ним. Когда это прошло, Кейн де Болт, много чего повидавший в своей жизни, понял, что глаза его застилают слезы.
Любовь пришла к нему слишком поздно.
Ванесса набрала ведро воды и отнесла его в фургон – следовало смыть с себя дорожную пыль. Она также простирнула кое-какую одежду, а потом села и принялась медленно расчесывать волосы, думая о человеке, внезапно возникшем из мрака ночи. Что с ним? Где он? Вот уже два дня, как он покинул их. При мысли, что она уже больше никогда не увидит его, ей стало вдруг так пусто на душе! Рука ее замерла. Почему он вообще решил предложить им свою помощь? Почему не вернулся к ним?
К. тому времени, когда животных напоили, накормили и стреножили, Элли с помощью Мэри Бэн уже приготовила в котелке ароматно пахнущий густой суп.
– А куда подевались мистер Виснер и Генри? – поинтересовалась Элли у Мэри Бэн, подошедшей с охапкой сухого хвороста для костра. Пес, как обычно, бежал рядом с хозяйкой.
– Я сказала ему, что заметила кролика, когда собирала хворост. Вот он и пошел показывать Генри, как поставить капкан. Утром у нас будет свежее мясо.
Мэри Бэн присела на корточки и начала осторожно подкладывать хворостинки.
– Пойду, пожалуй, наберу еще хвороста, пока еще не совсем стемнело.
Собака уже успела устроиться неподалеку от огня, но мгновенно вскочила на ноги и пошла вслед за хозяйкой.
Элли помешала суп. Только что Мэри Бэн произнесла самую длинную речь за все время их знакомства. Правда, она и раньше отвечала на вопросы, но до сих пор ответы ее были односложными: либо «да», либо «нет». Элли смотрела на Мэри, возвращающуюся с новой охапкой хвороста. Она была маленькая, но крепкая. Уже оформившаяся девушка с гладкой загорелой кожей, прямыми черными бровями, огромными шоколадными глазами и загнутыми длинными ресницами. Ее густые каштановые кудри, завязанные сзади, доходили до ягодиц. Платье на ней было сплошь в заплатках, да и явно мало. Элли задумалась: как бы отдать Мэри платье, не обидев девушку, чтобы она, не дай Бог, не подумала, что это вроде подачки.
– Эта псина прямо не сводит с тебя глаз, Мэри Бэн. Я еще не видела такой преданной собаки.
– Да, мэм. Он любит меня, а я люблю его.
– Я хотела спросить тебя: почему он не залаял тем утром, когда мистер де Болт пришел к нам?
– Я велела ему молчать.
– А ты, значит, знала, что кто-то есть рядом?
– Да, мэм. Но я знала, что он не из банды.
– Боже милостивый! А как же ты догадалась?
– Потому что видела тех, кто увел мулов, мэм. Я сказала мистеру Виснеру, но он велел мне пока помалкивать, а то бандиты перестреляли бы нас. Все равно мы ничего не могли сделать тогда, лучше было переждать.
– Даже не знаю, что и сказать… Ведь и мистер де Болт мог оказаться бандитом.
– Нет, мэм. – Мэри Бэн энергично помотала головой. – Мистер Виснер знает, что он не такой, как эти. Он ехал за нами на небольшом расстоянии почти весь день, и мистер Виснер хорошо рассмотрел его в свою трубу. Он сказал, что этот человек помог вам прогнать напавшего на Генри драчуна в Додже.
Элли даже рот раскрыла от изумления. Надо же, что творилось, а она и понятия об этом не имела! Вдруг ей захотелось обнять Мэри Бэн, что она и сделала. Она крепко стиснула девушку в объятиях и поцеловала в щеку.
Мэри Бэн застыла. Она не отстранилась, но и не ответила. Когда руки Элли соскользнули с ее плеч, она все еще продолжала стоять как статуя. Элли сделала шаг назад и заметила изумление на лице Мэри. Боже, да ее и не обнимали-то никогда!
– Благослови тебя Господь, дитя. Нам очень повезло, что вы догнали нас в пути. Я так рада, что вы едете с нами!
– Везение здесь ни при чем, – медленно произнесла Мэри Бэн. – Мистер Виснер видел, как вы выехали из Доджа. И сказал, что вы совсем не понимаете, куда отправились, потому что в прерию в одиночку ехать нельзя. Сказал, что вы пропадете. И что пора и нам отправляться в путь, он ведь давно подумывал о поездке на Запад. Вот мы и выехали вслед за вами.
– Ты имеешь в виду… Мистер Виснер встревожился из-за нас и поехал следом?
– Да, мэм. Мистер Виснер сказал, что будет жаль, если погибнут такие славные люди, и все такое. Он добавил, что… Генри не сумеет… что Генри нужен кто-нибудь, чтобы подсказывать, что делать.
– Так и сказал? Нет, ну это прямо в голове не укладывается! Но как мило с его стороны! Что ж, Мэри Бэн, мы очень-очень благодарны за вашу с отцом помощь и поддержку.
– Он мне не отец, мэм.
– О Господи! – Элли затеребила край фартука. Она не сочла странным, что Мэри Бэн называла отца «мистер Виснер». Но вообще-то большинство женщин говорят так о муже. Неужели?.. – Ох, грехи наши тяжкие! – пробормотала Элли, бессильно уронив руки и уставясь на девушку.
Мэри Бэн была озадачена. Она не понимала, почему миссис Хилл рассматривает ее с таким странным выражением лица. Может, она сделала что-то не так? И из-за этого перестала нравиться миссис Хилл? А ведь они так подружились, так хорошо и весело разговаривали. Наверное, она чересчур увлеклась и наболтала лишнего. А миссис Хилл это не понравилось. Мэри закусила губу и нахмурила брови. Элли заметила, что девушка расстроилась и готова уже убежать. Эта робкая овечка так чувствительна! Мгновенно заметила отвращение Элли при мысли, что это дитя – жена седого старика. Конечно, ведь это наверняка было написано на ее лице, выругала себя Элли.
– Я просто удивилась, Мэри Бэн, – через силу улыбнулась Элли. Ей отчаянно хотелось снова наладить отношения с девушкой, они ведь так хорошо разговорились. – Мне почему-то сразу пришло в голову, что мистер Виснер – твой отец. Но в наше время многие девушки выходят замуж за пожилых.
– Мы не женаты, но я бы вышла за него, если бы он попросил. Мистер Виснер – лучший человек из всех, кого я знаю.
– Понятно. – Элли помолчала и помешала суп. – Ладно, ужин готов, мы можем садиться есть в любую минуту. Ага, вот и наши мужчины. Мэри Бэн, расставь-ка тарелки, а я позову Ванессу.
Пока они ели, дневной свет полностью померк, и их окружила темнота, в которой поблескивали лишь языки пламени. Ванесса и Элли сидели на стульях, а Генри и Мэри Бэн расположились прямо на земле, между ними улеглась собака. Джон сел на толстое бревно подальше от костра. Он и Генри попросили добавки, а остальное Элли отставила в сторону, чтобы остыло.
Ванесса слушала, как потрескивает хворост в огне. Тепло огня расслабляло, а запах дыма приятно щекотал ноздри. Она наблюдала за Генри и Мэри Бэн. Генри выглядел как никогда счастливым. Ее немножко пугало, что Генри так сильно увлекся Мэри Бэн. Но однажды ей все равно придется признать, что Генри нормальный здоровый мужчина со всеми присущими им потребностями. Мэри Бэн частенько поглядывала на Генри, когда он не видел этого. Ванесса не осуждала ее за это. Генри был исключительно красив. Она, конечно, редко обращала на это внимание, ведь они выросли вместе. И Ванесса все равно любила бы его, даже если бы он был толстым и некрасивым. Ведь главное его достоинство не внешность, а золотое сердце. Именно это было самым замечательным.
Ванессе пришлось признать, что во всем, что касалось Генри, Мэри Бэн проявляла чудеса терпения. Она отвечала на все его вопросы и разговаривала с ним не как с глупым ребенком, чем частенько грешили другие. Казалось, она чувствовала себя с Генри уютнее, чем с Элли и Ванессой. Глаза Мэри Бэн часто обращались и в сторону Ванессы. Но разговаривать им как-то не случалось. Мэри Бэн робела и оттого сторонилась гордой и уверенной в себе красавицы. Даже в мужских брюках и рубашке Ванесса казалась Мэри Бэн самой очаровательной женщиной, какую она когда-либо видела. Изумительные волосы Ванессы поблескивали и переливались в отблесках костра так, что напоминали Мэри Бэн новенький пенни. Мэри Бэн взглянула на свое старое штопаное платье, на дырявые ботинки. У нее никогда не хватало времени задуматься о своей внешности, ведь забот у нее всегда хватало. То надо было добывать еду, то прятаться от похотливых мужчин. Так что главное требование к одежде у нее было, чтобы та как можно больше скрывала.
Мистер поднял голову и всмотрелся в темноту. Мэри Бэн положила руку на голову пса и почувствовала, что он дрожит. Собака не отрывала глаз от фургона Виснеров и продолжала подрагивать.
Джон встал и отнес тарелку к кастрюле с теплой водой. Мэри Бэн слегка присвистнула, чтобы обратить на себя его внимание. Одной рукой она продолжала гладить собаку, а указательным пальцем другой ткнула в направлении фургона. Старик не подал виду, что понял ее знак.
– Приправа была хороша, правда? Острая и аромату знатно добавила. Пойду-ка я проверю, как там наши мулы и лошади. А тебе, Мэри Бэн, не помешало бы лечь спать.
Ванесса повернулась к Мэри Бэн, и девушка, глядя ей прямо в глаза, выразительно кивнула в сторону уходящего Джона. Ванесса поняла и тоже встала. Колени ее начали предательски дрожать. Боже, неужели им теперь никогда не видать покоя?
– Что там? Кто? – одними губами произнесла она. Мэри Бэн пожала плечами.
Она нагнулась и вытащила из костра самую толстую палку, огонь замерцал и погас.
– Даже не посидели, – раздраженно заметила Элли и понесла кастрюлю с грязной посудой в фургон.
Генри погрустнел. Он так надеялся, что проведет с Мэри Бэн весь вечер! В сердцах он выплеснул все, что оставалось в его чашке, в костер и тоже встал. Внезапно он понял, что что-то случилось. Ванесса пошепталась с его матерью, и у той на лице появилось испуганное выражение. Почему они не говорят ему, в чем дело; Он шагнул к Мэри Бэн.
– Что происходит, Мэри Бэн? Почему Джон велел тебе идти в фургон? – шепотом спросил он.
– Мистер услышал, как кто-то подкрадывается к нам. Мистер Виснер пошел взглянуть, кто это, – прошептала она в ответ. – Лучше, если мы не станем сейчас сидеть вместе. Я пойду к себе, а ты дождись мистера Виснера здесь.
Она заглянула в его посерьезневшие глаза и увидела, что он все понял. Она очень боялась, что он начнет переспрашивать, что да как. Но в его глазах вдруг залучились смешинки, а кончики губ задергались. Возле глаз появились чудесные морщинки. Он был головокружительно красив! Но не только его внешность заставила ее чуть не задохнуться от счастья и просиять в ответ не менее восхитительной улыбкой. На секунду их объединило нечто более важное и понятное только им двоим.
Генри расцвел, увидев ее ответную улыбку. Он нравится Мэри Бэн! Она всегда разговаривала с ним, на любые темы. Вдруг он быстро обнял ее за плечи и тут же отпустил. Но Мэри Бэн это почему-то не понравилось. Она застыла. Она боялась прикосновений, она знала лишь щипки, шлепки, тисканье, попытки залезть под юбку, а то и вовсе сорвать ее. В общем – лапанье.
Одна рука Генри так и осталась на ее плече, он ведь не подозревал, что она на грани обморока.
– Ты будешь осторожна, да? И не беспокойся. Я буду прямо напротив твоего фургона. Я никому не позволю обидеть тебя, Мэри Бэн, – сказал Генри внезапно осипшим голосом.
Она кивнула, потому что не могла ничего произнести из-за возникшего в горле комка.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ветер надежды - Гарлок Дороти



Восхитительная книга с интересным, ярким сюжетом, такой роман стоит читать, он легкий и воздушный! Мне он понравился, читала с большим удовольствием! Атор молодечик браво и спасибо!
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНаталья Сергеевна
9.09.2012, 22.03





не могу дочитатать только лишь потому что героиня таакаааая Д У Р А! это просто обзац ...ведь у этой писательницы есть прекпасные романы с адэкватными героями и написаны с хорошим юмором ...но это просто сборник неудачных персонажей с непонятными диологами...образец как не надо писать книги!!!!!
Ветер надежды - Гарлок Доротиещё наталья
5.12.2012, 7.03





Прочла 10 глав.Понимаю,что автор все это придумала.Но гл.героиня!Фу!Вздорная,возомнившая невесть что о себе дура с регрессирующим интеллектом.А может,автор изобразила собирательный образ туповатой по жизни женщины.Потому как если нет начатков хоть малейшей жизненной мудрости,то никакие университеты не помогут.Сказал же гл.герой:сиди тихо!Нет,пойду всех найду,всех поубиваю!А в итоге:от страха в ступоре,гл.героя на ее глазах расстреливают.Хорошо хоть автор наделила ее медицинскими навыками лечения.Общими усилиями вылечили гл.героя.Дочитаю до конца.Хотелось бы узнать, как автор управится со всеми действующими лицами,на что их сподвигнет.В принципе,роман читать можно,если не обращать внимания на то,что раздражает.Но,гл.героиню хочется прибить,а вот все остальные вполне симпатичные и это делает роман читабельным.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
27.06.2013, 14.16





Ошиблась.Для меня оказался не совсем читабельным.Несколько глав еще осилила.До тех пор,как герои добрались до места назначения.Вот до этого места было более-менее интересно.Далее же пошли разговоры-диалоги,пустословие.В жизни реальной такие разговоры привлекательны самим участникам,но читать такое никакого терпения не хватит.Никакой динамики.И так все ясно:в любви признались,кому надо поженились,кто заработал- по головам настучали,кто сильно заработал - прибили вовсе.Не понравилось описание всех любовных переживаний,что-то в них не хватает:остроты или емкости?Да еще эти вкрапления порно совсем испортили впечатление от книги.Разочарована.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
28.06.2013, 0.50





Хороший роман,вполне читабельно. Меня тоже иногда возмущало поведение героини, но когда человек привык полагаться только на себя,ему не хочется быть кому то обязанным. Отсюда и такое поведение. Особенно порадовала любовь до постели. Читайте 9
Ветер надежды - Гарлок Доротисвет лана
21.09.2014, 22.39





Роман был бы хорош если бы развивался без второй любовной линии,да к тому же ещё любовь слабоумного.Такое ощущение что автору нечем заполнить и развить сюжет романа.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНАТАЛЮША
14.11.2014, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100