Читать онлайн Ветер надежды, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ветер надежды - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ветер надежды - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ветер надежды - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Ветер надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Кейна грызли сомнения. Он хотел бы, чтобы Ванесса осталась с тетей, а он бы отправился выслеживать Праймера Тэсса. Он дал описание полукровки всем работникам ранчо Клейхилла, и один из ковбоев сказал ему, что видел похожего парня в черной куртке, который стоял на скале и рассматривал их ранчо. Ковбой направился в его сторону, но всадник мгновенно скрылся из виду в ближайшей рощице. Кейн сделал вывод, что Праймер Тэсс выследил их и ждет теперь их отъезда с ранчо.
Он, однако, был уверен, что Ванесса устроит форменный скандал, если он попросит ее остаться. Этот огромный дом был ей не по душе. Ей не нравилось, что здесь постоянно толчется уйма чужих людей. Это ее раздражало. Но больше всего ей не нравилось то, что она жила словно узница, которой ни под каким видом не позволялось покидать ранчо. Последними ее словами, перед тем как она уснула, были: «Когда мы отсюда уедем? Я так соскучилась по дому!»
В тусклом лунном свете, падавшем в окно, Кейн поглядел на спящую в его объятиях женщину. Словно почувствовав его взгляд, она что-то пробормотала и покрепче прижалась к нему. Да он и так знал, как она выглядит. Каждая ее черточка навеки запечатлелась в его сердце, каждая соблазнительная линия. Пламенный ореол волос вокруг гордой головы, восхитительное тело, такое грациозное и всегда желанное… Он молился, чтобы ей никогда не довелось увидеть его предсмертный лик, когда болезнь выест его до кожи и костей, и ужаснулся.
Она не останется в одиночестве, когда он исчезнет. Но, кроме Тэсса, могут появиться и другие помешанные, которым захочется завладеть ею. Эта мысль заставила его похолодеть. Он должен хорошенько подумать. Ему надо проветриться и на свежую голову поразмышлять, как лучше всего действовать.
Проснулся Кейн на рассвете. Он лежал не шевелясь, прислушиваясь к доносящимся звукам. Стая уток пролетела над ранчо, направляясь на юг. Он мысленно представил себе, как они тянут длинные шеи, следуя за вожаком, уверенно направляющимся к лугу, где все сделают передышку и подкормятся. За окном какая-то птаха вспорхнула на ветку близстоящего дерева, весело зачиг. рикала и снова взлетела, с шумом замахав крыльями. С другого конца долины, из густой и темной чащи раздался: жалобный крик козодоя.
Картины и звуки, говорившие о смене времени года, наполовину позабытые, , вдруг припомнились и приобрели особое значение. Ожидание смерти заставило Кейна многое, переоценить и переосмыслить в своей жизни, которая казалась теперь бесценным сокровищем. И он чувствовал, что сегодня многое может для него решиться: либо он, либо Праймер Тэсс расстанется с такой драгоценной штукой, как жизнь.
Он чуть отодвинулся, так что теперь лишь слегка касался теплого тела, уютно свернувшегося возле него клубочком. Эта женщина вся была как луна и солнце, весеннее тепло и глоток прохладной воды в жаркий летний день. Она олицетворяла все доброе и прекрасное, что когда-либо встречалось ему. Он поцеловал ее в губы. Она любила просыпаться от его поцелуев.
– Открой глаза, любимая, я хочу полюбоваться ими.
Медные пряди раскинулись по мраморно-белым плечам, розовые губы приоткрылись, а сонные голубые глаза улыбнулись ему.
– Ммм. Она выгнулась ему навстречу, и нежные пальцы, лаская и поглаживая, задвигались по его телу.
А он тем временем осыпал ее дождем поцелуев.
– Ты очень вкусная по утрам, любимая.
– И ты хотел бы меня?
– А-ах… – Словно стон вырвалось из его груди. – Я только и жажду дорваться до тебя!
– И что же тебе мешает? – Ванесса обняла его за шею и притянула к себе. – Поторопись!
– А-ах… – снова вырвалось у него. – Чудеснее этого просто не бывает.
– Мне это занятие тоже нравится.
– Поцелуй меня, моя сладкая.
И она исполнила его просьбу сначала с нежностью, затем со все возраставшей страстью.
– Спокойнее, дорогая, не так яростно! – охнул он. …И вот наконец их расслабленные тела уже лежали друг у друга в объятиях.
– Как же я люблю тебя, моя рыжая пичужка!
– А я – тебя, мой повелитель.
Так они и нежились в блаженной тишине. И вдруг, словно река прорвала плотину, раздался отчаянный крик Ванессы:
– Не уходи, дорогой! Я так люблю тебя! Пожалуйста! Не поступай со мной так! Я этого просто не переживу! Скажи мне, сколько нам еще осталось? Ты сам-то знаешь? У меня, стоит подумать об этом, сердце наливается свинцом и может остановиться в любую секунду.
Она стучала кулачком по его груди, и горькие слова срывались с ее губ. Слезы потоком лились из прекрасных и печальных глаз.
– Радость моя, прошу, поверь мне. Тебе на самом деле вовсе не нужно знать этого. Если бы я был уверен, что тебе от этого станет легче, я бы немедленно рассказал тебе. Ш-ш-ш, не плачь, родная. Может быть, нам повезет и мы пробудем вместе еще недели… или даже месяцы. Только не печалься, выбрось горькие мысли из головы. Ты же обещала, помнишь?
– Помню. Но ведь я тогда не представляла, как это будет невыносимо.
– Но нам уже досталось столько счастья! Если бы я не признался тебе, не было бы и этого.
– Я все не могу избавиться от мысли, что кто-то, кроме этого Богом проклятого Тэсса, затаился и хочет лишить тебя жизни. Или что тебя разыскивают, чтобы посадить в тюрьму. Я бы пережила и это, лишь бы знать, что ты жив. Но если тебя убьют…
– Я понимаю, что прошу слишком многого, любимая. Но перестань изводить себя мыслями о будущем. Люби меня сейчас. Мне так нужна твоя любовь!
Он резко прижал ее к себе, но в его поцелуе уже не было столько нежности! Сердце ее по-прежнему ныло от тревоги, но пока он рядом с ней, всегда есть надежда. Она обняла его так бережно, словно он был миражем, который в любую минуту может развеяться.
– Кейн…
– Ш-ш-ш… Не думай ни о чем. Я хочу любить тебя, обнимать и целовать.
Восхитительная истома любви наполнила все ее существо, сделав ее сильнее.
– Я назову нашего сына Кейном де Болтом, – прошептала она. – И мы зачнем его именно сейчас!
– О Боже! – хрипло выдохнул он и содрогнулся в блаженном освобождении. Они лежали рядом, и каждый слышал, как бьется сердце другого.
– Тебя сотворили на небе, любимая, специально для меня.
Она ласково коснулась его груди.
– Угу, и я спустилась оттуда поближе к твоему сердцу.
– Мне почему-то так и кажется.
Тут из кухни послышались звуки, знаменующие начало нового дня. Они не спеша встали, оделись, умылись и спустились вниз.
Кейн завтракал молча. Он ел до смешного мало, не выпускал руки Ванессы и не сводил внимательного взгляда с ее лица. Когда Элли позвала Ванессу помочь, он вышел в холл, встретил там Мэри Бэн и велел ей передать Ванессе, если она спросит, что он работает в загоне для лошадей. Ванесса наблюдала, как Элли месит тесто для хлеба. – Вы прирожденный повар, тетя Элли. Но теперь-то, когда у вас под началом этот огромный дом и имение, вы – уже, наверное, забросили мысли об открытии булочной-кондитерской?
– С чего бы это? Я люблю печь и готовить. Да и нет абсолютно никакой гарантии, что мы останемся здесь. Зато я совершенно уверена, Ванесса, что если мне придется зарабатывать себе на пропитание выпеканием хлеба и булок, то я преуспею. – Элли улыбнулась. – А пока постараюсь порадовать хорошей выпечкой всех этих мужчин.
– Но у них же есть своя повариха, тетя.
– Да знаю я, но ты видела хлеб, который она испекла им вчера? Ф-фу! Плоский и твердый, как камень!
Ванесса обняла тетю.
– Вы и здесь сразу завели свои порядки и заставили всех слушаться!
– Да ладно тебе, подлиза! Ступай-ка и не отвлекай меня от дела. А насчет этого… Иногда приходит время, когда женщина просто обязана постоять за себя. Вот я и нагнала на них страху!
– Кейн велел передать тебе, что он в загоне, – сказала зашедшая на кухню Мэри Бэн. – А что мне делать теперь, миссис Хила… Ой, мама!
– Вот это ужелучше, доченька. Вон там кастрюля с бобами, которые надо вышелушить из стручков, или, если хочешь, займись взбиванием масла. Что тебе больше нравится, то и делай.
– Я могу заняться бобами, Мэри Бэн, если ты предпочитаешь взбивать масло, – предложила свою помощь Ванесса.
Все утро Ванесса была занята, переделав уйму необходимых дел на кухне. Время словно замерло и тянулось медленно-медленно. Кейн почему-то все не приходил. Она спросила Генри, не видел ли тот его. Брат честно ответил, что не видел, но тут же добавил, что и не мог видеть, так как наблюдал за работой кузнеца в конюшне. Ванесса никак не могла решить, идти или не идти к загонам, но тут вспомнила, что обещала не выходить из дома. Она начала волноваться, как всегда, когда Кейна не оказывалось поблизости, и рискнула выйти на веранду, чтобы взглянуть в сторону сараев. У привязи выстроилась цепочка лошадей, но Рыжего Великана среди них не было. Не было его и среди прочих лошадей у тента, где ковбои собрались выпить по чашечке горячего кофе и обсудить дела.
Тревожное чувство, с утра не дававшее ей покоя и мешавшее сосредоточиться на работе, разрасталось в груди, словно снежный ком. Вскоре оно окутало ее, словно темной шалью. Это будет необычный день! Она даже не осмеливалась думать, что именно этого дня с таким страхом и покорностью ожидал Кейн. В минуту слабости она однажды попросила его не говорить, если настанет его время исчезнуть. Господи, зачем она только сказала ему это? Неужели именно сегодня ему суждено свести счеты с Тэссом или кем-то другим, а может, их несколько, убийц, задумавших уничтожить его? Боже, спаси и сохрани! Не допусти, чтобы это случилось уже сегодня!
Ледяной ветер отчаяния коснулся Ванессы и пробрал ее до костей. Но проснувшийся в груди гнев сдвинул ее с места и заставил действовать молниеносно. Она взлетела на крыльцо, исчезла в доме, накинула на плечи шаль, на голову капор и через секунду уже мчалась к конюшне, спотыкаясь, молясь и плача на ходу.
Когда небо на востоке посветлело и начался новый день, Праймер Тэсс встал. На душе было муторно, а в желудке пусто. Становилось все холоднее, а он с детства ненавидел холод. Приближались морозы, а он все выжидал, чтобы сделать свой ход. Но ведь немало времени понадобилось, чтобы прийти в себя, после того как индейская скво вытащила из него все пули. Ему повезло, что он знал парочку отпетых индейцев. Они-то и настигли его, когда он чуть не терял сознание из-за ран. Счастье снова улыбнулось Тэссу, когда удалось отыскать старую шахту, достаточно просторную, чтобы спрятать двух лошадей, и когда он увидел пьяного рудокопа, размахивавшего пачкой зелененьких в салуне в Грили, а потом, беззаботно пошатываясь, вышедшего из салуна в непроглядную ночь. Рудокоп дошел только до темной аллеи, так что теперь у Праймера Тэсса были и деньги, и лошади, чтобы довезти его вместе с женщиной до Мексики.
Когда он вернулся из Грили, он долго наблюдал за домом, куда прибыл тот диковинный экипаж с его девушкой. Но там не было никого, кроме старика, рыжей псины и пары рабочих, которые усердно пилили дрова. Он ни разу не смог подойти так близко, чтобы можно было выстрелить, а все из-за проклятой псины. Но тут он заметил следы фургона и поехал по ним аж до ранчо Клейхилла. Через день терпеливого наблюдения он увидел ее на веранде. На ней было голубое платье, ничем не покрытые огненные волосы сияли на солнце ярким пламенем. Он впервые увидел ее с тех пор, как был ранен, и радость переполнила его. Скоро эта красотка будет принадлежать ему. Она ведь не навечно поселилась на этом ранчо. Рано или поздно она и де Болт захотят вернуться домой.
Он коснулся пламенеющей на его шее косички. Это ее часть. Она покинула его, но у него осталась ее частичка, требующая, чтобы он поскорей заполучил ее всю без остатка. И тогда он сможет делать с ней все, что пожелает. Он не раз жалел, что не овладел ею уже в форте Лайон. Но тогда за ним по пятам гналась бы вся армия – здесь законы насчет изнасилования суровы, за такое платят головой. Так что выжидать стоило. Все будет даже слаще, когда она наконец окажется в его власти. Если погода станет по-зимнему морозной, эта огневолосая женщина сумеет согреть ему кровь, а через несколько недель они уже продвинутся далеко на юг, туда, где солнце доводит кровь до» кипения. Тэсс скатал свои одеяла и прикрепил их позади седла. Он покопался в седельной сумке и достал кусочек высушенного мяса. Пожевал и взобрался на лошадь. Этот день может оказаться знаменательным. Если женщина решит сегодня покинуть это роскошное ранчо, он должен быть готов пленить ее.
Солнце поднялось уже высоко, когда он добрался до вершины скалы, откуда ранчо виднелось как на ладони. Тэсс, стреножив лошадь, спрятал ее в густом кустарнике, а сам присел, прислонившись спиной к большому камню, и стал наблюдать. Он снова похвалил себя за проявленное терпение. Теперь у него две лошади, запас продуктов и деньги. Как только он увидит Кейна, то сразу же в него выстрелит. Он уже разок проделал это и сделает еще раз. На этот раз он постарается убедиться, что точно прикончил сукина сына. Он все еще удивлялся, почему не прикончил Кейна еще тем утром у реки, когда они приперлись за мулами. Если бы Тэсс тогда воспользовался моментом, когда старый пень разрядил свою пушку в немца, то теперь у него было бы меньше хлопот. Но тогда его голова была занята женщиной. Вот и оплошал.
Тэсс огляделся. Если мужчина хочет выжить на этой земле, он должен останавливаться там, где имеет прикрытие. Тэсс никогда без нужды не рисковал. Он однажды набрел на группу людей, имевших глупость улечься спать прямо возле костра. Более того, их ружья находились от них на расстоянии протянутой руки. Идиотизм! Сейчас они все мертвы.
Утро постепенно перешло в полдень, и на юго-востоке начали собираться темные тучи. Адские козни, подумал он. Они ни за что не захотят ехать в дождь. Тэсс понаблюдал за тучами. Они не особенно торопились затянуть небо. Когда он снова взглянул в сторону ранчо, то увидел, как из его ворот в сторону города выехал фургон.
Он проклял индейца, отнявшего у него бинокль в качестве платы за то, что его скво вылечила Тэсса. Он поискал глазами местечко, откуда хорошо просматривается дорога, но при этом не будет виден он сам. Нельзя, чтобы его кто-нибудь заметил. Чуть ниже, справа от него, находились густые кусты. Он побежал, пригнувшись, к этим кустам и затаился.
Восторг окатил его, когда он заметил кусочек голубого платья, трепетавший на ветру. Он смотрел на дорогу сверху и не мог рассмотреть ее лицо, но ему был виден козырек голубого капора. Боже! Кажется, она едет одна! Она настегивала лошадку, так что та мчалась галопом. Тут фургон свернул и исчез из виду. Тэсс с секунду посомневался, как это ее отпустили одну и не выслали с ней хотя бы ковбоя. Но тут его губы вытянулись в понимающую улыбку. Она поцапалась с де Болтом! Вот почему она так нахлестывает лошадку, словно стремится побыстрее унести ноги.
Кажется, все выйдет намного проще, чем он предполагал. Слава темпераменту огненноволосой! Он развернулся на каблуках и зашагал вверх по склону, туда, где припрятал лошадь. Вскочив на нее, он поехал, стараясь не выпускать фургон из виду. Тэсс даст ей доехать до старой шахты, а уж потом… План начал приобретать четкие формы. Он спрячет фургон в заброшенной шахте, так что у них будет целый день форы, пока на ранчо догадаются, что она пропала.
Спустя несколько миль он слегка поднялся вверх но склону, откуда мог видеть всю дорогу. Он немного понаблюдал за фургоном, затем обвел взглядом дорогу к городу. Черт, черт, черт! Со стороны города навстречу фургону двигалась какая-то колымага. Везение явно изменило ему! Проклятие и еще раз проклятие! Между повозками расстояние около трех миль. Если он поспешит, то еще успеет перехватить женщину. Пopa действовать! Он слишком долго ждал, чтобы не воспользоваться сейчас выпавшим шансом.
Резко дернув лошадь, он принудил се спускаться по крутому склону вниз. Животное несколько раз приседало на задних ногах, опасаясь сорваться, и наконец успокоилось, найдя опору всем ногам. Фургон находился всего в четверти мили от Тэсса. Лошадь передвигалась скачками, стараясь избегать болезненных уколов шпор Тэсса, позабывшего о всякой осторожности. Он принуждал своего коня мчаться по невероятно узкому серпантину на головокружительной высоте, от чего у того тяжело ухало сердце. Фургон вдруг набрал скорость, по лошадка, впряженная в него, не могла поспорить в скорости с породистым вороным, так что Тэсс легко опередил его. Зная темперамент Ванессы и предвидя, что она запросто может решиться пристрелить его, Тэсс держал наготове ружье и улыбался во весь рот, приближаясь к фургону.
Лишь через секунду он осознал свою ошибку. Пуля ударила его прямо в живот. Он вылетел из седла взбесившейся от испуга лошади и умер еще до того, как ударился о землю.
Кейн остановил свою запыхавшуюся лошадку и оглянулся. Тэсс мешком лежал у дороги, а его лошадь галопом неслась к небольшой рощице на склоне горы. Кейн снял с головы голубой капор Ванессы и скинул с колен голубое платье жены. Прислонив ее старое ружье к сиденью, он взялся за поводья, чтобы развернуть фургон.
Все кончено. Его план сработал самым великолепным образом. Он остановил лошадь, примотал поводья к рядом стоящему деревцу и сошел вниз. Лежа на земле с раскинутыми руками, Тэсс казался совершенно безвредным. Кейн коснулся его носком ботинка, как сделал бы это со змеей, чтобы убедиться, что она сдохла.
– Проклятый маньяк! Сумасшедший! – Он еще раз пнул поверженного врага мыском ботинка и перевернул на спину. Глаза мексиканца были открыты и смотрели в небо. Кейн достал из кармана перочинный ножик и чуть не задохнулся от нахлынувшей на него ярости. Он схватил косичку из волос Ванессы и резким движением рассек ее. Голова Тэсса глухо стукнулась о каменистую почву. Кейн зажал пламенеющее ожерелье из волос любимой женщины в кулаке. – Чтоб тебе вечно гореть в аду, паршивец! Это мое, и ничье больше!
В ту же секунду боль в желудке пронзила его. Утром напасть миновала. Но сейчас болезнь отомстила. Волнения словно превратились в кислоту, разъедающую внутренности. Он несколько раз сглотнул и прижал ладонь к животу. И даже не услышал, как подъехала старая повозка, пока цоканье подков не прозвучало совсем рядом. Доктор выскочил из своей колымаги, держа в руках докторский саквояж.
– Вам он не понадобится, – глухо сказал Кейн.
– Мне послышался выстрел, вот я и поспешил. Что произошло?
– Я застрелил его.
– Это я и сам вижу. Почему?
– Иначе это сделал бы он.
– Что ж, эта причина меня вполне устраивает. Кейну осталась всего лишь секунда, чтобы сделать шаг в сторону, когда боль согнула его пополам. Он на коленях дополз до колеса фургона, вцепился в него, и тут его вывернуло. Волны тошноты накатывали и накатывали, и в рвоте он сразу же увидел примесь крови. Его все еще мутило, хотя в желудке уже не осталось ничего. Во рту ощущался привкус горечи. На лбу выступил пот. Он вытер лоб носовым платком и бессильно привалился спиной к колесу.
– Хм, так вы тоже заполучили этот подарок судьбы? Доктор стоял с другой стороны фургона и с сочувствием глядел на него. Кейн не ответил.
– Именно поэтому я и приехал в эти края. Медленный темп жизни, отличный воздух. Ну сами понимаете. Я повесил объявление о практике. Если у меня появляется пациент – отлично. Если нет, я тоже не огорчаюсь. Мне ведь нельзя волноваться.
– О чем вы, к дьяволу, толкуете?
– О моей язве. Это из-за нее я вынужден был приехать сюда, ведь здесь люди не знают спешки. Моя болячка мучила меня похлеще вашей и совершенно лишила сил. Я работал в большом городе, ни минуты передышки, все время в напряжении, все время ешь не то, что следует, и не тогда, когда надо. Я вырастил себе не язву, а уникум, но сейчас от нее практически ничего не осталось.
– У меня рак, идиот! – рявкнул Кейн.
– Да что вы говорите? – Доктор подошел поближе. – И как долго у вас уже эта… этот рак?
– Около четырех месяцев.
– Хм. И какой же придурок убедил вас в том, что это рак? На мой взгляд, даже ничего похожего. Если бы это был рак, то вы сейчас выхаркали бы из себя целые куски желудка.
– Я знаю, как это выглядит. Я был рядом с больным, который умирал от рака.
– У него, возможно, был именно рак. А то, что у вас, похоже на обычную язву. Болит до чертиков, правда?
– Я уже выслушал мнение одного безмозглого докторишки! Он заявил, что у меня глисты! И дал мне лекарство, от которого я чуть не протянул ноги.
– Кажется, я знаю, что вы имеете в виду. Этого снадобья достаточно, чтобы заработать язву, если бы вы не обзавелись ею раньше. Сколько вы потеряли в весе?
– Нисколько. Я даже слегка прибавил, потому что меня пичкают галлонами молока. И боль от него стихает.
– Если бы у вас был рак, любезный, то от вас за такой срок остались бы только кожа да кости, и никакое молоко не помогло бы. И вы были бы сейчас желтее китайца. Ясно? Вот этот докторишка заявляет вам, что у вас язва желудка. И я могу записать вам список продуктов, которые вам нужно есть, чтобы она полностью залечилась, хотя, конечно, это произойдет не сразу. Но свежий воздух и здоровый образ жизни значительно ускорят лечение.
Кейн уставился на доктора. Нельзя сказать, что врач выглядел таким уж умником, но производил вполне приятное впечатление. Вот он беспечно прислонился к фургончику и спокойно болтает о том, что для Кейна вопрос жизни и смерти! Надежда вдруг вспыхнула в нем с яростной силой, но он постарался погасить ее.
– Откуда вам знать? Может быть, и у него самого рак.
– Конечно, разумнее во всем сомневаться. Но судя по тому, что вы мне рассказали и что я видел, я уверен почти на девяносто девять процентов. Дело в том, что раковый больной просто не может после четырех месяцев мучений быть сильным, как лошадь, а вы именно такое впечатление и производите. Кроме того, в таком больном нетрудно посеять сомнения, а вы переупрямите любого мула.
Кейн взглянул на голубые контуры гор, не смея поверить сказочному прогнозу.
– Вы уверены в том, о чем сейчас толкуете?
– Возможно, я не произвел на вас впечатление умника, но был лучшим на своем курсе в самом замечательном медицинском колледже мира. И я навидался случаев рака столько, что и вправду знаю, о чем говорю. Но к черту все это, если вам почему-то хочется верить, что у вас рак. Ради Бога, верьте и дальше. Так вы и без рака очень скоро сведете себя в могилу постоянными тревогами и переживаниями.
Облегчение омыло Кейна очищающей волной. Смерть вовсе не грозит ему! Он будет жить! Он будет и дальше жить с Ванессой! Растить детей… стариться рядом со своей огненноволосой любимой… Он даже услышит весной, как закурлычут возвращающиеся из теплых краев птицы. Ему захотелось завопить от счастья, и он именно так и сделал.
– Ю-ю-ю-хх-хо-оо-у!
– Отлично понимаю ваши чувства! – расхохотался доктор и стиснул его плечо, – Однажды я и сам решил, что обзавелся туберкулезом и скоро умру. А это было просто сильное воспаление легких. Я был так счастлив, когда понял, в чем дело, что целую неделю не употреблял никаких крепких выражений.
– Если вы обманули меня… если ошиблись… я убью вас! – сказал Кейн, и оба расхохотались.
Отдаленный стук подков заставил Кейна поднять голову. Когда он увидел огромную лошадь, то мгновенно понял, что это Ванесса на Рыжем Великане. Ее капор болтался на ленточках где-то за спиной, а волосы развевались на ветру, подобно языкам огня. Темная юбка задралась до колен, но ноги крепко держались в стременах. Она выглядела словно маленькая рыжая птичка, вспорхнувшая на спину мчащегося Рыжего Великана.
– Кейн! Кейн! – Ее голос донесся с порывом ветра, словно рыдание. Кейн вышел на дорогу и замахал руками. – Кейн! – прорыдала она.
Рыжий Великан замедлил бег и остановился как вкопанный перед хозяином. Ванесса выскользнула из седла прямо на руки Кейна, и они оба упали. Она задыхалась от рыданий и отчаянно прижимала его к себе.
– Я думала… Я думала… что пришел этот проклятый… день. Я слышала… выстрел. – Ее руки ощупывали его тело. – Ты в порядке? Ты не ранен? Да отвечай же, черт тебя подери!
– Да, родная. Да, да, да! Со мной все в порядке. А Тэсс мертв. Я убил его. Тебе больше никогда не придется волноваться из-за этого мерзавца. – Он обхватил ее залитое слезами прекрасное лицо ладонями и заставил взглянуть себе в глаза. – И я никогда, слышишь? Я никогда не покину тебя. Да послушай же, Ван, не плачь! Я никогда не покину тебя. Это была ошибка. Понимаешь? Ошибка! Ну не плачь, любимая. Я теперь никуда от тебя не денусь. И мы будем вместе жить на ранчо, вместе стариться. И, если повезет, у нас будет уйма сыновей и дочерей с такими же, как у тебя, волосами. И, может быть, я увижу, как и у них в пламенных волосах появятся серебристые приди.
– Что-о? Этот кошмар окончился? Гебе ничто больше не угрожает? Больше никто не собирается выстрелить в тебя из-за угла? Ну повтори же еще раз! Немедленно повтори, правильно ли я тебя поняла, не то я… стукну тебя!
– Я никуда от тебя не денусь, счастье мое! Ты моя самая любимая глупышка и самое чудное сокровище! Ты же могла сломать себе шею! Не будь этот день таким особенным, точно бы отшлепал тебя! – ругался Кейн между поцелуями.
– Расскажи мне…
– Потом, все потом, а сейчас лучше глянь-ка сюда, родная. – Он покачал перед ней косичкой из ее волос. – Я отобрал это у Тэсса.
– Не смей касаться меня этой гадостью! Ведь он их трогал своими грязными ручищами! Сожги это немедленно!
Кейн швырнул косичку через плечо.
– Доктор, у меня к вам просьба: сожгите это, пока я целую свою жену, ладно?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ветер надежды - Гарлок Дороти



Восхитительная книга с интересным, ярким сюжетом, такой роман стоит читать, он легкий и воздушный! Мне он понравился, читала с большим удовольствием! Атор молодечик браво и спасибо!
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНаталья Сергеевна
9.09.2012, 22.03





не могу дочитатать только лишь потому что героиня таакаааая Д У Р А! это просто обзац ...ведь у этой писательницы есть прекпасные романы с адэкватными героями и написаны с хорошим юмором ...но это просто сборник неудачных персонажей с непонятными диологами...образец как не надо писать книги!!!!!
Ветер надежды - Гарлок Доротиещё наталья
5.12.2012, 7.03





Прочла 10 глав.Понимаю,что автор все это придумала.Но гл.героиня!Фу!Вздорная,возомнившая невесть что о себе дура с регрессирующим интеллектом.А может,автор изобразила собирательный образ туповатой по жизни женщины.Потому как если нет начатков хоть малейшей жизненной мудрости,то никакие университеты не помогут.Сказал же гл.герой:сиди тихо!Нет,пойду всех найду,всех поубиваю!А в итоге:от страха в ступоре,гл.героя на ее глазах расстреливают.Хорошо хоть автор наделила ее медицинскими навыками лечения.Общими усилиями вылечили гл.героя.Дочитаю до конца.Хотелось бы узнать, как автор управится со всеми действующими лицами,на что их сподвигнет.В принципе,роман читать можно,если не обращать внимания на то,что раздражает.Но,гл.героиню хочется прибить,а вот все остальные вполне симпатичные и это делает роман читабельным.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
27.06.2013, 14.16





Ошиблась.Для меня оказался не совсем читабельным.Несколько глав еще осилила.До тех пор,как герои добрались до места назначения.Вот до этого места было более-менее интересно.Далее же пошли разговоры-диалоги,пустословие.В жизни реальной такие разговоры привлекательны самим участникам,но читать такое никакого терпения не хватит.Никакой динамики.И так все ясно:в любви признались,кому надо поженились,кто заработал- по головам настучали,кто сильно заработал - прибили вовсе.Не понравилось описание всех любовных переживаний,что-то в них не хватает:остроты или емкости?Да еще эти вкрапления порно совсем испортили впечатление от книги.Разочарована.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
28.06.2013, 0.50





Хороший роман,вполне читабельно. Меня тоже иногда возмущало поведение героини, но когда человек привык полагаться только на себя,ему не хочется быть кому то обязанным. Отсюда и такое поведение. Особенно порадовала любовь до постели. Читайте 9
Ветер надежды - Гарлок Доротисвет лана
21.09.2014, 22.39





Роман был бы хорош если бы развивался без второй любовной линии,да к тому же ещё любовь слабоумного.Такое ощущение что автору нечем заполнить и развить сюжет романа.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНАТАЛЮША
14.11.2014, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100