Читать онлайн Ветер надежды, автора - Гарлок Дороти, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ветер надежды - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ветер надежды - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ветер надежды - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Ветер надежды

Читать онлайн

Аннотация

Среди множества переселенцев, что продвигались Через прерии к необжитым землям Колорадо, была и огненнокудрая Ванесса, уверенно правившая своим фургоном. Среди множества “одиноких волков”, что бродили по Дикому Западу, был и Кейн де Болт, доверявший лишь своему верному револьверу. Эти двое повстречались случайно, вместе встретили час смертельной опасности, и поняли, что не мыслят себе не то что счастья, но и самой жизни друг без друга…


Следующая страница

Глава 1

Остановить их теперь могла только смерть одного из соперников.
Вопящая от возбуждения толпа окружила возле гостиницы «Додж-хаус» двух негров. Опасная игра, которую вели эти двое, называлась «Кожаный пиджак». По слухам, этот вид спорта изобрели африканцы. Таким образом можно было разрешить спор, не доводя до убийства. Бой прекращался, стоило одному из участников громко завопить о пощаде. В качестве оружия использовались длинные воловьи кнуты, которыми соперники безжалостно охаживали друг друга. Сегодняшняя схватка превратилась в смертельную. Кровь хлестала и заливала лица, в сторону толпы летели кровавые ошметки. Зрители же словно опьянели от крови. Их лица были искажены, они вопили и подхлестывали сражавшихся.
Кейн де Болт прислонился к стойке крыльца и молча наблюдал. Было ясно, что в этом городке подобные драки – обычное дело. Кейн отвернулся от омерзительного зрелища, сошел с крыльца и нос к носу столкнулся с женщиной в темном капоре. Он мгновенно протянул руку, чтобы поддержать ее. Женщина устояла на ногах, но ее голубые глаза яростно сверкнули. Она рванулась в сторону, пытаясь освободиться.
– Немедленно уберите руки! – сквозь зубы прошипела она.
– Прошу прощения, мэм.
Кейна поразила прозвучавшая в ее голосе ярость. В конце концов, в столкновении виноваты оба. Он еле удержался от искушения объяснить это дамочке, но вместо того разжал пальцы и шагнул в сторону. Вспыльчивая особа, до предела задрав голову и выпрямив спину, прошествовала прочь, каждой клеткой своего стройного тела выражая негодование. Он посмотрел ей вслед и невольно усмехнулся. Уж так она важно вышагивала, подметая дорогу длинной юбкой, так брезгливо подобрала подол, когда проходила мимо только что вышвырнутого из салуна пьяницы, чтобы не дай Бог не коснуться его! Но вот гордячка свернула за угол, и он отвернулся.
В 1873 году городишко Додж, что в штате Канзас, имел весьма незавидную репутацию. Этакая отрыжка цивилизации. Газетенка, которую выпускали в столице штата под громким названием «Звезда Канзас-Сити», заявляла, что Додж – «Гоморра прерий». Употреблялись и такие цветистые метафоры, как «Додж-Сити – прекрасный образец библейского Вавилона на границе американских поселений». Короче, городок считался местным подобием ада с единственным отличием: проживание в нем не было принудительным.
Меньше года назад сюда протянулась железнодорожная ветка от Санта-Фе, и здесь устроили маленькую станцию, роль вокзального здания успешно исполнял старый, вышедший в тираж вагон. Свежеиспеченный городишко уже мог похвастаться двумя расположившимися под натянутыми тентами салунами и большим торгующим всякой всячиной магазином. Город заполонили строители железной дороги, погонщики скота, заготовщики кож, проститутки, бродяги, карточные шулера и пограничники из близлежащего форта. Вдоль главной улицы, как грибы, выросли деревянные домики и лавчонки с вызывающе яркими витринами. Дюжины крытых повозок ежедневно снабжали город зерном, мукой и прочей провизией, прихватывая на обратном пути кости и шкуры бизонов. Шкуры предназначались для красилен на востоке страны, а кости для мануфактур, перерабатывающих их во всевозможные товары – от удобрений до тончайшего фарфора. Отстрел бизонов был основной доходной статьей экономики городка, поэтому костяк его населения составляли охотники, которые, как и перевозчики кож, насквозь пропитались специфическим запахом бизоньих шкур. И те и другие любые замечания по поводу сопровождавшего их повсюду запаха принимали в штыки. По этому поводу частенько возникали жестокие потасовки, нередко со смертельным исходом.
Когда Кейн проходил мимо салуна «Веселая леди», из окошка на втором этаже высунулась заплывшая жиром толстуха и завопила:
– За пять долларов я могу шикарно развлечь тебя, парень!
Он взглянул вверх на оплывшую физиономию и решил, что только уж совсем отчаявшийся или свихнувшийся от одиночества ковбой рискнет искать утешения у этакой бабенки. Он отрицательно помотал головой и прошел мимо.
– Ну и холера тебя забери, задавака! – завопила «красотка» вслед. – Наверняка тебе и развлекаться-то – нечем, так, стручок засохший, одно название!
Кейн ухмыльнулся, полез в карман за сигарой, откусил кончик и остановился, чтобы закурить. Люди, сказал он себе, повсюду одинаковы. Такие же слова, иногда и погрубее, неслись ему вслед и в сотне других городишек, как две капли воды похожих на этот. Он бросил взгляд на пыльное стекло витрины магазина. Там отражался высокий худой широкоплечий мужчина. На чисто выбритом лице выделялись широкие скулы и решительный подбородок. Шрам на щеке придавал лицу несколько зловещее выражение, но только до тех пор, пока шериф не улыбался. Картину дополняли каштановые вьющиеся волосы и янтарно-медового опенка глаза под прямыми черными бровями. На шерифе был черный сюртук, расшитый жилет и плоская, словно приплюснутая, черная шляпа. Но все эти внешние приметы ничего не говорили постороннему взгляду о беспокойной натуре Кейна, постоянно заставлявшей его искать, чем бы заполнить пустоту внутри.
В любое время дня по улицам Доджа сновало, поднимая пыль, не меньше сотни разнообразных повозок для перевозки шкур. Но сейчас путь шерифу преградила длинная повозка, на которой возвышался грубо сколоченный гроб. Кейн остановился, чтобы пропустить ее. Сопровождавший скорбный груз негр наигрывал на шарманке заунывную мелодию. Правил лошадьми бородатый мужчина в черной широкой накидке и черном шелковом цилиндре. Еще один житель городка отправился в последний путь на Бут-Хилл. Кладбище, которое разместилось на горе у новоиспеченного городка, уже насчитывало двадцать могил.
Кейн прошел мимо лавки, торгующей лошадиной упряжью, мимо какого-то склада и салуна Лонгбранча. Скоро он миновал и железнодорожную станцию, на которой сошел этим утром с поезда. На окраине городка наконец решился вдохнуть в полную силу. Даже дым локомотива, привезшего его из Канзас-Сити, казался благовонием по сравнению с невыносимым смрадом приготовленных к отправке шкур, запахом гнилого бизоньего мяса, немытых тел и испражнений, характерных для Доджа. Покрасневшие от пыли глаза Кейна внимательно осмотрели ряды развалюх, расположившихся на окраине города. Нищета – только это и приходило на ум. Тем, кто жил в этих хижинах изо дня в день, приходилось нелегко. Кейн почувствовал, что будет счастлив убраться отсюда как можно скорее.
И тут его внимание привлек шум возле одного из фургонов, выстроившихся неподалеку от железнодорожной колеи. Несколько мужчин, встав кружком, громко похохатывали, одобрительно вскрикивали и бросали на землю монеты.
Скорее всего еще одна драка, решил Кейн. Сколько же их случается за день в этом паршивом городишке! Он медленно развернулся и пошел было снова к гостинице, но тут заметил, что к зевакам стремглав несется женщина в темном капоре и голубом платье. Он тут же переменил направление, размышляя на ходу, за каким дьяволом его туда несет. Неужели захотелось поглазеть на мордобой? Или давно не видел гневного блеска неподражаемых голубых глаз?
Женщина добежала первой.
Она схватила лопату и решительно раздвинула вопящих и хохочущих мужчин. Низкорослый парень со скудным пушком на подбородке оседлал высокого блондина и самозабвенно молотил его по лицу.
– Надо же, этот пацан отлупил-таки безмозглого здоровяка! – завопил чей-то восторженный голос.
Женщина подняла лопату и плашмя ударила ею победителя по спине. Она снова замахнулась и стукнула парня на этот раз по голове. Коротышка подскочил, и следующий удар обрушился на его плечо.
– Немедленно оставь его в покое, паршивец! Юнец мгновенно сжал кулаки, приготовившись к атаке, но вовремя опомнился и сделал шаг назад. Он презрительно плюнул под ноги, презрительно ухмыльнулся и начал собирать монеты.
– Говорил же вам, что запросто расквашу ему нос! – торжествовал он. – Я из него просто отбивную сделал!
Мстительница меж тем так и стояла, стискивая черенок лопаты тонкими пальцами. При этих словах она снова угрожающе замахнулась:
– Убирайтесь отсюда, я сказала! Все как один!
– Да ладно, мэм. Мы же только пошутили. Мы ждали, когда вы принесете пирожки.
– Ах вы шутили? Вы – жалкая кучка немытых бездельников! Мои пироги не для кретинов, которым от скуки только бы помахать пудовыми кулаками! Убирайтесь с моей стоянки! Вон отсюда!
Мужчины попятились. Они, конечно, не испугались, но и злить эту добропорядочную леди не решились. К тому же скудный на женщин городок мог наградить за такое дело и петлей на шее.
Пожилой седобородый мужчина с лоснящейся лысиной шагнул вперед:
– Я не с ними, мэм. И мне очень жаль, что так вышло. Я пришел, потому что услышал: вы продаете пирожки. Вот и решил купить несколько штук. Мы не ели ничего подобного уже месяца два, пока добирались сюда по индейской территории. А это долгие пыльные мили, мэм.
– Хорошо. Оставайтесь. Но остальные бравые молодцы с кулаками вместо мозгов, – она буквально выплевывала презрительные слова, – пусть убираются в свои вонючие норы, из которых выползли!
– Послушайте, вы, как там вас! Не больно-то задирайте нос! – сказал все еще собиравший монеты парень-забияка.
– Имею полное право быть такой, какой хочу, ясно? А на твоем месте, будь я таким же недомерком, я не пыталась бы вырасти за счет кого-то другого!
Ее слова словно ужалили парня. Он резко вскинул голову:
– Проклятие! Ты… Он шагнул к ней.
Женщина не дрогнула, держа лопату, словно боевую дубинку.
– Уверена, именно это ты и пытался сделать. Я уже встречала таких, как ты, – коротышка, который и муравью-то по колено, пытается отыграться на ком-нибудь побольше. А сам просто мелкий задира и пакостник!
Ее голос был полон презрения.
Парень прошипел сквозь зубы очередные проклятия и стиснул кулаки. Его даже затрясло от злости.
– По крайней мере я не идиот! – мстительно произнес он и плюнул в сторону лежащего мужчины.
– А вот в этом я вовсе не уверена. Ступай прочь отсюда, малявка. А если еще появишься здесь, то я высеку тебя и вдобавок продырявлю штаны дробью!
В толпе прыснули, затем закашляли, скрывая смешки. Ситуация изменилась: теперь зеваки наслаждались перепалкой. Коротышку так и заколотило от ярости.
– Ты… ты… сука! – прохрипел он. – Тебе лучше поостеречься! Точно говорю! А то как бы чего не вышло!
– А я тебе советую выбирать слова, юноша! – спокойно, но четко произнес Кейн, так что его расслышали абсолютно все. Они повернулись в его сторону, то же самое сделала и девушка в капоре.
Парень хвастливо улыбнулся своим дружкам и лишь затем ответил вмешавшемуся в разговор мужчине:
– Тебе захотелось полежать рядом с этим верзилой?
– Если считаешь, что тебе это удастся, то вперед, – подбодрил его Кейн. – Это дело займет у меня считанные секунды. Так что лучше всего тебе убраться отсюда подобру-поздорову, как тебе и посоветовала леди.
– Еще чего! Я не убегаю от разодетых городских хлыщей вроде тебя! Фу-ты, ну-ты! Ботиночки блестят, а как дойдет дело до драки, так сопляк сопляком.
Коротышка натянул шляпу, засунул большие пальцы под ремень с кобурой и с вызовом посмотрел на Кейна.
О нет, подумал Кейн. Ну кой черт дергал его за язык? Он постарался успокоиться. Недомерок наверняка уже утолил свою жажду крови, просто не умел вовремя остановиться.
– Не смей и пальцем шевельнуть в сторону пистолета, сосунок! Не хочется убивать тебя, и будет очень жаль, если ты вынудишь меня сделать это. Мое дуло всего в нескольких дюймах от твоего живота, а я обычно не мажу и с гораздо большего расстояния.
– Пошли, Джордж. Ты же не хочешь получить пулю в живот?
Приятель драчуна в плоской шляпе и кожаных брюках – униформе заготовителя шкур вышел из толпы и потянул друга за руку.
– Твой дружок прав. – Кейн не мигая смотрел на задиру.
– Я не новичок в стрельбе! – в запале выкрикнул парень.
– Конечно, я и не спорю.
– Пошли, Джордж. Хозяин сказал, что на закате мы можем получить деньги.
– Я этого не забуду, – пробормотал сквозь зубы парень и отвернулся.
– А лучше бы забыть. Если леди не вспомнит о своем обещании насчет штанов, то меня память еще никогда не подводила.
Кейн молча наблюдал, как толпа рассеялась. Они не такие уж мерзавцы и вряд ли станут специально чинить неприятности женщине. А вот драчун со своими дружками – совсем другое дело. Лежащий на земле поднялся на четвереньки и пополз в сторону фургона. Кейну стало неловко, и он отвел глаза в сторону, а затем повернулся к голубоглазой. Она сердито поглядывала на него, словно ожидая очередного нападения. Избитый блондин дополз до фургона, привалился к колесу спиной и обхватил голову руками. К нему подскочила пожилая женщина. Она опустилась перед ним на колени и приложила к его лицу мокрую тряпку.
– С яблоками или с изюмом? – наконец поинтересовалась девушка в капоре.
Долгие секунды Кейн непонимающе смотрел на ее бледное лицо. Она так и не сдвинулась с места, лишь грудь вздымалась под мягкой тканью, выдавая волнение. Ее неправдоподобной голубизны глаза смотрели на него так, что он, казалось, утратил дар речи.
– Или вы пришли купить арапник?
Ее голос донесся до него издалека, словно через разверзшуюся между ними пропасть.
– Арапник?
– Арапник или пирожки? Что вы хотите?
– А-а, угу. Тогда – с изюмом.
– Тетя Элли, дайте ему пирожок с изюмом и получите с него деньги. А что вы хотите, мистер? – спросила она пожилого мужчину, все еще стоящего возле фургона.
– Каждого по одному, мэм. Если, конечно, у вас еще есть.
– У нас их еще уйма, да, видно, на сегодня торговля закончена.
– Я бы мог по дороге домой сказать людям, что у вас еще не кончились пирожки. Если вы не возражаете.
– Мы были бы вам благодарны. И тогда бы я взяла с вас только за один пирожок.
– Вы очень добры, мэм. – Старик сунул монету ей в руку, взял пирожки с подноса и заторопился прочь.
– Четвертак, пожалуйста, – сказала пожилая женщина, подойдя к Кейну с подносом, на котором лежали жаренные в масле пирожки.
Он покопался в кармане и выложил монетку на поднос.
– Спасибо вам за то, что вступились, – тихо проговорила женщина, но девушка все же расслышала.
– Тетя Элли! – воскликнула она.
– Но, Ванесса…
– Мы будем продавать пирожки и, завтра, в это же время, – холодно сказала девушка, давая понять, что разговор закончен.
Ванесса. Великолепное, звучное имя! Кейну стало как-то неуютно. Причин задерживаться больше не было, но некий бес, сидящий в нем, прямо-таки жаждал еще раз увидеть, как яростно умеют сверкать эти голубые глаза.
– Вероятно, я приду сюда и завтра. Это зависит от качества вашего изделия. Вы уверены, что в нем нет мух? – Он дотошно осмотрел пирожок. – Хм, их будет трудновато заметить среди изюма.
Она мгновенно вскинула голову. Голубые глаза, не мигая, уставились на него. В эту бесконечную секунду ее лицо было подобно свету в конце темного коридора. Кейн сглотнул и мысленно взмолился, чтобы она не догадалась, какое действие эти чудесные глаза оказывают на него. Он тряхнул головой, словно отвечая «нет» на незаданный вопрос, и застыл в ожидании, пока таинственная связь между ними не растает. Затем, словно решив отомстить, он прищурил глаза и, не торопясь, коснулся взглядом бледного лица, вслед за этим тщательному осмотру подверглась стройная фигура в голубом хлопчатобумажном платье.
Та, кого звали Ванесса, напряглась и замерла под его внимательным взглядом. Румянец, выступивший на ее щеках, заставил его улыбнуться: не было сомнения, что ей очень хочется влепить ему пощечину. Но она справилась со вспышкой гнева, глубоко вдохнула и принялась разглядывать незваного гостя точно так же, как это только что проделал он. Горящий в ее глазах гнев смог бы усмирить даже наглейшего из наглецов. Но на этот раз прием дал осечку.
– И как вам нравится то, что вы видите? – Словно нечистая сила подзуживала Кейна дразнить ее. И ему это вполне удавалось. Его усмешка просто бесила Ванессу.
– Если бы мне понадобился напыщенный болван, то я могла бы вами заинтересоваться.
Он расхохотался.
– Леди, да у вас просто талант уничтожать мужчин! Вы так успешно втоптали в грязь гордость молодого драчуна. Он никогда не забудет, как вы высмеяли его на глазах его дружков и прочей публики. Ваш язычок жалит, как укус скорпиона. Однако все остальное в вас довольно мило. Правда, меня не перестает мучить вопрос, что скрывается под этим капором.
– Я очень рекомендую вам, мистер, убираться отсюда ко всем чертям.
Она прошла к фургону, взобралась на колесо, пошарила под облучком и вытащила двустволку. Не глядя, взвела курок и прицелилась. При этом действовала так уверенно, словно родилась с этим ружьем в обнимку.
Прежде чем пожать плечами, Кейн снова окунулся в глубину рассерженных голубых глаз.
– Вы и ваш… двуствольный приятель убедили меня. Мэм, – поклонился он пожилой женщине, – кажется, у нее начисто отсутствует чувство юмора.
Он вежливо коснулся кончиками пальцев шляпы, бросил насмешливый взгляд на воительницу с ружьем и удалился небрежной походкой.
Ванесса подождала, пока незнакомец перейдет через рельсы и направится в сторону гостиницы, и лишь тогда выпустила двустволку из рук.
– Почему вы не припугнули их ружьем, когда этот наглый юнец начал приставать к Генри, тетя Элли?
– Меня здесь не было. Я относила пакет с пирожками той бедняжке, которая приходила вчера с целым выводком малышей…
– Тетя! Мы не сможем накормить всех, кто вызывает жалость, – с нежным укором сказала Ванесса. А затем с чувством произнесла: – Это самое паршивое место из всех, где мы побывали! Господи, как же я буду рада уехать отсюда! Глаза бы мои всего этого не видели!
– Полностью согласна с тобой, дорогая. Кажется, что чем дальше на запад мы забираемся, тем больше дичают люди.
Ванесса сделала несколько шагов и взглянула на здоровяка-блондина, который так и сидел, обхватив голову руками.
– С тобой все в порядке, Генри?
Его спрятавшиеся за густыми длинными ресницами синие глаза блестели от слез. Один из них распух и едва открывался, а на носу запеклась кровь. Мягкие светлые волосы нимбом обрамляли его крупную голову. Ванесса убрала несколько прядей с его лба и нежно погладила по щеке.
– Мне так жаль, Генри, что меня здесь не было, – прошептала она.
– Я совсем не умею драться, Ван.
– Я знаю.
– Я не понимал, что делать. Мне вовсе не хотелось поранить его.
Ванесса знала своего двоюродного брата Генри всю жизнь. И всю жизнь старалась защищать его. Они родились с разницей в полгода. Генри, добрая душа, никогда, даже в гневе, не смог бы поднять на кого-либо руку. Вот Ванесса и пыталась по возможности защитить его от бед.
– Магазин продал несколько твоих арапников, – сказала она, просияв. – Ты только взгляни на эти денежки!
Она оттянула карман, чтобы он смог заглянуть туда. Его разбитые губы задрожали.
– Это все, на что я гожусь – делать арапники.
– Не смей так говорить, Генри Хилл! Уж и не знаю, что бы я и тетя Элли делали без тебя! Именно благодаря тебе у нас опять есть деньги. Вот, возьми!
Она протянула ему серебряный доллар.
– А теперь умойся и пойди напои мулов.
– Как ты думаешь, они вернутся?
– Пусть только посмеют, и я познакомлю их задницы с дробью! – решительно заявила Ванесса.
Она стояла, и Генри тоже поднялся. Хотя она по всем меркам была высокой девушкой, он башней возвышался над ней. Генри постарался растянуть распухшие губы в улыбке, но полные тревоги глаза ясно говорили, что ему совсем не до шуток.
– Тебе хотелось бы посмотреть, как мне это удастся? – поддразнила она. – Ну-ка займись делом, нечего тут рассиживаться!
Ванесса с любовью смотрела ему вслед. Он был великолепно сложен, высокий, стройный, с широкими плечами и узкими бедрами. Пока Генри молчал, никто и не догадывался, что он наивен, как дитя. Ванесса любила его, словно он был ее собственным ребенком. Из-за этой любви тете Элли и удалось уговорить Ванессу поехать в Колорадо к родному дяде Генри, который, как верилось Элли, позаботится о нем.
Они пробыли в Додж-Сити уже три дня, и, по мнению Ванессы, это было ровно на три дня дольше, чем следовало бы.
Такое кошмарное место и в страшном сне не привидится! Ферма, на которой она выросла и прожила всю жизнь, за исключением трех последних месяцев, казалось, находилась в другом измерении. Временами она испытывала такие приступы тоски по дому, что боялась от этого умереть. Но возвращаться было уже некуда. Крошечная ферма в окрестностях Спрингфилда была продана, а деньги надежно спрятаны. Они пригодятся им на новом месте, надо ведь будет там обосноваться, открыть свое дело. А в дороге им хватало того, что они выручали от продажи пирожков. Еще они продавали арапники, которые делал Генри, и закупали на вырученные деньги провизию для следующего отрезка пути.
Если честно, то Ванесса тосковала лишь по родным местам, где все знакомо до мелочей, а вовсе не по Спрингфилду. Ведь если поразмыслить, то как раз его жители и не были добры к ее возвратившемуся с войны отцу. Перед тем как уйти на войну, он был изумительным врачом. Но память о залитых кровью полях сражения и буднях армейского госпиталя сводила его с ума. Он запил, и к нему стали обращаться за помощью лишь тогда, когда больше некого было позвать. Да и тогда чаще обращались к Ванессе, которая успела у отца многому научиться. А потом он умер.
Ванесса прислонилась к стенке фургона и поглядела на свою тетю. Мужчины через рельсы цепочкой тянулись к импровизированному прилавку, и Элли с улыбкой вручала им пирожки и получала деньги. Покупатели снимали шляпы, многократно благодарили ее, платили деньги и уходили, с удовольствием жуя.
Элли Хилл заменила Ванессе мать, умершую, когда Ванесса была еще младенцем. Элли тогда вместе с сыном просто переехала в дом отца Ванессы и с тех пор заботилась о ней. Отец Генри и тетя Элли поженились в Спрингфилде, а потом он возвратился в Чикаго, пообещав, что приедет за ней. И пропал. Элли ничего о нем не слышала, пока через несколько лет не пришло письмо от его брата, сообщавшего, что он погиб, спасая ребенка от взбесившихся лошадей. Элли чтила память об умершем муже. У нее остался крошечный снимок с его изображением, на который она любила смотреть. Когда она доставала карточку, письмо от брата своего мужа и свидетельство о браке, Ванесса понимала, что тетя опять загрустила и вспоминает свой единственный месяц счастья с любимым.
А вот и Генри – притащил воду для мулов. Животные обожали Генри, маленькие дети тоже любили его. А вот у взрослых мужчин не хватало терпения, чтобы общаться с ним: он был тугодум. Но Генри мог быть отличным помощником в любой работе, если ему четко объяснить, что надо сделать. Правда, за ним требовался глаз да глаз, как за малым ребенком, чье любопытство порой перевешивало здравый смысл. Недаром тетя Элли вся извелась от тревоги, думая, как он станет жить, когда ее не будет рядом. Но она считала несправедливым взвалить подобную ответственность на плечи Ванессы. Она и так была убеждена, что именно из-за них с Генри Ванесса не вышла замуж за богатого и красивого Мартина Макканна. Он перестал ухаживать за ней, сказав, что, как он выразился, ему нужна жена, не связанная по рукам и ногам старухой и идиотом. Ванесса вздохнула. Тетя Элли не верила, но ее просто тошнило от Мартина Макканна. Она не вышла бы за него замуж, даже если бы он был единственным мужчиной на Земле. Так или иначе их отношения прекратились, и в голове тети Элли зародилась идея отправиться в Колорадо, чтобы быть поближе к дяде Генри. И следует признать, что Ванесса, будучи по природе своей склонна к авантюре, с радостью поддержала этот план.
Возможность отправиться в путешествие представилась им гораздо раньше, чем кто-либо ожидал. На их ферму как-то попросился на постой человек. Он объяснил, что он медик, знает, что болен и болезнь неизлечима, и жить ему осталось всего несколько месяцев. Если бы они взяли на себя труд поухаживать за ним, то он оставил бы им за это в наследство отличный фургон и пару сильных мулов. А фургон у него был всем на зависть, из легкой древесины, компактный и уютный, с двумя спальными лавками по бокам. Маленькая печурка отапливала его зимой, а специальное отверстие в потолке проветривало его летом. Это был чудесный фургон, служивший своему хозяину домом уже четыре года. Старик прожил всего шесть недель и умер. А уже весной они продали ферму и отправились в путь.
Пару минут Ванесса позволила себе поразмышлять о высоком, хорошо одетом незнакомце, вступившемся сегодня за Генри. Правда, она не сомневалась, что и сама бы справилась с ситуацией. Вероятнее всего, он играет в карты или спекулирует на бирже. А она вовсе не хотела бы быть обязанной такому типу. Он воплощал в себе все то, что она не переносила в мужчинах – дерзкий, самоуверенный… Она видела, как он с крыльца гостиницы наблюдал за схваткой негров. Любого, кому доставляло удовольствие столь омерзительное зрелище, она зачисляла в варвары. Заметила Ванесса и то, как он отвел глаза от лежавшего на земле Генри, словно ему было неловко. Она чуть не заскрипела зубами. Хотя откуда такому типу знать, как может себя чувствовать в подобной ситуации Генри?
К вечеру Додж-Сити был уже навеселе, а к десяти часам у нормального человека волосы вставали дыбом от шума, производимого веселящимися охотниками, драк и стрельбы. Ванесса и Генри подвели своих четырех мулов и лошадь поближе к фургону и стреножили их. Они не стали разводить костер, чтобы не привлекать лишнего внимания. Уселись рядышком, чтобы с часок просто отдохнуть за разговором, а потом уже идти спать. Двустволка все время была возле Ванессы.
– Мне понравился этот человек, который приходил сегодня, – сказала Элли.
– Который? – спросила Ванесса, хотя и догадывалась, о ком идет речь.
– Тот, который угомонил мерзкого… коротышку.
– А-а, этот.
Ванесса вынула шпильки из волос и помассировала виски. Как хорошо! Когда ей надо было в город, она никогда не снимала капора, а во время путешествия всегда натягивала одну из старых шляп Генри. Яркий медный оттенок ее волос слишком привлекал внимание. Она осмеливалась распускать волосы лишь ночью. Густая волнистая масса доходила до поясницы. Приходилось мириться с этим неудобством, так же как и с другим Божьим даром – бледной кожей, которая так легко обветривалась и обгорала на солнце. Она научилась защищать ее, не снимая головного убора даже в самый жаркий день. Во время путешествия капор служил сразу двум целям – защищал лицо от солнца и полностью скрывал огненно-медные волосы, которые непременно бы привлекли нежелательное внимание к их владелице.
– Мне он понравился.
– Боже, тетя Элли! Да вам нравятся все, кто вежлив и чисто одет. Это просто модный хлыщ с хорошо подвешенным языком, такие как раз и есть хуже всего. Именно этим они и завлекают в свои сети клиентов – отлично сшитой одеждой и сладкими речами. И не заметишь, как твои карманы уже обчистили. Держу пари, что под шляпой у него пара очень миленьких рожек.
– У кого это под шляпой пара рожек? – заинтересовался Генри.
– Ванесса просто пошутила, сынок. Она хотела сказать, что этот мужчина не тот, за кого себя выдает.
– Интересно, такие люди пашут землю? – задумался Генри. Ему часто приходили в голову самые неожиданные мысли, и он простодушно делился ими.
– Наверное, – ответила Ванесса.
– Иногда я жалею, что мы уехали с фермы, – грустно сказал Генри. Он наморщил лоб, пытаясь поточнее донести до них то, что у него в голове. – Я бы сейчас пахал поле, и старину Шепа не забила бы лошадь.
– Может быть, нам удастся приобрести другую собаку, прежде чем мы покинем Додж-Сити.
Ванесса знала, что ее двоюродный брат все еще горюет о собаке, попавшей под копыта жеребца в Вичите.
– А когда мы уедем? Мне здесь совсем не нравится.
– Мне тоже. Я с радостью отсюда уеду. Думаю, к послезавтра мы управимся. Утром еще раз зайду в магазин и заберу у них оставшиеся арапники, если, конечно, хозяин не захочет их купить сам. Я сказала, что ему мы можем и скостить цену. Нам сейчас пригодятся любые гроши.
– Мне немного страшновато от того, что мы отправляемся в одиночку, – призналась Элли. – Лучше бы нам присоединиться к кому-нибудь.
– Я не нашла никого, кто собирался бы ехать именно сейчас. Говорят, что последний караван отравился всего за три дня до нашего приезда сюда. Так что следующего придется ждать долго. Может быть, мы повстречаем кого-нибудь в пути, а если нет, то и сами прекрасно обойдемся.
– Знаю, но земли здесь такие дикие…
– Думаю, мы сначала двинемся вдоль железной дороги, к Санта-Фе, а там, где рельсы сворачивают на юг, мы свернем к Денверу. Говорят, что дороги вполне сносные, местами даже хорошие. А у нас четыре сильных мула, отличный крепкий фургон. И Генри позаботится о нас.
– Все будет в порядке, мама, не бойся. Я с вами. Помолчав, Элли мягко сказала в темноту:
– Я благодарю Бога за то, что ты есть, в каждой молитве, Ванесса.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Ветер надежды - Гарлок Дороти



Восхитительная книга с интересным, ярким сюжетом, такой роман стоит читать, он легкий и воздушный! Мне он понравился, читала с большим удовольствием! Атор молодечик браво и спасибо!
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНаталья Сергеевна
9.09.2012, 22.03





не могу дочитатать только лишь потому что героиня таакаааая Д У Р А! это просто обзац ...ведь у этой писательницы есть прекпасные романы с адэкватными героями и написаны с хорошим юмором ...но это просто сборник неудачных персонажей с непонятными диологами...образец как не надо писать книги!!!!!
Ветер надежды - Гарлок Доротиещё наталья
5.12.2012, 7.03





Прочла 10 глав.Понимаю,что автор все это придумала.Но гл.героиня!Фу!Вздорная,возомнившая невесть что о себе дура с регрессирующим интеллектом.А может,автор изобразила собирательный образ туповатой по жизни женщины.Потому как если нет начатков хоть малейшей жизненной мудрости,то никакие университеты не помогут.Сказал же гл.герой:сиди тихо!Нет,пойду всех найду,всех поубиваю!А в итоге:от страха в ступоре,гл.героя на ее глазах расстреливают.Хорошо хоть автор наделила ее медицинскими навыками лечения.Общими усилиями вылечили гл.героя.Дочитаю до конца.Хотелось бы узнать, как автор управится со всеми действующими лицами,на что их сподвигнет.В принципе,роман читать можно,если не обращать внимания на то,что раздражает.Но,гл.героиню хочется прибить,а вот все остальные вполне симпатичные и это делает роман читабельным.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
27.06.2013, 14.16





Ошиблась.Для меня оказался не совсем читабельным.Несколько глав еще осилила.До тех пор,как герои добрались до места назначения.Вот до этого места было более-менее интересно.Далее же пошли разговоры-диалоги,пустословие.В жизни реальной такие разговоры привлекательны самим участникам,но читать такое никакого терпения не хватит.Никакой динамики.И так все ясно:в любви признались,кому надо поженились,кто заработал- по головам настучали,кто сильно заработал - прибили вовсе.Не понравилось описание всех любовных переживаний,что-то в них не хватает:остроты или емкости?Да еще эти вкрапления порно совсем испортили впечатление от книги.Разочарована.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиГандира
28.06.2013, 0.50





Хороший роман,вполне читабельно. Меня тоже иногда возмущало поведение героини, но когда человек привык полагаться только на себя,ему не хочется быть кому то обязанным. Отсюда и такое поведение. Особенно порадовала любовь до постели. Читайте 9
Ветер надежды - Гарлок Доротисвет лана
21.09.2014, 22.39





Роман был бы хорош если бы развивался без второй любовной линии,да к тому же ещё любовь слабоумного.Такое ощущение что автору нечем заполнить и развить сюжет романа.
Ветер надежды - Гарлок ДоротиНАТАЛЮША
14.11.2014, 22.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100