Читать онлайн Святая преданность, автора - Гарлок Дороти, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Святая преданность - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Святая преданность - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Святая преданность - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Святая преданность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Джо Белл едва сдерживала волнение и радость, она с трудом дождалась наступления темноты. Девушка связала все необходимые, по ее мнению, вещи в узел и перевязала его поясом одного из своих платьев. Остальное «добро» она замкнула в сундуке.
Стоя у окна, Джо Белл могла видеть часть барака, сарай и загоны. Винса видно не было. Девчонка была рада, что Чарли уехал на лошади Смита, а свою лошадь оставил на ранчо. Записка, которую она решила оставить брату, лежала на комоде.
Винс обещал, что вернется сразу же, как только заберет свою плату у покупателя мулов. И этим утром круг из камней был выложен' на назначенном месте около двери уборной.
«Очень плохо, – подумала Джо Белл теперь, – что тот, кто стрелял в Смита, не сделал работу лучше, не убил этого ублюдка». Высокомерная, неприятная дрянь, вот кем был Смит Боумен. Он будет еще просить прощения за то, что так жестоко и непочтительно обращался с ней. Она заставит его на коленях ползать! Между прочим, она является старшим ребенком сестры Оливера и, к тому же, самой смышленой. Чарли так глуп, что даже не может разобраться в элементарных вещах. «Не знаю, как он собирается жить дальше?» – с ненавистью подумала Джо Белл.
Ее папа хранил письма, которые были написаны дядей Оливером, и она нашла в рабочем столе мистера Иствуда те письма, что были посланы ему сестрой, то есть матерью Джо Белл. Какое еще доказательство ей потребуется? Письма находились в узле, который она возьмет в Шеридэн вместе с кольцами, золотыми часами и деньгами, найденными во время последнего обыска кабинета дяди Оливера. А нашла она немало: сто долларов в золотых слитках. Это все по праву принадлежало ей. Джо Белл вовсе не собиралась делиться с Винсом. Она лишь позволит ему думать, что кольца и часы – это все, что она имеет.
Как-то незаметно мысли ее перешли на Смита. Да, он находится настороже и волнуется за старуху. Должно быть, есть в этом какая-то выгода для него. Если эти двое, Смит и старуха, уберутся с дороги, не останется никакого препятствия, чтобы взять контроль над этим местом в свои руки. С деньгами, которые есть у нее, все будет намного проще. Джо Белл думала обо всем этом в приподнятом настроении. Господи, она даже сможет купить модный городской дом на площади Джексона в Новом Орлеане. Девчонка глубоко вздохнула и с безудержной силой пустилась в мечты о сладкой жизни, которую и планировал для нее папа.
В прошедшую неделю Джо Белл очень много думала о Винсе Ли. Она точно знала, что он был красивым парнем, хотя так ни разу и не видела его при дневном свете вблизи. Он дрожал как осенний лист на ветру, когда она поцеловала юношу и прижалась грудью к его груди… это было тогда, когда они сидели на земле за кустами до поздней ночи и разговаривали.
После того, как она рассказала Винсу о путешествии своей семьи из Луизианы и о том, что они с братом являются единственными кровными родственниками Оливера Иствуда, она позволила ему поцеловать себя и даже разрешила засунуть руку за вырез платья, но это, как известно, было все, на что отважилась Джо Белл в ту ночь.
Девчонка наслаждалась тем, что чувствовала над парнем необъяснимую силу. Но Винс был беден. Все, что у него есть, это лошадь, седло и ружье. Папа назвал бы его презренным бедняком, и, следовательно, Винс Ли не пара ей. Но он довольно красив, и она разрешит ему целовать себя и, возможно, станет его женщиной на время, но она никогда не выйдет за него замуж. Папа говорил ей брать выше, именно это она и собиралась сделать. Джо Белл хотела выйти замуж только за богатого мужчину.
Часы внизу пробили десять. Джо Белл отошла от окна к кровати, взяла пальто, платок на голову и узел. Лампа в комнате была давно потушена, и глаза девчонки давно уже привыкли к темноте. Она открыла дверь и беззвучно вышла в переднюю. Только слабый скрип половых досок выдавал ее действия. Джо Белл поспешила вниз по ступеням и вышла на переднюю веранду. Двигаясь быстро к краю веранды, она увидела вдруг тень мужчины и бросилась в объятия Винса Ли.
– Я уже думал, ты никогда не придешь, – прошептал он и страстно поцеловал ее. – Не сон ли это?
– Ты отлично видишь, что не сон, парень. Я здесь, – Джо Белл обхватила его руками за шею и поцеловала в ответ.
Она прижалась к нему грудью, сладко стонала и нежно кусала язык, который проскользнул между ее губ. Он прижал ее спиной к стене дома и уперся в ее живот своей твердостью. Джо Белл подождала, пока Винс не начал сильно дрожать, потом оттолкнула его.
– Не теперь, сладенький…
– Немного дразнишь? – прошептал он, трудно дыша. – Ты делаешь меня с рогами, как у черта.
– У нас будет масса времени для этого. Нам сначала необходимо уйти отсюда. Знаешь, что? – сказала она поправляя платье. – Кто-то стрелял в Смита.
– Кто?
– Не знаю. Я думала, это мог быть и ты… Я была бы счастлива, если бы это был ты.
– Но это был не я. Я пришел прошлой ночью, положил камни, а потом вернулся назад на холмы.
– Как было бы здорово, если бы Смита застрелили. Он не сделает нам ничего хорошего, лишь доставит мне массу неприятностей.
– Он беспокоил тебя? – сурово спросил Винс.
– Он беспокоил бы, миленький, но… я держусь от него подальше, – Джо Белл довольно фыркнула. – Винс, сладенький, здесь на ранчо нет никого, кроме Смита, старика и сумасшедшего индейца. Может быть, мы сможем сами освободиться от Смита теперь? Позже с ним будет не так легко справиться.
– Что ты задумала, любимая?
– Он лежит в постели. У него прострелена нога. Мы подождем, пока старик уйдет, а затем мы сможем… мы сможем… мы сможем…
– …убить его?
– Я думаю, это не так уж трудно сделать.
Лунный свет падал на лицо Джо Белл, нежно освещая его. Она была самой красивой женщиной, которую когда-либо видел Винс. Он не был в состоянии думать ни о чем, кроме этой девушки с той самой ночи, как повстречал ее. Конечно, она не просила его стрелять в безоружного человека. Он просто не так понял? Винс не верил своим ушам. Он собрался с мыслями и как можно спокойнее ответил:
– Милая… я не могу…
– П-пожалуйста…
– Ты не должна просить об этом, милая. Это принесет нам массу неприятностей. Когда дом станет твоим, у нас полное право выгнать Смита Боумена с ранчо. Если он не уйдет, я вызову его на дуэль.
– И… застрелишь его?
– Если смогу. Я никогда еще не выступал против того, кто проворнее меня владеет оружием.
– Ты сделаешь это для меня?
– Я сделаю все для тебя. Пойдем, ты покажешь мне свою лошадь. Мы не хотим ведь, чтобы шериф схватил нас за кражу лошади.
– Смит, может быть, станет для нас препятствием, сладенький, – настаивала Джо Белл.
– Не беспокойся, я легко справлюсь с ним, когда придет время.
– Как далеко от Шеридэн? Сможем ли мы сами найти дорогу в темноте? – спросила Джо Белл, шагая рядом с Винсом к конюшне.
– Мы доедем до Баффэло ночью и сделаем остановку, – он нежно опустил руку на плечо девушки. – Ты боишься темноты, милая? Не волнуйся, я позабочусь о тебе.
Вилла сидела в кресле-качалке в комнате Мод, когда вдруг услышала скрип половых досок, доносящийся из передней. Она приоткрыла дверь комнаты как раз вовремя, чтобы увидеть Джо Белл с пальто в одной руке и узлом – в другой. Девчонка кралась вниз по лестнице.
Вилла была обеспокоена происходящим. Желая знать, что затеяла на этот раз маленькая дрянь, девушка выскользнула в дверь и наблюдала, как Джо Белл вышла на веранду и мягко закрыла за собой дверь.
Вместе с Бадди Вилла тихонько сошла вниз в комнату Иниз и постучала в дверь.
– Да?
Вилла открыла дверь.
– Ты спишь?
– Еще нет… Что-то случилось с Мод?
– Нет, с ней все в порядке. Не побудешь ли ты с миссис Иствуд, мне нужно на некоторое время отлучиться.
– Смиту стало плохо?
– Я не знаю, но…
– Пойди и узнай о нем. Я отправлюсь наверх и вытянусь на твоей койке. Мод еще спит?
– Да. Но после приступа ее лучше не оставлять одну, так что поторопись, пожалуйста, Иниз.
– Хорошо. Ты только не волнуйся, оставайся столько, сколько тебе необходимо. Я сплю чутко и услышу Мод, если она захочет чего-нибудь.
Вилла прошла через темную кухню, чувствуя дорогу вдоль стола к двери. Она расплела волосы вечером и теперь хотела хоть чем-нибудь связать их сзади.
Было странно, но она все же думала о том, что делать с Джо Белл, когда услышала скрип половиц. Конечно, девчонка не так глупа, чтобы покидать ранчо в полночь, если с ней никто не идет. Но кто же мог согласиться на такое безумие?
Вилла остановилась на крыльце, чтобы прислушаться. Ее глаза зондировали темноту, но не замечали ничего необычного. Билли был зорче, и слух его острее, чем у людей. Девушка посмотрела на пса. Собака спокойно ждала. Вилла похлопала Бадди по лохматой голове, и они пошли вместе вниз по тропинке к воротам и направились к дому Смита.
Как сможет она разбудить Билли, не разбудив Смита? Вилла остановилась около барака как раз в том месте, где стояла той ночью и слушала игру на гитаре. Бадди находился рядом.
Дом был темным, как и полагается любому дому в глубокую ночь. Вилла стояла неуверенно. Что же делать дальше? Вдруг она ясно поняла, что у нее было совсем глупое поручение. Каким образом они с Билли могли остановить такую глупую и настырную девчонку, как Джо Белл, не совершать то, что она давно задумала и спланировала. И почему они должны оберегать от неприятностей эту дрянь, она уже не маленькая девочка и в состоянии отвечать за свои поступки.
Вилла наклонилась, чтобы дотронуться до головы Бадди и тем самым дать понять псу, что они собираются вернуться назад. Но собака пошла к дому Смита, взмахивая взад вперед хвостом в радостном приветствии.
– Бадди, – прошептала Вилла, – назад.
Собака продолжала идти, Вилла пробежала несколько шагов, чтобы схватить пса за шерсть на шее и потянуть назад.
– Вилла, я здесь, – низкий голос Смита послышался из темноты.
Девушка остановилась, как вкопанная.
– Смит?..
– Я здесь, у дома.
На скамейке перед хижиной сидел Смит, вытянув поврежденную ногу перед собой. Мужчина почесал пса за ушами, когда тот подошел к нему. Собака была очень рада видеть своего друга после долгой разлуки, слабый визг удовольствия исходил от Бадди.
– Тсс… садись, – Смит взял Виллу за руку и потянул вниз на скамейку около себя.
– Я не могу поверить, что ты здесь, на улице. В тебя стреляли только этим утром. Ты потерял много крови и долгое время находился без сознания. У тебя поднимется высокая температура…
– Ты волнуешься за меня? – он взял ее руку и медленно и нежно сжал ее своей рукой.
– Какую глупую вещь ты говоришь! Конечно, я волнуюсь, я очень волнуюсь.
– Пленти принес мне раздвоенную подпорку и помог выйти на улицу. Я совсем не напрягал твои стежки, так что ничего не разошлось.
– Ты даже без рубашки, – раздраженно произнесла Вилла.
– У меня не было времени надеть ее. Ты беспокоилась обо мне? Поэтому ты пришла? – спросил он с надеждой.
– Нет. Я знала, что Билли позаботится о тебе не хуже, чем я. Я шла, чтобы сказать Билли, что Джо Белл замыслила что-то неладное, – прошептала Вилла.
– Почему ты не пришла, чтобы рассказать это мне? – он положил руку на ее плечо так, чтобы губами достичь ее уха.
– Потому что ты не в состоянии что-либо предпринять. Я думаю, что Джо Белл уходит с ранчо.
– Я знаю. Пленти рассказал мне.
– Знаешь? И что ты собираешься делать?
– Ничего. Пленти наблюдает, чтобы наверняка знать, что они возьмут только одного гнедого Чарли и спокойно ускачут. Пусть скачут.
– Она уберется отсюда, – Вилла задумалась… – Ты сказал… они?
– Она связалась с молодым парнем, который был здесь вместе с покупателем мулов для железной дороги. Теперь он вернулся за ней.
– Откуда тебе известно об этом?
– От Пленти Мэда. Он видит в темноте как сова. Он сегодня заметил лошадь позади загонов и узнал в ней ту, которая принадлежала парню. Потом Пленти обнаружил и его самого, прячущимся возле веранды. Пленти предположил, что Винс ожидает Джо Белл, потому что он уже видел их вместе в ночь перед тем, как мужчины уехали. Он и теперь наблюдает за ними.
– Ради Бога. Разве у Джо Белл недостаточно разума, чтобы знать, что небезопасно уезжать с незнакомым мужчиной?
Смит молчал несколько секунд.
– Ты же делала так, – сказал он мягко.
– Да, но это совсем другое.
– Почему? Тогда тоже было темно.
– Да, но ты был… ты был… Короче, это было другое, и ты знаешь это.
– Тесс… слушай… Бадди, оставайся здесь, – сказал Смит, когда Бадди напрягся, и тихое рычание вырвалось из глотки собаки.
– Я ничего не слышу, – промолвила Вилла, и вдруг услышала топот копыт по мягкой земле. – Теперь слышу, – прошептала она.
Воцарилась тишина.
– Они уехали, – сказал Смит, спустя несколько минут. – Глупый паренек будет проклинать эту злополучную ночь. Девчонка принесет ему массу неприятностей. Я надеюсь, что он в конце концов придет в здравый разум, и случится это до того, как она убьет его.
– Ты думаешь, она вернется?
Рука Смита все еще покоилась на плече Виллы. Она сидела прижавшись к мужчине и вовсе не желала двигаться.
– Если все пойдет своим чередом, она не вернется.
– Чарли будет беспокоиться. Он воспринимает свою ответственность серьезно.
– Ему повезло, что он так просто освободился от нее. Рано или поздно она втянула бы его в такое, с чем он не смог бы справиться.
Смит повернулся и посмотрел на Виллу.
Его лицо было в дюймах от ее лица. Она могла чувствовать теплое дыхание мужчины на своих губах. Девушка боролась, желая закрыть свое сердце от трепета, находясь так близко к мужчине и вдыхая запах его тела.
Когда она была рядом с ним, его магнетизм, каплю за каплей, вытягивал из ее мозга всю логику. И сейчас для нее имело значение только одно: желание всецело принадлежать ему, и чтобы он всецело принадлежал ей.
– Ах… тебе следовало бы надеть рубашку.
– Мне не холодно, – он взял ее руку и положил ладонью себе на грудь. – Смотри…
Кожа его была действительно теплой, но Вилла чувствовала, что Смит дрожит.
– Ты дрожишь…
– Не от холода.
– Значит от слабости. Ты ужинал?
– Билли засунул в меня все, что смог.
– Мне не стоило приходить сюда, Смит. Если бы у меня были мозги, я убежала бы в дом так быстро, что только пятки засверкали бы.
– Пожалуйста, не жалей, – он пальцами убрал пряди волос с ее щеки и заложил их за ухо. – Я надеялся, очень надеялся, что ты вернешься.
– …Я только получу еще больше боли…
– Я умру, прежде чем причиню тебе боль и позволю хоть кому-нибудь причинить тебе вред.
– Есть разная боль.
– Я знаю, о Господи, я знаю, – его пальцы нежно гладили ее щеку, потом перешли, на ухо. – Помнишь, когда я вытирал твои волосы своей рубашкой?
– Я помню все.
– Мы были одни в темноте. Я чувствовал, как будто нахожусь в другом мире, спокойном уютном мире, где были только ты и я. Я чувствую так каждый раз, когда нахожусь рядом с тобой.
Медленно и осторожно, давая Вилле массу возможностей отстраниться и уйти, Смит прижал свои губы к ее. Он целовал ее сладко и задумчиво. Его губы медленно и нежно ласкали девушку, Смит действовал очень осторожно, боясь поцарапать ее своей щетиной.
Он остановился и посмотрел Вилле в глаза. Ее глаза были полны отчаяния и боли.
– О, Смит… Я не понимаю себя… Мы совершенно не подходим друг другу.
– Я знаю. Я не могу простить себя. Как я могу ожидать, что ты или кто-нибудь другой простит меня?
Сильная боль в его голосе тронула Виллу так, как никакие слова не смогли бы проникнуть к ней в душу. Она вытащила свою руку из-под его и прикоснулась к щеке мужчины.
– Мы не можем повернуть время. Ты сам говорил так.
– Однажды в жизни в момент маленькой вспышки во времени у тебя есть шанс иметь все, все, о чем мечтал. И если ты упустишь этот шанс, ты потеряешь его навсегда. Я не схватил, я упустил свой шанс, и теперь знаю, ЧТО я потерял! – Смит уткнулся губами в ладонь девушки.
Мгновение Вилла не могла произнести ни слова, а когда, наконец, заговорила, голос ее был тихим и ласковым.
– Я не знаю, что и сказать.
– Ты ничего не должна говорить, – произнес он утомленно. – Я просто хочу, чтобы ты знала… знала… ты теперь знаешь, что я всегда буду помнить о тебе, я никогда не забуду тебя, Вилла.
– Ты добрый, нежный человек, как папа Айгор. Он был маленьким и уродливым, но он тоже умел говорить прекрасные, проникающие в самое сердце, слова.
– Я никогда никому не говорил таких слов, Вилла. Я сказал их только тебе.
– Ты говорил это и другим через свою прекрасную музыку.
Они были так увлечены друг другом, что не услышали рычание Бадди, когда Пленти Мэд вышел из-за дома.
– Эй, Смит! Я однажды заброшу эту чертову собаку в кипящую в кастрюле воду и сварю ее там!
Индеец подошел, встал перед ними и уперся руками в бедра. Вилла хотела отстраниться, но Смит удержал ее и еще сильнее привлек к себе.
– Бадди принадлежит к особой породе собак, Пленти. Он рычит только на тех людей, которые ему нравятся. Ты нравишься ему, Пленти.
– Ах, так?! – Пленти Мэд склонил голову на бок и сверху вниз посмотрел на Бадди. – Черт, Пленти Мэд не знал особенной собаки. Теперь он видит. Ты очень хорошая собака.
– Они взяли только гнедую лошадь и седло Чарли?
– Они берут… делают больше шума, чем стадо буйволов, – с отвращением сказал Пленти Мэд. – Глупая белая женщина говорить… говорить… говорить, – он сделал жест рукой, как ножом провел по горлу. – Тебе нужна помощь от Пленти Мэда, Смит? – Индеец многозначительно посмотрел на Виллу.
– Нет, спасибо…
– Тебе нужна помощь, ты зови Пленти Мэда. Глупая белая женщина очень худая, чтобы помочь такому большому мужчине, как друг Смит.
Вилла чувствовала хихиканье в груди Смита, но ни один звук не раздался с его губ, пока он не заговорил.
– У меня есть костыль, но я обязательно позову, если ты мне будешь нужен, Пленти.
Индеец ушел, а они остались сидеть и молча смотрели дру на друга. Вилла знала, что ей уже пора идти в дом, но не желала даже двинуться с места. Девушка чувствовала, как Смит прижимал рукой ее голову к своему плечу и ласкал щекой ее волосы.
– Останься подольше, – прошептал он, проведя губами по девичьему лбу.
Время не имело никакого значения. Они сидели тихонько вместе, и никто из них не думал ни о чем, наслаждаясь простым удовольствием от близости. С этой девушкой Смит чувствовал покой и умиротворенность, которые потерял в тот незабываемый день. Сейчас он не испытывал внутреннего одиночества и был воистину счастлив.
– Расскажи мне о себе, Смит. Тебе обо мне известно все.
– Что ты хочешь знать?
Вилла почувствовала, что мужчина напрягся.
– Обычное. Где ты родился, был ли ты послушным маленьким мальчиком…
Смит улыбнулся, и Вилла поняла, что он почувствовал облегчение.
– Я родился на ферме в Тенниззи, – начал Смит. – Мы были бедняками, но жили неплохо до тех пор, пока весеннее наводнение на реке Миссисипи не залило нашу землю, образовав новый пролив. Мой отец… Ты уходишь? – спросил быстро Смит, когда Вилла отстранилась от него и встала.
– Нет. Я хочу услышать все, каждый маленький кусочек, но я собираюсь принести рубашку, чтобы укрыть тебя. Ты весь покрылся мурашками.
– В доме у двери на вешалке…
Через несколько секунд Вилла вернулась с фланелевой рубашкой и набросила ее на плечи Смиту. Он нежно привлек девушку в свои объятья и прижал ее к груди. Вилла чувствовала дикое биение его сердца.
– Ты испугала меня до полусмерти, когда встала. Я думал, что ты покидаешь меня, – прошептал он в ее волосы и закутал любимую в свою рубашку.
Он нежно поцеловал ее губы, щеки, глаза…
– Я никогда не мечтал даже о такой женщине, как ты… Я боюсь, милая, так чертовски боюсь, всех завтрашних дней без тебя.
– Скажи мне, – прошептала она, отвечая на его поцелуи. – Начинай и расскажи все о Тенниззи, о том времени, когда ты был мальчиком, о том, как пришел на запад. Я хочу знать все. Не пропускай ни одной детали.
– Как я уже сказал, река смыла нашу ферму. Мать всю свою жизнь жила на одном месте. Она не отъезжала дальше пятидесяти милей от дома, она даже не могла представить себе расстояние, которое намеревался пройти отец. Отец и я были возбуждены предстоящей дорогой. Но мама и маленькая сестричка вовсе не хотели путешествовать. Мы отправились в Арканзас и достигли реки Миссури, остановились на пару месяцев в Иова, чтобы отец смог заработать немного денег, потом снова в Небраске. Каждый раз мать настаивала, чтобы мы остались, а отец мечтал о земле и скоте.
Смит рассказал о том, как он шел возле фургона, о том, что волки напали и загрызли его собаку. Однако он не скучал о прошлой жизни. Мальчик стремился к горам и поклялся, что будет жить там, на западе, всю свою жизнь. Однако, маленький Смит еще не знал, что дни его отца, матери и сестрички были уже сочтены.
Смит без эмоций говорил о потере семьи – это было так давно… и столько раз пережито. Он рассказал, как остался один, голодный и напуганный, о том, что однажды утром проснулся от запаха жареного мяса, рассказал он и о встрече с Билли и Оливером.
– Я плакал, но они не позволили мне почувствовать стыд от того, что я плакал. Мой отец всегда говорил, что мужчины не плачут, и я боялся, что меня сейчас осудят эти взрослые, умудренные жизнью мужчины. Но Оливер обнял меня и сказал: «Плачь, сын, плачь, ты заслужил это».
– Он, должно быть, был очень умным, порядочным и добрым человеком.
– Да. Он и Билли стали моей семьей. Я был ближе к ним, чем когда-то к собственному отцу. Не потому что отец не заботился о семье. Но он никогда не тратил слов. Особенно он был скуп на похвалу. Оливер говорил со мной о многом. Он и Билли научили меня практически всему, что я знаю. Я очень мало учился в школе до того, как попал сюда, на ранчо. Знаешь, я очень люблю этого старика, – сказал хрипло Смит, показывая рукой на дверь сзади.
– И он тебя любит.
– Затем я ушел отсюда на пару лет. Это была идея Билли. Он сказал, что я сам должен встать на ноги, и что они с Оливером, если понадобятся, всегда будут здесь, а мне нужно знать гораздо больше о жизни, чем я смог бы увидеть на ранчо. Он был прав. Я должен был узнать много жизненных премудростей, и я узнал то, что хотел. Билли думал, что без меня Мод успокоится, и жизнь для Оливера станет хоть немного проще. Старуха возненавидела меня с того самого дня, когда Билли и Оливер впервые привезли меня на ранчо.
– Почему она ненавидела маленького мальчика?
– Билли говорит, она просто ревновала. Ей не нравилось, что мистер Иствуд проводил с нами довольно много времени. Билли и Оливер пронесли свою дружбу с юношеских лет через всю жизнь. Еще в молодости они были партнерами на золотом руднике в Колорадо. Когда они собрали достаточно денег, чтобы купить землю и построить дом, Оливер пришел сюда в Бигхорн, чтобы сделать покупку. А Билли остался работать на руднике до тех пор, пока они не сумели продать его. К тому времени, как Билли пришел сюда, Оливер был уже женат на Мод.
– Миссис Иствуд, кажется, не имеет ничего общего с таким умным, образованным человеком, как мистер Иствуд. Она производит впечатление очень ограниченной женщины. Возможно, я не права?
– Единственное, что нам с Билли удалось выяснить, так это то, что первый муж Мод нашел Оливера умирающим в степи, привез его к себе на ферму, а Мод помогла мистеру Иствуду снова встать на ноги, ухаживала за ним. Но Оливер заплатил за ее заботу слишком высокую цену. Он женился на Мод после смерти ее мужа.
– Ты хочешь сказать, что Билли владеет частью ранчо?
– Билли владеет здесь всем. Оливер завещал свою часть Билли с условием, что Мод будет проживать в доме и пользоваться всеми необходимыми ей вещами до смерти.
– Миссис Иствуд знает это?
– Нотариус пробовал ей сказать, но, ты ведь знаешь, у нее совсем другое на уме.
– Почему ты остаешься здесь?
– Я не оставлю Билли. Он мне как отец. И я обязан помогать, как могу, Мод. Без нас она останется совсем одна. Ее единственный ребенок повернулся к ней спиной. Фанни верно поняла волю Оливера и знает, что здесь для нее ничего нет.
– Как это ужасно. Что же случится с домом, когда миссис Иствуд умрет?
– Он будет стоять, пока не разрушится. Не думаю, что Билли станет жить в нем.
– А ты?
– Никогда!
Рука Смита двигалась вверх-вниз по ее руке. Девушка поправила рубашку, чтобы прикрыть плечи мужчины, потом спрятала свою руку под его, и ее ладонь нежно ласкала его грудь. Твердая щека Смита мирно покоилась в мягких девичьих волосах.
Он так много рассказал о себе, но не сказал главного, почему и как убил Оливера Иствуда…
Мгновенное счастье опять начало ускользать от бедной девушки.
Боже мой, неужели она состарится одна с воспоминаниями об этой быстрой и очень сильной и страстной любви? Неужели она не увидит любимого человека, когда его светлая голова станет такой же седой, как у Билли, а вокруг зеленых глаз появятся морщинки? Неужели она не познает счастья от супружества с ним и радости от рождения их общих детей?
Прямо сейчас, в это мгновение Вилла поняла, что не была достаточно сильна, чтобы оттолкнуть его и вычеркнуть этого человека из своей жизни. Она не представляла, что сможет прожить без него. Но смерть Оливера убьет ее любовь.
С этими мыслями в голове, она подняла глаза и посмотрела на Смита. Взгляд ее был полон любви. Но невысказанный вопрос висел в тишине между ними.
Они долго смотрели друг на друга.
– Я знаю, о чем ты хочешь спросить. Но не настаивай, чтобы я рассказал тебе об этом… сейчас, – Смит ласкал рукой ее светлые волосы и, набрав их полную пригоршню, поднес к губам.
Вилла наблюдала за лицом мужчины, выражением его глаз и почувствовала сильнейшую боль, которую испытывал ее любимый человек.
– У меня нет права спрашивать тебя об этом.
– Ты не поняла, моя любовь, – нежный шепот ласкал ее щеку. – Я просто глупый ублюдок, пытающийся продлить это сладкое мгновение. Я хочу тебя так сильно, что ничего не могу поделать с собой. Я никогда не испытывал ничего подобного. Ты вошла в мою жизнь так неожиданно и с самого начала заставила меня чувствовать такие вещи, о которых я даже и не мечтал. Ты такая особенная, Вилла, и я действительно полюбил тебя. Я никогда не чувствовал такого стыда, как в тот день, когда ты вошла и увидела меня валяющимся в загоне. Только поэтому я был так рассержен и зол, – он произносил слова, нежно целуя девушку. – Позволь мне обнимать тебя немного дольше, я хочу почувствовать нежность и сладость твоего тела.
От явной боли в его голосе рыдания подступили к горлу бедной девушки.
– О, Смит, – прошептала она. – Все, что я могу сказать, это то… Я никогда не думала, что влюблюсь в безнадежного мужчину, что меня не будет волновать, кем или чем он был. В тебе так много нежности, что я хочу лишь одного, прижать тебя к своему сердцу, обнимать и защищать от боли.
Он плотно закрыл глаза, не в состоянии вынести боль в ее глазах и позволить ей увидеть влагу в своих. Губы, которые он искал, были очаровательно раскрыты, ее дыхание было теплым и влажным. Смит притянул девушку к себе и мог чувствовать сильное биение ее сердца около своей груди, когда она целовала его с огненным наслаждением. Они что-то шептали друг другу, делили дыхание, нежность и сладкие поцелуи.
– Я люблю тебя, – мягко прошептала Вилла.
– Я никогда раньше не слышал таких слов, – Смит еще крепче обхватил свое сокровище, словно боялся, что кто-нибудь отнимет у него его любовь. – И я никогда не говорил их до сегодняшнего дня. Я… люблю тебя! Я люблю тебя, Вилла.
– Эти слова совсем не трудно произнести, если чувствуешь то, о чем говоришь.
– Мне бы давно следовало сказать об этом Билли и Оливеру. Ты словно открыла что-то во мне.
– Я счастлива. О, Смит, я могу отдаться тебе прямо сейчас.
Рана дала о себе знать, и стон сильной боли вырвался из уст Смита.
– Поцелуй меня снова, любимая…
С порога Билли видел, что молодые люди на скамейке находились в объятиях друг друга, и собака лежала у их ног. У них все было прекрасно, Билли сразу понял это.
Какое счастье, он увидит Смита здесь, обосновавшимся прямо на ранчо.
«Теперь можно и умереть», – подумал Билли, хотя совсем и не собирался так скоро умирать. Старик быстро поправил свои мысли.
«Кажется, все решается превосходно, – пробормотал он. – Тебе понравилась бы эта девушка, Оливер. Она вовсе не жеманная. Она быстро покажет Смиту, как корова ест капусту, но даст ему много любви и ласки».
С улыбкой на бородатом лице и чувством радости в сердце Билли отправился спать.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Святая преданность - Гарлок Дороти



Роман достойный прочтения!!! Понравился очень!!! Не пропустите!
Святая преданность - Гарлок Доротис
19.06.2013, 12.36





прочитайте не пожалеете
Святая преданность - Гарлок Доротитаня
29.12.2013, 23.52





Читала очень внимательно. Но ужасно скучно. Осилила 16 глав. ГГ - мазохистка, все ее пинают, но она такая благородная, добрая, что читать про это нет больше сил и желания.
Святая преданность - Гарлок ДоротиНатали
19.02.2014, 14.54





Замечательный, жизненный роман, гл. герои понравились, и остальные персонажи тоже, показана жизнь сильных духом, закаленных, трудолюбивых людей. Очень понравился юный Чарли, а его сестра, маленькая злобная сучка получила по заслугам, это радует.
Святая преданность - Гарлок ДоротиТаня Д
5.08.2014, 12.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100