Читать онлайн Река вечности, автора - Гарлок Дороти, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Река вечности - Гарлок Дороти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Река вечности - Гарлок Дороти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Река вечности - Гарлок Дороти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гарлок Дороти

Река вечности

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА 20

Даниэль сидел на краю кровати и брился. Он мог делать это лишь правой рукой, так как левая была туго перебинтована и прижата к груди. Мерси держала зеркало.
– Как это у тебя так ловко получается? Ты хоть раз порезался?
Даниэль опустил бритву в миску с водой и прополоскал ее, прежде чем ответить.
– Иногда бывает и такое. – Он зажал верхнюю губу зубами, чтобы побрить под носом.
– Ты когда-нибудь отрастишь усы?
– Тебе хотелось бы?
– Нет. Ты и так красив. Я не хочу отгонять от своего мужа женщин. Он бросил на нее быстрый взгляд и ему показалось, что она говорит серьезно. Правда, тут же он заметил, что Мерси закусила губу, чтобы не засмеяться. Даниэль положил бритву рядом с умывальником, взял полотенце и вытер мыло, оставшееся кое-где на лице.
– Некоторым женщинам нравится целоваться с усатыми мужчинами. Они говорят, что усы щекочут.
– Гм! – фыркнула она. – И где же, интересно знать, ты почерпнул такую ценную информацию?
– Тут и там.
– А если бы ты не мог бриться одной рукой, то позволил бы мне побрить тебя?
– И ты бы испортила мое красивое лицо? – Он посмотрел на нее с деланной тревогой. – Дорогая! Пуля лишь слегка задела мне голову, так что причин для настоящего беспокойства нет.
– Ах ты, тщеславное создание! – Мерси повернула зеркало к кровати. – Достаточно насмотрелся на себя сегодня? Теперь, когда ты стал выздоравливать, я больше не буду тебя баловать. – Она вызывающе подняла нос и посмотрела на него свысока, словно разговаривала с одним из своих учеников.
– Ты же первая сказала, что я красивый, – продолжал донимать ее Даниэль.
Мерси вспомнился мальчик с серьезным лицом из далекого прошлого. Теперешний Даниэль смеялся, глаза его блестели. Ее сердце пело. Это из-за нее Даниэль был счастлив. Мерси захлестнула волна безмерного счастья. Она опять вернулась в настоящее.
– Для меня ты красивый, потому что мой. Кому-нибудь другому ты можешь показаться уродливым, как старый скупщик краденого.
– Старый скупщик краденого! – воскликнул он, будто говорил с кем-то невидимым. – Не могу поверить своим ушам, что ты говоришь мне это.
– Хочу сказать тебе еще кое-что, любовь моя. Вчера сюда приходила мать Белинды, и я объяснила ей, что ты больше не являешься подходящим женихом для ее дочери. Я попросила передать привет Белинде и приглашение навестить нас, как только поправишься и мы переедем на нашу ферму.
– Опять возвращаемся к этому? – усмехнулся Даниэль, его глаза излучали тепло.
– Нет, не возвращаемся. Закончились твои беззаботные денечки. Ты женатый человек, и у тебя очень ревнивая жена. А теперь марш в постель, пока я не треснула по больной ноге.
– Какая у меня придирчивая и злая жена, – произнес Даниэль, не глядя на Мерси. – Мама знает, как ты тут со мной обращаешься?
– Они с Элеонорой наверху рассматривают детскую одежду Мари Элизабет. Элеонора собиралась подождать, пока приедет Гевин, чтобы сообщить нам новость, но случайно оговорилась, и мама выпытала у нее все остальное. Я надеюсь, что нам с тобой не придется ждать десять лет, чтобы увеличить нашу семью.
– Я свою часть работы исправно делаю, – невинно произнес Даниэль, – и буду трудиться день и ночь. Убери эту миску отсюда и поцелуй меня.
Мерси наклонилась к нему. Он обнял ее и не отпускал, когда она попыталась освободиться после легкого поцелуя.
– Гмм... ты такая вкусная...
Мерси потерлась носом о нос Даниэля.
– Я люблю тебя, – произнесла она едва слышно.
– И я люблю тебя и хочу, чтобы ты сейчас была со мной в постели! – шепнул он в ответ. Его рука потянулась к пуговицам на платье Мерси. Она погладил его по щеке и спрятала свою руку под большой ладонью мужа.
– Теперь я вижу, что тебе уже гораздо лучше, если ты думаешь об этом. – Она выпрямилась и посмотрела на него яркими, сияющими глазами. – Ты свет и любовь моей жизни, Даниэль Фелпс, но веди себя прилично.
– Милая, как трудно удержаться, когда ты наклоняешься надо мной и твоя очаровательная грудь...
– Как крепко в твоей голове засела мысль, что последние несколько дней ты единственный мужчина в доме! Мы тебя совсем избаловали – мама, я, Тенеси и Элеонора, не говоря уж о Минни, ты для нее вообще пуп земли.
– Меня все очень любят, – заключил он.
– Завтра или послезавтра, когда приедет папа, тебе придется поделиться с ним нашей заботой: ты должен привыкнуть к этой мысли, – сказала она строгим, менторским тоном.
– Но ваше внимание, миссис Фелпс, я ни с кем делить не намерен! – он провел рукой по ее спине. Его глаза дразнили. – У мужа есть особые права. Ты обещала Брату Фарли повиноваться мне. Поэтому поцелуй меня еще раз.
– Ложись и отдыхай. – Мерси скорчили ему рожицу. – Если ты будешь вести себя хорошо, мы позволим тебе подняться и съесть ужин, сидя на кровати.
– А ты что собираешься делать?
– Сейчас отнесу эту миску на кухню, а потом пойду во двор и сниму сухое белье. А что я буду делать после – не знаю, но сюда заходить не буду, так что отдыхай.
Мерси взяла миску, бритву и полотенце.
– Интересно, Белинда тоже относилась бы ко мне так плохо?
– Ты об этом никогда не узнаешь, не так ли? – в тон ему ответила Мерси, ехидно усмехнувшись.
Улыбаясь, она вышла из комнаты. На сердце былс легко. Даниэлю становилась лучше, он поправлялся. Когда она укладывала его ногу на подушку, он даже не поморщился. Уходя из комнаты, Мерси заметила его ласковый взгляд. О, как она любила этого человека!
* * *
Утро было солнечным и ярким, но сразу после обеда с запада потянули тучи, а к вечеру уже засверкали молнии.
Ветер крепчал. Белье развевалось в разные стороны, когда Мерси снимала его с веревки. Она зарылась в рубашку Даниэля и счастливо рассмеялась, вспомнив свое дурачество. Еще девчонкой ей приходилось снимать с веревки его рубашки, тогда она всегда ворчала и ругалась.
– Мяу! – услышала крик кота Мерси.
– Мяу! – Дрозд сидел у дверей в сарай. Он уже не был таким толстым и лоснящимся, как в день их отъезда в Кентукки. Кот стал худым, а его главное достоинство – длинный пушистый хвост – ободранным. – Мяу! – еще раз повторил он, но не сделал ни малейшей попытки подойти к ней.
– Дрозд! Что с тобой произошло? Ты выглядишь еле живым. – Мерси пошла к нему с бельем в руках. – О, дорогой! Я пойду отнесу все это в дом. Побудь здесь, я сейчас вернусь. Она говорила с котом так, будто он понимал ее слова. Кот облизнулся и уставился на нее круглыми янтарными глазами.
Мерси быстро вбежала в дом, бросила белье на кухонный стол, взяла несколько кусочков хлеба и направилась к двери.
– Что ты хочешь, детка? – спросила ее Минни.
– Я принесла белье. Пойду покормлю кота Мари Элизабет. Он еле живой и ему, кажется, досталось от кого-то.
– Дождь собирается. Ты можешь промокнуть и заболеть.
– Я не промокну. А если дождик меня и намочит, то не растаю. – Мерси улыбнулась, выходя из кухни.
Минни с ее сбивчивой речью и трогательной заботой занимала в их жизни все большее место.
– Послушай меня и приходи, как только начнется дождь, – крикнула Минни и запела свою песенку.
– Хорошая новость! Колесница едет. Хорошая новость! Колесница едет... – Минни всегда пела, когда работала.
Ветер становился все сильнее и закручивал юбки Мерси вокруг ее ног, когда она бежала к сараю, где последний раз видела кота. Дрозда нигде не было, но он не мог далеко уйти за такое короткое время.
– Дрозд! Где ты?
Двери в сарай были закрыты. Мерси открыла одну из них, заглянула туда и снова позвала:
– Я тебе кое-что принесла. – В ответ не прозвучало привычного «мяу», поэтому она закрыла дверь и пошла вдоль пристройки, где они иногда держали корову.
Она снова звала, останавливаясь и прислушиваясь. В конце пристройки, за амбаром, росли густые заросли чертополоха. Что-то черное мелькнуло в траве.
– Дрозд! – позвала Мерси, – кис-кис-кис, котеночек. Она чуть не рассмеялась от звука своего голоса. Если б Дрозд понимал человеческую речь, с ним мог случиться удар от того, что она назвала его котеночком.
Мяу! – послышалось из травы. – Мяу! – это был уже сердитый крик. Мерси завернула за угол сарая, двигаясь на звук. Кот, казалось, появился ниоткуда. Он выпрыгнул из-за ее спины и с криком бросился к лесу.
– Дрозд!
Она уже было собралась бежать за котом, как вдруг уткнулась в двух мужчин, которые внезапно вышли из кустов и схватили ее за руки. Мерси онемела от неожиданности. Прежде чем она смогла произнести хоть звук, грубая рука зажала ей рот. Мерси яростно отбивалась, но силы были неравными.
– Это она. Повезло же нам! Красотка сама пришла в наши руки. А мы-то ломали головы, как выманить ее из дома.
– Какая фигурка! Я бы не отказался позабавиться с ней!
Никогда в своей жизни Мерси не была так напугана. Страх прибавил ей сил, и она лягнула одного из злоумышленников ногой, угораздив ему прямо в голень.
– Сука! – Мужчина, зажимавший ей рот, засунул свои грязные пальцы ей за щеку и сильно встряхнул голову. – Прекрати, а не то я оторву твою милую головку!
Мерси царапалась и лягалась, когда бандиты тащили ее за кусты. Глаза девушки расширились от страха, когда до нее начал доходить замысел мужчин. У первого не было передних зубов, и изо рта мерзко пахло. На голове бандит носил шапочку речника. Второй, с бакенбардами, мог напугать любого красными водянистыми глазами. Мерси была уверена, что никогда не встречала их раньше. В голове мелькнула мысль, что, возможно, сейчас они убьют ее, а Даниэля нет рядом...
Речник грубо дернул ее за руку. На какое-то мгновение его рука перестала зажимать рот Мерси, и она набрала побольше воздуха, собираясь закричать. Но кулак бандита оказался быстрее. В голове зазвенело, из глаз посыпались искры, и сознание покинуло ее.
Человек с бакенбардами подхватил Мерси, когда она падала.
– Зачем ты это сделал? Я обожаю, когда они дерутся и кусаются. Что интересного в покорных бабах?
– Ты же все равно ничего сейчас не сделаешь. Босс приказал привезти ее в сарай того негра за лесом. – Грубые пальцы нащупали грудь Мерси. – Да, титьки у нее, что надо!
– Они ничем не отличаются от любых других. Я сяду на коня, а ты подай ее мне.
– Поехали. Похоже, тучи вот-вот приоткроются, и. боженька как следует намочит нас за наши прегрешения.
– Ты что, никогда не намокал, Мельхер?
– Один раз, когда упал в реку. – Он хрипло рассмеялся, точно его горло было забито песком.
– Этот жалкий сморчок уже ждет нас. Он-то не рискует ничем.
– А ему и не надо рисковать. У него есть деньги, чтобы платить нам за риск.
Они вывели лошадей из зарослей, стараясь, чтобы их никто не увидел, и направились к лесу. На западе послышались глухие раскаты грома. Человек, везший Мерси, перекинул ее через седло лицом вниз. Это были самые легкие пятьдесят долларов, которые они когда-нибудь зарабатывали, да еще и премия полагалась.
Он погладил ладонью бедро Мерси и представил, какое удовольствие его ожидает. Мужчина прижался к девушке. Будет о чем рассказать, когда он снова отправится в плавание.
* * *
Хаммонд Перри видел, как приближались его люди с женщиной, перекинутой через седло. Ее светлые волосы растрепались и свисали, закрывая лицо. Наконец-то, после стольких лет ожидания, у него в руках то, что принадлежит Фарруэю Куилу, и он может делать все, что захочет. А у него насчет этой особы свои планы.
– Мы привезли ее, мистер Перри! – крикнул мужчина с бакенбардами. – У нас так здорово получилось.
– Заткнись, идиот, – цикнул речник. – Пусть он думает, что нам пришлось попотеть и рисковать.
– Я имел в виду, что для нас это было легко.
– Вас кто-нибудь видел? – спросил Хаммонд.
– Ни единая душа, кроме кота. Я прищемил ему хвост. Сейчас он плавает в Уобоше.
Хаммонд развернул лошадь и посмотрел в сторону дома. К ним медленно направлялся сгорбившийся старик.
– Езжайте в лес, – прошипел Хаммонд и хлестнул свою лошадь. Мужчины скрылись из виду за высокими кедрами. – Это старый негр, который живет в лачуге. Когда он подойдет, – сказал он человеку с бакенбардами, – стукни его по голове.
– Проще простого. – Человек вытащил из-за пояса пистолет и взял его за дуло.
Сверкнула молния, сопровождаемая громкими раскатами грома. Хаммонд Перри выругался, когда упали первые капли дождя.
Джим медленно брел, опустив голову. Когда старик дошел до конца кедрового леса, начинающегося прямо у дороги, он поднял голову и увидел трех мужчин на лошадях. На коленях одного из них лежала женщина со светлыми волосами. Через несколько секунд один из I незнакомцев подъехал к нему, и не успел Джим прикрыться рукой, как сильный удар рукояткой пистолета обрушился ему на голову.
– Ты убил его? – спросил Хаммонд.
– Он мертв, мистер Перри, – хвастливо заявил мужчина. – Я знаю, куда бить. Прямо за ухо.
– Отлично. Мы можем отвезти эту женщину в его лачугу, а то дождь начнется. Скоро стемнеет. Ее не будут искать, так как уже слишком поздно. К тому же, я заметил, в доме нет мужчин, кроме раненого. Сначала позаботимся о ней, а потом вернемся туда и доведем дело до конца.
– Я могу сделать это, мистер Перри, – с готовностью предложил мужчина с бакенбардами. – Но... за отдельную плату.
– Подумаю, – сухо ответил Хаммонд. Он стегнул свою лошадь и помчался к дому Джима.
За молнией сразу же прогремел гром. Застучали первые крупные капли дождя, когда они подъехали к хижине. Всадники спешились и привязали лошадей под навесом. Один из мужчин перекинул Мерси через плечо, и они вошли в дом.
– Бой мог! – Здесь воняет хуже, чем в свинарнике. Положи ее и освети чем-нибудь эту конуру.
Речник бросил Мерси на лавку, на которой спал Джим. Огонь, почти погасший в очаге, снова разгорелся, как только туда подбросили охапку дров. В комнате стало светло. Один из ее углов был отгорожен крепкой решеткой, а за ней спокойно сидел на стуле такой огромный негр, какого Хаммонд еще никогда не видел в своей жизни.
Человек смотрел на них без всякого выражения на лице. Он сидел, положив локти на колени и сцепив руки.
Негр никак не отреагировал на появление людей и, казалось, даже не замечал их.
– Боже! Что это? – Бандиты подошли ближе, чтобы получше рассмотреть. Огромный, растрепанный, грязный негр в драных штанах и рубахе сидел перед ними.
– Как в свинарнике, – обронил Мельхер. И негр какой-то странный. Такого уже не выпорешь. Папаша, наверное, замкнул его здесь за какую-нибудь провинность.
– Подходящее место для мести. Мы отдадим тебя негру, когда сами получим удовольствие, а его за это повесят, – Хаммонд мерзко хихикнул. Он схватил Мерси за волосы и приподнял ее голову. Увидев молодое лицо, он сначала не поверил своим глазам. – Это не она! – заорал он. – Дураки, идиоты, сукины дети! – Он опустил голову Мерси и повернулся к двум бандитам с таким видом, как будто собирался убить их. Его глаза яростно сверкали, руки и губы дрожали. – Я вам приказал привезти не эту! Болваны! Ублюдки! – Он обзывал их всеми грязными словами, какие только мог припомнить, а они в недоумении смотрели на него:
– Но вы сказали – со светлыми волосами, худая.
– Она красивая, – залепетал речник.
– Это не Либерти Куил! – Хаммонд уже начинал терять над собой контроль и продолжал орать. – Это не Либерти Куил! Это не Либерти Куил!
– Кто же это? – отважился спросить один из мужчин.
– Это сирота, которая живет с ними. О, Боже! Почему вокруг меня всегда только одни дураки? – Хаммонд сел на табуретку и закрыл лицо руками.
Мужчины не знали теперь, что им делать. Речник смотрел на ноги Мерси. Они свисали с лавки, и платье задралось, обнажая бедра.
– А мне наплевать, кто она такая. У меня есть кое-что для нее...
– Лучше подожди...
– Заткните свои поганые рты! – Хаммонд шипел, как растревоженная змея.
Мужчины посмотрели друг на друга, и один из них провел пальцем по горлу. Другой согласно кивнул головой. Дождь лил как из ведра, и вода уже начинала капать на земляной пол. Прошло почти полчаса. Они ждали, что скажет Перри. Он сидел, как каменный, уставившись в какую-то невидимую точку. Бандиты не знали, как дальше поведет себя Хаммонд.
Огромный негр тоже наблюдал. Он встал, достав головой почти до крыши. Великан подошел к решетке и посмотрел на них пустыми, черными глазами.
Мерси медленно начала приходить в себя. Вдруг она все вспомнила. Челюсти болели, в голове кружилось. Она боялась даже пошевелиться. Ее лицо было прижато к чему-то дурно пахнущему.
– Мистер Перри, что нам делать?
Слова врезались в память Мерси. Она осторожно повернула голову, но ничего не смогла увидеть: волосы закрывали глаза. Потом девушка почувствовала, что кто-то задираей ей юбку, и подняла голову. Перед глазами все расплывалось, но она смогла рассмотреть лицо человека, склонившегося над ней, – у него не было передних зубов.
– Девка очухалась, мистер Перри.
Голова Мерси раскалывалась от боли. Наконец, она сосредоточила свое внимание на Хаммонде Перри, сверлящим ее взглядом. Мерси попыталась подняться на ноги, но один из бандитов дернул ее за руку, толкнув на лавку.
– Пожалуйста... – всхлипывала она.
– Ты помнишь меня? – спросил Хаммонд. Совсем обезумев от боли, Мерси с трудом понимала, что он говорит. Смотревшие сверху лица казались ей чудовищными и даже нечеловеческими.
Мерси почувствовала, что у нее из груди вот-вот вырвется крик, и собрала все силы, чтобы сдержать его.
– Помнишь? Отвечай! – завопил Хаммонд.
– Да. Хам...монд Перри, – с ужасом пролепетала она.
– Совершенно верно. Майор Хаммонд Перри. – Его губы скривились.
– Вы хотите, чтобы мы поехали и привезли другую, мистер Перри?
– Не сейчас. У нас есть время. Все время в мире. – Хаммонд рассмеялся, решив, что очень остроумно пошутил. Из его широко открытого рта вылетело: – Ха! Ха! Ха! – Он хлопал руками по коленям и надрывался от смеха.
До Мерси начинало доходить, что эти люди задумали сделать с ней что-то ужасное. В голове прояснилось, и она начала соображать, где находится, и есть ли здесь кто-нибудь, кто бы мог прийти ей на помощь. Однако следующей мыслью было понимание полной безысходности ее положения.
Хаммонд продолжал смеяться, но теперь смех был похож на визгливое хрюканье. В его глазах появился злобный огонь, ноздри раздувались. Он встал, и скрестил руки на груди.
– Мужики! – крикнул он, будто обращался к строю солдат. – Пусть негр побалуется с ней!
Мужчины посмотрели на него, как на сумасшедшего. От удивления, они даже открыли рты. Речник запротестовал первым.
– Негр? Ты обещал мне...
– Я обещал тебе Либерти Куил.
– О, Боже! Я не буду этого делать!
– Вы подчиняетесь моим приказам, или, ей-богу, вы не получите от меня ни цента. Ведите сюда негра.
– Ты что, совсем рехнулся? Чтобы я после негра...?
Хаммонд откинул назад голову.
– Здесь приказываю я. Скрутите ее, разденьте и делайте с ней, что хотите. Но приведите сюда этого негра, чтобы он все видел. Как только он все поймет, то разорвет ее на части. – Глаза Хаммонда светились безумным огнем.
– Ложитесь на спину, мисс Куил, и приготовьтесь... Настал час моей мести.
– Нет, пожалуйста! – Мерси судорожно всхлипывала. – Пожалуйста..., пожалуйста..., не надо!
Хаммонд потянулся к разорванному спереди платью Мерси и грубо сжал ее груди. Из горла девушки вырвался сдавленный стон. Хаммонд засмеялся.
– Ведите негра.
Безумными глазами Мерси глядела на клетку. Человек с бакенбардами отодвинул засов и открыл дверцу.
– Выходи и посмотри представление, парень. И тебе кое-что перепадет от этой кошечки, когда мы управимся...
– Джерри! Пожалуйста... Джерри! – рыдала Мерси. Великан посмотрел на нее, несколько раз моргнул своими пустыми глазами и медленно вошел в комнату. – Джерри, помоги мне.
– Он тебе не поможет. И никто тебе не поможет. Речник крепко накрутил на свою руку волосы Мерси и приподнял ее голову.
Как только он повалил девушку на лавку, она начала усиленно отбиваться. Хаммонд продолжал смеяться. Он прижал сапогом волосы Мерси. Уже ничего не соображая от страха, она дико закричала.
– Заткнись, сука! – Хаммонд размахнулся и сильно ударил Мерси по лицу. Крики сменились стонами. Она почувствовала, как на нее навалилось что-то тяжелое. Мерси открыла глаза и увидела в нескольких дюймах от себя лицо бандита с бакенбардами. Он облизал кончиком языка свои скривившиеся в отвратительной улыбке губы.
– Дэнни, – всхлипнула она. – Дэнни, Дэнни...
Мерси никогда не слышала гортанных звуков, которые издавал Джерри. Они были похожи на грохот, превращались в рев, который заглушал ее собственные крики. Мерси не видела, как Джерри схватил бандита и сбросил его на пол.
Увидев лицо сумасшедшего, Хаммонд Перри остолбенел. Никогда в жизни ему не приходилось встречать такого устрашающего взгляда. В глазах негра плясали дикие огоньки, а рот напоминал открытую красную пропасть. Маленькую хижину заполнило страшное рычанье, воздух сотрясался от этих криков. Руки, тянувшиеся к горлу Хаммонда, напоминали двухпудовые гири. Перри не успел даже дернуться, как Джерри оторвал его от пола. Негр тряс маленького человечка, как цыпленка, пока его шея не хрустнула, а язык не вывалился наружу. Джерри отбросил к стене безжизненное тело Перри.
Мерси наблюдала за всем происходящим, как в кошмарном сне. Совершенно обезумевшая, она снова провалилась в черную пустоту. Бандит с бакенбардами пришел в себя и потянулся за пистолетом, торчавшим у него за поясом. Раздался выстрел.
Огромный кулак Джерри так и не успел опуститься ему на голову. Негр отступил назад, а затем схватил мужчину и зарычал, как взбесившийся бык. Охваченный ужасом человек пытался отбиться рукояткой пистолета, но его попытки были тщетны. Нечеловеческая сила Джерри с каждой минутой возрастала. Он взял своего обидчика поперек туловища и стукнул головой о каменную трубу. Голова раскололась, как арбуз.
Джерри внезапно остановился и стоял, покачиваясь. Его лицо опять приняло безмятежное выражение, и ярость прошла так же быстро, как и началась. Он прижал руку к раненому боку и опустился на пол. Вдруг он посмотрел на женщину, которая, как мертвая, лежала на лавке. Из-под рассыпавшихся светлых волос виднелось белое, как у приведения, лицо. Волосы прикрывали ее обнаженную грудь. Джерри покрутил головой из стороны в сторону и промычал: Мисси, мисси...
Мельхер с пистолетом в руке сидел съежившись в дальнем углу. Сейчас его жизнь зависела от одного единственного выстрела. Он медленно поднялся на ноги, не отрывая глаз от негра.
– Ты, мерзкое отродье! – прошипел он, держа пистолет в вытянутой руке и прицеливаясь в сердце Джерри.
Вдруг распахнулась дверь, на пороге появилась женщина. Ее мокрые волосы сосульками свисали вдоль лица, намокшая юбка прилипала к ногам. В руках она уверенно держала ружье. Кто из них: женщина с ружьем или это обезумевшее животное, – представлял для него большую опасность? Мельхер принял мгновенное решение. Он выстрелил. Как только Джерри упал, бандит бросил разряженный пистолет в женщину на пороге, и достал нож.
Он успел сделать один шаг, когда раздавшийся выстрел отбросил его к стене. Бандит начал медленно сползать на пол, широко открыв рот и прижав руки к кровоточащей груди.
– Ты... убила меня. – Он медленно осел и так остался сидеть, глядя на нее широко открытыми глазами.
* * *
Мерси медленно приходила в себя, продолжая стонать и всхлипывать от пережитого ужаса. Она звала Даниэля, отца и мать.
– Я здесь, дорогая. Я здесь. – Вокруг нее обвились ласковые руки, и уверенный голос матери звучал прямо над ухом. – Не бойся. Все уже позади, дорогая. Теперь ты в безопасности.
Мерси разрыдалась и бросилась к Либерти, а та обнимала и гладила ее по волосам. Прошло несколько долгих минут, прежде чем молодая женщина успокоилась. Мерси подняла залитое слезами лицо и со страхом посмотрела по сторонам.
– Они ушли? – прошептала она.
– Они все еще здесь, но они мертвы. Все! – холодным тоном добавила Либерти. – Мы с Тенеси бросились сюда, как только Джим дополз до дома.
– Они выпустили Джерри... Он убил Хаммонда Перри. Я была так рада. Мама! Это было ужасно!
– Они тебе ничего не сделали? – спросила Либерти и натянула платье Мерси на обнаженную грудь.
– Они привели Джерри, чтобы он все видел. Он... вдруг взбесился.
– Джерри умер. – Тенеси подошла и опустилась на колени перед лавкой, где сидели Мерси и обнимавшая ее Либерти. – Он прожил несколько минут. Я держала его за руку и гладила по голове. Мне показалось, что он был в здравом рассудке. Он называл меня... мама. – По щекам Тенеси катились крупные слезы. – Бедняжка.
Либерти огорченно вздохнула. – Джиму будет плохо без него.
– Они ударили Джима?
– Но прежде чем его ударили, он успел заметить твои светлые волосы. Старик не знал, ты это или я. Бедняжка Джим, с такой тяжелой раной доползти до дома!
– Джерри убил их всех? – Мерси избегала смотреть на лежащие в комнате тела.
– Мы поговорим об этом, когда доберемся до дома. Даниэль сойдет с ума от переживаний. Он беспокоился, что тебя не было в доме, когда начался дождь. Я только собралась поискать тебя, когда еле стоявший на ногах Джим открыл дверь.
– Либерти схватила ружье. Мы оставили Элеонору с Даниэлем, а Минни – с Джимом.
Тенеси нашла старый пиджак и накрыла лицо Джерри.
– Слава Богу, Фарр научил меня обращаться с ружьем. – Либерти помогла дочери подняться на ноги. – Я была уверена, что никогда уже не увижу вас, Хаммонд Перри. Вы хотели убедиться, что я знаю, кто вы такой?
– Он еще сказал, что очень хочет, чтобы папа был здесь и видел все, что он собирался сделать. Хаммонд говорил, что они оставят меня здесь наедине с Джерри и что его за это повесят...
– Джерри спас тебя. Джима это должно хоть немного утешить.
Либерти посмотрела на человека, который вот уже двадцать лет постоянно стоял на ее пути и пути близких ей людей. Теперь враг лежал у ног женщины, как маленькая ядовитая змея. После смерти он стал еще меньше.
– Собаке – собачья смерть, Хаммонд Перри. Мир ничего не потерял бы, не родись вы на белый свет.
Либерти Куил взяла свою дочь за руку, и они вместе вышли в темную, дождливую ночь.
* * *
Минни с фонарем в руках стояла на крыльце, когда три усталые мокрые женщины вынырнули из темноты.
– Кто это? Кто это? – спрашивала Минни. – Если это не мисс Куил, я буду стрелять.
– Это мы, Минни. Не стреляй! – воскликнула Либерти и добавила для Мерси и Тенеси: – У нее даже нет пистолета.
– Вы ведете мисси?
– Да, и с ней все в порядке.
– Слава тебе, Господи! Аллилуйя! – радовалась Минни.
– Миста Дэн, она идет! Мисс Куил нашла мисси! Идите скорее сюда, – ворчала она. – Миста Дэн совсем извелся, он так волнуется.
Минни с нежностью обняла Мерси.
– Со мной все в порядке, Минни. Только промокла.
– Только промокла? А почему у тебя разорвано платье?
– Мы все расскажем тебе позже, – сказала Либерти и открыла дверь.
Первым, кого увидела Мерси, был Даниэль, сидящий на стуле посередине кухни с ружьем на коленях.
– Слава Богу, ты здесь, – выдохнула Элеонора. – Он уже собирался идти искать тебя.
– Денни! – Мерси бросилась к нему, опустилась на колени и уткнулась лицом в грудь Даниэля. Ружье упало на пол, а его руки обхватили жену.
– Дорогая, любимая! О, Боже, я чуть не сошел с ума.
– Денни, я думала, что уже больше никогда не увижу тебя.
– Что с ней произошло? – Глаза Даниэля были холодны, как сталь, когда он посмотрел на Либерти.
– Хаммонд Перри, – тихо произнесла Либерти. – Он отвез ее в хижину Джима. Ничего не случилось. Джерри спас ее. – А... Перри?
– Он мертв. – А его люди? – Тоже мертвы. Ты узнаешь обо всем позже, а сначала я хочу кое-что сказать Джиму.
Почувствовав огромное облегчение, Даниэль привлек к себе жену и поцеловал в макушку.
Либерти опустилась рядом с Джимом, который никогда еще не сидел в присутствии белого человека. Сейчас он расположился за столом, потому что Даниэль настоял, чтобы он поужинал.
– Джим! – мягко сказала Либерти, – Джерри умер.
– О, Господи, Господи!
– Он умер, защищая Мерси от насильников и убийц.
Мне очень жаль. – Она взяла руку старого человека. – Джерри был очень отважным. Мы очень гордимся вами и благодарны за то, что вы оба для нас сделали. Прости, что я не смогла помешать тому человеку убить его.
– Джерри умер. О, Господи. Я должен пойти к нему.
– Нет. Оставайся на ночь у нас. Завтра мы похороним его. Твой сын был не один, когда умирал. Тенеси держала его руку. И, Джим, он назвал ее – Мама. Где бы он сейчас не был, Джерри не в сумасшедшем доме, а с теми, кто его любит.
– Боже. О, Боже, мисс Куил... – По лицу старика текли слезы. Минни подошла и обняла его за плечи, а Либерти заботливо вытирала лицо платком.
Элеонора и Тенеси тоже были в слезах. Мерси подняла голову и посмотрела в суровое лицо мужа. Его лоб покрылся испариной, мышцы на плотно сжатых челюстях подрагивали.
– Как ты оказался на кухне? – спросила Мерси.
– Он прыгал на одной ноги, используя ружье в качестве трости, – сказала Элеонора. – Гевин – самый упрямый человек в мире, а Даниэль ему не уступит.
– Тебе нужно вернуться в постель, – велела Мерси и вдруг поняла, каких усилий стоило ему подняться на ноги и выйти на кухню. На рубашке расплывались темные пятна крови – на плече опять открылась рана!
– Мы с Тенни позаботимся о нем, Мерси, – сказала Либерти. – Сними свою мокрую одежду, милая. Ты так же измучена, как и он.
Из головы Либерти не выходила мысль о Фарре, уехавшем искать Джорджа. Она всегда беспокоилась, когда его не было рядом. Муж ужасно расстроится при сообщении о Хаммонде. Фарр и предположить не мог, что он заявится в Куил Стейшн. Но Перри, как всегда, напал неожиданно, и они навсегда могли потерять Мерси.
Хаммонд принял свою смерть от двух человек, которых он и за людей-то не считал – Джима и его сумасшедшего сына Джерри. «Кто бы мог подумать, – размышляла Либерти, – что Джерри, всю жизнь проживший в потемках, вдруг придет в сознание и поможет Мерси в час смертельной опасности. Фарр, дорогой, спеши домой, я так скучаю без тебя!» Либерти помогла сменить повязку на плече Даниэля и уложила его поудобнее на кровати. Как она любила эту пару! Когда-то никому не нужные сироты стали ей такими же дорогими, как ее собственные дети. Эстер Бакстер, которую Эми назвала Мерси, и Даниэль – серьезный маленький мальчик, – выросли, полюбили друг друга и поженились. Как быстро пролетело время!
Поскорей возвращайся, Фарр, мне так много нужно рассказать тебе!
* * *
Наконец, они остались одни. Дверь была закрыта, и Мерси, уютно пристроившись рядом с Даниэлем, положив голову на его здоровое плечо, говорила и говорила, перемежая слова нежными поцелуями. Она подробно рассказала ему, что с ней произошло. А он в ответ повторял, что не находил себе места, когда ее не было дома.
– Я даже не думала, что поиски кота завершатся всем этим. Если бы не Джерри и Джим, приползший за мамой... По телу Мерси пробежала дрожь.
– Я буду заботиться о Джиме до конца его жизни. Он покрепче прижал ее к себе и попытался выбросить из головы страшную мысль, что мог потерять любимую навсегда.
– Я могу задеть твою рану, – прошептала она и слегка отодвинулась.
– Иди сюда, не заденешь! Дорогая, надеюсь, что больше никогда не почувствую той боли в сердце, которую я ощутил, когда тебя не могли найти. Они пытались все скрыть от меня и говорили, что мама с Тенни пошли искать тебя, но я сердцем чувствовал: что-то случилось. Я никогда еще не испытывал такой беспомощности и очень злился на себя. Если бы с тобой что-нибудь произошло... – дрожащим голосом произнес он и зарылся лицом в волосы Мерси.
– Я хочу целовать, целовать и обнимать тебя. Но я знаю, что этот подонок избил тебя, и твое тело все в синяках и ушибах. – Он приподнял голову и нежно поцеловал Мерси. Его поцелуй был таким трогательно-нежным, что у Мерси полились слезы.
– Мы вечно избитая парочка, Денни. Каждый раз у кого-нибудь из нас находится новое больное местечко. Эта мерзкая маленькая змея, оплатившая твою смерть, теперь мертва сама. Я рада, что Джерри убил его.
– Мы отделались от Перри навсегда. Давай больше не будем о нем говорить. Вспомним лучше что-нибудь приятное.
– Например, нашу свадебную ночь в Эвансвилле.
– Наша следующая свадебная ночь будет в нашей собственной спальне нашего собственного дома, за нашими собственными закрытыми дверями.
– А чем тебе не нравится эта спальня и эта постель? Дверь закрыта. Ее рука погладила грудь Даниэля.
– Мне кажется, мы могли бы... – прошептал он.
– Мне тоже так кажется...
Чудесной ночи любви не могли помешать никакие раны.
– Люби меня, Даниэль.
– Я буду любить тебя каждую ночь до конца нашей жизни.
Влюбленные стали медленно ласкать друг друга, нашептывая нежные слова, возбуждающие их еще больше. Они так наслаждались любовью, что даже не замечали случайной боли, которая таяла под огнем их страсти, как снег в теплый день. Даниэль не спешил и был очень нежен. Его губы покрывали поцелуями лицо Мерси, а руки ласкали ее тело.
– Я люблю тебя, дорогая, – нашептывал он. Когда они достигли вершины блаженства, дождь тихо застучал по крыше.
Почти бездыханные, но счастливые, они заснули, обнимая друг друга.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Река вечности - Гарлок Дороти



Понравилось,что герои так нежно относятся друг к другу,особенно Ггерой который любил сводную сестру с самого детства,так романтично. На мой взгляд,чуть-чуть чувственности не помешало бы.
Река вечности - Гарлок ДоротиЛюдмила
10.06.2014, 10.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100