Читать онлайн Смеющийся труп, автора - Гамильтон Лорел, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смеющийся труп - Гамильтон Лорел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смеющийся труп - Гамильтон Лорел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смеющийся труп - Гамильтон Лорел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Лорел

Смеющийся труп

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Когда я вставила ключ в замок, зазвонил телефон. Я закричала: “Иду, иду!” Почему все люди так делают? Кричат телефону, как будто тот, кто звонит, может услышать и подождать?
Я распахнула дверь и схватила трубку на четвертом звонке.
– Алло.
– Анита?
– Дольф? – сказала я. Мой живот напрягся. – Что случилось?
– Кажется, мы нашли мальчика. – Его голос был тихим и невыразительным.
– Кажется, – повторила я. – Что значит “кажется”?
– Ты знаешь, что я имею в виду, Анита, – проговорил Дольф. Казалось, он очень устал.
– Как его родители? – Это не был вопрос.
– Да.
– О Боже! Дольф, что от него осталось?
– Приезжай да посмотри. Мы на кладбище Баррел. Ты знаешь, где это?
– Конечно, я там работала.
– Приезжай побыстрее. Я хочу вернуться домой и обнять жену.
– Конечно, Дольф, я понимаю. – Эти слова я произнесла уже самой себе. Дольф повесил трубку. Мгновение я смотрела на телефон. Меня прошиб холодный пот. Я не хотела идти и смотреть, что осталось от Бенджамина Рейнольдса. Я не хотела этого знать. Я сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.
Я поглядела на себя в зеркало. Темные колготки, высокие каблуки, черное платье. Не совсем подходящая экипировка для выезда на место преступления, но переодеваться слишком долго. Обычно меня вызывали последней. Как только я осмотрю тело, его увезут. И все – можно будет пойти по домам. Я сунула в сумку черные кроссовки – чтобы ходить в них по грязи и крови. Стоит посадить на вечерние туфли кровавое пятно и их уже больше никуда не наденешь.
Кобуру с браунингом я нацепила на сумку. Во время похорон пистолет лежал у меня в машине: я не могла придумать способа сочетать оружие с платьем. Я знаю, что в фильмах все носят набедренную кобуру, но слово “потертость” вам что-нибудь говорит?
Я хотела запихнуть в сумочку второй пистолет, но потом передумала. Моя сумочка, подобно всем сумочкам, похоже, имеет внутри блуждающую черную дыру. Если бы мне действительно понадобился второй пистолет, я бы в жизни не успела достать его из нее вовремя. Под платьем на бедре у меня был серебряный нож в ножнах. Я чувствовала себя Китом Карсоном в юбке, но после короткого визита Томми не хотела быть безоружной. Я не питала никаких иллюзий насчет того, что случится, если Томми поймает меня, когда у меня не будет средств защиты. Нож не очень удобная штука, но он все-таки лучше удара моей маленькой ножки и визга.
Мне никогда еще не приходилось быстро выхватывать нож. Вероятно, это должно выглядеть несколько неприлично, но если я сохраню себе жизнь... что ж, ради этого можно пережить небольшое смущение.
Кладбище Баррел находится на гребне холма. Возраст некоторых надгробий здесь исчисляется столетиями, и ветер давно обточил мягкий известняк, сделав надписи почти нечитаемыми. Трава доходит до пояса, и надгробные камни торчат из нее, как усталые стражи.
На краю кладбища стоит маленький домик – там живет кладбищенский сторож. Впрочем, работа у него не бей лежачего. На кладбище уже много лет нет свободного места; последний человек, похороненный здесь, мог помнить еще Всемирную ярмарку 1904 года.
Дороги на кладбище тоже давно уже нет. Остался только призрак ее, похожий на след от автомобиля, где трава примята колесами. Возле домика сторожа стояли полицейские машины и фургон коронера. Моя “нова” рядом с ними казалась какой-то раздетой. Может, мне приделать к ней вместо антенны спицу от детской коляски или намалевать “Зомби нас боятся” у нее на боку? Берт, наверное, с ума сойдет.
Мне выдали рабочий комбинезон, и я скользнула в него. Он закрыл меня от шеи до лодыжек. Почему-то у всех рабочих комбинезонов промежность попадает на уровень колен – но у меня хотя бы не мялась в нем юбка. Раньше я надевала его, только когда шла охотиться на вампиров, по кровь всегда кровь. Кроме того, колючки загубили бы мне колготки. Еще меня снабдили парой хирургических перчаток в небольшой коробке, напоминающей упаковку прокладок. Я переобулась в кроссовки и была готова изучать останки.
Останки. Хорошее слово.
Дольф возвышался над остальными, как древний витязь. Я двинулась к нему, стараясь не спотыкаться на обломках надгробий. Горячий ветер шелестел высокой травой. Я вся взмокла под комбинезоном.
Детектив Клайв Перри пошел мне навстречу, как будто мне был необходим эскорт. Перри был одним из самых вежливых людей, что я когда-либо встречала. Он обладал прямо-таки старосветской учтивостью. Джентльмен в лучшем смысле слова. Мне всегда хотелось спросить, что же он сделал такого, что попал в охотники за привидениями.
Его худощавое стройное лицо было покрыто бисеринками пота. Он не снимал пиджака, несмотря даже на то, что было, вероятно, больше ста градусов по Фаренгейту.
– Мисс Блейк.
– Детектив Перри, – сказала я в ответ и посмотрела на гребень холма. Дольф и горстка людей стояли с таким видом, словно не знали, что делать. Никто не смотрел на землю.
– Насколько ужасно, детектив Перри? – спросила я.
Он покачал головой:
– Зависит от того, с чем сравнивать.
– Вы видели записи и фотографии из дома Рейнольдсов?
– Да.
– Это хуже, чем там? – Это была моя новая “самое ужасное, что я видела” единица измерения. Перед этим была банда вампиров, которая пыталась удрать из Лос-Анджелеса. Бандитов порубили на куски топорами их респектабельные сородичи. Когда мы приехали, куски еще ползали. А может быть, в доме Рейнольдсов и не было хуже. Может быть, время просто приглушило воспоминания.
– Крови не больше, чем там, – сказал Перри, поколебавшись. – Но ведь это был ребенок. Маленький мальчик.
Я кивнула. Не нужно мне этого объяснять. Всегда хуже, когда находишь останки ребенка. Я никогда не могла точно сказать почему. Наверное, это некий первобытный инстинкт защищать детенышей. На уровне гормонов. Как бы там ни было, всегда хуже, когда это дети. Я опустила глаза на белое надгробие. Оно напоминало унылый кусок подтаявшего льда. Я не хотела подниматься на холм. Я не хотела ничего видеть.
Я начала подниматься. Детектив Перри шел следом. Храбрый детектив. Храбрая я.
Простыня приподнималась над травой, словно палатка. Дольф стоял ближе всех к ней.
– Дольф, – сказала я.
– Анита.
Никто не предложил откинуть простыню.
– Это оно?
– Да.
Дольф, казалось, встряхнулся – а может, это был просто приступ дрожи. Он наклонился и взялся за край простыни.
– Готова?
Нет, я не была готова. Не заставляйте меня смотреть. Пожалуйста, не заставляйте меня смотреть. Во рту у меня пересохло. Сердце колотилось у самого горла. Я кивнула.
Ветер подхватил простыню, как бумажного змея. Трава была вытоптана. Борьба? Бенджамин Рейнольдс был жив, когда его бросили в высокую траву? Нет, конечно же, нет. Боже, как я надеялась, что нет.
Пижама, вся в маленьких цветных цифирьках, была располосована, как банановая кожура. Маленькая ручка лежала под головой, словно ребенок спал. Закрытые веки с длинными ресницами дополняли эту иллюзию. Бледная кожа была чистой и гладкой, губы чуть приоткрыты. Я ждала, что зрелище будет страшнее, намного страшнее.
В нижней чисти пижамы было грязно-коричневое пятно. Я не хотела видеть, отчего умер мальчик. Но именно для этого меня вызвали. Моя рука замерла над разрезанной на полоски пижамой. Я глубоко вдохнула; это была ошибка. В такую жару, да еще так близко от трупа запах был просто кошмарным. Свежая смерть пахнет выгребной ямой, особенно если живот распорот и внутренности вывалились наружу. Я знала, что увижу, когда подниму пропитанную кровью ткань. Запах уже сказал мне об этом.
Я опустилась на колени и закрыла рукавом рот и нос. Я старалась дышать неглубоко, но это не помогло. Стоит на секунду поймать этот запах, и нос его запоминает. Вонь встала комом у меня в горле, и я не могла от нее избавиться.
Быстро или медленно? Отдернуть ткань или потянуть? Быстро. Я дернула ткань, но пижама приклеилась к засохшей крови. Она отлепилась медленно, с влажным, сосущим звуком.
Казалось, кто-то взял гигантскую ложку для мороженого и выскреб все внутренности. Ни желудка, ни кишок не было. Солнце закружилось вокруг меня, и мне пришлось опереться рукой о землю, чтобы не упасть.
Я перевела взгляд на лицо. Волосы у мальчика были светло-каштановые, как у матери. Влажные кудряшки наползали на щеки. Я вновь посмотрела на то, что осталось от его живота. Темная густая жидкость сочилась на траву.
Я встала и, спотыкаясь, побрела прочь от сцены преступления, хватаясь руками за надгробные плиты, чтобы удержаться на ногах. Я побежала бы, если бы знала, что не упаду. Небо крутанулось и встретилось с землей. Я рухнула в задыхающуюся от жары траву, и меня вырвало.
Я блевала, пока было чем и пока мир не перестал крутиться. Потом я вытерла рот рукавом и, ухватившись за покосившееся надгробие, встала на ноги.
Когда я вернулась, никто не сказал ни слова. Тело вновь было накрыто простыней. Тело. Будем думать об этом так. Не могла я признать факт, что это был маленький ребенок. Не могла. Я сошла бы с ума.
– Ну что? – спросил Дольф.
– Он умер недавно. Черт возьми, Дольф, это случилось утром, возможно, как раз перед рассветом. Он был жив, жив, когда эта тварь схватила его! – Я смотрела на Дольфа и чувствовала, как к глазам подступают горячие слезы. Нет, я не заплачу. Я уже осрамила себя достаточно для одного дня. Я набрала в грудь побольше воздуха и медленно выдохнула его назад. Я не заплачу.
– У тебя были сутки, чтобы поговорить с этой Домингой Сальвадор. Ты выяснила что-нибудь?
– Она говорит, что она не знает ничего об этом. Я ей верю.
– Почему?
– Потому что если бы она хотела убивать людей, то сделала бы это не столь драматически.
– Что ты имеешь в виду? – насторожился Дольф.
– Ей достаточно было бы пожелать им смерти, – сказала я.
Он расширил глаза.
– И в это ты тоже веришь?
Я пожала плечами:
– Возможно. Да. Дьявол, не знаю. Она меня напугала.
Его косматые брови поползли вверх.
– Я это запомню.
– Зато у меня появилось новое имя для твоего списка, – сказала я.
– Кто?
– Джон Бурк. Он приехал из Нового Орлеана на похороны брата.
Дольф записал имя в небольшой блокнотик.
– Если он только что приехал, когда же он мог успеть?
– Я не могу придумать мотив. Но он мог это сделать, если бы захотел. Наведи о нем справки у полиции Нового Орлеана. Кажется, ему там шьют мокрое дело.
– Что же он тогда делает за пределами штата?
– Вряд ли у них есть доказательства, – пояснила я. – Доминга Сальвадор сказала, что она мне поможет. Обещала поговорить с теми, кого она знает, и сообщить мне, если что-нибудь выяснится.
– Я навел о ней справки. Она никому не помогает, кроме своих людей. Как ты заставила ее сотрудничать?
Я пожала плечами.
– Всепобеждающее очарование моей личности. – Дольф покачал головой. – В этом не было ничего незаконного, Дольф. Кроме того, мне не хочется говорить об этом.
Он разрешил мне не уточнять детали. Умный парень.
– Сообщи мне, как только узнаешь еще что-нибудь, Анита. Мы должны остановить эту тварь прежде, чем она убьет снова.
– Согласна. – Я обвела взглядом колышущуюся траву. – Это то самое кладбище, возле которого нашли первые три жертвы?
– Да.
– Тогда, возможно, ответ надо искать здесь, – сказала я.
– Что ты имеешь в виду?
– Как правило, вампиры должны возвращаться в могилу перед рассветом. Вурдалаки обитают в подземных тоннелях, подобно гигантским кротам. Если бы это был кто-то из них, я бы предположила, что существо пряталось здесь в ожидании сумерек.
– Но?
– Но если это зомби, то ему не помеха солнечный свет и не требуется отдохнуть в гробу. Сейчас оно может быть где угодно, но я думаю, что пришло оно с этого кладбища. Если для того, чтобы создать его, были использованы обряды вуду, должны остаться следы.
– Какие?
– Нарисованные мелом символы на могиле, засохшая кровь, возможно – следы костра. – Я посмотрела на шелестящую траву. – Хотя я не рискнула бы жечь в этом месте костер.
– А если не вуду? – спросил Дольф.
– Значит, работал аниматор. И снова надо искать засохшую кровь; возможно – останки жертвенного животного. Но аниматор оставляет меньше следов, и их проще убрать.
– Ты уверена, что это зомби?
– Не представляю, что еще это могло быть. Мне кажется, мы должны действовать так, словно это был зомби. Тогда у нас будет откуда начать и в каком направлении двигаться.
– Если это все же не зомби, мы только потратим время, – заметил Дольф.
– Точно.
Он улыбнулся, но улыбка была нерадостной.
– Я надеюсь, что ты права, Анита.
– Я тоже, – сказала я.
– Если это существо пришло отсюда, ты сможешь найти могилу, из которой оно появилось?
– Возможно.
– Возможно? – переспросил Дольф.
– Возможно. Оживление мертвых – это не точная наука, Дольф. Иногда я могу чувствовать мертвых под землей. Неуспокоенность. Могу сказать, какого возраста был покойник, не глядя на надгробную плиту. А иногда не могу. – Я пожала плечами.
– Ты получишь любую помощь, какая потребуется.
– Придется ждать, когда стемнеет совсем. Мои... способности сильнее после наступления темноты.
– До темноты еще долго. Ты можешь сделать что-нибудь прямо сейчас?
Я задумалась на мгновение.
– Нет. Прости, Дольф, – нет.
– Ладно. Значит, ты вернешься сюда ночью?
– Да, – сказала я.
– Когда? Я пришлю людей.
– Я не знаю точно, в какое время. И не знаю, сколько времени на это уйдет. Я могу блуждать здесь часами и ничего не найти.
– Или?
– Или могу найти само чудовище.
– Тебе понадобится прикрытие – на всякий случай.
Я кивнула:
– Согласна, но пули, даже серебряные, не причинят ему вреда.
– А что причинит?
– Огнеметы, напалм – одним словом, все, что используют истребители в тоннелях вампиров, – сказала я.
– В наш арсенал это не входит.
– Найди команду истребителей, только хорошую, – сказала я.
– Неплохая идея. – Дольф сделал пометку в блокноте.
– Не окажешь мне услугу?
Он взглянул на меня:
– Какую?
– Питер Бурк был убит. Его застрелили. Его брат попросил меня выяснить, на какой стадии расследование.
– Ты же знаешь, что мы не имеем права разглашать информацию подобного рода.
– Знаю, но если я буду располагать фактами, то скормлю Джону Бурку ровно столько, чтобы заставить его не терять связи со мной. Не больше.
– Ты, похоже, отлично ладишь со всеми нашими подозреваемыми, – сказал Дольф.
– Угу.
– Я выясню, что смогу. Ты не знаешь, где именно нашли труп?
Я покачала головой:
– Нет, но могу узнать. Повод лишний раз с ним поговорить.
– Ты сказала, в Новом Орлеане он подозревается в убийстве?
– М-мм. – Я кивнула.
– И, возможно, не зря? – Дольф опять принялся что-то писать в блокноте.
– Угу.
– Будь поосторожнее, Анита.
– Я всегда осторожна, – сказала я.
– Постарайся все же вызвать меня сегодня пораньше. Я не хочу, чтобы мои люди бездельничали тут в сверхурочное время.
– Как только смогу. Мне и так придется дать отбой трем клиентам. – Берт будет в ярости. Ну и денек.
– Почему оно не сожрало весь труп? – спросил Дольф.
– Не знаю.
Он кивнул:
– Ладно, ночью увидимся.
– Передай привет Люсиль. Как у нее дела насчет получения степени?
– Почти готово. Она станет самым молодым бакалавром в городе.
– Чудесно.
Листва подремывала в горячем воздухе. С носа у меня упала капелька пота. Мне сейчас было не до светской беседы.
– До свидания, – сказала я и начала спускаться с холма, но на полпути остановилась и обернулась. – Дольф?
– Что?
– Я ни разу не слышала о таких зомби. Возможно, он, как вампир, встает из могилы. Если команда истребителей и прикрытие, о которых ты говорил, будут дежурить здесь до наступления темноты, то есть надежда, что они увидят, как он встает из могилы, и прикончат его.
– Это наверняка?
– Нет, но есть такая возможность.
– Не знаю, как я объясню необходимость сверхурочной работы, но что-нибудь придумаю.
– Я приеду, как только смогу.
– Что может быть важнее, чем это? – недовольно спросил Дольф.
Я улыбнулась.
– Ничего такого, о чем ты хотел бы услышать.
– А ты попробуй.
Я покачала головой. Дольф кивнул:
– Ладно. Сегодня вечером, как только ты освободишься.
– Как только освобожусь.
Детектив Перри проводил меня до машины. Может быть, из вежливости, а может быть, он просто хотел уйти от corpus delicti (состав преступления, основная улика (лат.). Я не могла его упрекнуть за это.
– Как ваша жена, детектив?
– Через месяц ждем нашего первенца.
Я улыбнулась ему.
– Я не знала. Поздравляю.
– Спасибо. – Его лицо затуманилось, между бровей пролегли морщины. – Вы думаете, мы отыщем это существо прежде, чем оно убьет снова?
– Надеюсь, – сказала я.
– Каковы наши шансы?
Ему нужно утешение или правда? Правда.
– Не имею ни малейшего представления.
– Я так надеялся, что вы этого не скажете, – проговорил он.
– Как и я, детектив. Как и я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смеющийся труп - Гамильтон Лорел

Разделы:
Лорел к. гамильтон12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940

Ваши комментарии
к роману Смеющийся труп - Гамильтон Лорел



Спасибо. Книга великолепна!
Смеющийся труп - Гамильтон ЛорелАнастасия
30.09.2015, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100