Читать онлайн Смертельный танец, автора - Гамильтон Лорел, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Смертельный танец - Гамильтон Лорел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Смертельный танец - Гамильтон Лорел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Смертельный танец - Гамильтон Лорел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Лорел

Смертельный танец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

В конце концов я оделась – красная тенниска, черные джинсы, черные кроссовки, девятимиллиметровый «файрстар» во внутренней кобуре. На фоне красной тенниски он сильно выделялся, но чего его прятать? К тому же я чувствовала бурление силы прямо за дверью. Ричард лучше многих других умел скрывать ее. Какое-то время он даже мог вводить меня в заблуждение, заставить считать себя человеком. Больше ни у кого это не получалось.
Поглядев на себя в зеркало, я поняла, что меня беспокоит не полная комната оборотней, а полная комната людей, которые все знают, чем сейчас занимались мы с Ричардом. Опасность я предпочитала смущению – с ней я каждый день встречалась. И привыкла.
Ванная была рядом с гостиной, так что когда я открыла дверь, они все уже там были, на диване или около. Они посмотрели на меня, я кивнула:
Привет!
Привет, Анита, – отозвался Рафаэль.
Он был Царь Крыс – это у крысолюдов эквивалентно вожаку стаи. Он был высокий, темный и красивый, с резкими мексиканскими чертами, лицо его казалось суровым. Только по губам можно было угадать, что он чаще улыбается, чем хмурится. Он был в рубашке с короткими рукавами, не скрывавшими клейма на руке. Клеймо было в виде короны – знак его царствования. У волков таких меток не было. Быть ликантропом – это бывает по-разному, в зависимости от зверя. Разные культуры, не только разные формы.
Я и не знала, что крысолюды интересуются внутренними разборками в стае, – сказала я.
Маркус хочет объединить всех оборотней под властью одного лидера.
Нетрудно угадать, – сказала я, – кто должен быть этим лидером.
Да, – слегка улыбнулся Рафаэль.
Значит, Ричарда вы рассматриваете как меньшее зло? – Я придала этому утверждению тон вопроса.
Я на стороне Ричарда, потому что он держит слово. У Маркуса нет чести. За этим следит его сука Райна.
Я по-прежнему думаю, что, если убить Райну, Маркус захочет пойти на переговоры с нами.
Это говорила женщина, которую я где-то видела, но не помнила где. Она сидела на полу, попивая кофе из кружки. У нее были короткие светлые волосы, розовый нейлоновый тренировочный костюм, куртка поверх розовой футболки. Наряд для демонстрации, не для настоящей тренировки, и я вспомнила, где ее видела. Это было в «Кафе лунатиков», ресторане Райны. Звали ее Кристина, и она не была волком – она была оборотень-тигр. Здесь она выступала от имени независимых оборотней – тех, кого было слишком мало, чтобы выбрать вожака. Не все виды ликантропии одинаково заразны. Тигр-оборотень вас может разорвать на части, но вы не заразитесь. Вервольф только поцарапает – и вы станете мохнатым. Почти ни одна ликантропия кошачьих так не заразна, как волчья или крысиная. Почему – никто не знает.
Ричард представил мне остальных – только имена, без фамилий.
Я поздоровалась и прислонилась к стене у двери. Диван был заполнен, и пол тоже. К тому же я предпочитаю держаться подальше от незнакомых оборотней. Чистая предосторожность.
Вообще-то с Кристиной мы уже встречались, – сказала я.
Да, в ту ночь, когда ты убила Альфреда.
Ах да, – пожала плечами я.
Почему ты сегодня не убила Райну, когда представилась возможность? – спросила она.
Я не успела ответить.
Если мы убьем Райну, – перебил Ричард, – Маркус будет за нами гоняться, пока не перебьет всех.
Не думаю, что он будет на это настроен, – сказала Сильвия.
Ричард покачал головой.
Я не считаю, что надо оставить попытки договориться с Маркусом.
Никто ничего не сказал, но все можно было прочесть по лицам. Все были согласны со мной, Ричард добьется, что его убьют, а его последователей повесят сушиться на солнышке.
Из кухни вышел Луи с двумя чашками кофе и улыбнулся мне. Луи – лучший друг Ричарда и часто бывал с нами на вылазках. Он ростом пять футов шесть дюймов, а глаза у него были темней моих настоящие черные, не темно-карие. По-детски тонкие волосы он недавно подстриг. Все время, что я его знала, он носил длинные волосы – не из соображений моды, как Ричард, просто у него руки не доходили постричься. Сейчас волосы были такие короткие, что виднелись уши, и он выглядел постарше, более похожим на профессора с докторской степенью по биологии. Он был крысолюдом и одним из лейтенантов Рафаэля. Одну из кружек он протянул мне.
Насколько приятнее стали наши собрания, когда Ричард купил кофеварку! Спасибо тебе, Анита.
Я глотнула горячего кофе, и мне сразу же стало лучше. Кофе, может, и не всеисцеляющий эликсир, но очень к этому близок.
Мне не кажется, что тут все рады меня видеть.
Они боятся, от этого несколько щетинятся.
Из гостевой комнаты вышел Стивен, и одежда на нем сидела слишком ловко, чтобы принадлежать Ричарду. Синяя рубашка, заправленная в синие линялые джинсы. Единственным в комнате, подходящим Стивену по комплекции, был Джейсон. А он всегда был готов поделиться шмотками.
Отчего все такие мрачные? – спросила я.
Луи прислонился к стене, прикладываясь к своей кружке.
Жан-Клод лишил Маркуса своей поддержки и предоставил ее Ричарду. Неужели никто из них об этом не сказал?
Они говорили что-то о каком-то соглашении, но без подробностей. – Я подумала, что это может значить. – Маркус будет рвать и метать.
Улыбка сползла с лица Луи.
Это сильная недооценка. – Он посмотрел мне в глаза. – Ты не поняла?
Не поняла что? – спросила я.
Без поддержки Жан-Клода у Маркуса нет ни малейшего шанса объединить всех оборотней. Прощай, мечта об империи.
Так если у него нет шанса, чего все так забеспокоились?
Луи грустно улыбнулся:
Что Маркус не может подчинить, то он старается уничтожить.
То есть он начнет войну?
Да.
Не только с Ричардом и стаей, ты хочешь сказать, но тотальную войну со всеми прочими оборотнями города?
Да, кроме леопардов. Ими командует Габриэль, а он на стороне Райны.
Я на секунду задумалась:
Господи, это же будет кровавая баня!
И ее не предотвратить, Анита. И она частично прольется и в нормальный мир. В этой стране все еще есть три штата, где за мертвого оборотня выплачивается премия без всяких вопросов. Подобная война может сделать такую практику очень выгодной.
Вам двоим что, больше делать нечего? – спросила Кристина.
Она начинала мне не нравиться. Это она постучалась в дверь и прервала нас с Ричардом. Честно говоря, за это я была вроде как благодарна. Смущение от мысли, что все услышали бы, что будет дальше, словами не передать.
Луи сел на пол рядом с остальными. Я осталась стоять у стены с чашкой в руках.
Ты не собираешься к нам присоединиться? – спросила Кристина.
Мне и здесь хорошо.
Слишком ты хороша, чтобы сидеть с нами? – спросил мужчина лет под сорок с темно-синими глазами.
Рост – примерно пять футов восемь дюймов; трудно сказать точнее, когда человек сидит на полу. Одет он был в деловой костюм вплоть до бабочки, будто собирался на работу. Его звали Нил.
Недостаточно хороша, – ответила я. – Вполовину не так хороша, как надо.
И какого черта это значит? – спросил он. – Мне не нравится, что среди нас тут нормальные.
Оставь, Нил, – велел Ричард.
А почему? Она над нами смеется.
Ричард со своего угла дивана поглядел на меня.
Подойдешь к нам, Анита?
Сильвия сидела рядом с Ричардом, не вплотную, но все равно для меня там места не было. Рафаэль сидел у торца дивана, выпрямив спину, закинув лодыжку на колено.
На диване места нет, – ответила я.
Потеснимся. – Ричард протянул мне руку.
Она вообще не из стаи, – возразила Сильвия. – Я не стану уступать ей место. Не обижайся, Анита, просто ты не знаешь обычаев.
Она говорила будничным голосом, не враждебным, но взгляд, брошенный ею на Ричарда, трудно было бы назвать дружественным.
Я не обиделась, – ответила я.
Честно говоря, я не была уверена, что хочу сидеть на диване, стиснутая ликантропами. Пусть даже считается, что они ко мне дружественны. В этой комнате любой был сильнее меня и быстрее меня – просто факт. Единственное мое преимущество – пистолет. Если я буду рядом с ними, мне его ни за что вовремя не выхватить.
Моя подруга будет сидеть рядом со мной, Сильвия, ничего больше, – сказал Ричард. – Это не означает вызов твоему положению среди ликои.
Он говорил терпеливо, будто объясняя ребенку.
Что ты сказал? – переспросила ошеломленная Сильвия.
Что мы – ликои. Анита это знает.
Ты сказал ей наши слова? – спросил возмущенный Нил.
Я хотела вставить реплику, что слова – всего лишь слова, но воздержалась. Кто говорит, что я не умнею?
Было время, когда за выдачу нормальным наших секретов ты заработал бы смертный приговор, – сказала Сильвия.
На этом уже даже Маркус не настаивает.
И сколько еще ты знаешь наших тайн, человек?
Я пожала плечами:
Несколько слов, и все.
Сильвия уставилась на меня:
Ты хочешь, чтобы твоя человеческая подружка пристроилась рядом с тобой, да, Ричард?
Да, – ответил он с едва заметной ноткой гнева в голосе.
Лично мне не понравилось, как она сказала слово «человеческая».
Сильвия соскользнула с дивана на пол, встав на колени.
Давай, человек, иди к нам.
Я посмотрела на нее:
Отчего вдруг такая перемена?
Не все должно относиться к иерархии стаи – Ричард нам постоянно это говорит. Сядь возле своего любовника. Я пристроюсь на краешке.
Так она и сделала, свернувшись возле Рафаэля.
Царь Крыс приподнял брови – почти как пожал плечами. Сильвии я не доверяла, но доверяла Рафаэлю, по край ней мере здесь и сейчас. Я поняла, что этой ночью я бы тоже ему доверяла. У него не было моральных принципов, как у Ричарда. Ричард, бедняга, был как одинокий голос, вопиющий в пустыне. Прости меня Бог, но я была согласна с язычниками.
Луи и Стивен свернулись неподалеку на полу. Я была среди друзей. Даже Джейсон, который сейчас ухмылялся, не даст меня в обиду. Джейсон, как Стивен, был волком Жан-Клода. Если они дадут мне погибнуть, вряд ли проживут после этого долго.
Анита? – обратился ко мне Ричард.
Я вздохнула, оттолкнулась от стены. Я была среди друзей, чего же так напряглись мышцы на спине, что двигаться больно? Паранойя? У кого, у меня?
Я подошла к дивану, держа чашку в левой руке. Сильвия похлопала по дивану, улыбнулась, но будто не рассчитывая, что я приму приглашение.
Я села рядом с Ричардом. Его рука легла мне на плечи. Моя правая рука была прижата к боку, но не сильно. Он знал, что я терпеть не могу, когда оружие зажато. Опершись на его теплое тело, я успокоилась. Напряжение в плечах ослабло, я поднесла чашку к губам, сделала глоток. Все мы были до ужаса цивилизованны.
Ричард приблизил губы к моему лицу и шепнул:
Спасибо.
За это слово он получил много очков. Он понимал, чего мне стоило сесть среди волков, крыс и кошек. Если бы я не села с ним, это сильно подорвало бы его авторитет в глазах стаи и других вожаков. А я пришла не для того, чтобы ухудшать ситуацию.
Кто тебя спас этой ночью, Стивен? – спросила Сильвия. Голос ее был сладок, лицо приятно. Ни на грош я ей не верила.
Все повернулись к Стивену. Он попытался сжаться в комок на полу, будто хотел стать невидимым, но не вышло. Он поглядел на Ричарда расширенными глазами.
Давай, Стивен, скажи правду. Я не рассержусь.
Стивен проглотил слюну.
Меня спасла Анита.
Ричард дрался с двадцатью ликантропами сразу, – сказала я. – Он мне велел привести Стивена, и я послушалась.
Нил обнюхал Стивена, провел носом над его шеей и лицом, вниз по плечам. Это не был человеческий жест – и в исполнении джентльмена в деловом костюме нервировал.
У него на коже ее запах. – Нил посмотрел на меня исподлобья. – Он с ней был.
Я ожидала крика возмущения; но все столпились вокруг Стивена, обнюхивая его, трогая и потом нюхая пальцы. Только Сильвия, Джейсон, Рафаэль и Луи остались сидеть. Остальные потихоньку возвращались на место.
Он прав, – сказала Кристина. – У него на коже держится ее запах. Его бы столько не было, кабы она просто его выносила.
Рука Ричарда напряглась у меня на плечах. Я глянула ему в лицо. Оно было спокойно, только легкая натянутость кожи вокруг глаз выдавала напряжение.
Я пошел патрулировать лес в поисках убийц, – сказал Ричард. – Стивен боялся быть один. Я послал его к Аните.
Мы знаем про попытки убийства, – сказала Сильвия.
Я вытаращила глаза.
Откуда?
Ричард хочет, чтобы мы тебя защитили. Если нам предстоит поймать за тебя пулю, мы хотели бы знать почему.
Я посмотрела ей в глаза. Симпатичное лицо стало резким, выступили скулы.
Я никого не прошу хватать мою пулю, – сказала я и выскользнула из-под руки Ричарда. Теперь оказалась ближе к Сильвии – позиция не улучшилась.
Ричард не пытался меня удержать – он убрал руку.
Я должен был сказать тебе раньше, чем обратился к ним.
Чертовски верно, – подтвердила я.
Сильвия положила руки на спинку дивана, и ее лицо оказалось в паре дюймов от моего.
Ты хочешь выпороть нашего будущего вожака стаи, человек?
Ты так сказала «человек», будто это очень плохое слово, Сильвия. Ты завидуешь?
Она отшатнулась, как от удара. На лице ее выразились наполовину боль, наполовину гнев.
Почти все мы – выжившие после нападения. Мы это не выбирали.
Голос был хриплый, полузадушенный.
Я многого могла от нее ожидать, только не боли уцелевшего. Даже стало жалко, что я заставила ее сломаться.
Извини, я не имела в виду ничего личного.
Ты понятия не имеешь, насколько это личное.
Хватит, Сильвия, – велел Ричард.
Она встала на колени, глядя поверх моей головы в лицо Ричарду.
Ты совсем не мужчина? Ты даже не можешь разозлиться, что она спала с подчиненным самцом?
Стоп, – сказала я. – Мы со Стивеном сексом не занимались. Мы в буквальном смысле спали вместе, вот и все.
Нил сунулся лицом в пах Стивена и засопел. Тоже не человеческое движение. Стивен не возражал, и это тоже не было по-человечески.
Джейсон сунулся обнюхивать мою ногу. Я поставила чашку на колено рядом с его лицом.
Даже не думай, – предупредила я.
Джейсон поднял голову и ухмыльнулся:
Никто же не сможет осуждать человека за попытку?
Я смогу, – тихо сказал Ричард. Джейсон улыбнулся ему и отодвинулся.
Нил поднял голову и мотнул ею из стороны в сторону.
У них секса не было.
Он сказал, что она защитит меня, – сообщил Стивен. И повисло молчание – такое густое, хоть ножом режь.
Ты так и сказал? – спросила Сильвия, глядя на Ричарда, будто он сделал что-то очень плохое.
Ричард глубоко вздохнул, что плечи его колыхнулись.
Да, я и сказал.
Стивен, – повернулась к нему Сильвия, – и ты верил, что она тебя защитит? Если бы в дверь вошла Райна, ты бы доверился Аните?
Стивен уставился в пол, потом поднял глаза на Ричарда, на меня. Его взгляд заметался между нами и остановился на мне.
Она положила меня у стенки, чтобы прикрыть меня, если кто-нибудь войдет.
А я-то думала, что сделала это незаметно.
И что бы ты сделала, если бы Райна все же пришла? – спросила Сильвия.
Все смотрели на меня, кроме Ричарда. Глаза у них были очень напряженные, и я поняла, что в вопросе больше значения, чем кажется на первый взгляд.
Я бы ее убила.
Не просто подстрелила или ранила? – спросила Кристина.
Я покачала головой.
Я отпустила ее этой ночью. Если она опять придет за Стивеном, я ее убью.
Ты всерьез, – сказала Сильвия без вопросительной интонации.
Целиком и полностью.
Жужжание энергии возникло в комнате, будто они общались телепатически. Вряд ли, но что-то определенно происходило. Уровень энергии поднимался, и мне это не нравилось. Я поставила чашку на пол, чтобы руки были свободны.
Сильвия ухватила меня за талию и стащила с дивана. Мы оказались на полу, она верхом на моей спине, я даже не успела среагировать. Дернулась за пистолетом, но рука Сильвии опередила мою. Выдернув пистолет из кобуры, она отбросила его в сторону. Это было не быстро, а просто невероятно, а я оказалась в дерьме глубже, чем могла бы выбраться.
Сгиб ее руки держал меня под подбородком стальным поручнем, как раз так, чтобы она могла лишить меня сознания, не убивая. Ногами она захватила меня за пояс, насколько могла высоко.
Между ней и Ричардом возникло с полдюжины вервольфов. Он стоял, сжимая кулаки, и его сила заливала комнату, глубже, выше, пока все мы не оказались будто похоронены в каком-то статическом заряде.
Не надо, – шепнула я. И обращалась я не к Ричарду.
Что-то открылось в Сильвии, какая-то дрожащая, вибрирующая энергия потекла из ее кожи по всему моему телу. Стало почти горячо, будто пахнуло жаром из печи. Там, где ее кожа касалась моей, я задрожала. Это было больно, как электрошок.
Что ты делаешь, Сильвия? – спросил Ричард.
Голос его звучал низко, с рычанием, совсем не по-человечески. Я ожидала, что глаза у него станут янтарными, но они оставались карими, как обычно. Человеческие глаза, но взгляд их человеческим не был. Из них глядел зверь. Я знала в этот момент, что он по-настоящему опасен. И еще я знала, что эта внушающая страх сила меня не спасет, если Сильвия захочет оторвать мне голову.
Пульс у меня на шее бился о ее руку, как пойманная бабочка. Я заставила себя говорить спокойно.
Что ты делаешь?
Я хочу сделать из тебя его подругу.
Ты в человеческой форме не заразна, – сказала я.
Вот как? – И ее рука под моим горлом стала нагреваться, пульсируя, как живое сердце. Под кожей задвигались мышцы.
Ричард!
Мой голос прозвучал высоко и хрипло. Так бывает от страха.
Рафаэль и Луи уже стояли на ногах. Вервольфы, окружившие Сильвию, подвинулись, отрезая от меня и крыс.
Стивена я не видела. Он был где-то сзади, скорчился на полу – таким я его видела в последний раз.
Джейсон припал к ногам Ричарда, глядя на других вервольфов. Но не менее десяти сидели и смотрели, не принимая ничью сторону.
Ты на всех нас давишь, – сказал Джейсон.
Сильвия согнула руку вокруг моей шеи, и я увидела мелькнувшую кисть с длинными костями.
В стае только у Райны выше ранг, чем у меня, Джейсон.
Ричард стоял лицом к вервольфам, он поднял руки тем же жестом, что ночью на киностудии. Покалывающая энергия, заполнявшая комнату, спала на одно деление. Он заставлял их забрать свою силу обратно.
Достаточно царапины, Ричард, – сказала Сильвия. – Ты не успеешь.
Я запрещаю, – прорычал голос Ричарда. – Никто не должен быть инфицирован против воли. Особенно Анита.
Почему? – вызывающе спросила Сильвия. – Потому что, не будь она человеком, ты бы ее не хотел? Не спать с самками своей стаи – еще один способ закрывать глаза на то, кто ты есть, Ричард.
Кроме гнева и силы, на лице Ричарда мелькнуло еще одно: неуверенность.
И я знала, что она права.
Сильвия шепнула мне на ухо, обдав теплым дыханием:
Смотри на его лицо.
Ага, – ответила я.
Он обвиняет тебя, что ты не можешь с ним спать из-за того, что он монстр, но если я тебя сделаю нашей, он тебя не захочет. Он считает, что все мы монстры, кроме доброго старого Ричарда. Он лучше нас всех.
Я тебя накажу, Сильвия. Я пущу тебе кровь, ты понимаешь?
Но ты меня не убьешь ведь?
Рука ее согнулась, длинные когти щекотали мне лицо.
Я уперлась ладонями в сгиб ее руки, пытаясь отодвинуть, но не смогла.
Я сама тебя убью, – сказала я.
Она застыла неподвижно, не отпуская меня:
За что? За то, что я превращу тебя в такую, как мы? За то, что ты потеряешь любовь Ричарда, когда он увидит в тебе мохнатого монстра?
Я ответила очень тихо, тщательно выбирая слова:
Ты ненавидишь свою суть, Сильвия.
Ее руку свело судорогой, да так, что у меня на секунду пресеклось дыхание.
Нет у меня ненависти. Я такая, какая есть.
Рука ее ослабла.
Я кое-как перевела дыхание и попробовала снова:
Я видела выражение твоего лица, когда я обвинила тебя в зависти. Ты завидуешь, что я человек, Сильвия. Ты сама это знаешь.
Она держала вторую руку у меня перед лицом, чтобы я как следует разглядела длинные тонкие когти. Рука, охватывающая мне горло, стала перебирать когтями мои волосы.
Ты знаешь, что Райна запретила нам делать тебя ликои. Она боится, что если ты будешь с нами, то окажешься куда большей сукой, чем она.
До чего лестно, – шепнула я.
И поглядела на Ричарда между спин вервольфов. Глаза у него стали янтарные, чужие. И я знала, что даже сейчас он не убил бы Сильвию. Даже если она пустит мне кровь, заразит, он ее не убьет. Это было написано на его искаженном мукой лице. Недоумение, сменяющее страх.
Может быть, Сильвия это углядела. Может быть, она только хотела продемонстрировать. Как бы там ни было, она отпустила меня и осторожно отступила в сторону.
Я поползла на четвереньках со всей доступной мне скоростью. Неженственно, неизящно, зато эффективно.
И ползла до самой дальней стены, села там, как можно дальше от всех обитателей этой комнаты.
Остальные вервольфы отступили кто куда. Сильвия и Ричард стояли лицом друг к другу. Глаза Сильвии стали странно-текучими, волчьими.
Ричард выбросил силу наружу. Она грызла мне кожу, вырвала стон из горла. Сильвия стояла в этом потоке силы и бровью не повела.
Сила потрясающая, Ричард, но она ни черта не стоит, пока жив Маркус.
Он ударил ее тыльной стороной ладони – невозможно было заметить это движение. Сильвия отлетела к стене и рухнула на пол, оглушенная.
Я вожак стаи! – проревел Ричард, воздев к небесам когтистые руки. Он упал на колени, и я не подошла ему помочь. Я только вжималась в стену и жалела, что не прихватила запасного пистолета.
Ричард скорчился на полу, тихо покачиваясь, свернулся в шар, стоя на коленях, и я чувствовала, как он заглатывает силу обратно. Чувствовала, как она убывает. Он оставался на полу, обняв себя за плечи, пока сила не исчезла из комнаты, держа голову вниз, упавшие волосы скрыли лицо.
Сильвия поднялась на колени и поползла к нему. Возле него она присела, гладя его волосы.
Мы пойдем за тобой хоть в огонь, если ты будешь убивать ради нас. Она согласна ради нас убивать. Если твоя пара, твоя лупа, будет убивать ради нас, этого достаточно.
Ричард содрогнулся и поднял голову.
Никто не будет заражен против своей воли. Таково мое слово, таков мой закон. – Он поднялся на колени.
Сильвия осталась в позе подчинения, на коленях, опустив голову.
Но ты не убьешь, чтобы заставить его выполнять.
Я убью ради защиты Аниты, – произнес Рафаэль.
Все повернулись к нему. Он встретил взгляды, не отступив.
Если кто-нибудь коснется ее против ее воли, я и мой народ будем преследовать ослушника до его смерти.
Не делай этого, Рафаэль, – сказал Ричард.
Ты привел к нам женщину, человека, но ты ее не защищаешь. Кто-то должен.
Я хотела сказать, что могу защитить себя сама, но это было неправдой. Я хорошо умела защищаться, но была всего лишь человеком. А этого мало.
Я не могу, чтобы ты делал за меня грязную работу.
Я твой друг, Ричард, – сказал Рафаэль. – Я на это готов.
Сильвия приникла к земле у ног Ричарда.
Ты позволишь Царю Крыс убивать членов твоей стаи? Он будет нашим вожаком?
Он смотрел на нее сверху вниз, и что-то случилось с его лицом – не волчье, не потустороннее, какая-то тяжесть, почти скорбь охватила его. Я это видела, и мне это не нравилось. Будь у меня пистолет, я бы могла застрелить Сильвию за то, что с Ричардом творится такое.
Я убью каждого, кто нарушит мое слово. Я сказал, и это закон.
Сильвия припала еще ниже, и остальные волки сползлись к ним, склоняясь перед Ричардом, кто-то лизал ему руки, кто-то пытался дотронуться. Они почти закрыли его от меня.
Ричард встал, вышел из круга цепляющихся рук, нагнулся и поднял «файрстар», потом подошел ко мне. Вид у него был вполне нормальный, волчьи изменения скрылись.
Как ты себя чувствуешь? – спросил он, подавая мне пистолет рукоятью вперед.
Нормально, – ответила я, принимая оружие двумя руками.
Анита, Сильвия права. Я ценю то, что ты человек. Как я могу просить тебя принять моего зверя, если сам на это не способен? – От мучительного выражения его лица сердце у меня разрывалось. – Я готов убить, защищая тебя. Ты рада?
Я поглядела на него в упор:
Нет. Я думала, что буду рада, а оказалось – нет.
У меня были те же чувства, что у Рафаэля. Я готова была убить ради Ричарда. Убить, только чтобы не было этой муки у него в глазах.
Я вложила пистолет в кобуру и протянула Ричарду руку. У него глаза раскрылись шире – он понял смысл жеста. Взяв меня за руку, Ричард помог мне встать и повел меня к своим ждущим волкам.
Я попятилась, цепляясь за его руку.
Я сказал, что убью ради тебя, Анита. – Голос его был нежен и резок одновременно. – Ты мне веришь или нет?
В его глазах стояла бесконечная печаль, будто погибло что-то, что он поддерживал в себе годами. Я поверила его взгляду. Чтобы защитить меня, он пойдет на убийство, и это решение дорого ему стоило.
Вервольфы сомкнулись вокруг нас. Точнее сказать, сползлись, но это слово не передает их движений. Ползание не бывает грациозно или чувственно, но это – было. Эти люди двигались, будто у них были мышцы там, где у обычных людей их нет. Они окружили нас, смотрели на нас снизу вверх. Когда я глядела им в глаза, они все отворачивались – все, кроме Сильвии. Она выдерживала мой взгляд. Это был вызов, но я не знала, что я должна делать.
Меня коснулась чья-то рука, и я дернулась. Только рука Ричарда не дала мне полезть за пистолетом. Держа обе мои руки в своих, он притянул меня к себе почти вплотную, глядя мне в глаза и не отводя взгляда. Он не боялся. Я попыталась расслабить мышцы, но без успеха.
Это моя лупа. Запомните ее кожу, запомните ее запах. Она проливала нашу кровь и проливала кровь за нас. Она – защитник тех, кто слабее ее. Она убьет ради нас, если мы попросим. Она – ваша альфа.
Сильвия и Нил встали и вышли из круга. Они стояли, глядя на меня, на Ричарда. Остальные смотрели, что будет дальше.
Мне она не доминант, – сказала Сильвия.
Она даже не из наших, – сказал Нил. – Я не склонюсь перед ней. Я могу ее разорвать одной рукой. – Он мотнул головой. – Мне она не альфа.
Что тут творится, Ричард? – спросила я.
Я хотел ввести тебя в стаю без заражения.
Зачем? – спросила я.
Если ты собираешься защищать Стивена, то ты заслуживаешь защиты стаи. Если ты будешь рисковать ради нас, ты заслуживаешь нашей защиты.
Не хочу тебя обидеть, Ричард, но пока что твоя защита не произвела на меня особого впечатления.
Я еще не успела договорить, как пожалела, что сказала. Ричард вздрогнул, как от удара по лицу.
Ты этой ночью сделала Райну своим личным врагом. Ты себе не представляешь, насколько она опасна. Я хотел, чтобы все тебя защитили, если что-нибудь со мной случится.
Я посмотрела ему в лицо:
Если Маркус на тебя набросится, ты его убьешь? Не будешь больше рефлексировать? – Я тронула его за руку, всматриваясь в лицо. – Ответь, Ричард.
Он, в конце концов, кивнул:
Я не дам ему себя убить.
Ты убьешь его. Обещай мне.
У него напряглись скулы, заходили желваки.
Обещаю.
Ну, аллилуйя! – выдохнула Сильвия и поглядела на меня. – Я снимаю свой вызов. Мне ты не доминант, но ты вполне можешь быть его самкой-альфа. Ты на него хорошо влияешь. – Она вошла в круг, но не встала на колени. – Брось это, Нил, иди сюда.
Он мотнул головой.
Нет, она не из наших. И не может быть. Я не признаю ее за альфу.
Теперь тебе надо только доказать Нилу, что ты серьезно, – сказала Сильвия. – Достаточно чуть его потрепать.
И как я могу его потрепать, если он вполне переживет наезд тяжелого грузовика?
Она пожала плечами.
Прости, – сказал Ричард. – Я не думал, что кто-нибудь бросит тебе вызов.
Ты всегда думаешь обо всех лучшее, Ричард. Одно из самых твоих привлекательных качеств и самая большая слабость.
Не принимай вызова, Анита.
И что тогда?
Тогда вопрос закрыт. Ты не станешь членом стаи, но они будут защищать тебя от Райны по моему приказу. Это немногим хуже.
Я тебе говорила: не хочу, чтобы кто бы то ни было ради меня лез под пулю. А один на один с ликантропом я драться не буду. Спасибо, но я оставлю себе пистолет.
Позвонили в дверь. Наверное, Эдуард, черт бы его побрал. Я оглядела группу – хоть они и в людском виде, Эдуард поймет, кто они. Монстров – по крайней мере, живых – он чует лучше меня.
Если вы тут чуть снизите тон, я открою дверь.
Эдуард? – спросил Ричард.
Наверное.
Он оглядел группу:
Всем встать. К нам еще один обыкновенный.
Они медленно, почти неохотно, поднялись. Казалось, что они пьяны – как будто хлеставшая по комнате сила на них подействовала больше, чем на меня.
Я пошла к двери и прошла уже полпути, когда Ричард крикнул:
Нет!
Я упала наземь, перекатилась, и надо мной просвистел ветер – это Нил пролетел сверху. Если бы он хоть чуть-чуть умел драться, он бы меня пригвоздил. Неудачный бросок вывел его из равновесия, и я подсечкой сбросила его на пол, но он вскочил, будто на пружинах, пока я еще не успела встать сама. Просто потрясающе.
Оставь, Нил! – сказала Сильвия.
Она не отклонила вызов. Это мое право.
Я подалась назад, все еще сидя на полу, не очень понимая, что делать. Если бы я встала, за спиной у меня оказалось бы венецианское окно с задвинутыми шторами. Только я не была уверена, что стоит вставать.
Быстро скажите мне правила!
До первой крови, – сказала Сильвия. – Только в человеческом виде.
Если начнет перекидываться, можешь его застрелить, – сказал Ричард.
Согласна, – произнесла Сильвия, и остальные одобрительно зашумели.
Лучше не придумаешь. Нил прыгнул на меня, полностью оторвавшись от земли, вытянув руки. Я припала на колено, схватила его за куртку и перекатилась на спину, чтобы набранная им инерция понесла нас обоих. Сунув обе ноги ему в живот, я толкнула изо всех сил, и он пролетел надо мной по красивой дуге. Просто как картинка броска «томое-наге» из учебника.
Он пролетел сквозь окно, прихватив с собой шторы. Я, продолжая движение, перевернулась и встала на ноги, глядя в зияющее окно. На ковре внутри и во дворе снаружи блестели осколки стекла. Из-за штор вылез Нил, кровоточа порезами на лице.
Эдуард стоял в боевой стойке, наведя пистолет на Нила, который пытался распутаться со шторой.
Не стреляй, – сказала я. – Кажется, бой окончен.
Нил встал, ногами отбросив штору.
Я тебя убью!
Я навела на него «файрстар».
Вряд ли.
Рядом со мной встал Ричард:
Она пустила первую кровь, Нил. Бой окочен, разве что ты хочешь драться и со мной.
И со мной, – сказала Сильвия, становясь рядом с Ричардом. Вся стая выстроилась за нами, только Стивен свернулся у моих ног.
Она член стаи, – сказала Сильвия. – Хочешь драться с одним из нас – будешь драться со всеми.
Эдуард поглядел на меня, приподняв бровь:
Что это все значит, Анита?
Кажется, меня приняли в стаю, – ответила я.
Нил поглядел на меня сердито.
Ну, Нил? – сказала ему Сильвия.
Нил встал на колени, на штору и битое стекло. Порезы на лице уже начали заживать. Стекло – это не серебро и не когти другого монстра, и потому заживление шло с волшебной скоростью.
Ты доминант. Ты альфа. – Слова будто клещами вытягивали из его глотки. – Только если бы не окно, ты бы нипочем не пустила мне кровь.
Как ты думаешь, Нил, зачем я встала перед ним?
Он прищурился:
Ты нарочно это задумала?
Я кивнула и направила ствол пистолета вверх.
Я тебе не хорошенькая дурочка.
Ричард взял меня за левую руку и чуть стиснул:
Победа самая что ни на есть честная.
Я убрала пистолет.
Эдуард покачал головой, улыбнулся, но пистолет не убрал, только ни в кого не целился.
Ты единственный человек, ведущий более интересную жизнь, чем я, – сказал он.
Джейсон хлопнул меня по спине:
Завтра вечером возьмем тебя гоняться за оленями.
Я думала, вы гоняетесь за автомобилями, – сказала я.
Он осклабился:
А что за кайф? У автомобилей кровь не идет.
Я улыбнулась – и остановилась. Глаза у него были невинные, как весеннее небо, и такие же радостные, и, глядя в них, я вдруг засомневалась, шутит он или нет. Чуть было не спросила, но не стала. Что-то у меня пропало любопытство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Смертельный танец - Гамильтон Лорел

Разделы:
Лорел гамильтон12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637383940414243444546

Ваши комментарии
к роману Смертельный танец - Гамильтон Лорел


Комментарии к роману "Смертельный танец - Гамильтон Лорел" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100