Читать онлайн Сладость обольщения, автора - Гамильтон Диана, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладость обольщения - Гамильтон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 115)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладость обольщения - Гамильтон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладость обольщения - Гамильтон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Диана

Сладость обольщения

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Именно так Элейн и расценила ее решение, когда в половине девятого следующего утра сказала:
— Не думала я, что вы такая трусиха, но, если вы настаиваете, я подвезу вас до станции.
Этим утром Челси поднялась очень рано, собрала вещи и оставила чемоданы в холле. Любимый завтрак Элейн из поджаренного до хруста бекона с помидорами был уже готов и ожидал ее.
— Я не могу остаться, и не спрашивайте почему, — заявила Челси. Элейн удивленно подняла брови, а Челси продолжала:
— Я буду очень благодарна, если вы подбросите меня до ближайшей станции. Но если нам не по пути, я, с вашего разрешения, вызову такси.
— А что скажет на это Куин? — спокойно спросила Элейн, намазывая маслом тост. — Он ведь рассчитывает увидеть вас здесь, и вы это, конечно, знаете.
Чтобы возобновить свои притязания, мысленно договорила Челси. Злость у него улеглась, он готов попробовать снова, и на этот раз никакое «нет» его не остановит. Впрочем, до этого не дойдет, подумала она, внутренне содрогнувшись, так ей стало мерзко. Ее здесь не окажется.
— Значит, ожидания его не оправдаются. Я оставлю ему записку, — резко сказала Челси.
Она так и сделала. Оставила очень короткую записку, прислонив ее к вазе, чтобы он сразу увидел.
Они ехали по лесной дороге. Элейн вела машину, и больше никаких замечаний насчет своей трусости Челси не услышала. Но когда они подъехали к станции в Шрусбери
type="note" l:href="#FbAutId_7">7
, Элейн повернулась к Челси и с сочувствием посмотрела на нее.
— Мне кажется, вы совершаете ошибку. В конечном счете это ничего не изменит. Я знаю своего сына лучше, чем вы. Или вы полагаете, что, убежав сейчас, вы сможете спрятаться от него? — И прибавила серьезно:
— Я никогда не видела, чтобы Куин так смотрел на женщину — покровительственно, с желанием и явной досадой. Поэтому, мне кажется, я была права, когда сказала, что вы для него представляете особый интерес.
Элейн видела то, что хотела видеть. Из их разговоров с Челси было ясно: она хочет, чтобы ее сын завел семью, и отказывается признать, что брак меньше всего входит в ближайшие планы Куина, который считает, будто женщин, всех без исключения, интересуют лишь его деньги.
Челси нетерпеливо заерзала на сиденье. Ей очень хотелось узнать, что же такое случилось у Куина, из-за чего он стал так предвзято относиться к женщинам. Но она вовремя удержалась от вопросов: чем меньше она будет знать о Куине Райдере, тем лучше. И неужели он так глуп и не понимает, что, когда он рядом, ни одна женщина не станет думать о богатстве!
— Вы уверены, что не измените своего решения? Я могу отвезти вас обратно в Монкс Нортон — мне это ничего не стоит.
Мягкий голос Элейн нарушил нелегкие размышления Челси. Она взяла себя в руки и, расстегивая ремень на сиденье, попыталась улыбнуться:
— Уверена я абсолютно, благодарю вас. И спасибо за то, что подвезли, — вы ведь из-за меня свернули в сторону.
Челси искала свою сумочку, испытывая едва ли не физическую боль, так ей хотелось принять предложение Элейн.
Теперь Элейн заговорила твердо, и Челси перестала крутить ручку дверцы, приготовясь выходить.
— Мне кажется, я вас достаточно узнала, чтобы сделать вывод: вы разбираетесь в людях. И я хочу вам сказать, что Куин не тот любитель женщин, каким его рисуют бульварные газеты. — Она улыбнулась, прищурив глаза. — У него просто нет времени, чтобы заводить бесконечные связи, которые ему приписывают! Когда после смерти отца он возглавил «Райдер-Джем», компания была на грани банкротства, сейчас же она процветает. За несколько лет Куину удалось возвратить ей финансовую стабильность. Он работал за десятерых. Подумайте об этом.
Челси и подумала, неся вещи в зал билетных касс. Она ни за что не хотела верить Элейн, полагая, что та, как любящая мать, выдает желаемое за действительное. Элейн ведь не знала о двух блондинках и одной рыжеволосой. Напряженная работа тут ни при чем — Куин всегда найдет время отдохнуть. Он сам это ей сказал, да и Челси видела кое-что своими глазами.
Челси приступила к работе, полная решимости выбросить Куина из головы и войти в свою прежнюю колею. Она избегала вопросов о том, почему вернулась так скоро и когда намечается свадьба. К счастью, ее неопределенные ответы удовлетворили любопытство знакомых. Она старалась не вздрагивать от телефонных звонков на работе и дома, старалась не спрашивать себя, почему он, охваченный праведным гневом, не позвонил и не примчался за ней в Лондон, требуя возвращения в Монкс Нортон.
Но прошла неделя, затем еще две, а Куин Райдер как в воду канул. Челси поздравила себя: он, очевидно, оставил свои намерения Преследовать ее, полагая, что игра не стоит свеч и что в следующий и последний раз они увидятся, когда решат объявить расторжение помолвки.
Она удивлялась своему угнетенному состоянию.
— Можно к тебе на минутку? — Это Майлз Робартес проскользнул в ее кабинет.
Челси подняла голову от бумаг. Прежде Майлз никогда не приходил к ней, а если хотел с ней поговорить, приглашал к себе, как бы она ни была занята. Однако теперь, после ее возвращения из отпуска, он походил на преданного пса, и Челси прекрасно понимала почему.
Улыбаясь и потирая руки — , он объявил:
— Только что мне позвонил секретарь твоего жениха и просил напомнить тебе, что сегодня вы обедаете вместе. — Челси от неожиданности чуть не задохнулась, но Майлз по-своему понял ее реакцию. — Ясно, почему он решил передать это поручение через меня: ведь, наслаждаясь приятным обществом, ты, конечно, обсудишь возможность предоставления наших рекламных услуг его компании. — С важным видом Майлз поправил галстук и смахнул что-то невидимое с лацкана пиджака. — В конце концов, именно я сделал первый шаг, и Райдер, очевидно, это оценил, потому и передал просьбу через меня. Хотя уверен, ты и так не забыла бы!
Не обращая внимания на его сальные взгляды, Челси тупо уставилась в разложенные документы. Ничего не поняв, Майлз что-то пробормотал и ушел. Как только за ним закрылась дверь, Челси вскочила и стала быстро ходить по комнате, обхватив себя руками.
Куин Райдер просто хитрый нахал. Он прекрасно знал, что, если бы сам обратился к ней, получил бы решительный отказ на любое свое соблазнительное предложение, понимая, что она не захочет иметь с ним никаких дел. А напоминание о договоренности вместе пообедать, которой и в помине не было, переданное через Майлза Робартеса, заставит ее подробно отчитаться перед Майлзом о проведенном вечере. Зная, что Робартес уже потирает от удовольствия руки, думая, что залез в карман «Райдер-Джем», Куин использовал возможность делового партнерства как приманку. Что ж, умно! Но она будет еще умнее! Как и свойственно эгоистам, он не желает ни с кем считаться, но она покажет ему, что на этот раз он промахнулся, полагая, что может ею манипулировать.
Приняв решение, Челси набрала номер лондонского отделения компании «Райдер-Джем». Лишь назвавшись невестой Куина, то есть будущей миссис Райдер, ей удалось преодолеть заслон из секретарей и референтов.
— Я не обедаю с вами ни сегодня вечером, ни в любой другой день, — сквозь зубы процедила Челси, едва услышав голос Куина. — А если вы действительно интересуетесь рекламными услугами нашего агентства, в чем я сомневаюсь, пригласите на обед Майлза Робартеса. — И ядовито добавила:
— У вас с ним много общего, и вы прекрасно проведете время.
То, что она не ошибалась, подтвердили следующие слова Куина:
— Насколько я понял, вас уже утвердили телевизионным директором? — (Челси молчала.) — Очевидно, нет. Предлагаю обдумать то, что я сказал, а я заеду за вами в восемь вечера.
Челси надела маленькое черное платье с единственным украшением — тонкой золотой цепочкой на шее. Волосы зачесала наверх и совсем немного подкрасилась. Но осталась недовольна своим видом, так как, посмотрев на себя в зеркало, решила, что похожа на юную мечтательницу, спешащую на свое первое свидание. Ничто не могло скрыть трогательное выражение огромных, чуть раскосых, темно-голубых глаз и нежную припухлость рта. Сердце у нее колотилось от отчаяния и сознания собственной беспомощности: Куин снова ею манипулировал. Если она откажется встретиться с ним сегодня вечером, он, без всякого сомнения, поговорит с Майзом Робартесом, и ее карьера будет кончена.
И все же, несмотря на это и на то, что произошло — или почти произошло — в Монкс Нортоне, она всей душой хотела его присутствия и его прикосновений.
Еще пытаясь прислушаться к голосу разума, она говорила себе, что самым правильным было бы поставить на всем этом крест, пока она не ответила на домогательства Куина и не стала его любовницей.
Решение было в ее руках — это она мрачно признавала. И все же, схватив черную вечернюю сумочку, Челси вышла в гостиную ожидать его прихода.
Она могла бы найти другую работу, возможно, не такую, как в «Три А», где в недалеком будущем она может стать директором. И переехать на другую квартиру, таким образом исчезнув навсегда из поля зрения Куина.
Ее глаза вдруг наполнились слезами, которые она сердито сморгнула. Конечно, от этих мыслей она расстроилась. Искать другую, менее интересную работу, переезжать из района, которым она гордилась, в менее престижный — такая перспектива расстроила бы кого угодно. Но ничего подобного она не сделает. Надо просто проявить волю и изо всех сил противиться домогательствам Куина!
Челси вскинула голову и стала ждать. Когда раздался звонок, она распахнула дверь, полная решимости вести себя с ним, как он того заслуживает. Но едва увидела его высокую элегантную фигуру в темном костюме, его чувственные губы, едва заметно улыбающиеся, сердце ее замерло и упало куда-то вниз. Она почувствовала слабость в ногах и поняла, как сильно скучала по нему.
Загадочный взгляд янтарных глаз оценивающе скользнул по Челси, усилив смятение в ее измученной душе. Челси схватила со спинки кресла белый шерстяной жакет и вышла из квартиры, сильно хлопнув дверью. Почти бегом она устремилась к лифту.
— Неужели где-то пожар?
При звуках его глубокого бархатного голоса у нее мурашки побежали по спине. Но не могла же она признать, что боится остаться с ним наедине, поэтому резко ответила:
— Этот обед не я придумала и хочу поскорее с ним покончить.
В душе она понимала, что прозвучало это невежливо, но надо было как-то объяснить свой бег к лифту.
Уже в кабине лифта, мягко спускающегося в подземную автостоянку, она оправдала себя тем, что, когда имеешь дело с человеком, идущим на любые хитрости, чтобы добиться своего, правил вежливости можно не придерживаться.
Усадив Челси в сверкающий «БМВ» и сев за руль, Куин тихо, но чуть-чуть угрожающе произнес:
— Я еще не решил, простить ли вас за то, что вы убежали от меня.
Затаив дыхание, Челси тем не менее парировала:
— Ах, я просто убита горем!
Она глядела прямо перед собой, едва удерживаясь, чтобы не ударить его, когда он с довольным видом тихонько рассмеялся. То, что они сидели так близко друг к другу в темном пространстве машины, тревожило ее, ведь так легко было стать жертвой его колдовского обаяния. А она прекрасно знала, чем это кончится, и не желала вступать в связь, не подразумевающую долговременных обязательств. Она слишком уважала себя, чтобы поддаться мимолетному увлечению, а к длительным отношениям не была готова, так как знала, какую боль и унижения они сулят. К тому же Куина, как он сам признал, постоянная связь не устраивала. Значит, надо просто прислушаться к голосу здравого смысла и помнить, что страсть быстро угасает, оставляя после себя горечь, что, как бы привлекателен и обаятелен ни был Куин, по сути он такой же, как Майлз Робартес. Для него главное — добиться своего, даже пускаясь на шантаж!
Итак, этим вечером она даст ему понять, что не позволит собой манипулировать и если он ждет, что она размякнет и снова поведет себя как распутница, то этому не бывать.
— Насколько мне помнится, это вы уехали из Монкс Нортона, а не я, — начала Челси безразличным тоном. — И думали, что я стану с нетерпением ждать вашего возвращения?
И снова этот хрипловатый, зловещий смех, от которого кровь прилила к ее лицу.
— Если бы мое воображение могло воссоздать подобный манящий образ, я вернулся бы намного раньше! Но этот день настанет, моя красавица!
Он неисправим, от него можно взбеситься. Челси раздраженно воскликнула:
— И не надейтесь!
Куин легко вел машину среди быстро движущегося транспорта.
— Мы оба знаем, почему я уехал, не так ли? — спросил он и принялся излагать то, чего Челси совершенно не хотелось слышать. — Если бы я остался, то в конце концов не послушался бы вашего «нет». Вы ведь хотели меня так же, как и я вас, но признать это не были готовы. — Его голос приобрел ласкающую интонацию. — А я хочу, чтобы вы это признали и сами устремились к наслаждению, которое, как вы убедились, я могу вам дать. Когда настанет час нашей близости — а он настанет, моя крошка, — все будет восхитительно и наши чувства найдут в ней свое завершение.
Он свернул на сравнительно тихую площадь, окруженную высокими красивыми домами, выходящими фасадом на зеленые газоны. У Челси пересохло во рту, сердце бешено билось, и она была не в состоянии отрицать то, что он говорил. Куин затормозил у одного из зданий и, повернувшись к Челси, взглянул на ее покрасневшее от волнения лицо. Едва слышно он произнес:
— Вот почему мы обедаем в ресторане, хотя я предпочел бы пентхаус. Но там я не смогу сдержать себя, а нам, моя любимая, надо сначала поговорить.
Челси дрожала всем телом, когда он взял ее под локоть и они стали подниматься по лестнице в изысканный ресторан, скрытый под скромным черно-белым козырьком. Перед его сладкими речами не устоит ни одна женщина, и, зная это, она должна призвать на помощь весь свой здравый смысл. Челси казалось, что она сходит с ума. Кто-то помог ей снять жакет, а она твердо сказала себе, что с этим умопомрачением можно справиться, если мыслить хладнокровно. Ему не удастся обольстить ее красивыми словами, она сама задаст тон разговору и повернет его в нужное русло.
Их провели к уединенному столику, и это Челси не понравилось. К тому же приглушенный свет и красная роза в узкой хрустальной вазе навевали романтическое настроение. Но подобные ухищрения не должны ее пугать. И, прежде чем он успел что-либо произнести, она вытащила из сумочки блокнот, сняла колпачок с авторучки и, придав своему лицу деловое выражение, сказала:
— Не могли бы вы поделиться своими мыслями относительно того, может ли «Три А» заняться рекламным обслуживанием «Райдер-Джем»?
Купи покачал головой. В неярком свете свечи, горящей между ними на столе, его глаза казались бездонными. Он осторожно взял из ее ослабевших рук блокнот и положил его в свой внутренний карман.
— У меня нет никаких мыслей. Вернее, все мысли о вас. Я хочу вас, Челси, но… Вы ведь это знаете Подобной наглости Челси не ожидала, а он уставился на пульсирующую жилку у нее на шее и ровным голосом произнес:
— Я твердо уверен, что у нас с вами сложатся определенного рода отношения.
Принесли шампанское. Куин жестом велел официанту удалиться и стал сам наполнять бокалы. Челси подумала, что он все это подстроил заранее: уединенный столик, рядом с которым не было официантов, ожидающих заказа, и вдруг откуда-то взявшееся шампанское. Он собирается убаюкать ее своими речами, заставить расслабиться с помощью шампанского лучшей марки и довериться ему. Поистине работа мастера, с тревогой подумала Челси и ледяным голосом сказала:
— Если вы не собираетесь обсуждать дела, связанные с нашим агентством, то что я скажу Майлзу завтра утром? — Сжав сумочку своими тонкими пальцами, она стала отодвигаться от стола. — А значит, я ухожу.
Жесткие Дальцы, словно наручники, обхватили ее запястье, заставляя сесть.
— К черту Робартеса вместе с вашим агентством. Почему вы никак не хотите признать, что я привез вас сюда совсем не для рекламных дел!
Челси не могла заставить себя посмотреть ему прямо в глаза — и смутить Куина своим пристальным взглядом, как подсказывало ей какое-то инстинктивное чувство.
Нужно было солгать ему, сказав, что он не прав. Но ведь она знала, что прав. Он отпустил ее руку, и она машинально потерла покрасневшую кожу. Или иметь с ним дело можно, лишь оставаясь честной?
— Расскажите, какой была реакция ваших родителей на сообщение о нашей так называемой помолвке?
Этот между прочим заданный вопрос удивил ее и снял напряжение. Если уж она решила быть с ним абсолютно честной, пожалуй, можно начать. Она не идеализировала свое детство, оно сделало ее такой, какая она есть, — больше всего заинтересованной в карьере и продвижении по службе.
Рассеянно потягивая восхитительное холодное вино, Челси сухо ответила:
— Очень сомневаюсь, помнят ли они мое имя, так что пресса может писать что угодно. — Она увидела, как сверкнули его глаза, а в уголке рта залегла морщинка. Ей стало неловко за свои резкие слова, и она извинилась:
— Простите за некоторое преувеличение, но я ничего не слышала об отце уже двенадцать лет. Мне было четырнадцать, а Джоанни двенадцать, когда родители окончательно расстались и он уехал.
— Джоанни — это ваша сестра? И вы обе ничего о нем не знаете? Челси кивнула.
— Ничего.
Он долил в бокал шампанского и, держа его за ножку, стал крутить в пальцах, наблюдая, как поднимаются вверх пузырьки. Его голос прозвучал мягко и сочувственно, когда он спросил:
— Вы скучаете по отцу? Вас сильно ранил его уход?
Ей хотелось спросить, что значит «сильно», но она передумала и честно призналась:
— Нет. Думаю даже, мы почувствовали облегчение. По крайней мере прекратились ужасные ссоры и мы знали, что мама постоянно будет с нами, своими изменами отец вынуждал ее уходить из дома. Через несколько дней она возвращалась, но, проснувшись утром, мы никогда не знали, дома ли она.
— А ваша мать — как она восприняла его уход?
Челси пожала плечами.
— Много плакала. Но она из тех женщин, что не могут обходиться без мужчины, даже если он никудышный. Такой женщине обязательно нужна пара. — Челси искоса взглянула на Куина. — Они не могут жить самостоятельно.
— Не то что вы, — мягко вставил Куин, слегка улыбнувшись, и, не дожидаясь подтверждения, спросил:
— А где она сейчас? Вы ведь хотели сказать, что ни один из ваших родителей не интересуется вами.
Незаметный жест Куина, и на столе появилась еда: вареные креветки под соусом. Откуда он мог знать, что это одно из ее любимых кушаний — нежная мякоть, сдобренная густым чесночным соусом? Неужели их вкусы совпадают? Но он ждал ответа на свой вопрос. И хотя разговор о ее прошлом был ей скучен, он отвлекал Куина от более рискованных тем.
— Выплакавшись, мама начала возвращаться к жизни. Мы с Джоанни вытерпели трех разных «дядей». Но когда мне исполнился двадцать один год, мама заявила, что уезжает. Мы продали дом в Степни
type="note" l:href="#FbAutId_8">8
, а вырученную сумму поделили между Джоанни и мной. Мама наконец повстречала обожающего ее итальянца. Вито — вдовец и, судя по всему, очень богат. Я видела его только раз, он маленького роста, полный и почти лысый.
Челси подцепила вилкой последнюю креветку, стараясь никак не показать, насколько ей отвратительно то, о чем она говорит. Ее мать все еще была красива и охотно продала себя дородному любовнику, который с радостью возложил все заботы о ней на свои жирные плечи.
— Он любит путешествовать, и мама ездит с ним. — Челси вытерла рот светло-серой, в тон скатерти, салфеткой. — Последний раз я узнала о ее местопребывании шесть месяцев назад, получив наспех написанную открытку из Сиднея. Кажется, замужняя дочь Вито живет в Австралии.
— Значит, вы вступили в жизнь, полная решимости быть совершенно непохожей на свою цепкую маму, — заметил Куин почти про себя, наполняя ее пустой бокал.
Челси заметила, что он пил умеренно, в то время как она опустошила почти всю бутылку. Она совсем не чувствовала опьянения, а лишь расслабилась и могла говорить о вещах, о которых всегда молчала. И все же она не в такой степени забылась, чтобы сказать ему и о том, что она не только самостоятельно устраивала свою жизнь, но еще искала встречи с любимым человеком, с которым можно было бы соединить свою судьбу. Поэтому она кивнула, соглашаясь с Куином, и принялась за восхитительную землянику, поставленную перед ней.
— Так или иначе, но вам досталось. Нельзя же допустить, чтобы родители загубили вашу жизнь, — твердо произнес Куин.
При этих словах Челси от негодования застыла, не донеся ложку до рта. Медленно положив ложку, она сухо заметила:
— Загубили? Если я сознательно браку предпочла карьеру, почему это должно означать, что я загубила свою жизнь?
И зачем ей понадобилось все ему выкладывать!
До сих пор она ни с кем так не откровенничала, не любила этого и теперь очень сожалела, что не ушла раньше, как собиралась. Как и все мужчины, он считал, что у каждой нормальной женщины должен быть мужчина и к тому же занимать основное место в ее жизни.
Челси натянуто продолжала:
— Удачная карьера, как и брак, может принести удовлетворение. Карьера даже больше!
— Я не говорил о браке, — сказал он с легкой улыбкой, и Челси захотелось ударить его. — Между партнерами могут быть иные отношения, и тоже приносящие удовлетворение. Не все мужчины такие, как ваш отец.
С Челси было достаточно. Он снова вернулся к своему любимому предмету, и теперь надо дать ему понять, что она не собирается обсуждать подобное.
— Если я, не дай Бог, когда-нибудь влюблюсь, я бы хотела, чтобы эти отношения стали долговременными, — резко ответила она, выходя из себя и забыв о своем намерении следить за каждым словом. — А что касается вашего снисходительного замечания: «не все мужчины такие, как мой отец», то я точно знаю, что именно такие. Во-первых, сам отец, затем Том — бывший муж Джоанни, — Челси загибала пальцы. — Он начал заигрывать с секретаршей, увидев, как Джоанни совершенно невинно позавтракала с другом детства. И, конечно, Майлз. Он не делал секрета из своих связей на стороне. И Роджер — его интересовал только секс. Наверное, не родился еще такой мужчина, который был бы верен одной женщине. — с жаром высказала свое мнение Чел-си. — Так что не вините меня, если я решила избежать подобных потрясений!
— Кто такой Роджер?
Поднятая черная бровь и язвительно изогнутые губы сказали Челси лучше всяких слов, что она вела себя как полная идиотка, проболтавшись о том, о чем никогда не собиралась говорить. Но, взяв себя в руки, она беспечно прощебетала:
— Один знакомый. Ничего из себя не представляет.
— И тем не менее вы включили его в ваш список негодяев мужского пола, — быстро откликнулся Куин, явно провоцируя ее.
Челси пожала плечами и постаралась, чтобы он не заметил ее учащенного дыхания.
— Я упомянула его как пример мужчины, интересующегося только одним.
— Сексом. — Куин изобразил ужас на своем лице. Он явно развеселился, а Челси нервно мяла в руках салфетку и замерла, когда, догадавшись, он спросил:
— Вы хотели за него замуж?
Так оно и было. Она мечтала о браке целый год. Но Куину незачем это знать. Ей было восемнадцать, она только что поступила в колледж, и теперь, оглядываясь назад, Челси понимала, что она просто созрела для любви. В детстве ей не хватало любви и привязанности, которые бывают лишь в счастливых семьях, и бессознательно она к ним стремилась, ей хотелось любить самой и быть любимой. Роджер учился в том же колледже, что и она, заканчивал компьютерный курс. Во время их второго свидания он сказал, что любит ее, и она, неопытная и наивная не по годам, поверила ему. Ей казалось, что она, в отличие от своей неудачливой матери, встретила человека, которому можно верить.
И стала мечтать о свадьбе, о белом подвенечном платье, о том, как после они оба будут работать и купят дом для своих будущих детей, а дети будут расти в счастливой и прочной семье, которой она была лишена. И хотя Роджер не раз уговаривал уступить ему, она неизменно отказывалась, полагая, что их совместная жизнь должна быть совершенной, что физическую близость должен завершить церковный обряд. Она не понимала его недовольства и разочарования, так как сама ничего подобного не испытывала. Ее отказы его не остановили, он продолжал уговаривать ее, а однажды — этого она никогда не забудет — его терпение иссякло, и он попытался взять ее силой. Только ее испуг и нескрываемое отвращение привели его в чувство, но он перестал с ней встречаться, сказав напоследок всю правду, а именно: что его слова о любви ничего не значили, он произносил их только потому, что ей хотелось их услышать, что мирился с ее свадебными планами, лишь бы сделать более сговорчивой и заманить к себе в постель. А на самом деле и не собирался жениться на ней.
— Я ведь уже говорила, что не хочу выходить замуж. — Челси решила ничего не объяснять. Наступило натянутое молчание. Избрав нападение как лучший вид обороны, она продолжала:
— Вы пытаетесь понять, почему я дала обет безбрачия, забывая, что у вас самого то же предубеждение. Я вышла бы замуж, если бы встретила человека, которого могу полюбить или, что более важно, кому могу доверять. Но, поскольку это маловероятно, я рада возможности сделать карьеру. А вот то, что вы такой противник брака, — просто смешно.
— Но я не давал обет воздержания, — заметил Куин, и у Челси кольнуло в груди от ревности ко всем тем женщинам, которые ненадолго занимали место в его жизни и его постели. Именно «ненадолго», с раздражением подумала Челси, и ей стало стыдно от того, как она реагировала на его слова и на него самого.
Им принесли кофе, и Куин, расслабившись, откинулся в кресле. Из-за тени от низкого пламени свечи его глаз не было видно, а непроницаемое лицо казалось загадочным. О чем он сейчас думает? — промелькнуло у Челси в голове.
— Принимая все эти обстоятельства во внимание, мы составим идеальную пару, — начал Куин, глядя на свои тщательно ухоженные ногти Он медленно перевел взгляд и посмотрел ей прямо в глаза. — Мы оба настороженно относимся к длительным связям, и у обоих есть на то причины. И мы оба хотим друг друга… хотим до боли. — От напряжения глаза его потемнели, чувственный рот был твердо сжат. Челси затаила дыхание, когда он предупредил готовый вырваться у нее яростный протест. — Будьте честны в своих чувствах и не допустите путаницы у себя в голове, сомнениям и ложной стыдливости не дайте затмить здравый смысл. А когда вы это поймете, тогда, любовь моя, мы станем любовниками. Это дело времени. Ваш ясный ум подскажет вам, что это должно произойти, поскольку было предопределено в тот самый миг, когда мы встретились. — Он встал. — Я никогда не даю обещаний, так как не претендую на роль провидца, но это я вам обещаю — мы станем любовниками. И все это время я буду верен только вам. Что бы ни случилось, я обречен на нашу будущую связь. И я покажу вам, что значит настоящая близость. А теперь, — он протянул руку, пристально глядя ей в глаза, — я отвезу вас домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сладость обольщения - Гамильтон Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Сладость обольщения - Гамильтон Диана



Неплохой, легких романчик. Сюжет повторяем не раз, что-то вроде "Мне просто любопытно".
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаЕлена.
20.12.2011, 1.18





КЛАСНЫЙ РОМАН. ВОТ ТОЛЬКО ПОЧЕМУ ТАК В ЖИЗНИ НЕ БЫВАЕТ?
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаТАНА
3.03.2012, 17.23





вот это накрутили,тянучка 7/10
Сладость обольщения - Гамильтон Дианаatevs17
16.04.2013, 16.32





Все как всегда, миллионер, её хочет, она ломается,его мать в восторге от всего этого, а открывает дверь полуголая девица-любимая сестра....Чушь полнейшая. Зря потраченое время
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаМери
6.10.2013, 0.01





Kлассный роман
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаЛюбаня
31.05.2014, 20.58





В постели кувиркались,а обращались друг к другу на "ВЫ"...Затянуто и нудно.
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаКетрин
11.07.2014, 18.23





Пустой.Ни о чём.
Сладость обольщения - Гамильтон Дианататиана
14.11.2015, 12.00





Пустой.Ни о чём.
Сладость обольщения - Гамильтон Дианататиана
14.11.2015, 12.00





Сказка!
Сладость обольщения - Гамильтон ДианаКатя
14.11.2015, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100