Читать онлайн Оранжерея счастья, автора - Гамильтон Диана, Раздел - Глава ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Оранжерея счастья - Гамильтон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.79 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Оранжерея счастья - Гамильтон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Оранжерея счастья - Гамильтон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Диана

Оранжерея счастья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава ВТОРАЯ

Джейк поставил кофейную чашку на блюдце; слабый звон хрупкого фарфора прозвучал оглушительно громко в полной тишине, наступившей после ее заявления. Клэр чувствовала, что находится сейчас словно в вакууме, где невозможно дышать.
Ее пальцы нервно сплелись на коленях. Она наблюдала, как Джейк медленно прохаживается по кухне. Она физически чувствовала исходившее от него напряжение, и это сковывало мышцы, делало ее совершенно беспомощной.
Донельзя напряженная, она глянула ему в глаза и встретила настороженный взгляд — как будто это не она, а он был загнан в угол. Однако очень скоро серый взгляд снова стал стальным, губы раздвинулись в приглашающей ухмылке.
— Итак? Говори.
Все Отступать некуда. То, что она сейчас скажет, навеки прекратит их отношения. В горле Клэр застрял комок, но она глухо, через силу произнесла:
— У Лиз есть новости. На прошлой неделе она узнала, что умер дядюшка и оставил ей наследство. Совершенно неожиданно. Она с ним много лет не виделась. Женат он не был и умер в полном одиночестве. Лиз — единственная его родственница. Я видела его только однажды и почти совсем не помню. Мне и было-то тогда лет семь.
Их встреча состоялась вскоре после того, как отец Клэр бросил их. И вот одним холодным, мрачным днем Лиз нарядила дочь в лучшее платье и вместе с ней отправилась навестить дядю. Кошмарное путешествие в переполненных автобусах с тремя пересадками закончилось еще более безрадостным приемом. Клэр запомнилась только одна циничная фраза, брошенная им Лиз:
— То, что твоя мать была моей сестрой, не повод, чтобы ты приходила ко мне за помощью. Я не виноват, что твой муж предпочел сбежать с другой женщиной. Это его обязанность содержать ребенка, а не моя.
Тогда они ушли. Пока они брели под холодным дождем к автобусной остановке, губы матери дрожали. Клэр сжимала ее руку, стараясь передать ей свою любовь, чувствуя под вязаной перчаткой, какая у нее хрупкая ладонь. Но позднее, когда они добрались домой, Лиз повеселела и сказала eji:
— Вообще-то, надо его пожалеть. Он думает, что мне нужны его драгоценные деньги, тогда как я хотела, чтобы он понял, что мы о нем помним. У него ведь никого нет, а мы с тобой не одиноки. И это дороже любых денег. Мы — счастливы.
— Видимо, перед смертью он решил все-таки оставить наследство племяннице, — сказала Клэр Джейку. — Он не из тех людей, которые раздают деньги в пользу бедных — неважно, заслуживающих того или нет.
— Я рад за Лиз, — тепло произнес Джейк; в глубине его глаз она заметила вопрос прежде, чем он его задал: — Это все, что ты хотела мне сказать?
Длинные пальцы Джейка неслышно постукивали по столу. Клэр прикрыла глаза, чтобы не выдать смущения. Его взгляд заставлял ее чувствовать вину, хотя она и не была виновата. Когда он заговорил снова, его голос стал ледяным:
— Ты не хочешь говорить мне про своего любовника, разговору с которым я помешал вчера вечером. Не надо смущаться: такое тоже было предусмотрено в нашем брачном контракте, с особой пометкой об осторожности. Я надеюсь, ты была осторожна?
Клэр быстро парировала:
— В отличие от тебя с твоей итальяночкой! — Она задохнулась от резкой боли, спровоцировавшей этот взрыв, но тут же заставила себя сдержаться и терпеливо, хотя и каменным голосом, повторила: — Я разговаривала с матерью, а не с любовником! Она хотела узнать, сообщила ли я тебе о завещании.
— О, конечно! — подхватил он ироническим тоном. — Всегда приятно поделиться хорошими новостями! Я прекрасно понимаю ее нетерпение.
— Пожалуйста, не нужно сарказма!
Она вскочила из-за стола, почти не притронувшись к завтраку, который он ей приготовил. Итак, Джейк не поверил ни единому ее слову. Отлично. Он может позволить себе заводить любовниц, так что же ей отставать?
— Для Лиз это срочно. Она хочет, чтобы ты знал, что можешь больше не содержать ее на свои деньги. И Салли жалованье она теперь тоже будет платить сама. Мне пришлось согласиться, лишь бы мама перестала настаивать на выплате тебе тех денег, что ты угрохал на Ларк-Коттедж.
— Я записал Ларк-Коттедж на ее имя в день, когда мы с тобой поженились, — произнес Джейк мрачным голосом, затем тоже поднялся из-за стола и прошел в комнату.
В полном недоумении Клэр последовала за ним. В какой-то момент ей показалось, что в его глазах промелькнула боль, словно его задела мысль, что Лиз намерена расплатиться с ним за щедрость, проявленную по отношению к ней за эти два года.
Джейк остановился у окна, сжав руки в кулаки в карманах брюк, и смотрел вниз, на тихую улочку. И хотя в своих мягких тапочках Клэр ступала по толстому ковру практически бесшумно, он отлично знал, что она здесь, потому напряженно проговорил:
— И речи быть не может, чтобы Лиз выплачивала мне стоимость коттеджа. А насчет ее содержания — это было частью нашего договора, и я не собираюсь от него отступать.
Клэр медленно подошла к нему, мельком отметив, как напряглись его мускулистые плечи. Содержание, которое он платил Лиз, было более чем достаточным, чтобы ни в чем не нуждаться. Он не жалел и своего времени — они постоянно навещали Лиз, когда бывали в Англии, а когда уезжали, то регулярно ей звонили. При своем крайне напряженном графике Джейк всегда находил время, чтобы каждую весну дней на десять свозить Лиз и Салли Хардинг в Италию на озера. А еще постоянно отправлял ей книги, которые, по его мнению, могли бы ей понравиться. Незначительные знаки внимания — вроде бы ничто на фоне его огромного состояния, — но они значили очень много, гораздо больше, чем условия, оговоренные в брачном контракте.
Клэр очень не хотелось, чтобы Джейк подумал, что его щедрость будет брошена ему обратно, в лицо. Ни в коем случае нельзя позволить, чтобы ему было больно.
Не понимая, глубина ли чувств или обыкновенный человеческий порыв заставили ее развернуть Джейка за плечи и дотронуться до его словно вытесанного из камня лица, она мягко сказала:
— Лиз ни за что не простила бы себе, если бы ты счел ее неблагодарной. Но, Джейк, пойми, мама очень горда, а теперь у нее наконец появилась возможность доказать себе, что она тоже чего-то стоит. Не заставляй ее отказываться от этого.
Прохладными пальцами она бессознательно гладила его висок, ее ладонь по-прежнему лежала на его щеке. Не отрывая от нее внимательного, глубокого взгляда, Джейк вдруг склонил голову и скользнул губами по ее ставшей невыносимо чувствительной ладони. Клэр сделала дрожащий, судорожный вздох, ее тело пронизали обжигающие стрелы, и она увидела, как расширились его зрачки. Она отдернула руку.
Прикосновения не входили в их контракт. С этим оба беспрекословно согласились два года назад. Клэр была слишком разборчива, чтобы допустить секс без любви, а Джейк не стал бы стремиться к сексуальным отношениям без моральных обязательств, так как в противном случае поставил бы их вполне земное и только начинающееся партнерство под угрозу.
Так почему же сейчас он отступил от своего правила избегать любого физического контакта — даже самого невинного? Неужели понял то, о чем она сама раньше не подозревала, — что малейшее его прикосновение способно заставить трепетать ее сердце?
Только 6bi не выдать своего волнения и не покраснеть! Клэр проворно отступила назад, расправила плечи и обычным, дружелюбным тоном заявила:
— Если мы поедем в Ливертон через Ларк — Коттедж, то мне нужно кое-что прихватить с собой. Но предупреждаю, что, как бы мне ни была симпатична твоя сестра, не жди, что я похороню себя там на целых две недели. Да я умру со скуки!
Неправда. Они с Джейком прекрасно провели в Ливертоне прошлое Рождество, а после — упоительный уик-энд ранней осенью. Тогда они были вместе… Не признаваться же, что ей будет тоскливо без него! Сама мысль о двух тоскливых неделях без Джейка приводила ее в ужас.
Несмотря на то что после своего заявления Клэр быстро вышла из комнаты, у нее возникло чувство, что последнее слово осталось не за ней.
Четыре часа спустя Лиз открыла им дверь и радостно воскликнула:
— О, как я счастлива вас видеть!
Она встала на цыпочки, чтобы чмокнуть Джейка в твердую щеку, на мгновение прижалась к его кожаной куртке, когда он обнял ее, а затем повернулась к дочери. Стиснув в объятиях хрупкую фигурку матери, Клэр подумала, что та уже не так слаба, как раньше. На глаза навернулись слезы благодарности за все, что Джейк для них сделал.
— Пойдемте, пойдемте с холода. Едва мы услышали, как ваша машина поворачивает из — за угла, Салли побежала включить котел отопления. Ваши комнаты уже готовы. Можете подняться наверх и освежиться перед обедом.
Входная дверь закрылась и отгородила их от холодного, серого декабрьского тумана. Джейк заполнил всю маленькую прихожую своей внушительной широкоплечей фигурой и почти пугающим мужским магнетизмом. Остро почувствовав необходимость уединиться в своей комнате, подальше от его угрожающей притягательности, Клэр подхватила чемодан, но Джейк, сбросив куртку, твердо сказал:
— Прежде всего, Лиз, мне надо поговорить с тобой наедине.
— Этот суровый тон означает, что Клэр наконец передала тебе мои новости? — Голубые глаза заглянули в серые. — Я всегда осуждала радость по поводу полученного по завещанию наследства. Но в случае с дядей Арнольдом меня, думаю, можно простить. Он за всю свою жизнь никогда ни о ком не заботился и в конце концов на склоне лет остался один-одинешенек. — Уголки ее губ дрогнули. — Хотя я и посылала ему открытки на Рождество, держала его в курсе всех новостей даже после того, как он…
Лиз умолкла, и Джейк, мягко, но непреклонно взяв ее за руку, подтолкнул в сторону гостиной.
— Не старайся меня разжалобить, Лиз. Я жду от тебя кое-каких объяснений. Для чего еще нужны близкие родственники, как не для того, чтобы по возможности помогать друг другу? А ведь мы близки, не правда ли? Ты же не хочешь сказать, что считаешь мою скромную поддержку бременем, от которого пора избавиться?
Жесткие слова Джейка смягчал теплый тон, которым они были сказаны. Клэр коротко вздохнула и пошла наверх. Вопрос о содержании эти двое должны решить сами, с глазу на глаз. Хорошо хоть удалось убедить маму, что ее решение выплатить Джейку полную стоимость Ларк-Коттедж выглядит черной неблагодарностью и очень для него обидно…
А еще она была очень рада, что заставила Джейка пообещать никогда, ни при каких обстоятельствах не разглашать, что она вышла за него исключительно ради благополучия матери.
Клэр зашла в комнату, заперла дверь и огляделась.
В лимонных, серых и кремовых тонах обои, старинная сосновая мебель, на дубовом паркете разбросано несколько мягких ковриков. Губы Клэр искривились: она вспомнила, как потрясена была Лиз, когда они, впервые приехав к ней в гости, заявили, что, будучи современными людьми, решили спать в отдельных комнатах.
Но еще больше Лиз была бы потрясена, если бы узнала, что брак ее дочери и зятя, которого она любила и очень уважала, был не более чем деловым соглашением.
Повесив темно-синий костюм в шкаф, Клэр распаковала вещи, взятые с собой на пару дней — именно столько, по словам Джейка, они собирались здесь провести. Когда она разложила все по полкам, то позволила наконец тишине и умиротворению, царящему в коттедже на окраине уединенной деревушки Шропшира, успокоить ее растревоженную душу.
Вовсе незачем дольше оставаться вместе, убеждала себя Клэр. Они с Джейком давно решили, что расторгнут фиктивный брак, как только в нем не будет больше нужды. Полученное мамой наследство очень кстати — оно лишает их брак смысла. А что касается Джейка, то полная потеря осторожности в приключении с принцессой уже является верным знаком того, что он тоже хочет развестись — даже если он сам этого еще не сознает.
Так что дни совместной жизни сочтены, убегают последние часы. Но это все не имеет никакого значения, не так ли? Клэр опустилась на пуфик около окна и посмотрела вниз, в сад, которым так гордилась ее мать и где она проводила большую часть времени.
Со странным чувством неизбежности Клэр постепенно возвращалась на много лет назад, обдумывая все, что в конце концов привело ее к согласию выйти за Джейка.
Причины уходили корнями в ее детство. Отца Клэр помнила плохо, потому что он ушел от них, когда ей едва исполнилось семь. Вероятно, он никогда не стремился брать на себя такую ответственность, как ребенок, поэтому Клэр родилась очень поздно — Лиз было тридцать восемь лет. Не отличавшейся крепким здоровьем Лиз после родов пришлось оставить работу цветочницы. Таким образом, бремя содержания семьи легло на человека, который этого вовсе не хотел.
Клэр ни за что не узнала бы сейчас отца, повстречайся они случайно на улице, но она очень хорошо помнила нарастающее в воздухе напряжение, когда он проводил дома уик-энды. Помнила, как ее мать боялась непредсказуемых вспышек гнева, дурного расположения духа.
После его исчезновения, закончившегося разводом, прошло много лет, и как-то Клэр спросила у матери, почему она так долго с ним жила. Лиз смутилась, словно эта мысль никогда не приходила ей в голову, и сказала, что давала свадебный обет добросовестно, была всегда ему верна и не хотела развода. После этого Клэр решила, что ее отцу досталась преданная, любящая душа, а он вытирал об нее ноги. Она твердо сказала себе, что с ней подобное никогда не случится.
Когда муж ушел, Лиз пришлось найти работу, чтобы содержать себя и дочь. Подарив Клэр жизнь, она самоотверженно любила ее и не допускала, чтобы та чувствовала недостаток во вкусной еде и приличной одежде. Они перебрались в небольшую квартиру, потому что Лиз не могла платить за дом, где они жили раньше. Но иногда они позволяли себе некоторую роскошь: каждое лето ездили на южное побережье к морю; на день рождения Клэр приглашала всех своих друзей; на Рождество зо они никогда не пропускали праздничную пантомиму в театре.
Много лет спустя Клэр поняла, насколько это подорвало здоровье матери.
Не очень сильная, Лиз находила только временную работу прислуги, потому что всегда старалась вернуться домой к приходу Клэр из школы. Ею всегда помыкали, платили мало; у нее не было квалификации, которая дала бы ей возможность получить более высокооплачиваемое место.
После окончания секретарских курсов и года практики Клэр поступила в агентство, настояла на том, чтобы Лиз оставила свою работу, и получила временное место личного секретаря Джейка Винтера, так как его секретарша, неизменно повсюду следовавшая за ним, лежала в больнице после удаления аппендикса. Как раз в это время у Лиз случился сердечный приступ.
Клэр чуть не сошла с ума от беспокойства. Надо же, только она стала зарабатывать достаточно, чтобы облегчить матери жизнь, как судьба нанесла новый удар.
Джейк был великолепен: проявил гораздо больше симпатии и поддержки, чем она могла ожидать, пребывая в непрочном положении временной секретарши. Он настоял на том, что проведет вместе с ней ту ужасную ночь в больнице, когда даже врачи не могли гарантировать, выживет ли мама после приступа.
Позднее, когда Лиз уже выздоравливала, Джейк сообщил Клэр, что его личная секретарша увольняется. Оказывается, она помолвлена и больше не может ни работать в сверхурочные часы, ни постоянно уезжать из страны со своим начальником.
— У меня есть для вас предложение, — сказал он тогда Клэр.
Ей и теперь не приходилось напрягаться, чтобы вспомнить интонации его низкого, бархатного голоса, то, как бледный свет зимнего полдня, проникавший сквозь высокие окна лондонской квартиры, отбрасывал блики на его смоляные волосы, на высокие смуглые скулы, оттеняя глубину загадочных серых глаз.
Забрав из рук Клэр стопку факсовых сообщений, которую она принесла из кабинета, он кивнул в сторону кресла.
— Сядьте, забудьте обо всех этих умных бумагах и послушайте.
Клэр села, улыбаясь его словам, но внутри трепеща за свое будущее, потому что не могла ставить выше судьбы Лиз собственные интересы и секретарскую карьеру.
Прекрасная зарплата, которую она получала в агентстве, означала, что ее мать не будет больше иметь никаких забот о пропитании. С другой стороны, ее работа включала в себя постоянные поездки по стране. А кто во время ее отлучек станет приглядывать за Лиз, следить, чтобы она хорошо питалась и регулярно отдыхала, что было очень важно для восстановления ее сил?
Однако, как только Лиз встанет на ноги, наверняка захочет тоже подыскать какую-то работу. При ее-то гордости она не пожелает стать обузой и будет настаивать, чтобы Клэр тратила свои деньги на себя, а не на содержание матери.
— Как я уже говорил, Антея не вернется на работу, так что я остаюсь снова без постоянного личного секретаря. Всегда так — сначала они тебя подавляют своей высокой квалификацией и лучшими намерениями, а потом уходят под сомнительным предлогом, прежде чем успеваешь оценить их по достоинству.
Значит, помолвка Антеи и ее личная жизнь — сомнительный предлог? Сдержав усмешку, Клэр отодвинула свои тревоги на задний план и сосредоточилась на его проблемах.
Невольно любуясь Джейком, она спокойно слушала, а он мерил шагами пол, выплескивая свою неукротимую энергию. Ударив кулаком по своей ладони, Джейк раздраженно продолжал:
— Они знают свои права и не сомневаются, что получат сверхурочную плату за все неудобства. Я же не такое чудовище, с которым нельзя поладить, не так ли, Клэр?
Сдвинув брови, он грозно уставился на нее, словно не мог допустить, что работа у него для кого-то может стать добровольной каторгой. Клэр пришлось стиснуть зубы, чтобы не расплыться в широкой ухмылке. Сдержанно улыбнувшись одними губами, она отрицательно покачала головой.
Нет, Джейк не чудовище, ни в коем случае. Требовательный, великолепный, не знающий покоя, он обладал такой неуемной энергией, что рядом с ним простые смертные чувствовали себя слабыми и ничтожными. Он мог совершать невозможное, удивляя всех, и в то же время был внимательным и добрым. Но никаким не чудовищем.
— Итак, есть какие-нибудь предложения? Не обращая внимания на агрессивный тон.
Клэр невозмутимо глянула в его проницательные глаза и спокойно ответила:
— Наймите кого-нибудь не заинтересованного в любви и личной жизни. Например, вдову лет пятидесяти. — Ей с трудом удавалось сохранять невозмутимый вид. — А еще лучше — мужчину. Женатого, которому надо содержать семью. Он будет очень доволен оплатой и возможностью время от времени сбегать от детей.
Последнюю фразу она произнесла с некоторой горечью — вспомнился собственный отец…
— А мужчина будет ходить в прачечную, готовить, если понадобится, и покупать мне носки? — язвительно усмехнулся Джейк. — А ваша вдова сможет жить по моему расписанию?
Он сел на диван напротив, закинул ногу на ногу и, склонив голову набок, наградил ее долгим, изучающим взглядом. И томно протянул:
— Исключив все возможные варианты, я хотел бы, чтобы вы подумали над моим предложением работать на меня. Постоянно. А чтобы вам не вздумалось под каким-нибудь, Бог знает каким, предлогом от меня уйти, я на вас женюсь.
Клэр вздрогнула, сжала зубы. В принципе она ожидала от него предложения работать постоянно и уже готовилась ответить отказом. Если ей придется мотаться по всему земному шару, кто будет присматривать за Лиз? Но замужество! Этого она уж никак не ожидала! Никогда, ни за что!
— Прежде чем вы произнесете то, что написано у вас на лице, — его голос проник в водоворот ее мыслей, в мягком тоне звучал металл, — выслушайте, вникните и все обдумайте. Во-первых, — Джейк загнул один палец, — предстоящий брак — чистой воды формальность. Для всех мы будем настоящими мужем и женой, но на самом деле вы останетесь только моим личным секретарем. Ни больше, ни меньше. Зарплату вы продолжите получать в виде содержания, и отнюдь не скромного. Во — вторых, у вас не будет нужды в деньгах, в комфорте, которые полагаются моей жене. А я в свою очередь смогу надеяться на столь необходимые мне постоянство и верность в работе.
— Это безумие! — Забыв про внутренний трепет, Клэр пристально уставилась на него. — Я не собираюсь пренебрегать своими обязанностями, если только они не предполагают, что придется предоставить маму самой себе. Поэтому вам нет никакой необходимости так себя связывать. Когда найдете подходящего человека, можете настоять на подписании контракта.
— В котором любой знающий юрист легко обнаружит массу неточностей. — Джейк покачал головой и слегка подался вперед. Жесткие, словно вытесанные из камня черты смягчились. — Мы отлично сработались, и я не могу на вас пожаловаться — за последние несколько недель вы показали себя с самой лучшей стороны. А тогда ночью, когда вы чуть не потеряли Лиз, вы рассказали мне о ее неудачном браке и о том, что ее опыт полностью отвратил вас от замужества, чему немало поспособствовали вполне благополучные, казалось бы, браки ваших друзей, рушившиеся прямо на глазах. Так чем же вам не нравится мое деловое предложение? В чем видите проблему?
— В вас, — честно ответила Клэр.
Ее губы почему-то пересохли. Она прикрыла рот ладонью и незаметно провела по губам языком. Зачем объяснять ему то, что он и так знал: с его внешностью, сексуальной привлекательностью, богатством и силой он может заполучить любую женщину, какую только пожелает. Вместо всего этого Клэр кокетливо пропела:
— Не думаю, что вы не имеете представления о противоположном поле. Настанет время-и вы влюбитесь по-настоящему, захотите создать семью, чтобы вместе пожинать плоды вашей империи. И тогда мне придется уйти, сохранив лишь то сомнительное достоинство, что я была первой миссис Джейк Винтер, да и то выставленной вон.
Чувствуя, что говорит с возрастающей горечью, Клэр откинулась в кресле и решила послушать, что он ответит на ее слова. И впала в шоковое состояние, когда он просто широко улыбнулся, блеснув ослепительными зубами, и с сияющим видом заговорил:
— Я никогда не скрывал, что не игнорирую женщин. И хотя мне их общество доставляет удовольствие, я слишком хорошо знаю, что я не тот человек, чтобы связывать себя прочными узами. У меня на это нет ни времени, ни желания. Мой бизнес — это постоянная борьба. Вот с фиктивным браком я вполне могу ужиться. К тому же я по собственному опыту знаю, что постоянно менять секретарш и домработниц не очень приятно. Мне нужна женщина, не особо эмоциональная, чтобы всегда находилась там, где нужно. Я терпеть не могу отелей, поэтому приобрел квартиры во многих столицах мира. Я хочу, чтобы моя партнерша создавала в них домашний уют, а также устраивала деловые завтраки, обеды и ужины. Еще, когда потребуется, была секретаршей и, как я уже говорил, — улыбка Джейка достигла наивысшей силы, — покупала мне носки. Или еще что-нибудь в этом роде. Если я не стану когда-нибудь примерным семьянином — а сейчас об этом не может быть и речи, — мое состояние унаследуют дети моей сестры и ее мужа. — Внезапно его тон резко изменился: — Если вдруг я захочу развода, чтобы жениться по-настоящему, вы получите содержание в деньгах и недвижимости. Если по той же причине попросите развод вы, я мешать не буду. Но ренту вы потеряете.
Джейк холодно улыбнулся, отчего по ее спине побежали мурашки. Она собралась было вежливо отказаться от его предложения и уже приподнялась в кресле, когда он пресек ее попытку, сказав такое, что у нее перехватило дыхание.
— Насчет Лиз. На мой взгляд, тут требуется необходимое дополнение. Вашу мать я буду обеспечивать до конца ее дней; вы сами выберете для нее подходящий дом и найдете компаньонку, имеющую медицинскую подготовку, которая будет следить за ее здоровьем и выполнять мелкую работу по хозяйству. Подумайте об этом, Клэр. Хорошенько подумайте, а ответ я буду ждать завтра утром.
Давая понять, что разговор окончен, Джейк встал. Клэр на подкашивающихся ногах поплелась в кабинет, чтобы закончить там дела, после чего в каком-то отупении отправилась домой. В голове все так смешалось, что она даже не попрощалась с Джейком.
Обещание обеспечить будущее Лиз породило множество сомнений. В самом деле, работа, которую он ей предлагал, была большим искушением, которому трудно противостоять. А что касается брака — можно смириться и с этим. Можно смотреть на это как на оригинальную часть контракта, а полное отсутствие интимности в браке будет их с Джейком секретом. Самое главное — ее мать наконец сможет отдохнуть от тяжелой жизни, пожить в комфорте в собственном доме с садом, о каком она всегда мечтала. Клэр будет уверена, что, где бы она ни была, Лиз не будет одна, ей будут помогать, оберегать от переутомления, скрашивать ее досуг. Это и заставило Клэр отправиться на квартиру Джейка и согласиться выйти за него. Джейк принял ее согласие спокойно.
— Благодарю. Ты об этом не пожалеешь. Он сказал, что Лиз должна воспринять все, что ей полагается, не как милостыню.
Лиз приняла Джейка, обрадованная предстоящей свадьбой дочери, хотя и не без оттенка грусти. Ее дорогая девочка полюбила человека, который о ней будет заботиться и оберегать всю жизнь. Чего еще может пожелать мать? Но жить самой за его счет — это несколько другое…
Клэр все поняла, но Джейк тут же помог ей выйти из затруднительного положения:
— Через три недели я женюсь на вашей дочери. И вы, нравится вам это или нет, становитесь членом моей семьи. Ну сами подумайте, какой человек — особенно в моем положении — может допустить, чтобы кто-то из его семьи жил в квартирке на окраине Лондона?
Очень скоро появился чудесный Ларк-Кот — тедж; его отделали и обставили со всеми удобствами, наняли Салли Хардинг, женщину прямолинейную, но добрую. Все это — как и фиктивный брак — проносилось мимо Клэр как на экране. Теперь все изменилось. Наследство дядюшки сделало мать богатой и независимой…
Нетерпеливый стук в дверь спальни заставил Клэр отвести глаза от окна. Зимние сумерки уже сгустились, и все это время она смотрела в темноту. Моргая, она уставилась на вошедшего в комнату Джейка. Непроницаемое лицо, глаза пронизывают насквозь, а голос, когда он заговорил, был жестким:
— Лиз уже давно сидит во главе стола и жадно поглощает глазами чайник. Салли — тоже. Могу я пригласить тебя к столу, чтобы избавить их от мучений?].
Клэр медленно поднялась. Надо же, она совсем потеряла счет времени… И даже не учуяла аромата приготовленных Салли домашних бисквитов и других изысканных деликатесов.
Она вздохнула, и он это услышал. Его глаза сузились. Галантно пропустив ее в дверь, он заговорил, и металл в его голосе ударил по ее натянутым нервам:
— Радость Лиз по поводу неожиданно свалившегося на нее наследства настолько очевидна, что я не нашел в себе сил настаивать на том, чтобы она по-прежнему оставалась на моем иждивении. Как бы там ни было, — продолжал он, причем его губы вытянулись в нитку, — это не дает тебе повода для развода. Для него есть только одна причина, не забывай.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Оранжерея счастья - Гамильтон Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Оранжерея счастья - Гамильтон Диана



чудо как интересно,очень довольна
Оранжерея счастья - Гамильтон Дианаatevs17
4.01.2012, 13.50





замечательний роман
Оранжерея счастья - Гамильтон Дианатана
5.01.2012, 13.58





Мне не понравился, нудный роман. Еле прочла, все мечтала найти интригу, она оказалась в самом конце, остальное муть и нудятина 5/10.
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаИрина
7.01.2012, 9.14





Не могу понять, чего так изводить героев и читателя? И накал страстей есть и отношения выстраиваются, а долгожданной развязки не наступает. Нет сметающей на своем пути, ликующей кульминации . Обещали одно, а дали...
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаВесна
2.02.2013, 21.59





Хороший роман. Полностью соответствует жанру традиционного любовного женского романа. 9 из 10
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаВалентина
13.12.2013, 2.29





Бред какой то
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаАкулина
13.12.2013, 8.43





Что за самобичевание героев, ))) нудятина!
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаМама Евы
13.12.2013, 20.40





Вот вот. Нудятина самая что ни на есть. Зачем вообще такое переводить то?
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаА
19.05.2014, 5.13





Начало неплохое, но уж сильно много тягомотины. Одни и те же переживания героини всю книгу
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаAnn
1.12.2014, 17.53





Единственное, что не понравилось в поведении Клэр - это то, что она придралась к тому, что Джейк употребил слово "любиЛ", в прошедшем времени, а так роман отличнейший! 10 из 10.
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаКошечка Джози
31.12.2014, 22.37





Тупость главной героини - от автора, это однозначно. Во всех своих романах автор награждает героинь именно этим главным качеством, а если к этому присовокупить инфантилизм, хамство, иждивенчество, трусость (не борются за свою любовь), то вообще непонятно, почему мы читаем эту бредятину... Может, потому что и сами недалеки от подобных героинь, а, возможно, просто хотим почитать сказки для взрослых, чтиво,в котором нет логики, нет идеи, вообще ни одной рациональной мысли. Тогда да, подобные "произведения" имеют право на существование. но все же... Ну что стоит авторам хоть немного постараться? пойти нам, читательницам, навстречу, сделать свою писанину хотя бы удобоваримой?
Оранжерея счастья - Гамильтон ДианаВечно недовольная (отсутствием ума и логики у авторов)
6.08.2015, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100