Читать онлайн Испытание любви, автора - Гамильтон Диана, Раздел - ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Испытание любви - Гамильтон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.34 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Испытание любви - Гамильтон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Испытание любви - Гамильтон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Диана

Испытание любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Сквозь стеклянные двери Оливия видела, как Хью Колдвелл крадучись вышел из палаты. На его бледном лице багровел огромный синяк.
Натан стоял на противоположной стороне благоухающей цветами комнаты для посетителей, глядя в одно из длинных окон.
Оливия не знала, как нарушить молчание и сказать ему, что Хью ушел, что миссия Натана завершена. Она дрожала. Холод шел откуда-то изнутри. Она обхватила себя руками, но не надеялась согреться. Больше ей уже никогда не будет тепло по-настоящему, она не будет ощущать себя живой.
Час назад, подняв Хью с пола, Натан потащил его – в машину и затолкал на заднее сиденье. Потом сам сел рядом с Оливией и спросил, в какой больнице лежит Ванни. Лицо его было белым.
Оливия не знала, до чего же они договорились. Хью был в палате более двадцати минут. Там же присутствовал Джеймс.
Когда она, Натан и Хью появились в больнице, у Джеймса глаза полезли на лоб.
– Нам показалось, что Хью – единственный, кто может все расставить по местам, – сказала она. – Он автор всех этих слухов. Он сделает все, что сможет. Как она?
Джеймс оторвал свой презрительный взгляд от угрюмого лица брата.
– Немного успокоилась. Ей сделали два укола. – Он ненавидяще посмотрел на Хью. – Как я не догадался, что за всем этим стоишь ты? Если ты сейчас начнешь врать…
– Он не начнет. – Натан заговорил впервые за все это время и своим тоном как бы вновь предупреждал Хью. Джеймс с восхищением взглянул на него и подтолкнул брата вперед по тихому коридору, устланному ковром.
Оливия и Натан молча направились в комнату для посетителей.
Натан задумчиво смотрел в окно, занятый своими собственными мыслями. Оливия встала у двойных стеклянных дверей. Она ждала.
Увидев медсестру, а потом Хью, Оливия не могла понять, что произошло. Позовут ли ее попытаться убедить давнюю подругу, что у нее с ее мужем никогда не было никакого романа?
День казался бесконечным. Одно переживание за другим. Она посмотрела на Натана, молча призывая, чтобы он заговорил с ней, сказал хотя бы слово, нарушил молчание. Но он продолжал стоять к ней спиной. Он, казалось, был совершенно погружен в свои мысли. Плечи его были напряжены. А когда Оливия повернулась, дверь распахнулась, и в комнату ворвался Джеймс. Вид у него был хмурый.
– Я убью эту крысу!
Оливия схватилась за горло, в глазах – паника.
– Он не сказал ей? Она ему не поверила?
– С этим все в порядке. – Лицо его смягчилось. – Он все рассказал ей, со всей своей язвительностью. Начал с самого детства, сказал о своей ревности, пригрозил, что доберется до меня. И до тебя… за то, что отшила его, когда он сделал тебе предложение. Ты никогда мне об этом не рассказывала! – Джеймс обнял Оливию за плечи. – Его неприкрытая злоба убедила Ванни, что он, наконец, говорит правду. Я бы свернул ему шею за все, что он сделал!
– Итак, ваша жена счастлива? – прохрипел Натан. – Надеюсь, вы позаботитесь, чтобы ей не стало хуже. – Он направился к двери. – Если Хью сделал все то, о чем я его убедительно просил, то мне нет смысла здесь дольше оставаться. Оливия, ты идешь или предпочитаешь остаться?
Джеймс начал что-то говорить, но Оливия уже его не слышала. Натан, не останавливаясь, шел через приемное отделение, как будто ему было все равно – пойдет она с ним или нет. Она догнала его уже у машины. Открывая дверь, он бросил на нее равнодушный взгляд.
Оливия поняла, что не сдержит слезы и разрыдается, если попытается прервать молчание. Внутри у нее все заледенело. Но, тем не менее, ей и Натану придется поговорить об их будущем. Хотя о каком будущем может идти речь? У них не было будущего. Теперь она в этом уверена.
Как только они вернулись домой, Натан сразу же пошел наверх. Он прошел мимо с каменным лицом, не обратив на нее никакого внимания, как будто ее и не было.
Контролируемая агрессия, подумала Оливия, но заставила себя пойти за ним. Ноги ее как будто налились свинцом.
Натан собирал свои вещи, методично складывая их в открытый чемодан.
– Что ты делаешь?
Оливия понимала, что задала глупый вопрос. Было совершенно ясно, чем он занимался. Голос ее стал каким-то чужим. Она вся дрожала. Пропасть между ними уже нельзя было преодолеть. Оливия никак не могла осознать скорость, с которой все это произошло. Неужели их любовь, такая красивая, так быстро умерла? От этой мысли становилось страшно.
– Я перееду в гостиницу, – сказал Натан, не поднимая глаз, и резким движением закрыл чемодан. – За остальными своими вещами зайду через день или два. Постараюсь прийти, когда ты будешь на работе. Что же касается остального… утомительных деталей… – Он небрежно махнул рукой. – Думаю, с этим разберутся наши адвокаты. О тебе и твоем ребенке позаботятся.
Все. Конец. Глупо, но она надеялась, хотя надежды не было никакой, что они все-таки смогут найти способ…
Теряя силы, Оливия прислонилась к двери, закрыла глаза, скрывая боль. Ужасную, бесконечную, нескончаемую боль.
– Это и твой ребенок, – прошептала она.
Она не знала, что хуже: то, что он уходил от нее, уходил в гостиницу, в которой всегда раньше останавливался и где сейчас жила Саша Ли, или то, что он отказывался от своего собственного ребенка.
– Давай не будем устраивать из всего этого мелодраму. – Голос Натана изменился. По его тону Оливия поняла, что он старательно сдерживает свои чувства, пытается скрыть их. – Все кончено. Я достаточно взрослый человек, чтобы пережить потери и продолжать жить. А ты? Ты, должно быть, знала, что это произойдет. Подобный поворот событий не стал для тебя неожиданностью.
Натан говорил так, будто их расставание неизбежно, всегда было неизбежным, будто с самого начала дни их совместной жизни были сочтены. А может быть, со дня появления в его жизни этой блондинки, этой «бомбы», взорвавшей их счастье? Натан предупреждал Оливию, что его признание причинит ей боль. Едва ли ей придется испытать боль сильнее нынешней.
Оливия подняла опухшие веки. Ее голубые глаза блестели от невыплаканных слез.
– Объясни мне, почему… – потребовала она и почувствовала глубокую обиду, увидев в его серебристых глазах раздражение, с каким он взглянул на часы.
– Начать с самого начала? – возмутился он. – Не упуская деталей? – Натан распрямил плечи и набрал воздух в легкие. – Все началось в ту минуту, когда мы услышали слова этого негодяя. Прежде никогда в жизни я никого не ревновал. Я стал презирать себя за те чувства, которые испытывал к этому сукину сыну, Джеймсу Колдвеллу. Я не уставал повторять себе, что ошибаюсь, что у тебя, вероятно, были основательные причины, чтобы поступать так, как ты поступала: во-первых, не позволить мне предпринять какие-либо шаги в отношении случившегося и не дать слухам разрастись. Кроме того, ты отказалась ради меня бросать работу, всегда бежишь к нему, когда бы он ни позвонил, позволяешь ему целовать себя…
Оливия смотрела на Натана, не моргая. Ведь это он убежал, а вовсе не она. Убежал к другой женщине, а сейчас обвиняет ее! Это было просто непостижимо.
– И последней каплей… – Натан проскрежетал зубами, – было твое признание в моем присутствии, что этот подонок говорил правду. У тебя с Джеймсом Коддвеллом был роман, который продолжается до сих пор. – Натан поднял чемодан. – Теперь все позади, и не будем к этому возвращаться.
Натан стоял перед Оливией, собираясь покинуть этот дом, покинуть ее, забыть, что когда-то любил ее. Но ведь он все неправильно понял!
– Нет, – сказала она, пытаясь справиться со своими эмоциями. – Нет. У меня с Джеймсом никогда не было романа. Он – мой босс, мой друг. И ничего больше. Я призналась… совсем в другом. – Оливия с трудом выдавливала из себя слова, но она понимала, что должна сказать все. – Я убила своего первого мужа. Я убила Макса! Это правда! – произнесла она, вся дрожа и едва дыша.
Все ужасные события той страшной ночи промелькнули у нее перед глазами, и она закрыла лицо руками. Но Натан развел их и пристально посмотрел на нее.
– Ты понимаешь, что говоришь?
Она молча кивнула. Зубы ее стучали. В лице не было ни кровинки.
– После того как это случилось, я думала, что сойду с ума. Я места себе не находила. Неделю не была на работе… Похороны… и все, что с этим связано. Но, вернувшись на работу, не выдержала и все рассказала Джеймсу. Я пыталась удержать себя, но не смогла. Думаю… Хью все подслушал. Джеймс настоял, чтобы я какое-то время пожила в их доме, с ним и Ванни. Думаю, что без них я бы не пережила случившегося. Я перед ними в очень большом долгу. Но даже если бы и питала к Джеймсу какое-то чувство, кроме дружбы, то бы все равно скрыла его. Я бы никогда не смогла причинить боль Ванни.
Оливия так дрожала, что едва держалась на ногах. Натан молча поднял ее и уложил на кровать, укрыв пледом. Он вышел из комнаты и через несколько минут вернулся с бокалом бренди в руке.
– Выпей вот это.
Увидев бокал, она покачала головой. Взгляд ее задержался на его тонких и крепких пальцах, которые когда-то ласкали ее. Больше он уже никогда не прикоснется к ней.
– Я чувствую огромную вину. – Оливия в отчаянии посмотрела на Натана.
Он протянул ей бокал и заставил выпить. Обжигающий напиток ударил ей в голову, и она закружилась. Оливии показалось, что в серых глазах Натана промелькнуло сострадание, сочувствие. Но не ошиблась ли она? Ведь такого просто не может быть.
Натан сел рядом с ней и поправил плед. Она не понимала, почему он так добр. Ведь ее признание должно было оттолкнуть его. Еще совсем недавно он стоял на пороге и собирался уйти из этого дома, променять ее любовь на незатейливые удовольствия, которые могла предоставить ему Саша, ее податливое тело.
– Единственный способ освободиться от чувства вины – это полностью во всем признаться. Властям. Нужно… – его голос немного дрогнул, но через секунду вновь обрел твердость, – расплатиться по долгам. Уверен, у тебя были веские причины для того, что ты сделала. Не могу поверить, что ты способна обидеть какое-нибудь живое существо. А убить человека… Это должна быть какая-то чрезвычайная ситуация… Мы во всем разберемся, дорогая, наймем первоклассных адвокатов.
Оливия нахмурилась и коснулась пальцами висков. Голова ее шла кругом.
– Следствие… Решение суда присяжных – смерть в результате несчастного случая… В машине у пассажира не было воздушной подушки, только у водителя, но, если бы я была более внимательна, сосредоточенна, этого никогда не случилось бы. Та, другая машина ехала прямо на меня. Я должна была свернуть, но стена… Я должна была ее видеть…
Оливия начала рыдать, тихо, безнадежно. Натан прижал ее к себе.
– Он погиб в автокатастрофе? – спросил он, когда она выплакалась. В его голосе уже не было прежней суровости. – Расскажи мне об этом. Ты никогда не рассказывала мне о смерти Макса. Вообще очень мало о нем рассказывала. Вероятно, ты не делала этого, потому что до сих пор скучаешь по нему? Мне не хотелось заставлять тебя говорить о твоем первом браке. Я ждал, когда ты сама захочешь это сделать, когда будешь готова. Расскажи мне сейчас.
– Мы абсолютно не подходили друг другу. Два разных человека, – прошептала она, уткнувшись Натану в рубашку. Она не понимала, почему он прижимал ее к себе, но ей не хотелось от него отрываться. Сейчас все было так, как прежде, как будто между ними никогда не возникало никаких осложнений. Чем дольше Оливия сможет сохранить эту иллюзию, тем в большей безопасности она будет себя чувствовать. – Макс поразил меня с первого взгляда. Он был полон жизни и энергии. Но прошел год со дня нашей свадьбы, и я поняла, что мы совершили ошибку и едва ли из нашего брака что-либо получится. Но я не сдавалась. Я решила, что если вышла замуж, то должна как-то приспосабливаться. Макс все время начинал какое-нибудь новое дело, ничего серьезного, выбрасывал наши деньги на ветер. Оглядываясь назад, я понимаю, что все могло быть по-другому, если бы я вела себя иначе. Мне следовало бы помогать ему, уберегать его от бессмысленных действий, успокаивать. Бог свидетель, одна из его затей вполне могла бы принести ему прибыль, и он бы имел успех, к которому всегда так стремился.
– Но я!.. Я ничего этого не делала! – Ее тон выражал презрение к самой себе. – Я решила, что один из нас должен иметь постоянную, хорошо оплачиваемую работу. И этим человеком должна была стать я. Я работала круглыми сутками, и мы почти не виделись. В результате… – Голос Оливии на мгновение затих. – Совсем недавно меня поразила мысль, что мое настоящее очень схоже с моим прошлым. Я увидела некую параллель. Решив остаться работать в компании и помочь Джеймсу, считая это правильным шагом, я совсем не подумала о нас, о том, как мое решение скажется на наших отношениях.
Оливия подняла голову и дрожащими пальцами откинула волосы с лица.
– Я собиралась сказать Джеймсу, что ему придется работать без меня. Незаменимых нет. Он вполне может самостоятельно разобраться с тем, что натворил Хью, и восстановить доброе имя компании. Тебе я нужна больше. – Она почувствовала, как Натан еще крепче прижал ее к себе. – Но все… пошло не так.
Натан встретил Сашу.
Оливия сжала губы. Она не станет больше плакать. Никогда! У нее не было сил смотреть Натану в глаза. Этот взгляд слишком остро напоминал ей о том, что она потеряла.
– Ты хотел знать, как все кончилось… – продолжила она. – Во всем была виновата только я. Если бы я была другой, была бы партнером своему мужу, вероятно, все было бы иначе, не так плохо. Однажды он познакомился с женщиной, которая писала книги из серии "Помоги себе сам". Она убедила его основать небольшую издательскую компанию. Макс решил, что это великолепная идея, и даже заложил наш дом, чтобы собрать средства для ее осуществления.
Впервые я услышала об этом проекте в тот злосчастный вечер. Макс пригласил эту женщину поужинать в ресторане и обсудить дела. Он позвонил мне из ресторана и попросил заехать за ним. – Оливия вздохнула и почувствовала крепкое объятие Натана. – Мы высадили нового делового партнера Макса у ее дома. Максу захотелось сесть за руль, но я ему не позволила. Он слишком много выпил.
Когда мы остались одни, он сказал мне о закладной на дом, сказал, что ему нужны еще деньги, много денег, чтобы начать проект. Он говорил, чтобы я попросила в долг у Джеймса. Но я знала, что Макс никогда не сможет вернуть долг, что все его деньги утекут сквозь пальцы, как это было уже множество раз. Поэтому я отказала ему. Он меня ударил. – Оливия посмотрела на Натана. – Это было не в первый раз. Он и раньше бывал жестоким. Правда, потом очень сожалел и просил прощения, умолял. Я всегда прощала, но как-то предупредила его: если такое повторится, я уйду от него.
Больше он не поднимал на меня руку, но я всегда этого боялась. А в ту ночь… – Шепот Оливии ясно звучал в тишине комнаты. – Я вела машину. Мне бы следовало остановиться. Выйти из машины. Оставить Макса одного. Но когда он ударил меня, что-то внутри меня взорвалось. Я понимала, что он пьян, что жестокость, которую он сдерживал, вырвалась наружу. От нее было некуда деться. Я физически ощущала ее!
Я сказала Максу, что с меня достаточно. Я ухожу от него. Я не собираюсь быть девочкой для битья, на которой он будет вымещать всю свою злость. Тогда он снова меня ударил. У меня закружилась голова, и тут из-за угла вынырнула эта машина… И Макс погиб. – Оливия подняла руки и закрыла лицо. Она горько раскаивалась. – Я до сих пор вижу покореженную машину. Его тело пришлось вырезать из нее. Во всем виновата я. Во всем.
– Дорогая, не терзай себя. – Натан взял ее руки в свои.
Оливия смотрела на него недоуменными глазами. Те же самые слова говорил ей Джеймс, только в них не было нежности и ласки Натана. Она не понимала, почему он вкладывал столько чувства в свои слова. Вероятно, жалел ее. Но она не нуждалась в его жалости.
– Макс сам выбрал свой путь. Сомневаюсь, что ты могла бы что-либо изменить, – осторожно сказал он. – Все эти годы, пока вы были вместе, он обижал тебя, заставлял тебя брать ответственность за вас обоих. Ты настолько привыкла к этой ответственности, что винишь себя за его смерть. Это была дорожная авария, а причиной ее было то, что он тебя ударил. Если бы он этого не сделал, ничего бы не случилось. Так что он сам повинен в своей смерти. Он сам убил себя. Поверь мне.
Оливия моргнула, и на ее ресницах заблестели слезы. Натан нежно смахнул их пальцем.
– Поверь мне, Ливи, – повторил он.
Она кивнула головой и закусила губу. Тяжесть вины свалилась с плеч. Она верила Натану. Всем сердцем.
Он помог, Оливии снять с ее души камень.
Оливия заглянула в глубину сверкающих глаз Натана, и у нее перехватило дыхание. Как она его любит! Безмерно! Ей хотелось кричать о своей любви, но она себя сдержала.
– Спасибо, что выслушал. Ты даже не представляешь, как мне помог, – сказала Оливия и, выпрямившись, силой заставила себя вырваться из объятий Натана. Пришла пора прощаться, подумала она и уже была готова подняться с кровати. Но руки Натана обвили ее, и он снова привлек ее к себе. Потом наклонился и снял с нее туфли.
Она ничего не понимала.
– Что ты делаешь?
– Забочусь о тебе. Этого давно никто не делал.
– Я сама могу о себе позаботиться.
– Ты всегда так говоришь. Но я почему-то тебе не верю. – Натан улыбнулся, и эта красивая улыбка, как всегда, возбудила Оливию. Ее бедное сердце екнуло.
Натан начал расстегивать ей юбку. Для Оливии это было сладостной мукой. Она вспомнила счастливые времена их любви. Сказочные времена. Но она оттолкнула его руки.
– По-моему, ты собирался куда-то идти?
– Я решил уйти, так как мне показалось, что ты призналась в своем до сих пор продолжающемся романе с Джеймсом. Я решил, что миру, в котором я жил, пришел конец. Но сейчас я здесь, рядом со своей женой. – Юбка Оливии была расстегнута, и Натан принялся за пуговицы на ее блузке. – И хочу уложить тебя в постель, обнять тебя и приласкать.
– Нет! Ты не можешь этого сделать! Я тебе не позволю! – Она ударила Натана по пальцам.
Это была пытка. Она не желала его жалости. Она отказывалась от его ласк на одну ночь, последнюю ночь только из-за жалости к ней. – Ты собирался уходить к той женщине. Не заставляй ее ждать! Я не хочу, чтобы она ждала тебя из-за меня!
– Какой женщине? – Он задумался, глядя на пуговицы ее блузки, но через мгновение поднял голову и посмотрел на раскрасневшееся, злое лицо Оливии. – О Боже! – воскликнул он, тяжело вздохнув. – Она! А я совсем забыл!
– Господи, то-то ей будет приятно! – фыркнула Оливия. – Мне кажется, она считает себя незабываемой. Как она будет разочарована, когда узнает, что таковой не является!
– Дорогая! – прохрипел он, крепко обнимая ее. – Я хотел признаться тебе и сделаю это сейчас. Ты попытаешься простить меня? Обещаешь? – шептал он, уткнувшись в ее волосы.
Оливии в какой-то момент захотелось оттолкнуть его, но она передумала и, наоборот, еще крепче прижалась к Натану. Им было так хорошо вдвоем! Если он позабавился с этой грудастой блондинкой и теперь сожалел об этом, чувствовал угрызения совести и был совершенно искренен, то она его простит. Она слишком любила его, чтобы поступить иначе.
– Саше Ли, секретарю, временно работавшему со мной в Гонконге, пятьдесят лет. Она замужем, счастлива. Очень скоро у нее появится первый внук.
– Ты бесстыжий лгун! – Оливия, покраснев, бросилась на Натана с кулаками. Она видела эту женщину собственными глазами! Она не слепая!
Натан не шелохнулся.
– А Саша Ли, с которой я тебя познакомил, – актриса. Я нанял ее в агентстве. У меня появилась эта достойная порицания идея, потому что тогда ты бросила телефонную трубку, не разобравшись, в чем дело. Ты ревновала, услышав женский голос и решив, что эта женщина провела со мной всю ночь.
Я улетел в Гонконг в жутком настроении из-за того, что ты согласилась продолжать работать с Колдвеллом. После того как ты позвонила, но отказалась говорить со мной, я понял, что не могу быть вдалеке от тебя ни секунды.
Я свернул все дела и вылетел домой, но в Лондоне обнаружил, что ты с Джеймсом в Италии. Когда я увидел, как он привез тебя домой и поцеловал, мне пришла в голову идея проучить тебя твоею же плетью. Я нанял «секретаря» и познакомил вас. Помнишь тот вечер, когда ты застала ее спускающейся по лестнице? Я попросил ее сделать это, когда услышал, как ты открываешь ключом дверь. С тех пор я ее больше не видел. Я чеком расплатился с агентством за ее секретарские услуги. Вот и все.
Оливия откинула голову и заглянула Натану в глаза.
– Но ведь она приходила сюда… Ты говорил о салате на обед… До сих пор помню запах ее духов, которым пропитался весь дом.
– Я купил флакон духов, которыми она пользовалась, – робко признался Натан, – и разбрызгивал их по всему дому к твоему приходу. Я возненавидел этот запах! Сердце мое, я так тебя люблю! Зачем же мне засматриваться на других женщин?
Оливия с нежностью обхватила руками его лицо и вдруг вспомнила, что остановило его от признания в первый раз. Глаза ее затуманились грустью.
– Ребенок. Наш ребенок. Я знаю, ты сторонник планирования семьи. Тебе хотелось обзавестись ребенком когда-нибудь в будущем, когда у тебя появится желание осесть на одном месте. Я же подвела тебя. Но уверяю, здесь не было никакого злого умысла. Я просто забыла о таблетках и не принимала их. Неужели это такая страшная проблема?
Вместо ответа он опрокинул ее на подушки и прижал к матрасу, восхищенно глядя ей в лицо.
– Существует одна-единственная проблема: простишь ли ты меня за то, что я сделал? Меня сжигала ревность. Я не отдавал отчета в своих поступках. Не задумывался. Когда бы ни родились наши дети, мы всегда будем им рады. – Кончики его пальцев коснулись ее мягких губ. – В прошлом мне постоянно приходилось самоутверждаться, доказывать свое «я». – Голос Натана стал серьезнее. – Снова и снова. Одного раза было мало. Я считал недостаточным быть самым лучшим. Я должен был стать лучше самого лучшего. Теперь же хочу только одного: самоутвердиться в твоих глазах, доказать тебе свою любовь. Создать вместе с тобой любящую семью. Только с тобой. Теперь, когда я знаю, что между тобою и Джеймсом ничего нет, я считаю, что ты можешь остаться на работе, если действительно этого хочешь.
– Любовь моя, за все это я прощу тебе что угодно. – Оливия потянулась к Натану и обвила его шею руками. В глазах его была неприкрытая страсть. Оливия покачала головой. – Всего один месяц. Я не могу нарушить контракт. Хью здорово подставил Джеймса. Он брал взятки с наших конкурентов и лишал нас заказов. Джеймс хотел, чтобы я ему помогла, но я думаю, что он сам со всем справится. Через месяц я буду работать с тобой. – Оливия улыбнулась Натану. Он снова стал для нее центром Вселенной. Он был всем, чего она когда-либо хотела или на что надеялась. – Мы возвращаемся на свой прежний путь, – с облегчением вздохнула она, зная, что это чистая правда.
– И никогда с него не свернем, – подтвердил Натан и жадно накрыл ее губы своими.
* * *
– Их вполне можно было бы принять за двойняшек, – заметила Ванни, глядя любящими глазами на двух темноволосых маленьких мальчиков, играющих на зеленой лужайке.
– Да, вполне. – Оливия радостно смотрела на то, как резвятся малыши. Джеймс Колдвелл Второй родился на семь месяцев раньше ее драгоценного Гарри, но Гарри очень быстро догнал своего приятеля. В два года он был даже немного выше и крепче Джеймса. Малыш был очень похож на своего красивого отца.
Ванни откинулась на спинку шезлонга, опустив руки.
– Здесь – рай. Я все время говорю Джеймсу, что нам нужно переехать в пригород. Конечно, в Лондоне прекрасно, но с детьми лучше жить за городом. Еще часика два, и нам, к сожалению, придется возвращаться.
– Я думаю, через три, – улыбнулась Оливия, подставляя лицо теплым лучам послеполуденного солнца. – Анжи и Эдвард пригласили нас всех на чай, а ты знаешь, какими долгими могут быть ее беседы!
Родители Натана были в восторге, когда он купил поместье Грейндж. Но еще большую радость им принесла новость, что очень скоро они станут бабушкой и дедушкой. Из них получились замечательные няньки, которые никогда не отказывались посидеть с малышом, если Натану и Оливии хотелось побыть наедине.
Думая о своем замечательном муже и о жизни с ним, Оливия широко улыбнулась, открыла глаза и увидела приближающихся Натана и Джеймса. Они вышли из сада, где устанавливали качели для своих сыновей. С тех пор как грязная ложь Хью была разоблачена, эти мужчины стали добрыми друзьями. А когда родился Гарри, семейство Колдвеллов частенько проводило выходные в поместье Грейндж.
Хью переехал жить в Португалию, где сотрудничал с каким-то сомнительным типом, занимаясь прокатом автомобилей и управляя кемпингом. Оливия была уверена, что он уже больше никогда не решится показаться в Англии.
Легко поднявшись с шезлонга, Оливия прошла по траве мимо Джеймса, который нес своего отпрыска жене, продолжавшей лежать в шезлонге. Гарри, радостно смеясь, бегал по лужайке так быстро, насколько позволяли его крепкие маленькие ножки. Натан, тоже смеясь, бегал за ним, делая вид, что не может его поймать.
Увидев Оливию, он остановился и, подняв на руки маленького шалуна, с нежностью посмотрел на Оливию. Освободив одну руку, он прижал жену к себе, наклонился и поцеловал в губы.
– Ты становишься прекраснее день ото дня. Я все больше и больше люблю тебя, – шепнул он. – Ты – мой мир. Нет, мы трое составляем наш собственный совершенный мир.
– Нам понадобится место для еще одного человека. – Оливия взяла руку Натана и приложила ее к животу. – Я выяснила это сегодня утром. Мне не терпелось сказать, но я ждала удобного момента, когда мы останемся с тобой наедине.
Счастливая и радостная улыбка Натана была доказательством того, что новости лучше, чем эта, Оливия не могла ему сообщить. Он с жаром поцеловал ее. Гарри, глядя на отца, стал требовать для себя того же. Почувствовав в поцелуе мужа страсть, Оливия поняла, что он ждет не дождется того часа, когда, оставшись с ней наедине, по-настоящему сможет еще раз доказать ей свою любовь.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Испытание любви - Гамильтон Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Испытание любви - Гамильтон Диана



Роман такой напряженный! Мне понравилось!
Испытание любви - Гамильтон ДианаЛилия
12.06.2013, 14.17





Да согласна предыдущим коментом,роман напряженный, но не смотря на это можно почитать, мне понравилось.
Испытание любви - Гамильтон Дианароза
29.01.2014, 19.52





хороший роман 10 из 10
Испытание любви - Гамильтон ДианаЛюбовь Владимировна
22.05.2014, 19.43





интересный и действительно держит в напряжении,почти до конца.хотя я уже догадалась чем все кончится в конце романа. 8 баллов.
Испытание любви - Гамильтон Дианачитатель)
22.05.2014, 23.22





Да согласна с предыдущими коментариями, что рассказ держит в напряжении, но за то какой финал.
Испытание любви - Гамильтон ДианаАнна Г.
10.09.2014, 19.22





Да , роман держит в напряжении и не очень приятном . Если бы не счастливый конец , который все сгладил , мнение о романе было бы не самое лестное .
Испытание любви - Гамильтон ДианаMarina
11.09.2014, 7.24





"Жестокость ей была ненавистна в любой форме"- ах как ужасно. Героиня просто идиотка, проглатывает все, что ей скармливают. Нет чтобы спасать свой брак, думает о чем не нужно бестолочь. Роман просто раздражает.
Испытание любви - Гамильтон ДианаАнна
16.11.2014, 9.31





Хороший роман
Испытание любви - Гамильтон ДианаЕлена
22.11.2015, 19.16





Глупость, ревность и недоверие способны погубить любые отношения. Герои явно не дорожат друг другом, страсть между ними чувствуется, а вот есть ли любовь? От романа остался неприятный осадок: 4/10.
Испытание любви - Гамильтон ДианаЯзвочка
22.11.2015, 22.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100