Читать онлайн Безумная страсть, автора - Гамильтон Диана, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Безумная страсть - Гамильтон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.17 (Голосов: 110)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Безумная страсть - Гамильтон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Безумная страсть - Гамильтон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гамильтон Диана

Безумная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Проснувшись, Бет сообразила, что лежит на двуспальной кровати одна. Уже многие месяцы она не спала так глубоко и спокойно. Теперь она села в постели, подложив под спину подушки.
Бет невольно улыбнулась и закусила губу, чтобы не рассмеяться. Спокойнее, сказала она себе, отнесись ко всему спокойнее.
Но мысли не слушались и быстро сменяли одна другую, словно у нее в голове открыли какой-то клапан. Остановить их было невозможно, и она позволила своим мечтам и надеждам свободно сливаться в одно прекрасное целое.
Этой ночью Чарльз показал, что все еще нуждается в ней. Хотя она и не Занна, но она его жена и будущая мать его ребенка. Им было хорошо и спокойно вместе, несмотря на то, что от их брака осталась только внешняя сторона и они давно жили отдельно, избегая близости.
Может быть, больше не надо возвращаться к прошлому?
Дневной свет пробивался сквозь бархатные шторы, но Бет решила остаться в постели, чтобы хорошенько все обдумать.
Ей нужно серьезно поговорить с ним. Может, она не права, что так старательно прячется в возведенной ею самой крепости. Если они откровенно поговорят о его чувствах к Занне, то, возможно, лучше поймут друг друга.
Может быть, ее вторичный уход убил его любовь? Бет могла только надеяться и молиться, чтобы это было так. Если это правда, то она перестанет жить словно на острие ножа, перестанет бояться, что другая женщина придет и заберет его себе, а ей надо будет признать, что ее любовь с самого начала была обречена. Если это правда, то ей больше не нужно будет подавлять свои чувства.
Раньше она боялась спросить его, боялась услышать правду о Занне и Гарри, о том, что он хочет остаться с ними. Она боялась, что правда будет означать новую боль и унижение, которые у нее недостанет сил перенести.
То, каким он был с ней этой ночью, то, как он заботился о ее покое и удобстве, дало ей новые силы и уверенность в себе. Теперь она почувствовала себя достаточно смелой, чтобы открыто поговорить с ним.
Резкий стук в дверь возвестил, что миссис Пенни принесла на подносе завтрак. Мысли Бет оборвались, она потянулась и громко поздоровалась.
Сейчас она чувствовала себя уверенней, чем когда-либо, включая первые месяцы их брака, когда она надеялась, что заставит Чарльза полюбить себя. Теперь ей не нужно гадать и ворожить по звездам, солнцу и луне. Она надеялась, что они смогут достичь взаимопонимания и создать прочную основу для своей семьи. А гороскопы пусть остаются гадалкам.
— Завтрак в постели! И до полудня вы можете не вставать. Таков приказ Чарльза. — Экономка поставила поднос ей на колени и подошла к окну раздвинуть шторы. — Он уехал в банк и просил передать, что вернется к ланчу и чтобы вы не беспокоились, если он задержится.
— Я не беспокоюсь, — заверила ее Бет. — Вы мне скажете, когда он вернется?
— Обязательно. Ешьте яйца. — Миссис Пенни взглянула на нее с довольным видом. — По правде говоря, я так счастлива видеть вас здесь. Терпеть не могу, когда супруги спят отдельно. — Она подбоченилась. — Может, это и считается современным и цивилизованным в некоторых кругах, но, по мне, это просто ненормально. Думаю, вам не следует пить апельсиновый сок.
Ничего не ускользнет от глаз миссис Пенни! — сказала себе Бет, принимаясь за яйца с гренками. Она точно связала исчезновение молодой хозяйки и ее странные отношения с Чарльзом с июньским приездом Занны.
Она даже не пыталась скрывать неудовольствие, заметив поразительное сходство Гарри с отцом. Она так долго проработала в Южном Парке, что считала себя членом семьи и не боялась выражаться открыто. Бет отставила поднос и спустила ноги с кровати. Нет смысла вспоминать прошлое, если она хочет построить новую жизнь с Чарльзом. Им нужно поговорить, она должна сказать ему, что ей нужна уверенность в том, что его любовь к Занне — в прошлом и никогда не возродится, и что она хочет забыть все, что случилось, и постараться сделать их брак полезным для обоих.
Она так старалась разлюбить его и уже поверила было, что это удалось. Но стоило ему уделить ей немного внимания, а ей провести ночь в его нежных объятиях — и она поняла, что ошибается. Ей легче не дышать, чем перестать любить его.
Словно в ответ на ее радостное настроение, погода исправилась: день был ярким и свежим, по-настоящему весенним. Не в силах работать или, как велел Чарльз, отдыхать, Бет набросила пальто на легкое шерстяное платье, купленное в Лондоне и до сих пор не надеванное, и вышла из дома.
Дул легкий прохладный ветерок, но солнце светило ярко. По ослепительно голубому небу плыли легкие облачка. Пройдет месяц, и на деревьях распустятся почки, но уже сейчас было заметно, как они набухли.
Бет решила набрать цветов и украсить ими стол — это поможет ей скоротать время до возвращения Чарльза и предстоящего разговора, одна мысль о котором нервировала ее. Не успела она сойти с посыпанной гравием дорожки на обочину, как из-за поворота появилась маленькая ярко-красная гоночная машина.
Стараясь избежать столкновения, Бет поскользнулась и теперь поднималась с колен, вся красная от смущения, и принялась отряхивать стебли и грязь с пальто, изумленно глядя на машину, которая дала задний ход.
Через низкие окна спортивной машины Бет видела дорогие чемоданы на пассажирском сиденье и длинные женские ноги, короткую юбку на стройных бедрах… Она молча смотрела, как эта женщина быстро вскочила и высунулась через открытый верх автомобиля:
— Можно подумать, что я побила все рекорды скорости, приехав сюда из Хитроу, чтобы сбить тебя на этой дороге! Прости, но тебя просто невозможно объехать: когда я носила Гарри, я не была такой толстой!
Бесстыдные, густо накрашенные глаза уперлись в Бет, которая продолжала обирать с себя травинки.
— Надеюсь, ты не ушиблась?
Бет молча помотала головой, почувствовав, как ее прорезала боль. Но сердце болело сильнее. Занна снова была здесь. Случилось то единственное, чего она боялась.
Прелестная, как всегда, чувственная, оживленная — как Чарльз сможет устоять перед ней?
Она закрыла глаза, а когда снова открыла, то Занна уже вылезла из машины и стояла перед ней, проводя рукой с ярко накрашенными ногтями по золотым волосам.
Гарри нигде не было видно. Бет не стала спрашивать о мальчике. Все, что она смогла промямлить, было:
— Хитроу? Ты прилетела из Франции?
Но Чарльз, конечно, не знал об этом. Не знал? Конечно, он будет так же поражен, как и сама Бет.
— Вообще-то из Испании. Мы несколько месяцев провели в Испании. — Занна повернулась и оправила на себе короткую обтягивающую юбку и экстравагантную курточку. Бет подумала, что она, должно быть, оставила сына на попечение какой-нибудь испанской няни, когда ею овладел внезапный импульс вернуться к Чарльзу и доказать еще раз, что он принадлежит только ей.
Но это не так! — закричало что-то внутри Бет. Он был влюблен в Занну, все это знали, даже собирался из-за нее оставить жену. Но он слишком серьезен, слишком чувствителен, чтобы еще раз бросаться с головой в этот омут. Нет сомнения, это так!
Занна театрально передернула плечами:
— Я слишком экзотична для английского климата. Запрыгивай, я подвезу тебя до дома.
Однако Бет только холодно на нее взглянула и отказалась.
— Я лучше пройдусь. Зачем ты приехала? Будто я и так не знаю, подумала Бет, и ее губы задергались. Занна склонила свою прелестную головку набок и окинула ее неласковым взглядом:
— Да ты просто фригидная стерва. Ничего удивительного, что Чарльз… — Она вздрогнула и не закончила фразу. Для Бет все стало совершенно ясно. — Можешь смотреть на меня как на гадюку, совсем как тогда в июне. Скоро ты узнаешь, зачем я возвратилась.
Она повернулась к машине, но в это время из-за поворота показалась машина Чарльза.
— Чарльз, милый! — Занна распахнула объятия и бросилась навстречу затормозившей машине. Бет сразу стало холодно, и она постаралась поплотней закутаться в пальто, чувствуя, как сильно забилось ее сердце. Теперь все зависело от его реакции, от того, как встретит он женщину, которая дважды бросала его.
Она видела, как он вышел из машины, захлопнув за собой дверцу, видела, как вздрогнули его широкие плечи в твидовом пиджаке. Потом лицо его расплылось в улыбке, он протянул руки и обнял хрупкую фигурку в зеленом костюме, крепко прижав ее к себе.
Ревность пронзила Бет. Она не могла больше ни секунды стоять и смотреть. Но все же Бет успела услышать радостный возглас Занны:
— Милый! Я вернулась! Разве это не прекрасно? Поцелуй же меня!
Это было невероятно, невозможно, и все же это происходило наяву. Занне достаточно было просто появиться, чтобы такой взрослый, такой уверенный в себе Чарльз Сэвидж повел себя как мальчишка. Бет не могла это вынести, ее затошнило, и она постаралась как можно быстрее добраться до дому.
Она встретится с ним еще только один раз, только чтобы сказать ему все, что о нем думает. После этого она уйдет. Никакие законы, никакие правила не смогут привязать ее к человеку, который ведет себя подобным образом.
Почти вбежав в дом, она закрыла за собой входную дверь и, стиснув зубы, прислонилась к ней. От гнева она не могла даже плакать. Все ее дурацкие надежды и планы на будущее разбились, потому что Занна Холл снова ласково на него посмотрела.
И это после его нежности прошлой ночью. Другой женщине достаточно было лишь улыбнуться ему, и он позабыл все — жену, обязательства, ответственность перед семьей!
Бет пошла вверх по лестнице, но, не пройдя и половины пути, согнулась от резкой боли. Позади нее появилась миссис Пенни со стопкой чистых отглаженных полотенец.
— Что с вами? Вы в порядке?
— Да, — простонала Бет и присела на ступеньки, — кажется, ребенок собирается появиться на свет.
— Без паники, — скомандовала миссис Пенни и положила кипу полотенец на стол, — лучше раньше, чем позже. Куда же подевался ваш муж?
— Понятия не имею. — Лучше солгать, чем объяснять, что он повстречал свою старую любовь на полдороге к дому. С ним покончено. Покончено. Единственное, что ее спасет, — это бегство.
— Как всегда, — проворчала миссис Пенни, поднимаясь вверх по лестнице. — Когда они нужны, их не сыщешь. А когда нужды в них нет — тут как тут, вертятся под ногами. Пошли. — Сильные руки помогли Бет встать на ноги. — Позвоните вашему отцу, пусть он отвезет вас в больницу. Я схожу за вашей сумкой. Не беспокойтесь.
Родов она боится меньше всего, грустно подумала Бет и подняла телефонную трубку, пока экономка пошла за сумкой, которую Бет упаковала неделю назад. Лучше, если ее отвезет отец. Она не хотела, чтобы Чарльз был рядом, потому что накричала бы на него, разволновалась бы, а это обязательно отразится на ее давлении.
Бет начала набирать номер, но не успела нажать и на две цифры, как новая схватка, еще более сильная, чем первая, заставила ее согнуться пополам и замереть, забыв обо всем.
Но все же отвез ее именно Чарльз. Он вошел в холл, одной рукой обнимая за плечи Занну, и немедленно оценил ситуацию.
Положив телефонную трубку на место, он принял сумку из рук миссис Пенни и вывел Бет на улицу, потом усадил на переднее сиденье автомобиля, припаркованного прямо перед дверями рядом с изящной спортивной машиной Занны.
— Я разрешаю тебе отвезти меня только потому, что это быстрее, — сквозь зубы пробормотала Бет, когда он обнял ее, — но после я не желаю, чтобы ты приближался ко мне.
Она стерла пот с верхней губы и заметила его непонимающий взгляд.
— Я не хочу брать на себя ответственность и отбирать у тебя твою любимую игрушку. Уверена, что вы получите массу удовольствия от совместных развлечений.
— Что, черт возьми, ты несешь? — Обеими руками он держал руль, они уже выехали на дорогу из главных ворот и теперь ехали по открытой местности. Его голос звучал напряженно, но у Бет и без того было о чем подумать, потому она продолжила:
— Ты прекрасно знаешь, о чем я! Я подслушала ваш разговор, ты помнишь? — Они въехали на арочный мост, и Бет подпрыгнула и вцепилась в сиденье. Пот заливал ей глаза, но скорость тут была ни при чем. Он ехал быстро, но уверенно. Эту дорогу он знал как свои пять пальцев, и риска никакого не было. Бет перевела дух и продолжала: — Когда она привезла твоего сына, чтобы повидаться с тобой, тебе надо было сразу же развестись со мной и жениться на ней. Я согласилась остаться только из-за беременности…
Бет снова пронзила боль, но она не обратила на нее внимания.
— Потом она снова ушла от тебя, не так ли? Знаю, она говорила, что устала быть матерью-одиночкой и что Гарри нужен отец, но все равно ушла. Я надеялась, что ты дважды подумаешь, прежде чем снова позволишь ей так поступить с тобой. Но нет! — Она попыталась улыбнуться. — Стоило ей показаться, и ты бросился ей навстречу, обнял ее. Это из-за тебя мне стало плохо!
Он мрачно, искоса посмотрел на нее. В его глазах чувства сменяли друг друга, этот взгляд невозможно было понять, да она и не пыталась. Ей это не интересно. Чарльз снова стал смотреть на дорогу и с жаром произнес:
— Тут целый клубок.
— Клубок? — Лучше всего изобразить безразличие. Бет нарочито холодно отвернулась и посмотрела в окно.
Они уже миновали деревню и выехали на главную дорогу. Добраться до дорогого частного роддома, где она состояла на учете, займет всего несколько минут. Но продержится ли она даже это время?
— Бет…
— Не пытайся запутать меня. — Она не дала ему договорить. — Не думай, я тебя насквозь вижу. Хочешь сидеть на двух стульях — отлично! Но не рассчитывай на меня. Мне не важно, уйдет Занна или останется, потому что я в любом случае не останусь. Особенно теперь.
Почему-то у нее перехватило горло, а на глаза навернулись слезы. Она отчаянно заморгала, избегая его мрачного взгляда, чувствуя, как тяжело он дышит.
Именно в этот момент он отпустил педаль газа и свернул с главной дороги, теперь ему пришлось сосредоточить внимание на управлении машиной. Новый спазм заставил ее застонать, и он снова нажал на газ. Потом произнес мягко и спокойно:
— Мы поговорим об этом через день или два. Сейчас тебе нужно беречь силы. У тебя истерика.
Наверно, он прав, подумала Бет, закрыв глаза. Высказавшись наконец в открытую, облекая в слова все отвращение, которое она испытывала к его отношениям с Занной, она совсем отвлеклась от ужасных мыслей о предстоящих родах. Теперь же, в наступившем молчании, Бег потеряла всякую уверенность в том, что они будут.
Ранним утром следующего дня Бет держала на руках маленький сверточек. Сердце ее начинало биться сильнее и радостнее, когда ее пальцы нежно касались красных бархатистых щечек младенца. Она шептала:
— Тебя зовут Айдэн Джон, моя прелесть.
— Не Чарльз? — Чарльз бесшумно вошел и теперь стоял, облокотившись о дверь, и пристально смотрел на нее, рассуждая вслух: — Давай-ка посмотрим: Айдэн — потому, что тебе нравится это имя, Джон — в честь твоего отца. А что же в честь меня, его отца?
Хотя она заявила ему, что не желает его присутствия, он остался, и, честно говоря, она была более чем благодарна ему за тот нежный и внимательный уход, которым он окружил ее, за то, как он держал ее за руку, за то, как он вытирал ей пот с лица. Он не отходил от нее ни на шаг, всегда готовый помочь, и ее слабые попытки восстановить себя против него терпели неудачу.
Она устала, но чувствовала себя абсолютно счастливой. С новорожденным младенцем на руках ей не хотелось затевать новую ссору. Эта безоговорочная капитуляция, покорность, то, как она улыбалась отцу своего ребенка, удивляли саму Бет. Запинаясь, она проговорила:
— Чарльза Айдэна Джона Сэвиджа будут звать Айдэном, чтобы избежать недоразумений.
— Да, конечно. — Он подошел к кровати и присел рядом, дотронувшись до крошечной младенческой ручки. В глазах его метались огоньки. — Думаю, вам надо отдохнуть, миссис Сэвидж. Рад видеть, что вы справились со всеми вашими собственными недоразумениями.
Словно в ответ на его слова, в комнату вошла сиделка, уложила ребенка и потушила свет.
— Отдыхайте, миссис Сэвидж, — сказала она, — если вам что-нибудь понадобится, позвоните. Мистер Сэвидж?..
Изгиб ее белобрысых бровей был откровенно кокетливым, голубые глаза искрились. Бет сонно улыбнулась: вероятно, следовало бы ревновать, но ей было все равно. Все женщины готовы были упасть в объятия Чарльза Сэвиджа с тех пор, как он вышел из подросткового возраста. Тут не было ревности, одна только гордость. Бет удивленно услышала:
— Я останусь, пока моя жена не уснет.
Она почувствовала прикосновение его грубой, небритой щеки к своей, и теплые волны сна поглотили ее. Последнее, что она подумала, — это что, может быть, он прав. Наверно, она покончила со всеми своими недоразумениями.
После обеда, окруженная букетами цветов, самый большой и красивый из которых был прислан Чарльзом, Бет уже знала, что «недоразумения» никуда не делись, все осталось по-прежнему, особенно это касалось ее решения изменить свою жизнь.
Он позвонил очень рано, переполненный нежными чувствами, но она поговорила с ним коротко, сказав, что у нее много гостей (это было правдой) и что она плохо его слышит (что было совсем откровенным враньем, ведь она расслышала даже, как изменился его голос, когда он сказал, что заедет позже).
Теперь ее родители уже уходили, с ними ушла и миссис Пенни, которая тоже заходила посмотреть на прибавление семейства. Потом пришла Элли, и, хотя Бет рассчитывала хорошенько продумать наедине, что она скажет Чарльзу при встрече, она с радостью встретила подругу.
После искренних объятий и восхищенных охов Элли преподнесла ей букет весенних цветов и состроила веселую гримасу:
— Тут и без этого цветов предостаточно. Но не волнуйся, у меня есть еще что-то, что тебя больше порадует. — Она положила на колени Бет бандероль. — Прихожу сегодня утром в агентство и вижу это. Там было вложено письмо, поэтому я знаю, что внутри. Раскрой!
Когда Бет расправилась с липкой лентой и оберточной бумагой, в руках у нее оказалась последняя книга Уильяма, та, над которой они вместе работали. С порозовевшими щеками она прочла приложенную к книге записку:
«Если Вам когда-нибудь снова понадобится работа или что-нибудь еще — не стесняйтесь. Я всегда рядом. Ваш Уилл».
Это было неожиданно, но приятно и не совсем бесполезно, особенно когда вдруг в комнату влетел Чарльз.
— Кто-то прислал тебе книгу? Привет, Элли. — Он мельком взглянул на девушку, ибо больше всего его заинтересовала записка, которую он выхватил у Бет из рук.
Потом он отвернулся, бросил карточку на постель и прошелся по комнате, стараясь успокоиться.
Бет догадалась, просто почувствовала, что творится в его изощренной, подозрительной голове, и прошипела, не обращая внимания на Элли:
— Если ты собираешься отыскать сходство, забудь об этом. А если ты попробуешь добиться теста на отцовство, я тебя убью!
Он резко обернулся. Лицо его помрачнело; его черная куртка, казалось, излучала угрозу.
— Смотри не задохнись. То, как ты отреагировала на мои подозрения там, во Франции, убедило меня. Если бы у меня были хотя бы малейшие сомнения, я бы и на порог тебя не пустил.
— Я… я лучше пойду, — сказала Элли. Однако они пропустили мимо ушей ее неловкие слова, и та выскочила из комнаты.
— Такая уж у тебя доверчивая натура, — бросила Бет, нисколько не испугавшись его насупленных бровей.
— Иногда так может показаться. Кое-чему я уже научился, да и ты не без опыта.
Она собралась было возразить, но он закрыл ей ладонью рот и предупредил:
— Замолчи и слушай, что я тебе скажу. Уложив ее на подушку, он повесил на дверь табличку «Не беспокоить», швырнул на пол цветы Элли и записку Уильяма и растянулся на кровати, заложив руки за голову, невзирая на ее протесты.
— Я пытался разгадать твое поведение с тех пор, как ты выдала эту дурацкую идею раздельной жизни.
— Это было самое разумное из всего, что я когда-либо предлагала. — Все равно рот он ей не завяжет. Ей хотелось, чтобы он убрался с ее постели. — Ты месяцами ко мне не приближался. Ты интересовался мной не больше, чем деревяшкой или предметом мебели. — Она гневно взглянула на него, потом снова уставилась в потолок, сжав руки под грудью. Нет, все не кончилось, все только начинается!
— Я же объяснил почему! — Первый раз за все время в его голосе послышалась усталость. Сердце Бет замерло. — Если бы ты знала, каким я чувствовал себя виноватым, то не спрашивала бы почему.
Не важно, как он себя вел, не важно, что Занна всегда была для него на первом месте. Главное, что сейчас он говорил искренне. Бет не могла ошибиться: в его голосе была боль, когда он говорил о том, как чувствовал себя в те ужасные месяцы после аварии. Язвительный тон только мешал, поэтому Бет произнесла искренне:
— Откуда мне было знать, если ты сам мне не сказал? Если это тебе поможет, то я тоже чувствовала вину. Ты женился на мне, чтобы иметь детей — по крайней мере это было главной причиной. А я не сумела. А когда мне сказали, что я не способна снова забеременеть, это для меня было равносильно краху.
Он повернулся на постели и заглянул ей в лицо.
— Тебе надо было поговорить со мной. Мы бы все выяснили. Нам обоим надо было поговорить. Просто все обсудить. — Взгляд его потеплел, он прижался губами к ее обнажившемуся плечу.
Бет почувствовала себя совсем беспомощной. Все шло не так, как она предполагала. Вся их конфронтация происходила от недостатка общения. Если бы они вовремя поговорили, то можно было бы решить все проблемы.
Но теперь уже поздно, возврата к прошлому нет. Он приподнялся на локте так, чтобы его глаза были вровень с ее, и очень спокойно произнес:
— Я все пытался понять твое поведение, но мне это не удавалось. По крайней мере пока ты не выступила со своей истеричной речью тогда, в машине.
— Истеричной? — Бет вздрогнула, как от удара. — У меня не было никакой истерики, просто я боялась, что ребенок родится прежде, чем мы доберемся до больницы.
— По правде говоря, ты боялась не только этого! Я уже начал сомневаться в своих собственных поступках.
Бет улыбнулась, но вдруг поняла, что муж говорит совершенно серьезно. И тоже боится. Она тихо вздохнула, почувствовав себя маленькой и одинокой, несмотря на спящего рядом ребенка. Чарльз продолжал:
— Я все понял, только когда ты выдала эту чепуху, насчет того, что Гарри — мой сын. Скажи мне, что именно ты подслушала тогда, в июне?
Чепуху? Сердце Бет подпрыгнуло и упало, застучав тяжело и глухо. Она все слышала, и никаким иным образом этого не перетолкуешь. Нечего и пытаться.
Бет облизнула пересохшие губы и прошептала:
— Она называла тебя «милый».
— И это все? Она всех зовет «милый». — Он снова повернулся на спину и закрыл глаза, словно ему было скучно. Бет со злостью толкнула его под ребро.
— Ну уж нет, далеко не всех, и ты прекрасно это знаешь!
Бет резко откинулась на подушки, при этом кровать издала скрежет потревоженных пружин. Младенец Чарльз Айдэн Джон слабо запротестовал.
— Ну что же, продолжай, — пробормотал Чарльз.
— Не думаю, что сейчас подходящее время, чтобы обсуждать, почему наш брак развалился. — Голос Бет звучал агрессивно, ей не хотелось расстраиваться. Во всяком случае, не сейчас. Потом, может быть, позже. Завтра. Но не сейчас.
Чарльз снова повернулся к ней. Его взгляд задержался на спящем ребенке, потом поднялся к ее чувственно припухшим губам и мечтательным зеленым глазам. И он хрипло произнес:
— О Господи! Кажется, я ревную к собственному сыну. — Затем продолжал: — Когда ты нашла ту работу, во Франции, и сказала мне, что хочешь развода, мне показалось, что я схожу с ума. Все и так складывалось плохо: я знал, как ты хотела иметь детей. Думаю, именно поэтому ты согласилась выйти за меня замуж.
— Ты тоже говорил, что хочешь детей. Целые орды, чтобы заполонить ими Южный Парк, — напомнила Бет, но он протестующе поднял руку.
— Только потому, что знал, насколько ты проницательна. Я хотел тебя, только тебя. Если бы ты подарила мне детей — прекрасно, но если нет — то я не слишком бы горевал, поверь, — сухо ответил Чарльз. — Я думал, что приезд в наш дом маленького Гарри был последней каплей, и ты не выдержала. Я чувствовал себя в ответе за то, что ты потеряла своего ребенка. И, насколько мы знали, потеряла возможность иметь детей. Мне хотелось, чтобы ты верила, что у тебя еще будут дети, больше для твоего спокойствия, чем для того, чтобы успокоить собственную совесть. Я видел, что присутствие Гарри причиняет тебе боль. Пойми, я не мог приласкать тебя. Отчасти потому, что чувствовал себя виноватым, но еще и потому, что знал, что, если мы будем спать вместе, я не смогу сдерживаться. Я думал, тебе нужно время, чтобы прийти в себя, самой осознать случившееся.
Она внимала тому, что он хочет ее, и только ее, и позволяла этим словам проникать в свою душу подобно бальзаму. Он говорил, что старался сделать, как ей удобнее, надеялся, что если она поверит, то сможет иметь детей. Но то, как он упомянул собственного сына, сразу вернуло ее к действительности. Конечно, присутствие Гарри уязвляло и огорчало ее.
— Мне было больно потому, что Гарри — твой сын, — отрезала Бет, чувствуя, как ее душой снова овладевает одиночество. — Я слышала, как Занна назвала его «наш сын» и сказала, что вернулась потому, что мальчику нужен отец. Она сказала тебе, что знает, что нашей семейной жизни пришел конец. Только ты мог сказать ей об этом. Я видела вас вдвоем в ту ночь, в детской, а миссис Пенни сказала, что мальчик — вылитый ты, а оно так и есть и…
— Миссис Пенни всегда совала нос не в свои дела, — прервал ее Чарльз и стер рукой слезы, бегущие из-под ее сомкнутых век. — Не страдай так, любовь моя. Не надо. Ведь ты любишь меня, правда?
В его голосе явственно слышалось удовлетворение. Она кивнула, слишком взволнованная, чтобы говорить или чтобы думать о гордости, столь важной для нее в последнее время.
Он забрал из ее рук спящего ребенка и бережно уложил его в колыбель. Потом присел на постель, обнял ее и прошептал:
— Я сам об этом догадался, наблюдая за тобой, пока ты носила в себе нашего сына и наследника. Из того, что ты мне сказала, я понял, что ты не могла слышать весь разговор, как я думал раньше. Если бы ты его слышала, то поняла бы, что Гарри — сын Джеймса, а не мой. Ты ушла потому, что решила, что Занна вернулась ко мне вместе с нашим сыном и я хочу избавиться от тебя.
— Сын Джеймса? — Глаза Бет недоверчиво устремились на мужа. — Но ведь у нее был роман с тобой — все знали, что она вскружила голову тебе.
Он приник к ее губам и снова прошептал:
— У меня никогда не было романа с Занной. А голова у меня кружилась только от мыслей, как бы удержать ее подальше от Джеймса.
Уверенный стук в дверь возвестил о приходе медсестры. Табличка «Не беспокоить» относилась только к посетителям.
— Вы покормили ребенка, миссис Сэвидж? — В ответ на кивок Бет медсестра вытащила малыша из его уютного гнездышка. — Тогда ему давно пора переодеться. Вам надо было просто позвонить.
Глядя на ее прямую спину, Бет покачала головой. Ее уличили в недостатке заботы о новорожденном. Наверно, это так и есть. Неожиданно она улыбнулась. Без сомнения, она любит своего крохотного сынишку больше жизни. Но его отца она любит еще больше, и, кажется, в этом появился смысл…
Значит, все ошибались насчет его интрижки с этой рыжей кокеткой?
— Объясни, — потребовала она, высвобождаясь из его рук.
— Пожалуй, придется, — глаза его недовольно сверкнули, — но теперь я точно знаю, что, несмотря ни на что, ты меня любишь.
Он снова поцеловал ее, нежно лаская губы. Несколько пленительных минут спустя он прижал ее голову к своему плечу и заговорил: — Наверно, мне надо вернуться на много лет назад. Наша семья всегда дружила с Холлами. Отец Занны и мой вместе учились в школе. Она всегда была очаровательной, игривой, бесшабашной. Я находил ее более забавной, чем притягательной. А потом лет пять назад она решила пожить у нас. Ее родители переживали из-за ее поведения, из-за ее отношений с мужчинами. Порог их дома обивали толпы брошенных поклонников с разбитыми сердцами. Родители Занны не знали, что Джеймс давно тайно влюблен в нее. Но я знал и не хотел, чтобы он разделил участь всех остальных. Видимо, я перегнул палку, ухаживая за этой женщиной — специально, чтобы Джеймс считал меня ее любовником. К несчастью… — он погладил Бет по спине, сквозь тонкий шелк она чувствовала тепло его пальцев, — окружающие тоже этому поверили. Это мой самый необдуманный поступок в жизни. Именно поэтому мы так долго не общались с Джеймсом. Одно время я считал, что поступаю правильно, особенно когда Джеймс женился на Лизе и уехал во Францию. Занна все еще жила здесь и иногда была мне полезна, выполняя роль хозяйки дома, когда это было мне нужно. Но в промежутках она времени даром не теряла. Беда разразилась, когда она рассказала мне, что навещала Джеймса и Лизу, влюбилась в него и завела с ним роман практически у Лизы под носом. Естественно, я выгнал ее и приказал никогда больше не появляться у меня в доме и так далее. Думаю, вся деревня посчитала, что она дала мне отставку. Все вдруг стали такими внимательными и вежливыми!
— Она отвратительна! — вырвалось у Бет.
— Может быть. Но, думаю, она изменилась. Она всегда была сорвиголовой, всегда плевала на окружающих, но она хорошая мать, и они с Джеймсом любят друг друга. Если ей удастся обуздать свой темперамент, все будет в порядке.
— Так, значит, на самом деле отец Гарри — Джеймс, — пролепетала Бет, чувствуя, что все начинает разваливаться на кусочки. — И вы думали, что я все время знала это и не хотела обсудить, когда вы меня приглашали. Что я просто сбежала. Вы с Занной, должно быть, решили, что я просто стерва.
— Ничего подобного, моя милая.
Он улыбнулся, заметив тревогу в ее глазах, взял ее руки в свои и поцеловал ладони. Бет захотелось разреветься от любви к нему.
— Я думал, что ты взволнована и огорчена. Что встреча с маленьким Гарри разбудила в тебе тяжелые воспоминания. Я знал, что мне будет плохо без тебя.
— А что ты делал с ней во Франции? — Бет с усилием отпрянула от него, пристально на него посмотрев. Он потряс головой и закатил глаза:
— Спокойно, женщина. Я постараюсь объяснить. Мы искали Джеймса. Я впервые узнал о существовании Гарри, когда Занна привезла его в Южный Парк. Она хорохорилась, старалась выглядеть прежней храброй Занной, но о сыне беспокоилась постоянно. Она сказала мне, что Гарри — мой племянник и что, узнав о неожиданной смерти Лизы, она хочет разыскать Джеймса, но не знает как. Гарри имеет право знать своего отца, а Джеймс теперь свободен и, наверно, любит ее и женится на ней. Она до сих пор влюблена в него. Так надолго она еще ни к кому не привязывалась. В любом случае… — он пожал плечами, — нет сомнений, что мальчик от Джеймса: сходство трудно не заметить. Я пообещал сделать, что смогу. Я знал, что он все еще работает инженером в той же фирме. Мне удалось разыскать его в небольшом городишке на юге Франции. Но сначала я должен был найти тебя. Ты уже знаешь, что Элли сказала мне, где ты, потом я позвонил Джеймсу и сообщил ему о нашем визите. Мы задержались в Булони, к большому неудовольствию Занны: горя желанием увидеться с Джеймсом, она и слышать не хотела ни о каких проволочках.
Я нашел, где ты остановилась, и хотел поговорить с тобой, просить, чтобы ты дала мне возможность что-то исправить, но, как ты сама помнишь, в тот день нам так и не удалось поговорить. Но я знал, где ты, был уверен, что ты живешь там с этим парнем, Уильямом, и, когда мне удалось кое-как наладить дела Занны и Джеймса, решить несколько своих дел, я выкроил время, чтобы побыть с тобой. За неделю до того, как я приехал к тебе во второй раз, я нашел и снял тот коттедж. Я хотел иметь достаточно времени, чтобы склонить тебя на свою сторону.
— Что это значит? — спросила Бет, забывая про несчастья минувшего года и понимая, что значение имеют только настоящее и будущее, когда они будут вместе.
— Научить тебя любить меня, — просто ответил он. — Я полюбил тебя сразу, как только ты приехала в Южный Парк в качестве временной домоправительницы. Ты была такой внимательной и приветливой, такой заботливой и естественной. Я не верил своему счастью, когда ты согласилась выйти за меня замуж.
— Ты не говорил, что любишь меня, — заметила Бет. Она вспомнила, как ей хотелось услышать эти слова, но все горести остались в прошлом, ее мечты сбылись.
Он удивленно посмотрел на нее, и Бет захотелось отхлестать его за чисто мужскую глупость. Но она только поцеловала его в ответ на его слова.
— Я ведь показывал тебе это, разве нет? Каждый раз, когда я держал тебя в объятиях, я показывал тебе, как сильно люблю. Когда ты почувствуешь себя достаточно хорошо и вернешься домой, я буду доказывать это тебе снова и снова… — Он медленно обхватил ее руками, их губы соприкоснулись. Она отвечала на его поцелуи, обнимала его со все нарастающим возбуждением. — Прежде чем ты сама спросишь, я скажу тебе, что Занна и Джеймс вернулись в Англию, чтобы сообщить о своей свадьбе родителям Занны. Джеймс решил, что будет правильнее, если он поедет вместе с Гарри раньше и познакомит их с ребенком. Занна приезжала в Южный Парк, чтобы договориться о ночлеге. Теперь она едет на север, чтобы присоединиться к остальным.
— К черту Занну! — хрипло прошептала Бет, прижимая к себе его голову. Ситуация начинала выходить из-под контроля, но их прервал приход сиделки, совсем непохожей на кокетливую блондинку, дежурившую прошлым вечером.
— Думаю, мальчика снова нужно покормить. Его искупали и переодели, взвесили и… — непреклонно заявила она.
— Спасибо. — Чарльз взял на руки своего сына и проводил сиделку к выходу.
Он помог Бет подняться, обнял ее и прижал к себе. Эмоции переполняли его.
— Ты чувствуешь, Бет? — прошептал он. — Любовь, которая окружает нас? Клянусь, что в одной этой комнате ее достаточно, чтобы заставить Землю вертеться еще тысячу лет.
Бет заглянула в его жесткие, ястребиные глаза и увидела в них любовь. И она мысленно поклялась любить его до конца жизни. Он понял, он прочел послание, слишком искреннее, чтобы выразить его словами, и поцеловал ее, передавая ей младенца. Бет поднесла сына к груди и подала свободную руку своему замечательному мужу — грубому и в то же время доброму, неподражаемому Чарльзу. На лице ее сияла улыбка.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Безумная страсть - Гамильтон Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Безумная страсть - Гамильтон Диана



нудно
Безумная страсть - Гамильтон ДианаПоли
30.10.2011, 23.37





Гг со своей подружкой унижал героиню, практически ни во что не ставил, а под конец сказал :"люблю" и она его простила... Какой то мазохизм.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаКлэр
1.03.2012, 20.40





нудный, героиня незнает чего хочет, ожидала большего, но увы...
Безумная страсть - Гамильтон ДианаДиана
17.03.2012, 18.56





Нет! Это история о любви не уверенной в себе женщине, и таких очень много.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаЛюдмила
14.05.2012, 22.05





Неплохо. Однако концовка смазана. Слишком быстро все закончилось. Так не бывает.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаОксана
2.07.2012, 19.07





как то странно: ГГ приглашает через 3 месяца после выкидыша своей жены женщину да еще с ребенком, которую все считают его любовницей и не особенно напрягается при этом. не пытается обьяснить все своей жене и сам мучается и других мучает. не понятно.
Безумная страсть - Гамильтон Дианаnemochka
22.07.2012, 17.27





Для меня чем больше "непоняток" и чем дольше они не разъясняются, тем интересней. Очень "мелодраматично".
Безумная страсть - Гамильтон ДианаЛидия
22.07.2012, 20.20





Фигня полная!
Безумная страсть - Гамильтон ДианаИрен
22.07.2012, 23.17





Нет тут никакой безумной страсти.Ну очень нудно.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаHelen
19.08.2012, 15.53





Я вообще не понимаю г.героя,ведет себя,как маленький ребёнок!!!!А так роман хороший!!!
Безумная страсть - Гамильтон ДианаВера Яр.
3.09.2012, 15.08





Это все от недосказанности. Как часто мы не можем высказать то, что у нас в уме. Надо чаще говорить ласковые слова любимым, признаваться им в любви, высказывать то, что накопилось в душе - хорошего или плохого, тогда все будет проще.
Безумная страсть - Гамильтон Диананадежда
11.12.2012, 14.07





Если мужчина был за рулем, женщина потеряла ребенка, то, скажите, как муж может привести в дом маленького ребенка и поселить его в детской? Он, что, дебил?
Безумная страсть - Гамильтон ДианаНика
11.12.2012, 16.48





я бы сказала,что виноваты оба Гг,она не могла справиться с ревностью,ну а он жестокий и тупой мужичишка
Безумная страсть - Гамильтон Дианаatevs17
16.04.2013, 11.00





и все-таки за этот роман поставлю 10, понравился
Безумная страсть - Гамильтон Дианаatevs17
16.04.2013, 11.30





Роман хороший,наверное понятнее действия героев девушкам замужним,у которых мужья такие вот ....,но горячо любимые.Не сказала бы,что сюжет нудный-просто такая история,кому-то и не интересно читать,думаю тут своя публика,как у романа *я не кукла*.Сестра моего мужа 31 года,не замужем,вообще его не поняла,сказала фигня,этот ей не посоветую.Сюжеты не избитые,вот ,что и привлекло.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаКэт 63
16.04.2013, 19.29





Она просто не чувствует себя хозяйкой в своем доме. Иначе сразу бы поставила потаскшку на место или выставила бы ее вон
Безумная страсть - Гамильтон ДианаРоза
16.04.2013, 22.19





9 из 10
Безумная страсть - Гамильтон ДианаЛюбаня
18.05.2014, 23.04





Мне очень понравилось!
Безумная страсть - Гамильтон Дианаatika
18.09.2014, 12.16





пригласить в дом свою любовницу (жена же вместе со всеми была уверена, что они - любовники и герой это великолепно знал!) с маленьким ребёнком всего через три месяца после того, как его жена потеряла ребёнка и, почти наверняка, возможность иметь детей в перспективе - свидетельство абсолютной чёрствости и нечувствительности героя. И где же тут его любовь?? В чём она проявляется в данном случае? Я уж про всё остальное не говорю. А про ту самую любовницу вообще добрых слов не сказать ни одного. Я бы такую стерву пожизненно держала в клетке за забором, чтоб на людейне бросалась, не хамила и не лезла к чужим мужикам в трусы! ФУ!
Безумная страсть - Гамильтон ДианаЕлена
14.08.2015, 17.15





Хороший.
Безумная страсть - Гамильтон Дианаантонина
19.11.2015, 19.30





Понравилось.
Безумная страсть - Гамильтон ДианаКэт
8.10.2016, 8.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100