Читать онлайн Романтическое путешествие, автора - Галитц Кэтлин, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Романтическое путешествие - Галитц Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.39 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Романтическое путешествие - Галитц Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Романтическое путешествие - Галитц Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галитц Кэтлин

Романтическое путешествие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Пока Коди не предложил Даниель сесть позади него на Чемпиона и пока он не почувствовал, как она дрожит, он и не подозревал, насколько она напугана. Ведь стоило ей только попросить, и он перевез бы ее через реку. Кто же так сильно обидел ее, что она готова умереть, но не просить о помощи? За маской, которую она носила, скрывалась маленькая, легкоранимая, доверчивая женщина с разбитым сердцем. Кто же посмел сделать ей больно?
Коди было не по себе от мысли, что она, видимо, решила никогда никому из мужчин больше не доверять. Такое добровольное одиночество – жестокое самоистязание. Как же ее убедить, что нельзя лишать себя радости из-за собственной ошибки или чьей-то жестокости или подлости? Он надеялся, что дружба, внезапно вспыхнувшая между ними, дает ему на это право.
– Что ж, леди, похоже, вы своего добились, – ласково сказал он, усаживая ее в фургон, – теперь можете отдохнуть.
– Что за глупости ты говоришь? – запротестовала Даниель. – Я вполне в состоянии идти сама, на своих двоих.
Она не привыкла, чтобы кто-нибудь возился с ней, и поведение Коди слегка обескуражило ее: он пылинки с нее сдувал. «Каков парадокс, – подумала она. – Теперь, когда он предлагает мне ехать в фургоне, я совсем этого не хочу». На ее глазах Коди подошел к Роуз и попросил ее быть «помягче и понежнее» с пассажиркой. В ответ старушка громко фыркнула, сплюнула табак и вытерла рот рукавом своей древней и не очень чистой рубашки. Да уж, Даниель скорее бы предпочла провести день в обществе ядовитой змеи. И хотя Роуз вполне серьезно утверждала, что является почтенной обладательницей диплома медсестры-сиделки, меньше всего она была похожа на человека, способного ухаживать за больными. В общем, матерью Терезой она явно не была.
Коди убедил Даниель и даже приказал забраться в фургон. Она не сопротивлялась и вскоре уже мирно покачивалась в повозке. У нее немного кружилась голова, и после случившегося ей совсем не хотелось еще и рухнуть в обморок на глазах всего лагеря. Ей казалось, что Роуз что-то ворчит себе под нос, но разобрать слов она не могла. Эта странная женщина не воспринимала всерьез инцидент с незапланированным купанием и относилась к Даниель как к беспомощному ребенку. Даже называла ее «крошкой».
Но что было особенно приятно во всем этом, так это внимание Линн. Девочка знала, что ее мать неважная пловчиха, и до смерти перепугалась, когда Даниель упала в воду. Линн периодически подходила к фургону, чтобы проведать маму, словно ее приводила в ужас мысль, что она может потерять мать, хотя все опасения остались позади.
Еще один парадокс: путешествовать в фургоне было гораздо менее приятно, нежели идти пешком. Колеса скрипели, повозка трещала и тряслась, у Даниель даже зубы стучали и разболелась голова. Оказалось, на дороге полно кочек и ухабов, и Даниель иногда боялась, что вот-вот вывалится из фургона. Поэтому-то она и не скрывала своей радости, когда фургон остановился на привал и в него влезла улыбающаяся Молли с букетом полевых цветов в руке и плиткой восхитительного горького шоколада в кармане.
– Милая моя контрабандистка! – усмехнулась Даниель и протянула Молли половину шоколадки.
Молли отрицательно покачала головой.
– Нет, спасибо. И не соблазняйте. Это для вас. Вам необходимо подкрепиться.
Даниель удивленно вскинула брови.
– Папа сегодня готовит, – объяснила Молли.
– Что?! – воскликнула Даниель и едва не подавилась шоколадом.
– Он говорит, вы пока не в состоянии трудиться после сегодняшнего и он не позволит вам вылезти из фургона.
Даниель снова смутилась при упоминании о ее подвигах на воде. И вот Коди из благих побуждений поставил ее в глупое положение. Она разрывалась между желанием доказать свою дееспособность и боязнью обидеть Коди. В конце концов, он даже изменил своим правилам, разрешив ей ехать в фургоне. Она не могла не сравнивать его со Скоттом, который вытаскивал ее из постели с температурой тридцать девять, только чтобы она приготовила ему завтрак. За всю их долгую совместную жизнь он даже чашку кофе ей не налил.
Будто читая ее мысли, Роуз хмыкнула и с видом знающего человека посоветовала:
– На твоем месте, крошка, я бы сидела и не дергалась. Просто будь благодарной.
«Так Коди и эту старую Горгону очаровал!» – подумала Даниель, но промолчала.
Еще несколько дней назад Коди и представить себе не мог, что эта рыжая настолько заинтересует его. Он и не подозревал, что способен так переживать безобидное падение Даниель в воду. Не мог объяснить и свое внезапное решение приготовить ужин для девочек. Готовил он, надо сказать, отвратительно. Даниель, наверное, скажет, что он собрался всех отравить.
Его кулинарные способности ограничивались умением заварить супчик из пакетика, разогреть хот-дог в микроволновке и установить мангал для барбекю. Мясо, которое он пытался приготовить на ужин, подгорело. Он пытался убедить всех, что просто мясо попалось некачественное. Разумеется, никто ему не верил.
По привычке он хотел пригладить усы и, не обнаружив их, тяжело вздохнул и чертыхнулся. Вся эта конспирация начинала ему надоедать. Интересно, его агент уже спохватился? Наверное, с ума сходит от ярости и пытается предотвратить появление в голливудских таблоидах статей о внезапном исчезновении суперзвезды. Насколько Коди было известно, кто-то уже напечатал душещипательную заметку о его трагической гибели в результате неизвестного заболевания. Эта белиберда размещалась на одной странице со статьей об инопланетянах, полностью контролирующих Белый дом.
Как хорошо, что он наконец далек от всего этого! Здесь даже воздух какой-то особенный: дышалось легче и свободнее. Коди любил простые радости, он был счастлив снова очутиться в седле, проводить время с Молли и любоваться чистым небом Вайоминга, не думать о работе, делах, проблемах, не слышать наставлений агента. Эрни, наверное, долго хохотал бы, увидев своего самого перспективного клиента у мангала в ярко-красном переднике, вооруженного лопаточкой. И хотя с Коди шутки были плохи, девочки не смогли удержаться от комментариев по поводу ужина.
– Это как жеваный сахарный тростник. Никогда не думала, что папа может приготовить такую дрянь! – возмущалась Молли.
– Я думаю, на вкус это как кошачья подстилка, – отозвалась Рэй Энн Петтиджон.
– Кошачья подстилка? – хихикнула Линн.
– Линн! – одернула ее Даниель.
Среди подруг дочери было принято дурно выражаться, но Даниель надеялась отучить ее от этой привычки.
– Что бы это ни было, – вмешалась Инез Квест, ковыряя вилкой в тарелке, – это ужасно.
Услышав столь убийственные реплики, Коди театральным жестом схватился за сердце, и Даниель вдруг бросилась на его защиту:
– Девочки, вы ведете себя очень грубо по отношению к мистеру Уокеру, который сделал нам всем одолжение, вызвавшись приготовить ужин. После такого с ним обращения он вряд ли согласится вам спеть.
Это замечание произвело впечатление: девчонки быстро и довольно искренне извинились перед Шефом, а некоторые даже попросили добавки. «Они его просто обожают», – подумала Даниель.
Кто бы мог предположить, что ее неугомонные подопечные будут так очарованы обыкновенным ковбоем, распевающим кантри-песенки! Хотя Даниель подозревала, что эффект был бы тот же, даже если бы он играл на аккордеоне. Это можно назвать харизмой, личным обаянием или просто волшебством, и Кода Уокер, кажется, обладал этим в полной мере.
И словно по волшебству в руках Коди появилась гитара. Даниель радостно хлюпнула носом и закуталась в теплое шерстяное одеяло, которое Шеф принес вместе с гитарой. Вечера здесь были прохладные.
Молли подбросила веток в костер, а ее отец начал играть. Дрова трещали. Смеркалось. Воспоминания о неприятном купании постепенно улетучивались, исчезли горечь и страх, душу заполнили чарующие звуки музыки. Какое-то странное чувство завладело Даниель. Что-то в этом человеке, в его манере игры, в его голосе было определенно ей знакомо. Что за наваждение? Отчего у нее мурашки бегут по коже каждый раз, когда он смотрит на нее? Конечно, он красив, безумно обаятелен, но он не для нее: самоуверенные красавцы ей не нужны.
Она глубоко вздохнула. У нее нет шансов. Разве этот потрясающий мужчина обратит внимание на разведенную мать девочки-подростка? Коди Уокер ценит свою личную свободу, как и тот парень, о котором была его песня. А она слишком стара, чтобы делать из себя дуру даже ради самой обаятельной улыбки на свете. Господи, у нее дыхание перехватило, когда взгляд Коди скользнул по ее лицу. Этот ковбой может оказаться очень опасным. Очевидно, он пытается ее соблазнить. Она с трудом подавила в себе желание ответить ему ласковым взглядом и изобразила полное равнодушие. Нет, ее не так-то легко завоевать: она мать, и у нее есть определенные правила и обязанности.
– Что ж, а теперь пора спать, – объявила она, когда последние звуки песни растаяли вдали.
В ответ все дружно заныли. Если дать им волю, девочки, безусловно, просидели бы всю ночь, с восторгом слушая Коди. Даниель и сама бы не отказалась от такого удовольствия, но грядущий день обещал быть нелегким.
– Никаких возражений, – строго объявил Коди и улыбнулся.
Даниель была благодарна ему за поддержку. Как все просто: девочки послушно разошлись, быстро угомонились… Скотт никогда не становился на ее сторону, когда дело касалось Линн. Он всячески старался подорвать авторитет жены перед дочерью, потому что хотел выглядеть хорошим в глазах Линн, и никогда ее не наказывал. Наверное, таким образом он компенсировал свое постоянное отсутствие. Скотт искренне полагал, что любовь дочери можно купить дорогими подарками. И хотя он отказывался выплачивать алименты, перед Линн всегда разыгрывал щедрого и великодушного отца.
– А ты пока посиди здесь и выпей вот это, – обратился Коди к Даниель и протянул ей чашку с дымящимся кофе. – Я сам прослежу, чтобы девочки легли.
Даниель промолчала. Ей было неловко, когда с ней обращались как с принцессой, но, в конце концов, это так приятно! Через десять минут гул голосов стих, и Коди вернулся к Даниель, которая, щурясь, наблюдала за угасающим костром. Он не мог оторвать от нее глаз: медные блики огня плясали на ее волосах, глаза светились словно звезды. В этой женщине был некий шарм. Упрямая, гордая, страстная. Нежная, ласковая, хрупкая. У Коди не хватало слов, чтобы описать Даниель. Она была небольшого роста, а он, как правило, предпочитал высоких, длинноногих и эффектных женщин. И цвет волос Даниель ему все больше нравился. Впрочем, таких не называют красивыми. Хорошенькими, не больше.
Он подбросил в костер еще одно полено, и огонь разгорелся с новой силой. Коди много бы дал, чтобы у него было право прижать Даниель к себе и не отпускать. Но такого права она ему никогда не даст.
– Не знаю, как отблагодарить тебя, – тихо сказала Даниель.
Коди заглянул в ее аквамариновые глаза и утонул в них. Как же сильно он желал дотронуться до нее! Неодолимо! Похожее чувство он испытал, впервые взяв маленькую Молли на руки. Наверное, это был тот самый инстинкт, который заставляет самца защищать то, что принадлежит ему, до последней капли крови.
– Не стоит благодарностей, – пробормотал он, – я всего лишь помог тебе выбраться из воды. И ужин, который я приготовил, был весьма далек от совершенства.
– Для меня еще никто ничего подобного не делал.
Должно быть, она шутит. Коди не мог поверить, что эта женщина была лишена такого элементарного внимания.
– Наверное, твой муж был настоящим чудовищем, – сказал он, пытаясь представить себе глупца, обидевшего такую женщину. – Каким он был? – внезапно полюбопытствовал Коди.
Даниель была озадачена этим вопросом. До сих пор Коди никогда не интересовался ее личной жизнью. Она была не из тех брошенных женщин, которые ругают своих бывших мужей в присутствии детей, а кроме как с Линн, ей не с кем было поделиться своей болью. Поэтому неудивительно, что захотелось вдруг выговориться, пусть даже перед малознакомым мужчиной. Благодаря Коди она снова почувствовала себя женщиной.
– На самом деле ты мне слегка его напоминаешь, – после некоторого раздумья ответила она. – Он был очень красивым и самоуверенным. И ужасным ловеласом.
Коди вспыхнул.
– Подожди секунду, – возразил он, – неужели ты думаешь, я целую всех женщин, которых встречаю?
– А разве это не так?
– Нет, не так!
«Хорошо, что девочки уже спят», – порадовалась Даниель и опустила голову. Коди придвинулся ближе и коснулся рукой ее щеки.
– Я целую далеко не всех, – заметил он, взглянув на ее губы.
Даниель задрожала от его прикосновения, и через секунду их губы слились в страстном поцелуе. На этот раз поцелуй был долгим, очень долгим. Коди целовал Даниель жадно и в то же время нежно, распаляя ее, пробуждая женские инстинкты. Его руки ласкали ее тело, гладили шею, грудь… его прикосновения жгли, как раскаленное железо. Даниель тихо застонала. В первый раз, когда поцеловал ее, он хотел показать зарвавшейся «дамочке из Беверли-Хиллз», что такое грубый и неотесанный ковбой. А теперь был нежен и нетороплив. Он уже давно никого не целовал так бережно, никого не желал так страстно, никого не любил так трепетно. Коди все целовал, целовал Даниель и не мог насытиться.
– Кроме того, что он был законченным идиотом, чем еще отличался твой бывший? – спросил Коди, наконец оторвавшись от ее губ.
– Он был подлецом и мерзавцем. Поэтому я с ним развелась.
В ее голосе прозвучало отчаяние, словно она стыдилась своего прошлого и была виновата в том, как с ней обошелся ее муж. Наверное, свое неудачное замужество она считает ужасной ошибкой и собирается за нее расплачиваться всю жизнь.
– С другой стороны, – продолжала она, глядя на Коди своими большими, наивными глазами, – Скотт совсем на тебя не похож. Ты честный, иначе девочки не доверяли бы тебе. Дети отлично чувствуют, когда кто-то лжет или обманывает. Знаешь, ради тебя они пойдут на что угодно.
Она еще долго говорила о своих обидах, о нем, о девочках, словно наконец сняла с себя обет молчания. Коди не решился вставить ни слова. Ему очень хотелось раскрыть Даниель свою тайну, но он только молчал и слушал. Лучше бы она помалкивала о его честности. Подходящий момент был упущен. Как же теперь объяснить женщине, сводившей его с ума, что он не тот, за кого себя выдает, хотя это не ложь, не обман, а, если угодно, камуфляж, игра в прятки, псевдоним, в конце концов?
Коди чувствовал, что совесть его неспокойна. А почему, собственно? Почему он должен быть откровенным с ней? Потому что она ему нравится? Ерунда! Он не обязан ничего ей говорить. Во-первых, незачем ее разочаровывать: она ненавидит, лицемерие и ложь; во-вторых, он просто не готов к саморазоблачению. По крайней мере сейчас его воспринимают таким, какой он есть. Несмотря на славу, он так и остался ковбоем с гитарой, сочиняющим трогательные песенки, сюжеты которых ему подсказывает сама жизнь. Впервые за долгие годы он снова ощущал себя живым и полным сил. Хотя уже был не в силах слушать о том, какой он хороший. Он кашлянул и перебил ее рассказ о том, как он нравится Линн:
– Я думаю, ей просто нужен отец.
Даниель улыбнулась.
– Возможно, ты прав. Ты превосходно ладишь с собственной дочерью, должно быть, ты отличный психолог.
Господи, какая же она трогательная!
– Даже дураки иногда бывают правы, – ответил Коди тоном человека, который не воспринимает себя всерьез.
– Твоя жена, должно быть, была заботливой мамой? – спросила Даниель и вдруг поняла, что, сама того не желая, разбередила старую, незаживающую рану.
Коди напрягся, в его глазах появилось странное выражение.
– Она была ангелом, – произнес он, сжав зубы. – Наверное, поэтому Господь и забрал ее к себе.
– Ты неплохо справляешься с воспитанием Молли, – сказала Даниель, надеясь загладить свою вину. Ей не следовало говорить о его жене. Никто не сможет излечить его от этой боли. Даниель даже немного ревновала Коди к женщине, завоевавшей его любовь и унесшей его привязанность с собой в могилу. Иногда воспоминания о прошлом не дают спокойно жить и мешают думать о будущем. Но она также понимала, что ревновать к прошлому глупо.
– Спасибо, ты умеешь польстить.
Время шло, костер пылал, а Даниель и Коди все рассказывали друг другу то смешные, то грустные истории из жизни родителей-одиночек. Однако Даниель заметила, что Коди так ни разу и не ответил прямо ни на один из ее вопросов о его прошлом.
– Участвовал в нескольких родео, – коротко отвечал он.
– Никаких быков, я надеюсь, – сказала Даниель. Она не любила родео.
– Нет, жеребцов объезжал.
Коди очень надеялся, что ей не придет в голову провести аналогию между тем Коди, которого она знала, и суперпопулярным певцом, бросившим ранчо ради блестящей карьеры в шоу-бизнесе.
– Ты когда-нибудь думал о том, чтобы заняться пением профессионально? – поинтересовалась Даниель.
Коди усмехнулся. Не предложить ли ей пару билетов на свой следующий концерт? Он снова оказался перед выбором: продолжать свою игру или признаться во всем. Даниель, наверное, полагала, что он зарабатывает на жизнь, принимая участие в родео.
– Я люблю петь для самого себя, – наконец ответил он.
По крайней мере с этого все начиналось. Потом он много пел для публики. Только для публики. Должно быть, его мама была права, когда говорила: «Ты совсем забыл, что значит петь от чистого сердца, сынок».
– Но ты замечательно поешь, – похвалила Даниель. – Знаешь, я вспомнила, что очень похожий голос, мне кажется, твой голос, я слышала по радио.
Коди промолчал. Слава Богу, она не увлекается музыкальными каналами, иначе непременно запомнила бы, что на прошлой неделе его видео заняло лидирующую позицию в хит-параде MTV.
– Спасибо, но мне нравится то, что я делаю. Я не создан для шоу-бизнеса, – солгал он, снова убеждая самого себя, что это была ложь во спасение. – Ты только взгляни, – он указал на небо, – ты никогда не увидишь таких звезд в Денвере. Моя мама говорит, что звездная ночь излечивает душу.
Даниель вздохнула.
– Твоя мать мудрая женщина. Она воспитала хорошего сына. Знаешь, Коди Уокер, я никогда прежде не встречала такого мужчину, как ты.
Этого еще не хватало! Она считает его кем-то вроде Джона Уэйна, этаким героем, рыцарем на белом коне и неисправимым романтиком.
Даниель доверчиво положила голову ему на плечо. Она чувствовала себя удивительно защищенной в его объятиях. Они молча сидели и смотрели, как догорает костер…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Романтическое путешествие - Галитц Кэтлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Романтическое путешествие - Галитц Кэтлин



В этом романе есть искра жизни.10
Романтическое путешествие - Галитц КэтлинЛюдмила
8.09.2012, 14.39





класс
Романтическое путешествие - Галитц КэтлинЛюбовь Владимировна
17.05.2014, 21.43





ochen skorotechnii I poverhnostnii
Романтическое путешествие - Галитц КэтлинSarina
18.05.2014, 0.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100