Читать онлайн Неукротимая герцогиня, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неукротимая герцогиня - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неукротимая герцогиня - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неукротимая герцогиня - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Неукротимая герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава I

Жаккетта с Абдуллой сиротливо стояли в шумном порту Нанта, втиснувшись в узкое пространства между крепостной стеной и деревянной башней. Уже в третий раз они приходили сюда в надежде, что подвернется какая-нибудь оказия и нубиец наконец сможет покинуть Французские земли.
Первые два похода оказались неудачными, несмотря на то, что у причала стояло несколько венецианских и генуэзских кораблей, вполне пригодных, чтобы подбросить Абдуллу к североафриканскому побережью.
Но, глядя на лоснящиеся лица купцов с хитрыми глазами, Жаккетта никак не могла отделаться от мысли, что нубиец, попав на любой из этих кораблей, очень быстро опять превратится в живой товар.
С каждым днем Абдулла становился все грустней. Сегодня он уже не верил в удачу.
– Но тогда я вообще никогда не уплыть! – говорил он, притулившись к холодной стене и мрачно глядя из-за их укрытия на колышущую мусор воду. – Где взять другой лицо? Весь купец такой!
– У этих рожи скользкие! – стояла на своем Жаккетта. – Опять в клетку захотел? Я тебя на первый попавшийся корабль не пущу, и не думай! Пока Дева Мария не скажет мне, что можно. И отлепись от стены – Ришарово блио
type="note" l:href="#n_22">[22]
попачкаешь! Как маленький, ей-богу!
Последние слова Жаккетты объяснялись следующим образом. Явиться в порт в женском платье Абдулла не мог, и Жаккетте пришлось ломать голову, где же достать мужскую одежду. На ее удачу, отношения между Ришаром и Аньес потеплели настолько, что однажды Жаккетта застала подругу убирающей узелок с грязной одеждой конюха в свою корзинку для грязного белья.
– Постираю Ришару! – скромно объяснила Аньес, опуская глаза и розовея до ушей. – А то он, бедный, та-акой одинокий… Даже позаботиться о нем некому!..
И в конечном итоге к проблемам Жаккетты прибавилась еще одна головная боль: как пристроить нубийца на корабль, но одежду конюха в прежнем виде вернуть обратно, пока ужасная кража не обнаружилась.
Поэтому Жаккетта отогнала Абдуллу от стены и принялась чистить испачканный рукав.
Вчера в Нант пришел еще один торговый корабль, вот почему они и оказались в порту при первой же возможности. Но тут Жаккетта с Абдуллой чуть не столкнулись нос к носу с герцогом и Жанной, которых приглашал именно на этот корабль разодетый купец.
От очень нежелательной встречи их спасла толчея на причале, а затем они укрылись за старой башней.
Башня представляла собой высокое дощатое сооружение с выброшенной в сторону воды «рукой», с конца которой свисали прочные подъемные канаты. Большое ступенчатое колесо (очень похожее на те, с помощью которых черпают воду в колодцах) приводили в ход несколько человек, ступая внутри него. Сооружение позволяло бочкам и тюкам перемещаться с палуб и из трюмов прямо на причал порта, минуя потные спины грузчиков. Этому сооружению было больше ста лет, но прекращать работу оно не собиралось.
Жаккетта недолго выдержала в укрытии и решила посмотреть, где сейчас госпожа. Осторожно высунувшись, она увидела, что Жанна с супругом в сопровождении торговца шествуют к кораблю.
Рядом с герцогом, строго одетым в скромный упленд
type="note" l:href="#n_23">[23]
темного бархата, купец казался королем. Поверх роскошного зеленого бархатного кафтана он набросил длинное, до пят, алое парчовое одеяние без рукавов и застежек. Поверх золотых узоров одеяние дополнительно было расшито толстым золотым шнуром. На фоне всего этого кричащего великолепия особенно бросался в глаза дорогущий белоснежный нагрудник из тончайшей ткани.
Ведя сиятельную пару к сходням, купец обстоятельно перечислял товары, которые он привез:
– Высокородная донна, вам очень повезло! Мы везем товар с Фессаллоникской ярмарки. Фессалло-никинийцы устраивают ее в честь покровителя своего города святого Димитрия, и слов нет, чтобы описать все великолепие тамошних товаров. Специально для дам я закупил на ярмарке отрезы великолепного атласа, бумазеи, бархата, сирийских тканей! Есть также шелк золотистого цвета, тончайшие вуали. Для украшения платьев не забыл я прикупить и мишуры, и золотой пряжи! Особо рекомендую сукно. Помимо обычного, мантуанского и падуанского, я привез штуку прекраснейшего «бастарда скарлатини». Есть большая партия отличного гаэтского мыла – такого вы во Франции не найдете! Ступайте осторожно, сеньор, здесь коварная качка. Прошу вас в мою каюту! Пока принесут образцы товаров, я имею честь предложить вам бокал кипрского вина и восточные сладости!
– Надо же, он их как нарочно как раз на тот корабль повел! – с досадой сказала Жаккетта. – Придется ждать, пока госпожа с герцогом уйдут! А посмотри-ка, Абдулла, какой красивый этот корабль!
Корабль действительно был красив.
В отличие от остальных судов в порту, он имел три высокие мачты вместо обычных одной или двух. А нос и корма его поражали высокими расписными надстройками в несколько этажей.
Для сухопутной Жаккетты, знать не знавшей всяких морских тонкостей, любое судно было просто кораблем, но Абдулла был осведомлен больше, поэтому он объяснил:
– Это каракка. Добрый корабль!
– Смешной какой-то! – хмыкнула Жаккетта. – Для чего-то домики спереди и сзади… А почему каракка? Все остальные здесь тоже эти твои каракки?
Абдулла, как черепаха из панциря, высунул голову из-за сарая и оглядел порт.
– Нет. Каракка один. Я видеть когг, хольк. Каракка больше нет. Его мало. Это новый корабль. Совсем новый. У каракка другой обшивка. Видишь, его сосед, куда бочка грузить, – доска на доска борт. Как чешуя у рыба. А у каракка борт гладенький!
– Ну да, скажешь тоже! Гладенький! – возмутилась Жаккетта. – Вон какие-то доски, как ребра, только повдоль идут!
– Да, это есть ребро для корабль! – подтвердил Абдулла. – Чтобы крепкий был. У хольк два якорь. У каракка три. С каждый бок и один на нос.
– Это который к той палке прикреплен? – Жаккетте понравилось разбираться в конструкции каракки, и она воодушевлено махала руками. – А почему сетки какие-то с мачт до бортов натянуты?
– Палка на нос – это бушприт, – терпеливо объяснял Абдулла, – Другой корабль на него парус весит, блинд называется. Каракка якорь. А сетки звать ванты. По ним моряк наверх бегать. Ваш христианский моряк еще звать такой ванты «Лестница святой Жак».
– Лестница святого Жака? Ишь ты! – поразилась Жаккетта. – Значит, святой Жак и за морями присматривает. Надо же, какой у купца кораблик славный! А удобно-то как! Ни лошадей тебе, ни овса им! Плыви куда хочешь, торгуй где хочешь!
– Это не торговый судно. – внезапно сказал Абдулла! – Военный. Смотри: вверх у его борт завалиться внутрь. Зачем? Так тяжелый пушка и арбалет стоит у середина палуба. Если большой волна, корабль качать, качать, но не тонуть! Купец такой корабль не иметь!
– Как же не иметь, когда именно купец на корабле приплыл?! – возмутилась Жаккетта. – Слышал же сам, что он госпоже Жанне заливал: «Атласы, мишура, мыло заморское!» С кем ему тут воевать?
– Я не знать! – пожал плечами Абдулла. – Но это – корабль для хороший война! Что говорит твоя Дева Мариам? У этот купец такой же скользкий рожа?
– Ничего не говорит! Надо подойти поближе, когда госпожа Жанна уйдет, тогда скажет! – Жаккетта надула губы, обидевшись неверием Абдуллы в возможности Девы Марии.
Она немного подождала и еще раз глянула в сторону каракки.
В это время над бортом мелькнули темнокожие курчавые головы, оживленно между собой переговаривающиеся.
– Гляди-ка! – удивленно, воскликнула Жаккетта, мигом позабыв про обиду. – Там по кораблю парни шастают, ну выпитые ты, Абдулла!
Нубиец не очень доверчиво подошел к ней и поглядел туда, куда нацелился указательный палец девушки. Раньше Жаккетта не верила, что люди могут неузнаваемо меняться буквально на глазах. Особенно те, которых вроде бы знаешь неплохо. Но, увидев, как вечно сонный и вялый Абдулла вдруг ожил и бурей кинулся к кораблю, она остолбенела и безоговорочно уверовала в эту истину.
Нубиец мчался, как носорог, словно боясь, что каракка исчезнет в любую минуту, и на ходу громко кричал на непонятном языке. Курчавые головы на палубе дружно повернулись в сторону бегущего. Встречающиеся на пути нубийца люди старались свер-нуть в сторону, от греха подальше.
Абдулла взлетел по сходням на палубу и очутился в любопытствующем кольце темнокожих моряков.
Жаккетга услышала, как один из них на том же языке спросил о чем-то задыхающегося от стремительного рывка нубийца.
Абдулла посаженным голосом что-то просипел в ответ, и моряки дружелюбно загомонили. Всей толпой, поддерживая кто под локти, кто под спину, они повели его куда-то вниз.
Жаккетта осталась одна на берегу. Как испуганная мышка заметалась она туда-сюда. То, тревожась за Абдуллу и костюм Ришара, подбегала к кораблю, то, вспомнив, что в любой момент на палубу может выйти госпожа, отшатывалась обратно к убежищу за башней.
Наконец она устала носиться по причалу и присела на камушек около стены, не сводя глаз с корабля.
Сидеть ей пришлось долго.
Жаккетта успела несколько раз осмотреть каракку от ватерлинии до верхушек мачт и в обратном порядке, а Абдулла всё не появлялся. Госпожа с герцогом тоже.
Зато на самой верхней площадке кормовой надстройки, появился еще один моряк и, облокотившись о балюстраду ограждения, как со смотровой площадки донжона, принялся лениво оглядывать снующую по пристаням разношерстную толпу.
Чтобы скрасить затянувшееся ожидание, Жаккетта принялась разглядывать и этого человека. Первое, что сразу бросалось в глаза, – золотисто-рыжая шевелюра, которая так и поблескивала в лучах солнца каждым волоском. Моряк был одет безо всякого шика, в потертую кожаную куртку, затянутую широким, поясом, отделанным металлическими бляхами. По-видимому, он больше заботился об удобстве, и надежности одежды, чем о ее красоте. В придачу к волосам необычным был и загар незнакомца: в отличие от обычных медно-красных или шоколадных тонов, он был теплого золотисто – коричневого оттенка. Понравились Жаккетте и прямой, с легким намеком на горбинку нос, и глубоко посаженые глаза, и твердая линия скул, и очень четко обрисованный рот.
«Красивый! – вздохнула она про себя. – Солнечный весь. Небось в каждом порту красотки гроздьями на шею вешаются!»
Рассматривать рыжего моряка, понравилось Жаккетте больше, нежели его корабль, но появились госпожа Жанна с герцогом и стали спускаться на причал. За ними спешил нагруженный мальчишка. По всему было видно, что кошелек герцога полегчал, зато сундук Жанны стал куда тяжелее, чем прежде.
Жаккетта еще немного подождала и решительно двинулась к кораблю, намереваясь потребовать у команды отчета, куда они дели бедного Абдуллу. «Уж я им покажу!» – твердила она на ходу.
Каракку от разрушения грозной Жаккеттой спас сам Абдулла, Он появился на палубе в тот момент, когда Жаккетта уже занесла ногу на сходни.
Теперь бывшего узника кузнеца, предназначавшегося для закаливания меча, было не узнать. И дело было совсем не в том, что нубиец щеголял новой одеждой – белоснежной долгополой хламидой и тюрбаном, – сразу сделавшей его важным и солидным. Нет. Главное – изменилось выражение лица Абдуллы: с него исчезли апатия и грустная безнадежность. Изменилась и его походка. Из устало-заплетающейся она превратилась в уверенную и упругую. Он наконец-то попал в свой мир. И в этом мире был явно не последним человеком.
Жаккетта даже заробела, увидев его преображение, и решила первой не заговаривать.
– Твоя Дева Мариам – великий женщина!
Абдулла выдержал многозначительную паузу, позволяя Жаккетте налюбоваться его новым обликом, а потом расплылся в широченной улыбке.
– На этот каракка плыть мой друг! Большой друг и много друзья! Я прямо не верить, это все позади! Ты меня спасти, как и обещать!
– Я-то что, это все Дева Мария! – заскромничала Жаккетта, недоверчиво щупая полу его одеяния. – Ишь ты, какая шерсть хорошая! А точно довезут, куда надо? Надежные люди?
– Очень надежный. Возьми одежда. – Абдулла сунул Жаккетте узелок с вещами Ришара. – Я теперь у друг, возьми тот шпилька, что ты мне дал!
– Вот еще! – не согласилась Жаккетта. – Тебе до дома плыть и плыть. С ней надежней, мало ли что в пути…
Абдулла не стал настаивать и с хитрым видом выудил из складок хламиды небольшой мешочек.
– Тогда возьми это. Маленький подарок для ты. Финик сушеный. Вкусно!
– Спасибо! – растрогалась Жаккетта. – Пойду я, наверное, уже хватились… Ты уж с корабля не сходи… Лучше поберегись лишний разок!.. Прощай, Абдулла! Счастливого тебе пути!
Жаккетта медленно шла в шумной портовой толчее, жуя на ходу липкие финики. На душе у нее было легко, но пусто. Она настолько привыкла к присутствию Абдуллы, к тому, что его надо прятать и заботиться о нем, что теперь ей было очень одиноко и как-то неуютно.
«Не обидел бы его по пути кто! – думала Жаккетта, выходя к рынку на припортовой площади. – Надо Деве Марии помолиться, чтобы приглядывала за ним, все-таки Божья душа… На ихнего Аллаха надежды мало, одно слово – нехристь!»
Финики были вкусные, тянучие и медово сладкие. Съев почти весь мешочек, Жаккетта почувствовала, что пустота в душе улетучилась, уступив место приятной тяжести в животе. Теперь весь мир вокруг казался добрым и радостным, люди приветливыми, святая Анна – самой надежной защитницей от напастей и бед. Хотелось не то петь, не то танцевать.
Внезапно Жаккетта как ужаленная подскочила на месте и усомнилась в доброте мира. Кто-то сильно и больно ущипнул ее за попу, грубо вернув с небесных высей на грешную землю.
Развернувшись, она чуть не уткнулась носом в потертую кожаную куртку. Подняв голову, Жаккетта увидела смеющееся лицо того самого солнечного моряка.
Чуть не плача от обиды, она зло крикнула:
– Козел рыжий!
И, подобрав юбки, шмыгнула в узкий проход между лотками торговцев рыбой.
– Ну и синяк у тебя! – покачав головой, сказала Аньес, осматривая багровый урон чести, нанесенный Жаккетте. – Давай примочку приложим!
– Давай! – хмуро согласилась Жаккетта. Через минуту она лежала на кровати с мятной примочкой на левой ягодице и рассказывала Аньес эпизод на рынке, опуская все остальное.
– И чего тебя на рынок занесло? – удивилась Аньес. – Ты вообще сегодня какая-то не такая! Весь день пропадала где-то… Благо что госпожи Жанны не было. Знаешь, какие красивые ткани ей господин герцог купил! Глаз не оторвать!
– Я за травами, а на рынке снадобья искала. Вон почти все миндальное масло извели, да и розовое тоже на донышке. Скоро госпожу мазать нечем будет! И герцог требует, чтобы я ему отвар сделала.
– Какой? – Аньее расправила юбку Жаккетты и присела рядом. – Завтра стирку устрою. Поможешь?
«Фу-у… пронесло!» – расслабилась Жаккетта (узелок с одеждой уже вернулся в корзинку).
– Конечно, помогу, а отвар от лысины, – объяснила она. – Ну то есть чтобы плешь обратно заросла или хотя бы не увеличивалась…
– А у него плешь есть? – страшно заинтересовалась Аньес. – Нипочем не скажешь!
– Есть маленькая. Когда зачесана, то не видно. Мессир Марчелло говорил, что в таком случае лучшее средство – настойка на жгучем перце, а он дорогущий… Сегодня денег не хватило…
Жаккетта положила голову на руки и постепенно начала уплывать в сон.
– А ты никак ревела? – приглядевшись, спросила Аньес. – Вон дорожки от слез остались. А что, красивый тот моряк был?
– Красивый, сволочь! – вздохнув, уже сонно сказал Жаккетта. – Это-то и обиднее всего… Конечно, ревела. Словно за сердце ущипнул, паразит рыжий, до сих пор щемит…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неукротимая герцогиня - Галан Жюли


Комментарии к роману "Неукротимая герцогиня - Галан Жюли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100