Читать онлайн Неукротимая герцогиня, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава IX в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неукротимая герцогиня - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неукротимая герцогиня - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неукротимая герцогиня - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Неукротимая герцогиня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава IX

Как ни странно, но этот, казалось бы, неравный союз молодости и зрелости получился очень гармоничным.
Герцог безмерно гордился красотой своей юной жены и с удовольствием наблюдал, как грациозно она танцует, сидит в седле и молится в церкви.
Жанна была страшно довольна, что теперь она супруга герцога. Появляясь на балах и приемах, участвуя в охоте и торжественных процессиях, она теперь свысока посматривала на незамужних девиц и мило приветствовала баронессу де Круа при каждой их случайной встрече.
Вслед за герцогом Жанна полюбила охоту, постоянно сопровождала его в лесных экспедициях и еще жарче, чем он, доказывала всем преимущества сан-гуверов перед остальными собаками.
С супружескими отношениями тоже получилось как нельзя удобней. Герцог в меру сохранившихся сил старался доказать, что он достоин столь молодой супруги. А Жанна, познав этот ранее не очень известный ей аспект жизни, считала, что было бы еще лучше, если бы сна было побольше, а любви поменьше.
Жанна довольно примеряла новенький чепчик.
Изящно выгнутый, он точно повторял сооруженную Жаккеттой прическу с двумя валиками над ушами. Отделанный золотой сеточкой и украшенный жемчужинками подарок супруга был чудо как хорош.
– А как он к вашим серьгам подойдет! – восторженно воскликнула Аньес, державшая зеркало так, чтобы госпожа могла разглядеть себя со всех сторон.
– И правда… – задумчиво сказала Жанна, не отрывая взгляда от своего изображения.
Она неторопливо поворачивала голову из стороны в сторону, любуясь изящной безделушкой, и лениво рассуждала:
– В дороге я его носить конечно же не буду. А вот по приезде в Нант сразу надену. Как хорошо, что двор перебирается в Нант! Там, говорят, можно с заходящих в порт кораблей купить прекрасные ткани. Кипрский шелк, атлас… И куда дешевле, чем у этих хитрых торгашей в городе! У госпожи Антуанетты есть почти такой же чепец, но куда грубее. Вот она обозлится! Жаккетта, тьфу ты, Якобина, серьги давай!
– Так вы же сами их ювелирщику на прошлой неделе снесли! – фыркнула обиженная онемеченным именем Жаккетта, вкалывая в правый валик еще одну шпильку.
– Ой, точно… Я совсем забыла с этим отъездом! – расстроилась Жанна. – Они уже два дня как готовы, надо было давно забрать. А завтра с утра выезжаем… Яко… да ладно! Жаккетта, беги к ювелиру и забери их!
– А почему я? – попыталась отвертеться Жаккетта. – Уже темнеет, госпожа Жанна, я боюсь!
– Молчи, дура! – стукнула кулачком по подлокотнику Жанна. – Кому же еще идти, раз когда я серьги чинить отдавала, ты со мной была?! Никому другому ювелир и не отдаст! Неси бумагу и чернила!
Черкнув несколько строк, она сложила записку и скрепила своей печаткой с помощью восковой свечки.
– А чтобы не бояться, возьми кого-нибудь, кто свободен! – сказала Жанна, отдавая Жаккетте письмо. – И шевелись быстрее – ты мне вечером понадобишься!
Легко сказать – возьми кого-нибудь свободного! Все свободные были при деле, не говоря уж про занятых. Готовились к отъезду в Нант. Большой Пьер, на которого возлагала надежду Жаккетта, вообще исчез, пользуясь привилегиями начальника. (Последний месяц он вечерами регулярно испарялся из отеля.) Более менее незанятым был только Шарло.
«Ну его, такого провожатого, к дьяволу! – подумала Жаккетта. – Обойдусь и одна как-нибудь!»
В ее планы тоже входило вернуться пораньше: ведь надо было опять куда-то пристраивать нубийца, чтобы он незамеченным доехал до места.
Лавка золотых и серебряных дел мастера располагалась в центральной части города, в небольшом тупичке, который вся округа звала Жирный Тупик. Там держали свои конторы и лавки почтенные горожане, знавшие звон денег не понаслышке.
Сухонький старичок ювелир, казалось, совсем утонул в тяжелых складках своего суконного, отороченного мехом нарамника
type="note" l:href="#n_21">[21]
. Он уютненько дремал в кресле у прилавка, изредка шевеля во сне узловатыми пальцами.
Звук дверного колокольчика разбудил его, и ювелир недоверчиво осмотрел Жаккетту, бесцеремонно сунувшую ему прямо под нос записку от госпожи.
Чуть не скрипя на ходу всеми конечностями, старичок достал из ящичка стола и надел очки в простой железной оправе. Морщась, словно жевал неспелый виноград, он начал медленно читать письмо.
Чтобы скрасить ожидание, Жаккетта потихоньку оглядывала внутреннюю обстановку лавки. Кроме нее и ювелира, здесь еще находились только два человека. Приказчик обслуживал какую-то женщину, тоже, как и Жаккетта, полностью закутанную в теплый плащ.
Покупательница, по-видимому, была переборчива, потому что приказчик доставал и раскрывал перед ней все новые и новые футляры, стараясь найти то, что понравится капризной клиентке. Весь прилавок перед женщиной был уставлен квадратными, круглыми, прямоугольными коробочками.
Старичок, наконец, прочел послание и, закончив читать, чуть ли не обнюхал его со всех сторон. По-прежнему брезгливо морщась, вяло махнул рукой – приказчик, почти спиной стоявший к ним, в мгновение ока возник около ювелира и почтительно склонился над плечом хозяина. По его знаку он принес изящную коробочку, в которой лежали искусно отремонтированные серьги Жанны.
– Скажешь госпоже, – прошелестел ювелир, – пусть заглянет, как вернется из Нанта. Я отложу для нее прекрасное кольцо, как раз в пару к серьгам.
На пороге лавки неожиданно возникла грязная фигура в вонючем рванье, резко диссонирующая с неброским, но солидным и опрятным убранством ювелирной лавки.
– Подайте Христа ради! – загнусила фигура, стреляя по сторонам бесоватыми глазами, поблескивающими из-под сальных сосулек волос, закрывающих половину лица.
– А ну пошел вон, разбойник! – взвился над прилавком приказчик, и нищего как ветром сдуло.
Получив сережки госпожи, Жаккетта благопристойно отошла в уголок и стала прятать футляр в мешочек, подвешенный к поясу под юбками на голое тело. (Надежней места она и представить не могла.)
Когда Жаккетта стала поднимать подол платья, ее плечо, казалось, просверлил чей-то любопытный взгляд. Скосив глаза, она увидела, что покупательница наконец выбрала понравившееся ей украшение и теперь расплачивается с приказчиком, доставая монеты из кошелька, чем-то смутно знакомого Жаккетте. А приказчик, машинально принимая плату, просто приклеился взором к ее, Жаккеттиным, ногам и жадно пожирает глазами как весь процесс помещения сережек в матерчатый тайничок, так и открывающиеся при этом детали, обычно скрытые от посторонних глаз.
Жаккетта мысленно выругалась совсем не теми словами, которые пристало знать воспитанной девице, и постаралась побыстрее вернуть подол на место. Женщина уже выходила, и Жаккетта чуть не бегом поспешила к выходу вслед за ней, смерив напоследок нахала убийственным взглядом.
Улица встретила их настороженной темнотой:
Жаккетта старалась держаться как можно ближе к идущей впереди женщине. Настолько, насколько это было возможно, не нарушая приличий. Ей было страшно.
«Странно… – думала она, непроизвольно приноравливаясь к шагам женщины. – Эта-то чего одна идет? Богатая небось, вон сколько в побрякушках ковырялась! Надо было все-таки хоть Шарло взять… Ничего, не облезла бы за дорогу… Зато не так страшно…» Внезапно перед выходом из тупичка на камнях мостовой опять возникла та же фигура нищего, загораживая узкий проход.
Жаккетта машинально принялась нашаривать мелкую монетку для милостыни в поясном кошельке и почти врезалась в спину резко остановившейся женщины. Еще не сообразив, в чем дело, она тоже остановилась и даже при тусклом свете тонюсенького месяца увидела, как из лохмотьев оборванца чуть поблескивает нацеленное на них лезвие ножа.
– Давайте, телки, все, что вы унесли из лавочки этого золотого паука! – полусвистящим голосом сказал нищий. – И ваши денежки вместе с кошельками, кисоньки. Быстро! Странное дело: Жаккетта боялась, но руки так и чесались кинуться в драку. Темнота и нищий грабитель были партнерами. Но темнота с ее воображаемыми ужасами показалась Жаккетте страшнее, чем реальный нож в руке оборванца. Пока голова безнадежно думала: «Ну вот, серьги отберет, снасильничает в подворотне и прирежет прямо тут же!» – правая рука осторожно сняла с пояса висящий рядом с кошельком кнут, подаренный Ришаром.
– Быстрее копошитесь! – потерял терпение нищий и шагнул к женщинам.
Поначалу он ничего не понял, когда резкая боль пронзила руку и выбитый нож без видимых причин отлетел на мостовую. Недоумевающий оборванец кинулся за своим оружием и получил второй удар хлыстом, заставивший его отшатнуться. А стоящая рядом с Жаккеттой женщина неожиданно ловким движением ноги отправила нож в сточную канаву.
Моментально уразумев, что расстановка сил переменилась не в его пользу и беззащитные женщины смогут постоять за себя, нищий зло выплюнул:
– Ну берегитесь, телки! Кишки выпущу! – и исчез за углом.
– Бежим! – Сильная рука схватила Жаккетту за запястье, не дав даже убрать на место хлыст. – Он сейчас дружков приведет!
Поддерживая левой рукой подол и ничего толком не видя из-за сразу наползшего на глаза большого капюшона, Жаккетта во всю прыть неслась, увлекаемая женщиной, мимо уже спящих домов.
Они недолго бежали в одиночестве. Минуту спустя позади стали слышаться пересвистывание и шарканье бегущих ног. Отчаянно вывернув голову в закрывшем лицо капюшоне, Жаккетта на бегу увидела, что их постепенно нагоняют три оборванца, лохмотьями похожие друг на друга как орехи. Дыхания уже не хватало, и вечерний воздух обжигал высохшее горло. Грудь резала острая боль, а ноги все труднее поднимались, с каждым шагом наливаясь свинцовой тяжестью.
На их счастье, из открытой настежь двери какого-то дома лилась дорожка теплого света. Запахло жареным мясом с луком, и стали слышны веселые голоса. Из последних сил Жаккетта и женщина вбежали в спасительный кабачок.
«Это же „Жирная Хавронья“! – вяло удивилась Жаккетта, пытаясь отдышаться и прогнать режущую боль из груди, – из Жирного Тупика попали в „Жирную Хавронью“! Дела… А может, тут нас еще быстрее обдерут, чем в тупике… А! Больше не побегу, пусть грабят!» Она скинула замучивший ее во время бега капюшон и левой рукой с наслаждением принялась убирать с потного лба прилипшие прядки волос. Правую все еще держала женщина, которая привалилась к стене и, полусогнувшись, заходилась свистящими вздохами.
– Лопни мои глаза! Жаккетта! Ты что здесь делаешь?! – раздался над головами сидящих голос Большого Пьера.
Теперь уже Жаккетта поволокла еле переставляющую ноги женщину к столу, где в гордом одиночестве сидел Большой Пьер.
– Здрасьте пожалуйста! Ты чего это с кнутом в руке по улицам в такую пору носишься? В лошадку и кучера играли?
За веселым тоном Большой Пьер скрывал свою встревоженность загнанным видом Жаккетты. Понимая ее состояние, он взял со стола и протянул ей кувшин.
Женщина наконец отпустила запястье Жаккетты. И Жаккетта принялась тушить полыхающий в горле пожар. В кувшине оказалось совсем неплохое вино, явно не из той бочки дрянного пойла, что глушили остальные посетители кабачка.
Честно отпив только половину, Жаккетта отдала кувшин женщине, рухнула на табурет рядом с Большим Пьером и, не сводя тревожного взгляда с входа, принялась рассказывать:
– Меня госпожа Жанна за своими сережками к ювелиру в Жирный Тупик послала. Я сдуру одна и пошла. А как только из лавки вышла, так какой-то оборванец чуть не прирезал за здорово живешь! Кнутом-то я его отогнала, так он за дружками кинулся. Еле мы убежали. Они, наверное, где-нибудь поблизости затаились. Я так неслась, что у меня коленки трясутся от усталости. Что делать будем Большой Пьер?
– Не бойтесь, сейчас домой пойдем! При мне они не посмеют показаться! – Старый вояка довольно погладил рукоять клинка. – А подружка твоя кто?
Женщина уже отдышалась, выпила кувшин до дна и тоже откинула капюшон, внимательно глядя на Жаккетту.
Жаккетта оторвалась от наблюдения за входом и глянула на невольную попутчицу. Ужас почище недавнего приморозил ее к табурету.
Это была колдунья Мефрэ собственной персоной.
Сначала Жаккетта хотела завизжать, чтобы Большой Пьер прогнал ведьму прочь, но некстати вспомнила, что как ни крути, а колдунья спасла ей жизнь: ведь пока она, Жаккетта, копошилась бы у выхода из Жирного Тупика, переживая нападение, нищий бы вернулся с подмогой и никакой хлыст не помешал бы им перерезать Жаккетте горло.
Поэтому она хрипло выдавила:
– Это наша соседка, тоже из лавки шла…
– Госпожа Андриё! – церемонно представилась Мефрэ и опять накинула капюшон.
Под надежной охраной Большого Пьера они беспрепятственно покинули кабачок и пошли домой. Но Жаккетте все время казалось, что из подворотни в подворотню за ними крадутся три темные тени, и она постоянно оглядывалась.
А едва она переводила взгляд на спокойно идущего Большого Пьера, то видела шагающую по другую сторону от него колдунью и сразу вспоминала слова Аньес: «Бегает по крышам черной кошкой и людей в зверей обращает!»
Мефрэ тоже изредка поглядывала на нее и, как тогда, во время визитов за любовным зельем, чуть презрительно улыбалась.
На последнем перекрестке перед Аквитанским отелем она остановилась и сказала:
– Спасибо за охрану, здесь я уже одна дойду.
Жаккетта очень обрадовалась, что проклятая ведьма оставит их в покое, но с громадным удивлением услышала собственный голос:
– Еще чего! Прирежут у самого дома – и все дела! Мы вас лучше до калитки доведем!
И совершенно несчастная от своих же слов, первой обреченно пошла к дому колдуньи.




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неукротимая герцогиня - Галан Жюли


Комментарии к роману "Неукротимая герцогиня - Галан Жюли" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100