Читать онлайн Красавица и пират, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава XXX в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица и пират - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица и пират - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица и пират - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Красавица и пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XXX

Волчье Солнышко, лишний раз доказав, что он не настоящий кавалер и рыцарь, взял да и выздоровел!
В том же самом зале, в том же одеянии он давал ответ посланцу загадочного шейха. В том, что ответ не будет положительным, практически никто не сомневался.
– Передайте вашему господину мои заверения в совершеннейшем к нему почтении! – Гремел голос виконта над залом. – Но дамы останутся в Шатолу. На территории Франции всякие вопросы о праве собственности, на людей иностранного лица просто нелепы!.
«Красиво говорит…» – подумала Жаккетта и, прикрыв глаза, погрузилась в дрему. Хоть ничего нового виконт не сказал, все равно было очень неприятно услышать отказ. Но пока они расплевываются окончательно, можно с горя и подремать.
– Если это ваш окончательный ответ, – играл свою часть представления гордо выпрямившийся Рыжий, – то мы незамедлительно уезжаем!
– Вы можете отправиться в путь завтра с утра, – великодушно разрешал виконт со своего трона.
– Нет, мы выедем сейчас! – сжимал рукой рукоять меча и показывал этим, что он оскорблен, Рыжий. – Больше нам здесь делать нечего.
– Как вам будет угодно! – перешел от великодушия к равнодушию Волчье Солнышко и развалился в кресле в непринужденной позе.
Свежевыбритый Рыжий холодно раскланялся с хозяином Шатолу и, сопровождаемый своими закутанными до глаз людьми, надменно удалился.
– Вот так то, мои милые дамы! – заявил виконт. – Вас я никому не отдам, даже не надейтесь.
Но его слова не произвели того эффекта, на который, возможно, он рассчитывал.
Жанна была полностью погружена в себя и вряд ли расслышала, что сказал Волчье Солнышко.
Жаккетта проснулась, зевнула и деловито спросила:
– Нам ожидать вас сегодня вечером или можно спать спокойно?
– Ждите! – великодушно разрешил Волчье Солнышко.
* * *
Рыжий пират покинул Шатолу.
Недоверчивый виконт дал ему сопровождающих, которые должны были проводить оставшегося ни с чем посланца до границы.
Помня о просьбе Рыжего не паниковать, Жанна и Жаккетта старались не впадать в отчаяние. Хотя смотреть, как исчезают в проеме башни всадники было тяжело.
В своей жизни Жаккетта ревела нечасто, но в этот день она долго и отчаянно рыдала, съежившись на. полу за сундуками. И жить не стоило, и бороться тоже. Вечером поднялся ветер. Принялся выть в трубах, крутить флюгера, трепать стяги на башнях.
У Жаккетты случился приступ мании величия: ей казалось, что ветер смеется над ней. Выревевшись, она понуро побрела в покои Жанны, чтобы хоть не одной страдать.
Но не успели девицы как следует осознать, что Рыжий пират теперь далеко, как неожиданно появился озабоченный Жильбер. Он коротко сказал:
– Готовьтесь. Сегодня ночью.
И исчез опять.
Оставалось лишь гадать, почему именно сегодня и каким образом все произойдет. Но гадай не гадай, а впереди пока маячила одна лишь черная неизвестность.
Жаккетте почему-то припомнилось, как пылала охотничья хижина у болота. А ведь до ночи надо было еще дожить.
Волчье Солнышко явился, как и обещал. Слегка прихрамывая.
«Ну, раз явился – получай!» – решила Жаккетта и приняла основной удар на себя.
Когда она вернулась с поля битвы, Жильбер уже ждал в комнате Жанны.
Жаккетта была в препаршивом настроении. Чтобы виконт вымотался и уснул, потребовались очень большие усилия. Только призрак грядущей свободы заставил Жаккетту завершить дело. Но чувствовала она себя препакостно.
– Я удивляюсь, какая, должно быть, странная постройка этот дворец Синьории во Флоренции, – кисло заявила Жаккетта, увидев Жильбера, – ежели там запертое на верхнем этаже правительство оказалось отрезанным от мира и не могло спуститься к своим сторонникам. У нас так все кому не лень по окнам шастают, и высота им не помеха!
Жанна и Жильбер одновременно посмотрели на нее с большим недоумением.
– Не обращайте внимания, – вздохнула Жаккетта. – Плохо мне. Ладно, сейчас соберусь.
Она переоделась в свой любимый повседневный восточный наряд, который ее еще ни разу не подвел. Без сожаления оставила в сундуках платья, забрала высохший морозник, подхватила свой многострадальный дорожный мешок и пошла к Жанне и Жильберу.
Жанна, как обычно, собиралась сбегать в лучшем платье. Иного Жаккетта от госпожи и не ждала.
– Потушите свечу! – попросил Жильбер. Свеча погасла, и в комнате стало темно. Жильбер долго смотрел в окно и, наконец, сказал:
– Пора. Спускаемся вниз.
Как выяснилось, особых иллюзий насчет умения девиц сбегать из замков он не питал и самостоятельно спуститься вниз им не предлагал. Просто закрепил вокруг талии каждой широкий пояс толстой кожи, прикрепил к нему веревку, и с его помощью Жанна и Жаккетта оказались внизу.
В промежутке между зданием и внешней стеной было тихо, ветер здесь не гулял. Звезды над головой горели яркие, крупные. Казалось, – заберись на стену, и коснешься их рукой. Все было как-то обыденно. И совсем не страшно, а ведь Волчье Солнышко спал совсем неподалеку.
Жильбер присоединился к девушкам и повел их вдоль стены, до ближайшей лестницы наверх. Войдя под арку, он свернул налево и стал подниматься по крутой каменной лесенке, врезанной в толще стены.
Девицы, спотыкаясь, следовали за ним. Жаккетта прошла легко, а вот юбки Жанны оказались шире узкого прохода, она почти почувствовала себя верблюдом в игольном ушке.
Жильбер недаром смотрел в окно – наверху было пусто. Вот тут ветер гулял во всю мощь.
– А теперь придется спуститься со стены… – извиняющимся тоном сказал он. – По-другому не выбраться.
Жаккетте стало смешно.
– А мы непременно хотим выбраться другим путем! Через главные ворота, с музыкой и танцами. Что ты извиняешься?
Спускались они так же, как и из окна. Разница была только в расстоянии.
Оказавшись на земле, Жанна вдруг поняла, что теперь она по ту сторону стены, не в замке. Она стояла и водила пальцем по камням кладки, пытаясь еще сильнее прочувствовать это.
У Жильбера что-то не ладилось наверху, он задерживался. Подавать голос было нельзя, приходилось молча ждать. Ветер прижимал их к холодной стене, пробирал до костей.
Наконец Жильбер спустился.
– Теперь куда? – спросила Жаккетта.
– Вниз, – показал на склон Жильбер.
– Вниз? Да мы же шею свернем, тем более в темноте! – удивилась Жаккетта. – Может, лучше к оврагу спуститься?
– Там еще хуже, – объяснил Жильбер. – Другого пути нет. Я там набил крючьев, можно будет цепляться за веревку.
Как они целыми спустились с этого склона, и для Жанны, и для Жаккетты осталось загадкой. Видимо, только уверенность Жильбера помогла им благополучно одолеть склон.
Жанну же вдобавок совсем некстати одолели смешные страхи. Незабываемая ночная прогулка по стене так врезалась в ее память, что она почему-то уверовала в слова виконта, что внизу их поджидают, лежа в кустах, лютые волки. И готовятся броситься, как только они ступят на ровную землю.
Вместо лютых волков внизу ждал Рыжий, который, по всем расчетам, сейчас должен был быть где-то за рекой.
– Здравствуйте, милые! – сказал он. – Вот мы и снова вместе.
– Как ты тут оказался? – не утерпела и спросила Жаккетта. – Ведь вас выдворили из владений виконта?
– По счастью, он не догадался обнести свои леса крепкой каменной стеной, вроде той, с которой вы спустились. При желании можно запросто вернуться обратно. – Рыжий снял их с последнего уступа и поставил на ровную землю.
Жильбер спустился последним и теперь убирал снаряжение, с помощью которого они спустились. Остальные ждали.
– Прошу прошения за нескромный вопрос, – вдруг обратился Рыжий к Жанне. – Но скажите, виконт сегодня вас посещал?
Жильбер вопросительно на него посмотрел, и у Жанны кровь прихлынула к щекам.
– Нет! – резко сказала она. – Я бы посоветовала вам впредь не задавать подобных вопросов. Почему вы спрашиваете у меня?!
– Потому что спросить у виконта я не могу.
Рыжий вгляделся в лицо Жанны.
– Извините, я не думал, что это вас так заденет. Я не спрашиваю у Жаккетты, потому что прекрасно знаю, что ее-то он обязательно навестил. А ваш отрицательный ответ говорит мне лишь о том, что ваше бегство обнаружится до рассвета. Жильберу надо было подождать.
– Но почему? – воскликнул оруженосец. Рыжий скептически хмыкнул и покрутил головой.
– Да потому, милые мои дети, что ваш любитель волков и хорошеньких женщин, сбегающих из гаремов, в эту судьбоносную ночь, после того, как он гордо мне отказал, обязательно захочет попользоваться всем своим гаремчиком, а не только его большей половиной.
– А что же вы тогда рассусоливаете?! – возмутилась Жанна. – Ехать давно пора!
– Сейчас тронемся, – невозмутимо пообещал Рыжий. – Как же мы начнем бегство без такой вступительной части? Это даже неинтересно. Если у кого-либо есть вопросы, задавайте сейчас, потом будет некогда.
– Я не понял, почему ты назвал госпожу Нарджис Жаккеттой? – признался Жильбер.
«Она такая же госпожа Нарджис, как я – Бибигюль», – хотела ядовито прошипеть Жанна, но не успела. Рыжий просто сказал:
– А это ее христианское имя. Все, едем!
– Ну вот, а я хотела узнать, как все-таки ты вернулся? – пробурчала Жаккетта.
– Потом, потом, – отмахнулся Рыжий. – А тебе идут восточные украшения. Опять же в седле устойчивей сидеть будешь, при таком устрашающем количестве побрякушек!
– Да-а, – обиделась Жаккетта, – так я знаю, что они при мне! Госпожа тоже при полном параде!
– Все, молчу, женщину не переспоришь! – Рыжий уже выводил лошадей.
Жаккетта, подброшенная его сильными руками, птичкой взлетела в седло. Жанну с ее юбками мужчинам пришлось усаживать куда дольше.
– Учти, Жильбер, – поучал при этом оруженосца Рыжий, – что спасать даму – тяжкий труд! Потому что если ты даже вытащишь ее прямиком из котла с кипящей серой, но потеряешь при этом платочек или туфельку, то навсегда станешь для нее не героем, а врагом на всю жизнь. Даму всегда спасают при всех ее доспехах, иначе даже браться за дело не стоит.
– Вам обязательно столько говорить? – простонала Жанна.
– А как же! Это моя моральная компенсация. Ведь в случае неудачи нашего предприятия вы попадете опять в теплую постель виконта, а вот нас с Жильбером ждут неприятности довольно мрачного характера. Пока мы еще в начале пути, прошу вас учесть, что ни вы, ни Жаккетта, ни я не пострадаем так сильно, как Жильбер. Он теряет все. Помните об этом.
Жанна промолчала.
Теперь их вел Жильбер. Лесными тропами на северо-восток. Ночь была лунная, а лес, сбросивший свой осенний убор, казался светлым и каким-то пустым.
«Приятно, когда тебя спасают… – думала Жаккетта на скаку. – Вдвойне приятно, когда спасают, но ты знаешь, что, в конце концов, спаслась бы сама! Пока все идет правильно. Можно быть слабой. Хорошо, что Рыжий вернулся!»
Она чуть придержала коня, чтобы поравняться с ним, и крикнула:
– А в той стороне есть барсучьи норы! Нам Жильбер показывал. Они старше замка.
– Я тоже рад, что тебя нашел! – ответил Рыжий.
Через какое-то время до них донесся очень неприятный звук. Подавали голоса гончие.
Жильбер остановился, остановились и остальные.
– Вот и дождались! – сплюнул в кулак Рыжий. – Виконт нашел новую забаву. Как видно, он уже проверил постель госпожи Жанны.
– Разве гончие могут гнать конных людей? – удивилась Жаккетта. – Они же на зверей охотятся?
– Если натасканы, то могут… – отозвался Жильбер.
– Эти, как я понимаю, натасканы… – заметил Рыжий. – Долго нам еще?
– Да порядочно, – уныло сказал Жильбер.
– А куда мы едем? – спросила Жанна.
– К броду. Будь мы с Жильбером одни, уже были бы за пределами Волчьего Острова, но вы в своих нарядах реку вплавь не пересечете, официальные дороги перекрыты. Выбирать не из чего. Все, трогаемся!
Теперь их маленький отряд двигался чуть-чуть быстрей. Быть дичью совсем не хотелось.
Во время пути Жаккетта пыталась трезво оценить их шансы на побег. Делала она это, конечно, совершенно не вовремя. Слишком поздно, да и вообще зря. Но это помогало скоротать время. Пока получалось, что при любом раскладе они сейчас в гораздо более выигрышном положении, чем если бы бежали одни. Это ободряло.
Жанна же съежилась в седле и поражалась, как раньше гон собак казался ей таким приятным, ласкающим слух. Почти мелодией! Теперь же она поняла, что ничего более отвратительного, неприятного и режущего слух в жизни не слышала. Это надо же так ошибаться!
Лай собак за их спиной изменился, стал визгливым.
– Быстрее! – крикнул Жильбер. – Гончие заливаются, значит вышли на нас, они недалеко.
Впереди замаячила долгожданная река. Жильбер привел их к обещанному броду, но и погоня была все ближе.
Лошади вошли в воду. Вот где нельзя было торопиться, так это на переправе. Кони осторожно переставляли ноги, а водный поток ударял их в левый бок.
Жаккетта, сжав губы, старалась в точности повторять движения Жильбера, который первым пересекал реку. Ей было страшно.
– Главное, своему скакуну не мешай! – подсказал сзади Рыжий.
Переливы собачьего лая слышались совсем отчетливо.
Неожиданно сплоховала Жанна. Услышав лай за спиной, она дернулась и сбила свою кобылу с ровного шага. Лошадь неудачно ступила, попала ногой в яму на дне, течение довершило дело, И лошадь, и всадница очутились в воде.
Холодная вода словно ожгла Жанну, сдавила со всех сторон. Не в силах ни крикнуть, ни просто вздохнуть поглубже, Жанна инстинктивно высвободилась из седла и, слабо трепыхаясь, поплыла, уносимая течением.
– Держите курс на те кусты! – крикнул Жильбер и, молниеносно слетев в воду, поплыл догонять беспомощную Жанну.
Жаккетта в каком-то оцепенении смотрела на все это.
– Давай, маленькая, очнись! – подбодрил ее Рыжий. – Еще не хватало и тебя вылавливать. С твоими побрякушками ты пойдешь на дно как топор. Лошадь Жанны, освободившаяся от всадницы, теперь вплавь успешно добиралась до берега. Конь Жильбера, видимо, хорошо знал эту переправу, потому что и без хозяина продолжал идти к кустам на том берегу. Конь Жаккетты следовал за ним как приклеенный.
Шаг за шагом – и копыта уже ступают по прибрежной траве. Плотная стена гибких ветвей – и река шумит теперь за полосой кустарника.
Жаккетта соскочила с седла, не зная, что теперь делать, куда бежать и кого спасать.
Выбрался из кустов Рыжий.
– Без костра не обойтись! – заметил он. – Собирай сушняк, вон там мы привал сделаем. А я проедусь вниз, помогу им. Не бойся пока ничего, еще рано.
«Рано для чего?» – не поняла Жаккетта.
… Без помощи Жильбера Жанна, скорее всего, утонула бы. Платье спеленало ее, как мешок, в котором топят преступников. А холодная, просто ледяная осенняя вода тянула вниз, словно обещала на дне реки покой.
Жанна не паниковала, уверенно держала голову над водой и спокойно боролась, но проигрывала в этой борьбе, хотя берег был рядом – кусты, деревья, корни. Но сил хватало лишь на то, чтобы держаться на плаву. Лес кругом был молчаливый, равнодушный, лишь голосили невидимые гончие.
Жильбер догнал ее, и Жанна с облегчением вцепилась ему в плечи, перекладывая всю тяжесть борьбы на него. Широкими взмахами рук Жильбер приближал их к спасительной суше.
Сама выйти на берег Жанна не смогла: намокшее платье придавило ее, сковывало движения.
Жильбер тоже много сил отдал спасению любимой женщины и поэтому галантный поступок – вынести даму на руках – совершить был не в состоянии. Он просто помог ей выйти из воды.
– Ага, вот вы где! – продрался к ним сквозь заросли Рыжий. – Неудобное время вы выбрали для купания, госпожа Жанна, откровенно не сезон. Прошу в кусты.
– Он нас догнал? – прошептала Жанна.
– Практически догнал, – ободрил ее Рыжий. Он не шутил. На том берегу реки, где они так недавно были, появились собаки и всадники с факелами. Теперь только река отдаляла их от Волчьего Солнышка. Была ли она преградой для хозяина Шатолу? Собаки довели охотников до того места, где кони беглецов вошли в воду.
Затаившиеся в кустах на противоположной стороне беглецы смотрели на преследователей. Бежать смысла не было – если Волчье Солнышко пересечет реку, он их догонит. А что, собственно говоря, мешает ему это сделать?
Жанна, промерзшая до костей, лежала в кустах и отчаянно стучала зубами. Рядом затих такой же мокрый и замерзший Жильбер, он лишь пытался согреть ее пальцы, обхватив их своими ладонями. Смешная, нелепая попытка.
Черные всадники на той стороне подъезжали к воде.
– Извините за праздное любопытство… – прошептал лежащий чуть поодаль Рыжий. – Не хочу отвлекать вас, шевалье, пустяками, но просто интересно, как скоро виконт пересечет реку?
– Не пересечет, – сказал Жильбер.
– А что ему помешает? Страшное клацание зубов из кустов? – остался верен себе Рыжий.
– Это хитрый брод, – даже не обиделся Жильбер. – Его надо знать.
– Но что же тут знать? Собаки же вывели их… – прошептала синими губами Жанна.
– Разве вы не заметили, госпожа Жанна, что мы не сразу встали на переправу? – удивился, что приходится объяснять простые вещи, Жильбер. – Именно ради этого мы и проехали водой вдоль берега несколько туазов, прежде чем начали пересекать реку. А потом, надо знать ориентиры на этом берегу, иначе собьешься, как вы сбились.
– И все-таки интересно, – не унимался Рыжий, – неужели ты единственный знаток этого брода в округе?
– Нет. – Голос у Жильбера, вроде бы совсем не к месту, стал веселым. – Охотники прекрасно его знают.
– Ну и? – подбодрил Рыжий.
– Этим бродом ребята частенько без ведома господина виконта ездят в ближний городок к женщинам.
– Вот самое разумное из всего, что ты сказал! – шепнул Рыжий. – Теперь я твердо знаю, что предателей, желающих открыть виконту тайну этого брода, не будет.
На том берегу разыгрывалась сцена, подтверждающая слова Рыжего.
Охотники въезжали в воду, кони теряли опору под ногами, их начинало сносить, приходилось выбираться на берег.
– А если они вплавь? – шепнула Жанна.
В ее глазах страшное Волчье Солнышко был способен на все.
– Чтобы потом такой же мокрой курицей сидеть в кустах? Сейчас осень, а река здесь широкая. Он, конечно, малость безумный, но не дурак, чтобы плескаться в осенней воде. Мокрым не поскачешь.
Волчье Солнышко, видя, что от людей толку немного, попытался сам найти брод. И также безуспешно. Река не открывала своих тайн. Верные и преданные слуги тоже.
Всадники постояли у воды, и виконт двинул свой отряд восвояси.
– Они домой? – с надеждой спросила Жанна.
Ей было уже даже не холодно. Сладкое оцепенение охватывало замерзающее тело, слипались дремотой глаза.
– Если бы, – с трудом поднялся рядом Жильбер. – Они лишь поехали к ближнему известному господину броду. У нас форы часа четыре, не больше.
– Тогда давайте не мешкать. Купаться в такую пору и так вредно, а сидеть в кустах в мокром платье еще вреднее, – вскочил Рыжий. – Будем сушить вас у огня.
Жанне уже ничего не хотелось…
Жаккетта, даже не подозревая, что они были на волосок от гибели, трудолюбиво занималась устройством лагеря.
Когда Жанна и мужчины дошли до нее, сушняк был уже собран, кони привязаны в сторонке, мокрое седло с искупавшейся лошадки снято, а Жаккетта расчищала место для кострища.
Рыжий достал кресало, сноровисто выбил искру. Загорелся трут, и скоро костер весело трещал, сразу сделав место их короткой остановки уютным и родным.
У Жильбера в притороченной седельной суме нашлась сухая смена белья, он переоделся, хорошенько выжал свои походные суконные куртку и штаны и мог теперь опять пуститься в путь, даже не просушивая их у огня. Одним словом, Жильбер снова был в порядке.
С Жанной было сложнее. Платье, с которого натекла хорошая лужа воды, потеряло весь свой шик и сиротливо висело около костра на ветвях. От него шел парок.
«Накрылся бархат… – грустно думала Жанна. – Все-таки для дороги это непрактично. Мягкое флорентийское сукно лучше. И выглядит вполне благородно…»
Слышали бы ее думы Рыжий с оруженосцем, вот бы перекосились от удивления их лица!
Жанну пришлось одевать с мира по нитке. Она стояла в короткой для нее Жаккеттиной нижней рубашке и юбке. Рыжий отдал ей плащ. Больше лишней сухой одежды не было.
Жанна распустила копну золотых волос. Уже отогрелись руки и ноги, запылали румянцем щеки. С другой стороны костра грелся Жильбер и изо всех сил старался не смотреть на ее голые тонкие лодыжки.
Рыжий занимался седлом Жанны.
– Первая часть нашей авантюры прошла успешно, – подытожил он. – Если не считать того, что на хвосте у нас вошедший в раж виконт. Да, кстати, я торжественно возношу благодарность небесам и тем неотразимым женщинам, ради которых мы все это затеяли.
– Это ты про нас? – уточнила Жаккетта, пропустившая все самое интересное.
– И про вас, неотразимая госпожа Нарджис, тоже! Скажи, маленькая, ты не обидишься, если узнаешь, что обязана спасением лишь тому обстоятельству, что мужчины из замка тайком от хозяина бегают этим бродом к веселым девицам? Ведь Волчье Солнышко был от нас в двух шагах, мы в кустах чуть от страха не померли.
– Только порадуюсь, – трезво рассудила практичная Жаккетта. – Да пусть бегают себе на здоровье и дальше. Главное, что и нам пригодилось.
– Золотые слова! – Рыжий пошел седлать лошадь Жанны.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица и пират - Галан Жюли



ПОЛНЫЙ БРЕД
Красавица и пират - Галан ЖюлиНАТАЛИ
18.02.2013, 13.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100