Читать онлайн Красавица и пират, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава XXVI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Красавица и пират - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.46 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Красавица и пират - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Красавица и пират - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Красавица и пират

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава XXVI

Пока было неясно, что там думает в отношении продажи пленниц Волчье Солнышко. Сталкивались ли в его безумной душе возможность неплохо заработать и нежелание расстаться с девушками? Или он был озабочен вычислением суммы, которая возместит горечь расставания с жемчужинами его маленького гарема? Или он готовился выпереть вон неожиданного посла?
Распорядок жизни в замке пока, во всяком случае, не изменился.
Жанна раз пятьдесят осмотрела себя в зеркало в поисках незамеченных огрехов, но все было безупречно. От прыщей не осталось и следа, волосы ей Жаккетта уложила в высокий, перевитый косами узел, платье сидело отлично. Можно было отправляться на прогулку.
Жаккетта тоже была готова.
Они спустились вниз, но оруженосец, как бывало обычно, их не ждал. Вместо него около лошадей стоял один из луветьеров виконта.
– Жильбер просит его извинить, – сказал хмурый охотник, – но пока он занят поручением хозяина. Его послали в деревню.
Жанна расстроилась.
– Он присоединится к вам чуть позже, а пока, если хотите, я буду сопровождать вас на прогулке. Когда Жильбер закончит дела, он меня сменит.
– А как он нас найдет? – удивилась Жаккетта.
– А он сразу из деревни поедет к кривому дубу, – объяснил луветьер. – Там мы с ним встретимся. Но, если хотите; можете его подождать.
Утро было светлым, а кто там знает, что взбредет в голову хозяину Шатолу. Через час может все измениться.
– Хорошо, – сказала Жанна, – поедем посмотрим, что за дуб такой кривой.
Прошедший дождь и неутихающий ветер сорвали с леса его багряную мантию. Теперь уже не массивный свод золотой листвы нависал над всадниками, а вздымались легкие арки ветвей с остатками листвы.
Путь к кривому дубу занял времени больше, чем предполагали Жанна и Жаккетта. В этих местах они с Жильбером не катались.
Кривой дуб стоял особняком над лощиной, по которой протекал ручей. Оруженосца около него не было. Девицы спешились. Жанна пошла к ручью попить воды, Жаккетта не захотела пачкать подол о влажную землю и осталась у дуба.
Ждать пришлось недолго.
Придерживая юбки, Жанна спустилась к воде, но не успела еще зачерпнуть холодной влаги, как услышала, что кто-то подъехал. Она обрадовалась и, забыв про воду, поспешила обратно.
Возле дуба Жильбера не было.
Три мрачных луветьера из свиты виконта ждали там ее возвращения.
Жанне сразу расхотелось возвращаться, но человек, приведший их сюда, шагнул к ней и сказал:
– Госпожа, не убегайте, это бессмысленно. – Начало речи было оптимистичным. Не стой он так близко, Жанна непременно поступила бы наперекор его совету.
– Мы пользуемся большим спросом в этих местах… – мрачно заметила Жаккетта, прислонившаяся к дубу и ковыряющая носком башмака слой опавших листьев. – Ну-ка, господа, объясняйте, что это значит?!
– Волноваться вам совершенно не нужно, – довольно миролюбиво сказал охотник. – Ничего плохого с вами не будет.
– А что будет? Уточните, пожалуйста! – не поверила ему Жаккетта.
– Сейчас мы проедем в одно тихое место, где вам придется немного пожить.
– С какой целью?
– Пока посланец султана, или кто там он есть, не выкупит вас у нас, – просто объяснил луветьер.
– У вас? – удивилась Жаккетта.
– У нас! – кивнул охотник. – Господин виконт вряд ли вернул бы вас этому приезжему господину даже за очень большие деньги. Но он человек со странностями, сами понимаете. А мы упустить возможность подзаработать не хотим. Приезжему господину, я думаю, все равно, у кого вас выкупать.
– Да вас же виконт потом со свету сживет? – удивилась Жаккетта. – Не боитесь?
– Не боимся. С хорошими деньгами можно избежать гнева короля, не то что виконта.
– Значит, оруженосец виконта не появится? – морщась, задала Жанна самый интересующий ее вопрос.
– Кто, Жильбер? Да он ведать не ведает, хозяин его и правда в деревню послал по деду. Садитесь дамы в седла, ехать пора. Кстати, разрешите представить вам ваших спутников на ближайшие дни. Это Жан-Пьер, это Жан-Клод, а это Жан – Марк! Меня зовут Жан.
– Мы будем звать тебя Жан-Жан, – решила Жаккетта.
От кривого дуба их путь лежал к болотам. Оказывается, там, на границе леса и болота, среди лесистых островков, заросших кустарником низинок и скрытых под травяным покровом топей, притаилась заброшенная охотничья хижина, в которой и собирались четыре Жана держать девушек до выкупа.
Увидев ее, Жаккетта скептически хмыкнула.
– Вам, конечно, виднее, – заметила она, подъехав к Жан-Жану, – но мне кажется, что виконт не такой уж дурак, чтобы не проверить все жилые места в округе. Значит, и сюда скоро нагрянет. Со своими знаменитыми ищейками, которые, кстати, небось, не без вашей помощи натасканы. А?
– Госпожа как вас там! – нелюбезно отозвался Жан-Жан. – Я же не учу вас юбки шить! Ваше дело – сидеть тихо и ждать.
– Зовите меня госпожа Нарджис, – спокойно сказала Жаккетта. – Нарджис – цветочек такой. Я же не о себе тревожусь. Мне вас жалко. Не хотите говорить – и не надо.
Они спешились у хижины.
Хижина была сложена из толстых бревен и подозрительно смотрела на болото из-под нависшей крыши маленькими подслеповатыми оконцами. Внутри был сложен открытый очаг, дым выходил через окна и дверь. Кроме очага в хижине имелось ложе, сбитое из жердей, на которые были накиданы охапки сухой травы, сверху покрытые шкурами. Несколько чурбаков, расставленных вокруг очага, исполняли роль стульев, а по стенам были набиты широкие доски-полки.
– Как же тут жить? – ужаснулась Жанна, заглядывая в черное чрево хижины.
– Очень просто, – буркнул один из Жанов, кажется Жан-Пьер, а может, Жан – Марк. – Некоторые всю жизнь так живут, да не одни, а с оравой ребятишек.
– А как здесь готовить? – задала практический вопрос Жаккетта, осторожно входя в хижину.
– На улице, – бросил луветьер и сбежал от чересчур болтливых девиц к лошадям.
– Представляю, какая суматоха в замке… – задумчиво сказала Жаккетта, наблюдая через дверной проем, как о чем – то горячо спорят охотники.
Жанна села на край ложа и замерла в напряженной позе. На ее чистое платье тихо опустился с потолка комочек сажи.
Наступила ночь.
У Жаккетты было такое чувство, что ее спина здоровается с каждой жердью ложа отдельно. Она даже пожалела съежившуюся рядом госпожу: мало того, что та, наверное, своей худой спиной еще сильнее чувствует прелесть походной постели, так небось еще и мается, что прическа зря пропала, не увидел ее Жильбер, не оценил…
– Ты спишь? – шепнула Жанна.
– Нет, – коротко ответила Жаккетта.
В хижине было темно, робкий свет луны сквозь узкие прорези окон почти не проникал. Дверь была закрыта.
– Я ему нравлюсь? – спросила вдруг Жанна.
– Нравитесь, – не удивилась вопросу Жаккетта.
– Я его старше…
– Эка невидаль. Вы так говорите, словно вам сто, а ему шестнадцать.
– Так ему, наверное, и не больше… – вздохнула Жанна.
– Ну и вам не сто! – мудро сказала Жаккетта.
– Но он же совсем мальчишка… – не то убеждала себя, не то пыталась убедить Жаккетту Жанна.
– Ошибаетесь… – Жаккетта подложила руку под голову. – Он уже человек. Какой сейчас – таким и будет. Не забивайте себе голову глупостями. Обожглись раз – ну и что теперь? Всю жизнь шарахаться?
– Много ты знаешь! – обиделась Жанна.
– Да уж побольше вашего! – улыбнулась Жаккетта.
– А ты бы на моем месте как поступила?
– Э-э, госпожа Жанна, вы нас не сравнивайте. У вас свое место, у меня свое. Вам господа руки целовали, да стихи писали, а мне юбку без разговоров задирали… – вздохнула Жаккетта. – Потому и видим мы мир по-разному.
Жанна лежала молча. Потом вдруг приподнялась на локте и спросила:
– Но тогда я должна быть веселая, а ты печальная, почему же все получается наоборот?
Задремавшая было Жаккетта проснулась.
– А-а, это… Нет, все идет правильно. Вы графиня, у вас и запросы королевские, а я, как вы говорите, в коровнике росла. Вот и радуюсь всему, что радует. Мы с вами по-разному сравниваем.
– Но я не могу не быть собой, – возмутилась Жанна. – Я с рождения знаю, кто я. Как я могу поступиться своими правами?
– Кто же спорит… – осторожно зевнула Жаккетта.
– И Рыжий почему-то к тебе приставать стал! – совсем уж вредным, обиженным голосом сказала Жанна. – А мне вообще ничего…
– Так у вас на лице было написано: отстаньте от меня все, я на Кипр спешу! – хмыкнула Жаккетта.
– Ну, после Кипра мог… – жалобно протянула Жанна. – вы там лизались, а я одна, да одна…
– Вам он не компания! – решительно отрезала Жаккетта. – Он пират, а вы графиня, сами подумайте!
– Да-а-а, тебе можно, а мне нет! – заныла Жанна. – И виконт к тебе больше благоволит…
Жанне вдруг стало жалко-жалко себя. Жизнь, решила она, окончательно не удалась, надежды на что-то радостное впереди рухнули. Любви нет, а все мужчины негодяи.
– Госпожа Жанна, вы устали… – дипломатично заметила Жаккетта. – Вы думаете, было бы лучше, если бы дело обстояло наоборот? То прыщи на морде вызывали, то не благоволит. Давайте спать, кто знает, что там дальше будет?
Особой веры в завтрашний день у нее не было. Была в послезавтрашний.
– Дамы не говорят «морды», запомни, это неприлично! – нравоучительно сказала Жанна и заснула.
Долго поспать им не удалось, а пробуждение было куда более страшным, чем засыпание.
Проснулись Жанна и Жаккетта практически одновременно, сами не зная почему. Почему, выяснилось тут же: их жилище горело, подожженное снаружи.
«Дверь закрыта!» – промелькнуло в голове у Жаккетты, и она кинулась к выходу.
Ясновидцем, быть плохо. Дверь действительно не открывалась. Похоже, ее подперли снаружи, В оконца ничего не было видно, кроме наваленных до крыши и подожженных ветвей. В хижину валил удушающий дым.
Жаккетта отчаянно бросалась на дверь, пытаясь выбить ее, но понимала, что это бесполезно. Они были заперты в хижине, обложенной со всех сторон пылающим хворостом.
Когда Жанна поняла, что дверь им не открыть, она села у очага, закрыла глаза и заткнула уши.
Она, словно со стороны, видела, как занимаются пламенем бревна, пылает, трещит деревянный сруб, и потом только груда подернутых пеплом углей обозначит то место, где окончилась их жизнь. Жанна начала тихо молиться, посылая Пресвятой Деве просьбу послать быстрый и немучительный конец.
Жаккетта была занята почти тем же. Правда, не обременяя Деву Марию мольбами, она думала, что же будет в самом ближайшем будущем. Получалось, что лучше всего забраться повыше и задохнуться в дыму и угаре, чтобы огонь палил уже неживое тело. Но заставить себя встать на ложе, поближе к дыму, Жаккетта не могла.
Кляня свою слабость, она села на пол рядом с Жанной. Глаза уже щипало, и в горле было совсем сухо.
«Ну почему так! – горько думала Жаккетта. – Вот чего не хотелось, так это сгореть, очень уж больно будет! Ну не хочу я!»
Снаружи, в недостижимом мире прохладного чистого воздуха, что-то вершилось. Слышались крики, гам. Кому-то было не все равно, что девушки заживо горят в охотничьей хижине.
Раздались глухие удары, слова проклятий.
Дверь открылась, и в жаркое нутро хижины влетел Волчье Солнышко. Схватив под микитки лежащую на полу Жаккетту, он подтащил ее к двери и передал своим людям, затем вытащил Жанну.
Девицы уже наглотались дыма и чувствовали себя не вполне живыми.
Волчье Солнышко оставил их на попечение оруженосца, а сам кинулся творить суд и расправу.
Как оказалось, план у четырех Жанов был хороший и убежище они подобрали надежное, только человеческую сущность не учли… Их сдали свои же.
Когда выяснилось, что девушки уехали на прогулку в сопровождении совсем не оруженосца, а затем пропали, не только Волчье Солнышко понял, что кто-то из его людей хочет подзаработать за счет хозяина, поняли и остальные луветьеры. Зависть к чужой сообразительности в нескольких охотниках возобладала, поэтому они сразу вычислили, где в округе можно спрятать пленниц.
Волчье Солнышко, поставив усиленный наряд охраны к гостям с Востока, кинулся в погоню.
Такой прыти от хозяина Жаны не ожидали. Теперь речь шла не о деньгах, а о жизни. Поэтому они подожгли хижину со спящими девушками и бросились уходить болотными тропами, надеясь, что виконт задержится у пылающего домика, спасая пленниц.
В целом, расчет был верен. Жан-Пьер, Жан-Клод и Жан-Марк ушли. А вот Жан – Жану не повезло, его поймали.
Виконт с отрядом своих людей помчался в погоню за похитителями.
На лесистом, бугре у болота остались лошади, полузадохнувшиеся девицы и оруженосец. Жаккетте было очень плохо. Жанне было не лучше, но она крепилась: ведь перепуганный оруженосец, подхватив ее на руки, носил по поляне кругами, чуть не бегал, как молодой олень, не замечая кустов, ям и кочек, и умолял не умирать.
Жанна покоилась на его руках, юбка цеплялась за кусты, по горячему, обожженному лицу скользили потоки ночного воздуха, щека чувствовала жесткое сукно куртки оруженосца, а голос Жильбера становился все отчаянней.
Жанна испытывала чудовищную смесь чувств: то ее охватывало абсолютное, полное, невозможное блаженство, то подкатывала к горлу сильнейшая тошнота.
– Не умирайте, госпожа Жанна! – молил ее оруженосец.
– Хорошо… – выдавила из себя Жанна. – Я не умру, но это только ради вас, Жильбер…
– Правда? – с ликованием воскликнул оруженосец и закружился вместе с ней.
Вот это он сделал зря. Движение по прямой было еще терпимо, но вот вращение сразу вызвало резкий приступ тошноты.
– Жильбер, прошу вас, положите меня где-нибудь! – взмолилась Жанна. – Мне дурно!
– Хорошо, госпожа Жанна, – вздохнул Жильбер и совсем по-детски сокрушенно добавил: – Только потом вряд ли хозяин разрешит взять вас на руки…
Жанна из последних сил боролась с тошнотой, во рту был кислый привкус, скулы сводило, но она сказала:
– Ничего, ему сейчас не до этого. И вообще, пошлите его к дьяволу. Если вы вытащите меня из этого замка, то сможете носить на руках, сколько вам заблагорассудится.
Жильбер опустил ее на землю, и очень вовремя: Жанну вырвало. Тошнота прекратилась, зато теперь Жанну стал бить сильный озноб. Она коснулась рукой волос и с отчаянием отдернула руку: волосы были покрыты жирной, липкой сажей.
Жильбер опять подхватил ее на руки и понес к лошадям, чтобы закутать там в плащ. Стуча зубами, Жанна прижималась к нему, и с ужасом представляла, какая она сейчас страшная в измазанном помятом платье, с растрепанными, покрытыми сажей волосами, испачканным лицом. И оруженосец наверняка возится с ней только от жалости.
А Жильбер, выбрав самую длинную дорогу в мире, нес драгоценную ношу и даже не замечал тех ужасов, от которых сейчас страдала Жанна. Для него в этот момент она была еще прекрасней, чем всегда, потому что была рядом.
– Вы не шутите, госпожа Жанна? – вдруг остановился и спросил он. – Про то, если вы вырветесь из Шатолу?
– Не шучу… – вздохнула Жанна.
– Я… вы… и… – никак не мог выговорить Жильбер и, сбившись с прямого пути, принялся носить ее вокруг громадного куста. Нужных слов не было, все они словно испарились.
– Да, Жильбер, – сказала Жанна. – Именно. Вы мне дороги, и вы мне нужны. Нужна ли я вам – думайте сами.
– Да-а! – шепотом крикнул Жильбер.
– Переговорите незаметно с Рыжим, – опустив веки, устало сказала Жанна. – И не бойтесь, ему нужна только Жа… Нарджис. Только осторожно, иначе погубите и себя, и меня. Хорошо?
– Я люблю вас! – дал согласие на содействие в побеге Жильбер.
На осколках разоблаченного заговора вырастал новый.
Жаккетта была предоставлена самой себе. Свободных рук, чтобы и ее проветрить, поносив по поляне, не нашлось. Сильно болела голова, горело лицо. Руки тоже. Хотелось окунуться во влажную прохладу.
Где ползком, где на четвереньках, Жаккетта добралась до болота. Она засунула ладошки прямо в мокрый мох и ткнулась туда же лицом. Лежать было хорошо, мох словно вытягивал боль. Постепенно голова становилась ясной.
Жаккетта вспомнила, как ворвался Волчье Солнышко в их огненный склеп и выдернул ее оттуда. Спас, получается, как ни крути. Вот негодный, не мог кого-нибудь из людей послать, сам полез! Мучайся теперь в смятении чувств. «Ладно, – решила про себя Жаккетта. – Если будет возможно, не стану его травить ядом, пусть живет».
И она еще глубже засунула руки в мох.
Тем временем люди виконта волокли Жан-Жана к хижине.
Суд Волчьего Солнышка был молниеносным.
– Что сделал, то и получи! – коротко сказал он.
Связанного луветьера швырнули в гигантский костер, бушевавший на месте хижины.
Волчье Солнышко выразительно осмотрел своих людей и сказал:
– Домой!
Жаккетте стало понятно, какими методами виконт добивался послушания от слуг.
Отряд покинул, островок среди болот, оставив позади, жарко пылающий костер.
Начинало светать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Красавица и пират - Галан Жюли



ПОЛНЫЙ БРЕД
Красавица и пират - Галан ЖюлиНАТАЛИ
18.02.2013, 13.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100