Читать онлайн Герцогиня и султан, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава VI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцогиня и султан - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцогиня и султан - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцогиня и султан - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Герцогиня и султан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава VI

Прошло несколько дней. Жаккетта покорно носила тяжелые браслеты и ожерелье и добилась кое-каких успехов в этом деле. По Жаккеттиным меркам, из нее получалась восточная женщина хоть куда. Толстая, гладкая, густо накрашенная. И одежда, и украшения – все как надо. Казалось бы, ну что еще? Все трудности позади, можно наслаждаться новой жизнью.
Не тут то было!
– Двигай персиком, пожалей мою печень! – стонала заломившая брови Фатима, отбивая такт ладонями.
Масрур выводил затейливую мелодию на флейте.
– Так, так, так-так-так, двигай, двигай, вращай!
Жаккетта двигала «персиком» неправильно.
– Цветочек мой, пока ты – настоящее бревно! – утирала пот Фатима. – Ты должна быть и огонь, и лед, и сад, полный роз! Персиком двигай, персиком! Смотри!
Фатима вышла на середину ковра и задвигала «персиком» так, что все вокруг затряслось.
– Аллах создал мужчину, чтобы управлять вселенной, а женщину – управлять мужчиной. Умная женщина – любимая женщина, богатая женщина, счастливая женщина. Нет плохих мужчин – есть глупые женщины! Умей владеть своим телом – и ты покоришь мужчину, даже если будешь с головой закутана в ковер! Сколько раз я тебе это говорила? Наверное, сколько звезд на небе! Двигай персиком, двигай! Своим неуклюжим топотом ты надрываешь мне сердце!
Жаккетта честно старалась, но «персик» двигался плохо. Ничего не выходило.
– А еще хотела быть альмеей! – укоризненно говорила Фатима. – Ты не любишь свое тело, ты не дружишь со своим телом! Это ваши глупые священники вбивают в ваши головы запрет любить тело. Душа, душа! Почему тело должно мешать душе?! Любовь – это дар Аллаха людям! Великий пророк Мухаммед сильно любил женщин, детей и благовония. Это не мешало пророку слушать Аллаха и нести его волю правоверным людям!
А все ваши святые женщины не любят, боятся их больше чумы. Сидят одни, грызут корешки вместо еды. И хотят разделить мир: женщины – в одну сторону, мужчины – в другую. Между ними – стена, и пусть все только молятся. А как тогда будут дети, если любовь – грех? Если люди будут верить вашим святым, уходить в монастыри и думать только о душе, все умрут, и привет! Нет больше людей! Может, ваши святые так говорят, потому что больше любят мальчиков, чем женщин? А?
– Неправда! – всхлипнула Жаккетта. – Не так все! Не врите про наших святых! Они хорошие!
– А кто говорит, что плохие? – удивилась Фатима. – Глупые просто. Ну-ну, не реви! Я не хотела тебя обидеть. Давай отдохнем и покушаем. Может, после еды дело пойдет…
И после еды дело не пошло. Жаккетта топталась на ковре с тем же успехом, что и до обеда.
– Масрур! – закатив глаза, патетически воззвала к евнуху Фатима: – Если бы ты был мужчиной, разве пустил бы ты такую неуклюжую девушку дальше кухни?
Масрур перестал играть и что-то ответил хозяйке. Фатима оглушительно расхохоталась.
– Эта старая пустынная лиса говорит, что если бы по воле Аллаха он остался мужчиной, ты была бы его любимой женой. Даже если бы ты не только танцевать, но и ходить не умела. Он бы носил тебя на руках, ах мошенник! Но он сказал мудрую вещь. Надо, чтобы ты посмотрела, как танцует настоящая женщина! Перестань вытаптывать ковер, иди сюда! Будем опять кушать, твое лицо похудело! Не горюй, мой цветочек! Фатима может сделать гурию и не из такого бревна!
– Ну вот пришел вечер, пришел час для сказки! Слушай же дальше, мой цветочек.
Ала ад-Дин сидел дома и ждал, когда пройдут три месяца. Прошли уже два месяца. И матушка Ала ад-Дина вышла как-то в город купить масла. Смотрит – купцы запирают лавки, вешают цветы, зажигают свечи и светильники, по улице скачут воины с факелами.
Матушка спросила у купца: «Почему такой переполох?» «О женщина! – говорит купец. – Ты, видно, нездешняя! Сегодня вечером сын визиря берет в жены дочь султана!»
Матушка забыла про масло и побежала к Ала ад-Дину. «О горе, сынок! – закричала она. – Султан обманул тебя. Сегодня он выдает свою дочь за сына визиря! Этот визирь – плохой человек. Еще в диване он смотрел на меня так, словно хотел укусить!»
Ала ад-Дин растерялся, но вспомнил про джинна и повеселел. «Не бойся, матушка! – сказал он. – Ложись спать, и утро будет добрым! Сыну визиря не видать царевны, как своих ушей!» Он потер лампу, и джинн возник в клубах дыма. «Слушай меня, раб лампы! – говорит Ала ад-Дин. – Сейчас ты полетишь во дворец султана и, как только сын визиря войдет к Бадр аль-Будур, принесешь их сюда до того, как он возьмет девственность дочери султана!»
Мой цветочек, ты ведь давно отдала свою девственность? А? Я думаю, ты имела не одного мужчину!
– Угу! – пробурчала Жаккетта.
– Жалко… – зевнула Фатима. – Несверленая жемчужина идет дороже. Обычный господин – странный человек: он наслушается сказок от свой бабушки, а потом хочет сразу и горячей любви, и первым взломать решетку в девичий сад. Только умный господин знает, что всему нужно время, а для горячей любви не один садовник должен поливать розу в саду, чтобы лепестки ее набрали силу. Можно было отвести тебя к лекарю, починить твою решетку и опять сделать невинной девушкой. Глупая Бибигюль так бы и поступила. Но Фатима умная. Какой дурак поверит, что девушка, которую вынесли, как мешок, с пиратского корабля, осталась нетронутой. Так на чем я остановилась?
Только сын визиря забрался на ложе дочери султана, джинн поднял их прямо вместе с постелью и поставил в доме Ала ад-Дина. «О раб лампы! Возьми этого червяка! – говорит Ала ад-Дин. – И отнеси его в тот домик, куда ходят по нужде. А утром забери его и царевну и доставь обратно во дворец!» – «Слушаю и повинуюсь, о повелитель!» – сказал джинн и закинул сына визиря в холодный нужник.
А Ала ад-Дин вошел к дочери султана и сказал:
«Не бойся меня, о прекраснейший цветок мира! Я не обижу твоей девственности и не позволю сделать этого ничтожному сыну визиря!» Ала ад-Дин лег рядом с царевной и положил между собой и ею обнаженный меч. Он проспал так до утра, не тронув девушку. Утром джинн унес ложе обратно.
Султан пошел к дочери узнать, понравился ли ей муж, но царевна надула губы и ничего не сказала. А сын визиря сбежал домой поменять вонючую одежду и отогреться, потому что сильно замерз. Султан очень удивился.
На другую ночь было то же самое. Утром султан взял визиря и опять пошел к дочери. Бадр аль-Будур сидела и злилась, а сын визиря стучал зубами. Султан пришел в великий гнев, вытащил свою саблю, чей клинок был украшен мудрыми изречениями из Корана, и сказал: «Если, моя дочь, ты не скажешь, почему нет радости на твоем лице, я отрублю тебе голову!» – «Пощади меня, отец! – говорит царевна. – Я в великой печали, и вот причина. Уже вторую ночь, как только мой муж всходит на мое ложе, появляется страшный джинн. Он относит меня в маленькую комнату, где красивый юноша кладет на постель меч и спит рядом до утра, не причиняя мне зла». «Это правда?!» – спросил султан у сына визиря. – «Правда, о повелитель! – ответил тот. – Моя судьба печальней, чем участь царевны. Меня бросают в маленький холодный домик, где страшно воняет. Третьей ночи мне не пережить! Я не хочу быть мужем царевны Бадр аль-Будур, мое здоровье слишком слабое».
Сильная печаль пронзила желчный пузырь у визиря. Он сказал: «О царь царей! Дозволь еще одну ночь! Мы поставим вокруг ложа стражу с обнаженными клинками!» – «Зачем? – пожал плечами султан. – Мне не нужен такой брак!»
Визирь с сыном покинули дворец. И глашатай стал кричать в городе об отмене брака.
И вот прошло три месяца. Матушка Ала ад-Дина отправилась в диван. А султан уже забыл, что обещал свою дочь Ала ад-Дину. И когда он увидел бедное платье женщины, он растерялся и спросил визиря: «Что ты думаешь?» А визирь пылал злостью и завистью. Он сказал: «О царь царей, неужели ты выдашь свою дочь за бедняка?» – «Но ведь я обещал!» – сказал султан. «Вели принести еще камней, много камней! – посоветовал хитрый визирь. – Он не принесет, и брака не будет!» – «Слушай меня, женщина! – сказал довольный султан. – Пусть твой сын даст за мою дочь еще сорок таких блюд, и сорок невольниц нести блюда, и сорок рабов охранять невольниц. Тогда я отдам дочь!»
Опечаленная матушка шла домой и думала: «Где взять невольниц, где взять рабов?»
Ала ад-Дин выслушал ответ султана и утешил матушку: «Не печалься! У нас будет все! Иди на рынок и купи то, что обрадует твое сердце!»
Мой цветочек, утром мы сходим на рынок к продавцу благовоний, у меня кончился благоухающий нард и душистая хна. Великий властелин древности, повелитель джиннов Сулейман, сын Дауда, очень любил благовония и говорил своей любимой: «Твой запах приятен мне, имя тебе мирровое масло!» А он был мудрый человек и зря слов на ветер не бросал! Поэтому ты должна крепко помнить эти слова и всегда иметь ароматы в нужном количестве.
Ну вот, когда матушка ушла, Ала ад-Дин потер светильник и приказал джинну: «О раб лампы! Доставь мне сорок блюд, полных драгоценными камнями! Сорок невольниц, красивых, как луна, и сорок полных сил рабов. И пусть на них будут роскошные одежды!» И в тот же час во дворе стало тесно от рабов и невольниц.
Только матушка пришла с рынка, Ала ад-Дин сказал: «Не снимай покрывала. Иди в диван, веди невольниц и рабов». И матушка Ала ад-Дина повела сорок невольниц и сорок рабов во дворец. А люди выбегали из домов и не верили своим глазам.
Султан тоже не верил своим глазам, он считал блюда, смотрел камни, трогал мускулы у рабов и щупал невольниц. «Скажи своему уважаемому сыну, что я принимаю его выкуп за мою дочь и отдаю царевну Будур в жены Ала ад-Дину! – сказал султан. – Вечером я жду вас с ним во дворце». И поспешил увести невольниц в гарем, откуда не выходил до вечера.
Все, мой цветочек, я устала.
Оставшуюся ночь Жаккетте снилось, что страшный, похожий на пьяного копейщика Шарло, джинн носил ее на тюфяке над спящим городом. И кричал: «Двигай персиком!»
Носить покрывало как настоящая восточная женщина – тяжелый труд. Надо так закутаться им с головой, чтобы в щелочку виднелся только один глаз. Жаккетту по всем правилам окутали покрывалом, и ей казалось, что теперь она – одноглазый ифрит. С непривычки глаза съезжались в кучку, и одноглазо смотреть на мир было неприятно. Даже голова разболелась.
Крупнейший городской базар оглушил Жаккетту звуками и запахами. Насколько тихими и безлюдными были улочки мусульманского города, настолько шумным и многолюдным был восточный сук.
В лавках, на лотках, просто на земле (в корзинах и на ковриках) лежали груды самых разнообразных товаров, притягивающие к себе яркостью красок, красотой форм и дразнящими нос запахами. В темных углублениях, расположенных в наиболее удобных местах лавок, где прятались более дорогие товары, сидели самые солидные люди города – уважаемые торговцы, про которых даже пророк (да благословит его Аллах!) сказал: «Прекрасно положение, созданное богатством!»
Жаккетта боялась, что в такой толчее людей, животных и товаров ее или кто – нибудь толкнет, или укусит навьюченный осел, или она свалится на коврик, где египетскими пирамидами выложены фрукты. Пока они дошли до лавки с благовониями, Жаккетта сто раз вспотела.
Фатима долго выбирала нужные благовония и нудно (на взгляд Жаккетты) торговалась с владельцем лавки из-за каждого дирхема. Судя по довольным ноткам в голосе хозяйки, сама Фатима так не считала и вела торг, наслаждаясь процедурой. И Аллаху было угодно, чтобы в этот же час в лавку пришла Бибигюль.
Она увидела покрывало своей врагини и с порога кинулась в атаку.
– Приветствую тебя, Фатима, мир тебе! – пропела Бибигюль. – Во имя Аллаха высокого, великого! Я вижу, дела у тебя идут неблестяще, раз ты сражаешься за каждый фельс и покупаешь не больше кирата.
type="note" l:href="#n_9">[9]
– Мир и тебе, Аллах великий да будет к тебе милосерден! – спокойно отозвалась Фатима. – Ты не заглядывала в мой сундук, чтобы так говорить!
– Но ведь ты по-прежнему ездишь на ослике? – осведомилась Бибигюль. – Моя служанка тоже так делает. А зачем ты притащила с собой в порядочную лавку очесок пакли, подобранный тобой у корабля? Предложить этот обрывок лохмотьев в обмен на щепотку шафрана? Это будет невыгодная сделка для почтенного господина Махмуда, чьи дела, по воле Аллаха, идут прекрасно, и кому нет нужды брать заботы о содержании невольницы, которая не обрадует ни глаза, ни слуха.
– Чего хочет Аллах, то бывает, а чего не хочет он, того не бывает! Несравненная Бибигюль, ты пришла сюда сделать покупки или расплескать свою злость, потому что твой кошель пустой? – бросила Фатима.
В пылу перепалки, чтобы обозлить свою соперницу, она, не торгуясь, купила у купца драгоценные благовонные четки, чьи бусины были сделаны с добавлением мускуса и амбры.
– Ручки у моей бирюзовоокой красавицы так нежны, – басом пояснила Фатима торговцу, метя стрелу в Бибигюль, – что только подобные четки могут перебирать ее крохотные пухленькие пальчики.
– Неисповедимы пути Аллаха! – так же торговцу сообщила Бибигюль. – Нежные ручки у служанки!
И потребовала четки еще дороже. Сообразительный купец тут же поднял цену точно таких же на треть.
Тогда Фатима купила украшенную резьбой коробочку и палочку слоновой кости, предназначенные для хранения и нанесения кохла.
Бибигюль в ответ купила серебряный кувшинчик для ароматического масла.
Купец был в полном восторге от покупательниц, довольно потирал длинную, крашенную хной бороду и возносил хвалу Аллаху, столкнувшему в его лавке двух дам. Он получил в этот день такую выручку, какой не получал и за неделю.
Пока Бибигюль прикидывала, не прикупить ли для нужд дома пару-тройку макуков
type="note" l:href="#n_10">[10]
розового масла и тем сразить противницу наповал, Фатима, считавшая, что отход с поля боя еще не поражение, решила удалиться.
– Извини, Бибигюль, приятно было поговорить с тобой, но нам пора! По воле Аллаха милостивого, у альмеи времени всегда мало. Надо успеть подготовиться к пиру. Люди любят мое искусство, каким наделил меня великий Аллах!
И Фатима с Жаккеттой гордо удалились.
Наступил вечер.
Покрывало взлетело в руках Масрура и опустилось на Жаккетту. Теперь она была полностью упакована. Рядом злилась уже одетая Фатима.
– Скорее! Масрур, ты ленивая ящерица!
По просьбе очень уважаемых людей города Фатима должна была на пиру показать искусство настоящей альмеи. (Двинуть, так сказать, «персиком» по правоверным.
Пользуясь столь удачно подвернувшимся случаем, Фатима решила усовершенствовать процесс обучения Жаккетты и наглядно продемонстрировать, как же правильно исполнять услаждающий сердца мужчин танец. Масрур взвалил на плечо мешок с финтифлюшками Фатимы, и они втроем вышли из калитки. Идти было недалеко, дом находился в этом же квартале.
Пир был уже в полном разгаре. Гости, обрызганные розовой водой, расположились в просторном, украшенном арками, резными, решетками и занавесками зале.
Сидя на роскошнейшем ковре за маленькими столиками, купцы угощали тощего, вредного на вид кади(судья), ради ублажения которого и был затеян пир. Фатима считалась гвоздем программы:
В углу трудились музыканты. Бухал барабан, ныла флейта, и звенели струны лютнеобразных инструментов. Фатима лично установила Жаккетту перед удобной щелочкой, откуда хорошо был виден весь зал, и отправилась переодеваться в праздничный костюм.
… Наконец пришло время небесным гуриям спустится на землю и посетить пир. Под звуки музыки на середину зала выплыла покрытая тонким, изукрашенным золотой тесьмой покрывалом, необъятная госпожа Фатима. Зрители приветствовали ее выход криками восторга.
Фатима затянула воющую песню на одной ноте, сбросила с себя покрывало и осталась только в узкой, собранной складками безрукавке и огненно-красных шальварах. Обнаженный живот вываливался из складок ткани, как тесто из квашни. Он нависал над чеканным золотым поясом, украшенным самоцветами; груди и бедра поражали необъятностью. Круглое, как блин, лицо было ярко накрашено. Расшитая драгоценными камнями маленькая бархатная шапочка кокетливо сидела на макушке. Черные косы альмеи были густо надушены жасмином и украшены золотыми подвесками.
Над столиками пронесся дружный стон восхищения. Некоторые гости даже вскочили на ноги.
Продолжая выть, Фатима принялась медленно раскачивать свой зад, словно тяжелый колокол. Живот, подобный чреву беременной бегемотицы, колыхался туда-сюда, гороподобные груди повторяли его движения. Фатима подчиняла обширное тело ритму музыки и заставляла каждую его складочку танцевать свой танец. Вся она ходила ходуном.
Среди мужчин началось оживление, граничащее с экстазом. К ногам бесподобной полетели мешочки с динарами, украшения и жемчужины. Все остальные искусники, забавлявшие гостей весь вечер, зеленели от зависти, но понимали, что таких высот им не достичь.
Почтенные гости, судя по всему, чувствовали себя так, словно уже прошли лезвие аль-Сираха, хватанули Струй аль – Кавсара
type="note" l:href="#n_11">[11]
 и, сидя у подножия корней дерева Туба, наслаждаются главным достоинством рая – общением с черноокими гуриями.
В душах не очень почтенных гостей звенели отчаянные, отточенные, как дамасский клинок, рубай Хайяма:
Лунным светом у ночи разорван подол…Ставь кувшин поскорей, виночерпий, на стол!Когда мы удалимся из дольнего мира,Так же будет луна озарять этот дол.К черту пост и молитву, мечеть, и муллу!Воздадим полной чашей Аллаху хвалу!Наша плоть в бесконечных своих превращениюТо в кувшин превращается, то в пиалу.Слышал я, что в раю, мол, сады и луга,Реки меда, кисельные, мол, берега.Дай мне чашу вина! Не люблю обещаний.Мне наличность презренная дорога.Веселись! Невеселые сходят с ума!Светит вечными звездами вечная тьма.Как привыкнуть к тому, что из мыслящей плотиКирпичи изготовят и сложат дома?Лучше пить и веселых красавиц ласкать,Чем в постах и молитвах спасенья искать.Если место в аду для влюбленных и пьяниц,То кого же прикажете в рай допускать?О мой шах, без певцов и пиров и без чаши винаДля меня нетерпима цветущая в розах весна.Лучше рая, бессмертья и гурий, и влагиКавсара Сад, и чаша вина, и красавицы песнь, и струна.



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцогиня и султан - Галан Жюли



Если честно название совсем не соответствует содержимому книги. Главным действующим лицом здесь выступает служанка герцогини и ни о каком султане речи не было.Ощущалось присутсвие шейха и его связи со служанкой . Коргда дочитала последнюю главу так и не поняла это только начало или конец романа. Может кто-то опровергнет мой комментарий ,может это часть какой-то саги ,я не знаю. Но это мое мнение . ЧИТАЙТЕ И КОММЕНТИРУЙТЕ!!!
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиТатьяна
31.08.2011, 19.56





Простите за грубость ,но в начале романа в АННОТАЦИИ ясно и понятно написано ,что это вторая книга ТРИЛОГИИ о приключениях герцогини.Читайте внимательнее.
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиВиктория
31.08.2011, 20.22





Пишу здесь, потому что знаю, что профессиональная помощь в любовных делах от Фатимы Евглевской с сайта www.magsozvezdie.narod.ru творит чудеса. Мне самой нова делала приворот на парня результат был через же недели после обращения. И до сих пор продолжаю радоваться нашим взаимным чувствам. Кстати за помощь я платила по результату.
Герцогиня и султан - Галан Жюлидана
30.12.2012, 12.48





Редкая дрянь. Просто жаль потраченного времени. ИМХО: вся трилогия - просто какая-то жалкая и убогая пародия на Анжелику. Вообще не рекомендую даже время на это тратить
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиМарина
3.05.2014, 3.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100