Читать онлайн Герцогиня и султан, автора - Галан Жюли, Раздел - Глава IV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Герцогиня и султан - Галан Жюли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.25 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Герцогиня и султан - Галан Жюли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Герцогиня и султан - Галан Жюли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Галан Жюли

Герцогиня и султан

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава IV

А вечерами Фатима рассказывала сказки. На своем экзотическом французском языке. Было видно, что ей абсолютно все равно, правильно она говорит или нет, главное, чтобы понятно. Она с легкостью перепархивала с арабского на французский и обратно и не забывала подкреплять свою речь энергичными жестами.
В маленькой комнате было сумрачно, горела носатая лампа, и вился сладкий дымок над курильницей, где тлел сандал, отгоняя злых духов и нежелательных гостей.
Жаккетта лежала в жаркой полудреме, на границе сна и бодрствования. Фатима сидела на краешке ее тюфяка, расчесывала свои волосы костяным гребнем и выплетала затейливый узор арабской сказки:
– Жил в одном из городов, далеко-далеко, бедный портной. И был у портного сын Ала ад-Дин. Портной недолго задержался на этом свете и по мосту аль-Сирах, тонкому, как волос, и острому, как дамасский клинок, по тому мосту, что зовут «лестница Мухаммеда», прошел в рай. Накир и Мункар допросили его душу о земной жизни. И поскольку грешить у него ни денег, ни времени не было, портной попал в рай, где черноокая гурия – не женщина, а чистый мускус! – раскинула перед ним свое душистое покрывало, и он забыл все горести мира. А Ала ад-Дин с матерью остались жить. Совсем одни, без родственников и денег. Бедная женщина стала прясть пряжу и продавать на рынке, чтобы купить лепешку и молоко. Врагу не пожелаешь такой судьбы, мой цветочек!..
А Ала ад-Дин был лодырь, был бездельник. Ремеслу учиться не хотел, работать не хотел. Хотел только играть на улице с мальчишками. Я бы своей рукой убила такого ребенка!
И вот однажды подошел к Ала ад-Дину человек. «Привет тебе, мальчик, во имя Аллаха великого! Я твой дядя! Где мой брат, а твой отец?!»
А это был, мой цветочек, совсем не дядя, а колдун! Магрибиец. Почти из этих мест. Здесь, ты знаешь, лучшие во всем мире чародеи! Каждый порядочный человек имеет амулет с джинном.
Глупый Ала ад-Дин говорит: «Мой бедный отец; умер». Тогда магрибиец давай стонать и бить себя по щекам: «Ах, мой несчастный брат! Ах, кусочек мой печени! Почему я не умер вместо тебя?» Магрибиец дал Ала ад-Дину два динара и велел отдать матушке и сказать: «Дядя завтра придет, приготовь обед».
Умная женщина очень удивилась: «Какой дядя, откуда дядя?» Но кто, кроме родственников, будет давать деньги бедным людям? И она приготовила обед.
Назавтра магрибиец пришел и принес подарок. Ум женщины и Ала ад-Дина совсем растаял, и они поверили, что это брат умершего портного.
Весенняя ночь была душной, и Фатима решила ночевать на крыше. Масрур перенес туда тюфяки и подушки, и полусонная Жаккетта поднялась наверх, на плоскую крышу дома.
Из внутреннего дворика сладко пахло цветами, с улицы неслись куда менее приятные запахи. Слышались покрикивания ночных сторожей. Горели костры на минаретах. На севере ворочалось море, далеко на юге дышала Сахара. Другой край земли, другой мир…
В соседних дворах-крепостях тоже ночевали на крышах. За глинобитными заборами слышались наигрыши арабской лютни. И тонкие женские голоса. Они были дома. А Жаккетта в плену. На краю земли…
– Не бойся, мой цветочек!
Фатима увидела, что Жаккетта съежилась под одеялом, и принялась гладить голову пленницы. Жаккетта молча глотала слезы.
– Тебя никто не увидит, никто не обидит. Если кто попытается – Масрур отрубит ему голову. Ну вот, слушай дальше:
Магрибиец взял Ала ад-Дина с собой на рынок. Купил ему хорошую одежду, сходил с ним в баню. Сказал, что купит для Ала ад-Дина лавку и тот будет купцом. Глупый мальчишка всему поверил, и ум его помутился от радости.
А магрибиец повел Ала ад-Дина за город. Они пришли на гору, где ничего не росло. Ту гору воздвиг джинн давным – давно. Я думаю, это была такая же гора, как и та, что возвышается около Мисра Охраняемого.
type="note" l:href="#n_6">[6]
Магрибиец развел на горе костер и бросил в огонь какой-то порошок. Пошел дым, вонючий дым. Магрибиец стал колдовать. Земля разверзлась и появилась мраморная плита, а в нее было вделано медное кольцо. Магрибиец говорит: «О сын моего бедного брата, отрада моих глаз, возьмись за кольцо и произнеси свое имя, имя своего отца, имя своей матери, имя отца своего отца и имя отца своей матери!»
Ала ад-Дин взялся за кольцо, плита поднялась, и открылась глубокая черная дыра.
«Спустись в дыру, мой мальчик! – говорит колдун. – И ты увидишь все сокровища мира. Но не бери ничего, иначе погибнешь! А возьми только старую лампу, которая висит там на крюке, и принеси ее мне, а за это я куплю тебе лавку. Возьми вот это кольцо – оно спасет тебя от беды»…
– А чего он сам не полез? – заинтересовалась проревевшаяся Жаккетта. – Зачем ему чужой мальчишка? Пригреб бы сам все денежки и горя бы не знал!
– Он не мог сам! – объяснила Фатима. – В старой книге он прочел, что только Ала ад-Дин, сын бедного портного, может, и больше никто из смертных. Пришлось ему искать Ала ад-Дина и выдавать себя за его дядю.
Ала ад-Дин спустился в дыру и оказался в комнате, где было четыре раза по четыре кувшина, доверху наполненный золотом, серебром и драгоценными камнями. Но он ничего не взял и пошел дальше. И увидел сад. А на двери в сад висел старый светильник. Ала ад-Дин взял лампу, положил в мешок и пошел осматривать сад; А в саду на каждом дереве все листья и плоды были из драгоценных камней. Ала ад-Дин был бедняком, сыном бедняка и не знал, что такое драгоценные камни. Он думал, что это просто стекляшки. «Я возьму этих стекляшек, – сказал Ала ад-Дин, – и буду играть ими с мальчишками!» И насыпал камней в мешок поверх лампы. И пошел обратно…
Масрур, почему скрипит наша калитка?!
Масрур, мягко поднявшись со своего ложа, по-кошачьи неслышно, исчез. Через несколько минут он вернулся и что-то сказал госпоже.
– Эта мерзавка Бибигюль еще раз отказала почтенному купцу Махмуду с Красной улицы! – прошипела Фатима. – Какого шайтана ей надо?! Что она задумала? Как узнать? У-у, дочь шакала, ты не скроешь своих мыслей от Фатимы, я все равно узнаю, для чьего гарема ты бережешь девушку!
Ну вот, отрада моих глаз, дыра была высоко, и Ала ад-Дин попросил колдуна: «Дядя, дай мне руку, я не могу подняться».
«Бедный мальчик! – говорит фальшивый дядя. – Тебе тяжело будет подниматься с лампой. Дай мне ее, и я помогу тебе выбраться, о радость моего сердца!» А сам хотел взять светильник и завалить дыру камнем.
Ала ад-Дин сунул руку в мешок, а лампа на дне. Он и говорит: «Я не могу дать тебе светильник. Дай мне руку, я выберусь и тогда отдам тебе лампу». – «Нет, дай сначала лампу!» – говорит колдун. «Ты, дядя, совсем дурак? – говорит Ала ад-Дин. – Я не могу дать тебе сейчас светильник!»
Магрибиец рассердился и топнул ногой. Дыра закрылась, и стало темно. А Магрибиец плюнул на то место и пошел домой. Он думал, что Ала ад-Дин скоро умрет в той дыре.
Ала ад-Дин долго-долго плакал, а когда стал вытирать слезы, поцарапал лицо кольцом. Он потер кольцо, и появился джинн. Страшный, как пожар, и огромный, как гора.
«О, мой господин! – сказал джинн. – Что хочешь? Говори!» – «Домой хочу!» – говорит Ала ад-Дин. И попал домой.
Матушка его уже заждалась и даже плакала. Ала ад-Дин рассказал, какой колдун плохой человек и спать пошел. Утром встал – дома ни крошки еды.
Мой цветочек, ты не голодная? Нет? Ну, слушай, дальше.
Матушка говорит: «Потерпи, сынок, сейчас пряжу спряду, продам и куплю тебе лепешку». – «Не надо! – говорит Ала ад-Дин. – Лучше я продам эту старую лампу и куплю нам еду». – «Хорошо! – говорит женщина. – Только почисти лампу – тогда цена будет больше».
Ала ад-Дин взял старый светильник, пошел во двор и давай тереть. Вдруг из лампы повалил дым и появился страшный джинн. И сказал: «О мой господин, что ты хочешь? Я раб лампы и сделаю все, что хочет мой господин, владелец лампы». – «Есть хочу!» – говорит Ала ад-Дин. И джинн принес ему серебряный столик, уставленный кушаньями. Сладкий шербет в кувшине, сладкий кунафа в миске и прочие яства.
Мой цветочек, ты точно не хочешь кушать? А? О! Моя девочка уже заснула! Да будет твой сон, по воле Аллаха великого, чист и спокоен, цветочек моего сада!
Наутро Жаккетта сделала то, что делали до нее сотни людей, простых душой, и сделают еще тысячи после нее.
Она нашла в чулане госпожи Фатимы старую запыленную лампу и принялась усиленно ее тереть. «Попрошу джинна, пусть разыщет госпожу Жанну и отнесет нас домой! – думала она. – А потом пусть идет на все четыре стороны!» Светильник блистал со всех боков, но джинн не появился. «Э-э, джинн-то мусульманский! – сообразила добрая христианка Жаккетта. – Вот он и засел намертво!» Она перевернула лампу вверх дном и принялась трясти. Джинн не вываливался. «У-у, зараза! – обиделась Жаккетта. – Так нечестно! Он не должен смотреть, католичка я или мусульманка! Опять все только для своих!» Отшвырнув с расстройства лампу в угол, она пошла на кухню заесть горе.
Жанна думала над предложением слуги три ночи. Хотя, казалось бы, что тут думать?
Кто же еще сможет помочь, как не они? Другая возможность может и не представиться. Но… Ах это но…
Тринитарии свяжутся с госпожой Бибигюль. Хорошо, предположим, она назначит цену выкупа. За «французскую принцессу» цена будет просто громадная, это уж точно. Где брать деньги? Даже если они доберутся до мадам Изабеллы (тринитарии ведь посредники, свои деньги за пленников они не выкладывают, разве уж только за самых неимущих), так вот, даже если они доберутся до мадам Изабеллы, нужную сумму она не соберет. С деньгами в графстве туго. Да и зачем матушке тратиться на дочь, если, здраво рассуждая, после гибели Жанны все графство отойдет ей и ее возможным детям от нового брака. Грех, конечно, так думать. Но никуда не денешься – отсутствующая или почившая дочь для мадам Изабеллы гораздо выгодней. Против выгоды даже десять заповедей не всегда побеждают.
И к Анне Бретонской не обратишься. У бедной девочки денег ничуть не больше, чем у мадам Изабеллы. Если не меньше. И весь двор наверняка уже знает, что она, Жанна, находится в розыске у инквизиций…
Выкупиться, чтобы попасть на костер или в монастырь под строгий надзор, в келейное заточение?! Ну уж нет! Лучше раствориться на Востоке.
Эта приторноголосая Бибигюль часами расписывает, как хорошо будет жить французская принцесса в гареме. Есть на золоте и утопать в драгоценностях. Станет любимой женой… А чем черт не шутит? Охмурить султана или халифа, кто там будет. А потом сбежать на Кипр. К Марину… Марин, Марин… Все преодолею, а доберусь до тебя… И стану королевой Кипра… В твоем сердце… И никто меня не остановит! Горло перегрызу каждому, кто встанет на пути! Пусть катятся к черту!
После третьей ночи Жанна вежливо попросила евнуха впредь к ней с такими предложениями не обращаться. И с мрачным удовлетворением увидела, как округлились у него глаза. Вот так! Французские принцессы не просят о помощи! Никогда!
И всю четвертую ночь ревела в подушку.
Фатима продолжала вечернюю эпопею.
– Ну вот, мой цветочек, слава Аллаху, Ала ад-Дин зажил неплохо. Он и его матушка скушали все сласти, а потом он продавал на рынке серебряные блюда и кувшины и покупал еду. Когда драгоценная посуда была продана, они попросили у джинна еще еды, скушали сладости и стали продавать новые освободившиеся кувшины и блюда. И такая жизнь им нравилась. И они считали себя богачами. Ала ад-Дин теперь часто бывал на рынке и узнал, что стекляшки из его кармана – драгоценные камни, каких нет и в казне султана.
И вот однажды Ала ад-Дин был на рынке, приценивался к товарам и вдруг услышал крик глашатая: «Всем запереть лавки и склады, закрыть двери и окна, и ни одной душе не оставаться на улице. Дочь султана, прекрасная Бадр аль-Будур, идет в баню!»
Ала ад-Дин подумал: «Все говорят, что она красавица. Хочу посмотреть!» И спрятался за дверью бани. А в двери была щелка.
Бадр аль-Будур вошла в баню и сняла покрывало. И Ала ад-Дин увидел та-акую бесподобную красавицу, какой он никогда не видел! А из женщин раньше он видел только свою матушку, почтенную и уважаемую женщину, но, увы, старую! И вот Ала ад-Дин увидел дочь султана. И сердце его заболело от любви. И печень заболела. И второе сердце мужчины тоже заболело!
Ты поняла меня, мой цветочек? Для женщины нет ничего важней, чем вызывать любовь мужчины! Запомни мои слова! И не верь словам других, глупых женщин, если они говорят: «Надо работать, прясть пряжу, шить одежду!» Надо, чтобы у мужчины от любви к тебе болела печень, сердце и все остальное. И тогда не надо прясть пряжу, чтобы купить лепешку! А будешь кушать каждый день жареного барашка, ходить в золоте и иметь нежные руки и красивое лицо!
– Но вы ведь живете одна? – не удержала слов на языке Жаккетта. – Где же ваш мужчина с больным сердцем?
Фатима закатилась от смеха. Вытирая слезы, выступившие в уголках ее глаз, она сказала:
– Мой цветочек! Я – не простая женщина, я женщина с достатком. Я всю жизнь вызывала любовь у мужчин, и теперь мне не нужен господин, чтобы кушать барашка каждый день. Я сама себе хозяйка!
– Ваш господин умер? – спросила Жаккетта.
– На твой вопрос есть два ответа: да и нет. Почему нет? Потому что я не обычная женщина, которых как камешков на берегу. В мусульманском мире есть не много женщин, которым завидует даже дочь султана! Я – альмея! Аллах милосердный ниспослал мне такую судьбу! Альмеи поют и танцуют, мы – лучшее украшение для любого пира, для любого дома. Почему злится Бибигюль? Потому что, даже выскочи она из кожи – она не будет альмеей! Я была во многих городах, долго жила в Багдаде, Кустантынии, Каире. Танцевала для очень важных людей…
Фатиме было приятно вспоминать прошлое. Она опять смахнула слезу, но уже слезу умиления.
– Меня любили многие вельможи, та-акие великие вельможи! Один поэт, да будет ему сладко в раю, написал мне стихотворение! Как плохо, мой цветочек, что ты не понимаешь его строчек. Это словно ожерелье из жемчужин, нанизанных одна за другой! На вашем грубом языке это будет так…
Фатима закатила глаза и, сжав ладони, продекламировала:
Приди ко мне, моя небесная альмея,Моя возлюбленная гурия!Приди на закате дняК старой смоковницеСладкие ароматы и песни мавраЗаставляют меня, о Фатима, грезить о любви!
– Какой другой женщине напишут такие прекрасные слова?! Для мерзавки Бибигюль – никогда! Это первый ответ на твой вопрос. Нет.
Второй ответ: да. Я долго жила с одним господином. Он меня любил, я его любила. Сильно любила. Сейчас он умер. Я не хочу возвращаться в Каир – моя душа будет болеть. Я пока буду жить здесь, в Тарабулюсе. А потом буду думать. Я сама себе хозяйка! Но когда я продам тебя в гарем, мой цветочек, я сделаю себе подарок. Я куплю пегого мула! Он будет весь в колокольчиках! Представляешь, как красиво? И как обозлится Бибигюль?!
Фатима причмокнула от восторга.
– А почему вы меня не сделаете альмеей? – поинтересовалась Жаккетта. – Раз сами умеете? Я тоже хочу быть сама себе хозяйка.
Фатима опять залилась смехом.
– Прости мои слова, прекрасный цветочек, но из христианской девушки – такая же альмея, как из Масрура халиф, как из мерина жеребец! У альмеи вместо крови в жилах течет любовь! А у вас – кислое молоко! Я давно так не смеялась, ты прогнала из моего сердца печаль! Слушай дальше сказку.
Ала ад-Дин пришел домой сам не свой. Матушка увидела сына и удивилась: «Что с тобой, о отрада моего сердца?» Ала ад-Дин ничего не сказал и пошел спать. Но не мог заснуть, всю ночь ворочался – с боку на бок. И утром он был еще бледнее, чем вечером.
Матушка перепугалась, и говорит:. «Я бегу за лекарем, пусть даст тебе лекарство!». – «Не надо лекаря, матушка! – отвечает Ала ад-Дин. – Меня мучает не болезнь, а любовь! Вчера я видел дочь султана, прекрасную Бадр аль-Будур. Матушка, если я не возьму ее в жены, я умру. Пойди, попроси султана, пусть отдаст за меня дочь!» – «Ты сошел с ума! – закричала матушка. – Надо звать соседей и вести тебя к лекарю, пока ты не стал кидаться на людей! Где это видано, чтобы сын портного взял в жены дочь султана?» – «Если ты, матушка, не попросишь у султана его дочь для меня, я, твой единственный сын, умру!» – сказал Ала ад-Дин. И лицо его стало совсем несчастным.
«Если я приду к султану с такой просьбой, он спросит меня, сын какого султана или халифа сватает его дитя. Когда он узнает, что ты сын бедного портного, он прикажет отрубить мне голову за дерзость! Ты хочешь своей старой матери такой позорной смерти?» Но Ала ад-Дин вдруг засмеялся и вышел из комнаты. А когда он вернулся, то держал блюдо, на которое положил драгоценные камни. «Возьми это и подари султану, матушка! – сказал он. – И султан не задаст тебе ни одного вопроса. Это – ответ на все вопросы мира!» Матушка Ала ад-Дина взяла блюдо, накрыла его платком, накинула покрывало и пошла в диван.
type="note" l:href="#n_7">[7]
О, мой цветочек, еще немного – и будут призывать к утренней молитве! Давай спать!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Герцогиня и султан - Галан Жюли



Если честно название совсем не соответствует содержимому книги. Главным действующим лицом здесь выступает служанка герцогини и ни о каком султане речи не было.Ощущалось присутсвие шейха и его связи со служанкой . Коргда дочитала последнюю главу так и не поняла это только начало или конец романа. Может кто-то опровергнет мой комментарий ,может это часть какой-то саги ,я не знаю. Но это мое мнение . ЧИТАЙТЕ И КОММЕНТИРУЙТЕ!!!
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиТатьяна
31.08.2011, 19.56





Простите за грубость ,но в начале романа в АННОТАЦИИ ясно и понятно написано ,что это вторая книга ТРИЛОГИИ о приключениях герцогини.Читайте внимательнее.
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиВиктория
31.08.2011, 20.22





Пишу здесь, потому что знаю, что профессиональная помощь в любовных делах от Фатимы Евглевской с сайта www.magsozvezdie.narod.ru творит чудеса. Мне самой нова делала приворот на парня результат был через же недели после обращения. И до сих пор продолжаю радоваться нашим взаимным чувствам. Кстати за помощь я платила по результату.
Герцогиня и султан - Галан Жюлидана
30.12.2012, 12.48





Редкая дрянь. Просто жаль потраченного времени. ИМХО: вся трилогия - просто какая-то жалкая и убогая пародия на Анжелику. Вообще не рекомендую даже время на это тратить
Герцогиня и султан - Галан ЖюлиМарина
3.05.2014, 3.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100