Читать онлайн Жемчужина гарема, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Жемчужина гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

– Вы самым возмутительным образом нарушили приказ, лейтенант. – Дрожащий голос генерала Эльфинстона донесся откуда-то из глубин кресла.
Закутанный в одеяла, смертельно бледный, он выглядел таким хрупким, что, казалось, его мог сдуть порыв ветра.
– Я надеялся, сэр, что буду прощен, так как принес вам ценную информацию. – Кит стоял навытяжку, поскольку генерал не отдал приказ «вольно».
– Не знаю, что ценного вы находите в своем паникерстве, – резко отозвался сэр Вильям Макнотен, поверенный в делах Ост-Индской компании и советник генерала по дипломатическим вопросам. Погруженный в мрачные раздумья, он смотрел в окно на осенний сад перед штаб-квартирой Эльфинстона в британском военном городке. – Вы два дня провели с бунтовщиком Акбар-ханом и можете сообщить только одно: что это хорошо вооруженный дикарь с горсткой таких же дикарей-горцев. Черт побери, куда ему до нас? Полковник Монтес разделается с ними в одно мгновение: очистит все дороги, восстановит коммуникации. Мы со дня на день ждем известий о его успехе. Попомните мои слова.
Кит сам удивился охватившему его гневу: ведь человеческая глупость была ему не в новинку. Но такая слепота! Ему казалось, что отчет получился детальным и точным, но Макнотен отнесся к нему пренебрежительно.
– Сэр Вильям, несмотря на все мое уважение к вам, я полагаю, что с таким противником, как Акбар-хан, нужно считаться. Не думаю, что победить его можно легко. Когда человеком движет столь яростная…
– О, да успокойтесь вы! – раздраженно прервал его Макнотен. – Господи, что за пораженческие настроения?!
– Сэр, я не трус и не паникер, – вспыхнул Кит. – Но у меня есть глаза и уши, и я умею делать выводы на основании того, что вижу и слышу. Акбар-хан знает, что сэр Роберт Сэйл со своим отрядом возвращается в Индию, и собирается по пути расправиться с гильзаи. Ему известно также, что вы с генералом Эльфинстоном будете сопровождать его… – Тут Кит запнулся.
Чтобы Эльфинстон отправился вместе с армией к месту военных действий? Полный абсурд.
– Сэйл уже уехал, – тихо прочирикал Эльфинстон. – Его отряд поможет Монтесу очистить дорогу через ущелье Хаибер. – Генерал беспокойно одергивал на себе одеяло. – Надеюсь, это будет сделано быстро, и тогда я смогу уехать. Я уже не гожусь для серьезных дел – ни физически, ни морально.
И это говорит человек, которому поручено поддерживать власть Британии в Афганистане! Кит старался согнать со своего лица выражение сочувствия и отвращения. Конечно, не всегда генерал был существом столь жалким. Вина лежит на лорде Окленде, губернаторе Индии, это он доверил хилому, впадающему в маразм старику самый трудный пост.
– Видите, ваш всемогущий Акбар-хан знает не все, – с триумфом провозгласил Макнотен, очевидно, позабыв уже о жалобной мольбе генерала. – Очень дурно, Рэлстон, что вы, кавалерийский офицер армии ее величества королевы, готовы с воплями обратиться в бегство, наслушавшись бахвальств какого-то бандита.
Кит вспомнил издевательский смех Айши, ее непоколебимую уверенность в том, что англичане не уйдут из Афганистана живыми. Теперь-то он прекрасно понимал ее. И как никогда, страстно желал вновь ее услышать! На этот раз Кит не стал бы лицемерить и отрицать истину: он не чувствовал более никаких обязательств по отношению к этим безумцам.
Холодно отдав честь и не сделав попытки защититься от обвинений спесивого чиновника, он спросил:
– Я могу идти, генерал?
– Да… да. – Эльфинстон раздраженно махнул рукой в сторону двери. – Идите, лейтенант, и приступайте к выполнению своих обязанностей. Насколько я знаю, леди Сэйл дает сегодня вечер. Передайте от меня привет и спросите, не нужно ли чего-нибудь из нашей столовой. Замечательная, чудесная женщина.
– О, разумеется, – поддакнул Макнотен. – Такую женщину ничем не напугаешь. Муж ее сражается с этими проклятыми гильзаи, а леди Сэйл высоко держит знамя, не сдается: ухаживает за огородом своего мужа и никогда не впадает в уныние. – Макнотен метнул презрительный взгляд на злополучного лейтенанта.
Кит еще раз отдал честь, ловко щелкнул каблуками и покинул комнату с ее удушливой атмосферой, в которой трагически смешались заплесневелые запахи старости, смертельно опасных заблуждений и грядущего неминуемого несчастья.
Шагая по военному поселку, Кит горько сожалел о роли, которую ему приходилось играть в этом безумии. Эльфинстон использовал его как мальчика на посылках.
«Привлекательный молодой человек» – так отозвался генерал о Рэлстоне, когда тот в первый раз пришел к нему и доложил, что готов приступить к своим обязанностям.
Да, очевидно, он и впрямь достаточно привлекателен, чтобы избежать грубой солдатской жизни и стать курьером и секретарем генерала. А возможно, тут сыграли роль и его высокое происхождение, и служба в элитном драгунском полку, и его немалое состояние. Благодаря этим весомым факторам Кит получил свой теперешний пост и завоевал определенное положение в лондонском светском обществе. Положение, которым он так лихо пренебрег. Собственно говоря, и женщина та не стоила столь широкого жеста… и все же Кит не мог забыть фарфорово-голубые глаза Люси, ее золотые локоны, простодушную зависимость от него – богоподобного существа, которое изменило ее серую жизнь. А в результате она помогла Киту, хотя это было сделано незаметно, без громких фраз.
Кит яростно выругался вполголоса, прервав поток бессмысленных самообвинений. Множество ошибок завели его в эту проклятую тупиковую ситуацию, обрекли на бесполезное существование. Но это его собственные ошибки. И нельзя мириться с тем, что произошло, – надо что-то предпринимать. И снова в мысли Кита вторглась Айша-Аннабель. Вот уж кто умеет вершить свою судьбу! Она выкроила себе место в совершенно чуждом ей обществе. И не хочет возвращаться в мир, из которого была вырвана по воле провидения.
Но она должна вернуться! На ее мировосприятие влияли люди, с которыми судьба свела ее с детских лет. Но теперь Аннабель нужно выработать другой взгляд на мир, осознать, кто она на самом деле. Кит знал одно: без Аннабель из Афганистана он не уедет.
Такая цель вполне могла компенсировать нынешнее пассивное, никчемное его существование. К бунгало леди Сэйл Кит шел уже почти пружинистым шагом.
– О, Кристофер, как я рада! А я думала, что вас послали на задание, – радостно приветствовала его леди Сэйл, оторвавшись от своего цветника: она подрезала розовые кусты. – Боюсь, я не в лучшем виде. – Леди Сэйл вышла на дорожку, вытирая руки о передник. – Знаете, в саду всегда хватает работы. Но когда муж уезжал, я обещала позаботиться о его огороде, так что цветами своими едва успеваю заниматься. – Она указала на аккуратно вскопанную грядку. – Впрочем, я и не рассчитываю увидеть плоды своих трудов. Как только дороги очистят от бандитов… Примерно через неделю я отправлюсь в Индию.
– Конечно, мэм. – Кристофер поклонился. – Но Кабул без вас опустеет.
– Вы, Кит, всегда умели гладко говорить, – провозгласила леди. – Даже когда были ребенком. – Она покачала головой. – Пойдемте, вы посмотрите на артишоки, которые вырастил Роберт. А такой цветной капусты я еще никогда не видела.
Кристофер послушно последовал за ней на задний двор и принялся восхищаться грядками с овощами, которые усердно выращивал сэр Роберт Сэйл в свободное от борьбы с афганцами время.
– Значит, вы покинете Кабул, не дожидаясь мужа? – спросил Кит, когда они вошли в дом.
– Очевидно, придется. У него столько дел из-за последнего мятежа гильзаи. Такая досада… Дороги заблокированы, почта не доходит. – Войдя в холл, леди Сэйл позвонила в колокольчик. – Как это нецивилизованно с их стороны, не правда ли?
– Весьма, – сухо отозвался Кит.
– Гулям Нааби, чай, пожалуйста, – приказала леди Сэйл слуге в белой ливрее, который появился на ее звонок, и проплыла в гостиную. – Сегодня, Кристофер, я устраиваю вечер. Кто-то ведь должен поднимать людям настроение. Поиграем в мушку,
type="note" l:href="#n_8">[8]
будет музыка… Наверное, вам покажется скучновато? – добавила она, вопросительно приподняв брови. – Но один вечер побыть пай-мальчиком вам не повредит… Я чувствую себя обязанной перед вашей матерью приглядывать за вами. Бедняжка Летти! – прошептала леди Сэйл и смутилась оттого, что вслух выразила свои мысли.


Кит улыбнулся про себя. Уже давно миновали те дни, когда заботливая мамочка рассчитывала, что друзья присмотрят за ее заблудшим сыном. Толку от этого было мало. Множество любопытных матрон услужливо докладывали о его поведении. И от этих сообщений кроткая, слегка малахольная мать Кита все больше уходила в себя, а разгневанный отец в тысячный раз провозглашал, что больше не считает Кита своим сыном… разве что тот припадет к порогу отеческого дома и устроит себе там небольшую ссылку, пока в городе забудут о его скандальных выходках.
– Генерал Эльфинстон, мэм, просил меня передать вам привет, – сказал Кит, словно не слыша последних слов леди Сэйл. – И еще велел сказать: если вам потребуется что-то из нашей столовой, то она к вашим услугам.
– О, генерал так заботлив, – заявила леди Сэйл, занявшись самоваром, который слуга аккуратно поставил на столик. – Чаю, Кристофер?
Поскольку ничего покрепче ему явно предлагать не собирались, Кит из вежливости согласился и сел, приготовившись угробить неизбежные полчаса на утренний визит.
– Вы ведь придете вечером, не так ли? Я хочу, чтобы вы поухаживали за Милли Дрэйтон. Очаровательная малышка, но очень уж застенчива. Дрэйтоны приехали в Кабул в прошлом месяце, и Милли так нуждается в развлечениях.
Кит вспомнил ночь, проведенную с Айшой. И представил себе Милли Дрэйтон. Сравнение выглядело столь нелепым, что он чуть не расхохотался, а это было бы непристойно да и совершенно непонятно.
– Я планировал… – начал Кит, пробуя почву.
– Провести вечер, бессмысленно дебоширя, – резко оборвала его леди. – Нисколько не удивлена. Но вы наверняка сделаете одолжение старой подруге вашей матери?
Киту осталось только учтиво согласиться. Он знал ее еще с пеленок, и ее напористый, неукротимый нрав невольно вызывал у него восхищение. Замечания леди Сэйл, которая во все совала свой нос, не вызывали у него особого негодования. И Кит обрек себя на невыносимо скучный вечер в компании жеманной и наивной Милли Дрэйтон.
Он ушел быстро, но не нарушая приличий. Бодро шагая по улице, Кит вдыхал холодный октябрьский воздух и смотрел на горы, кольцом окружавшие Кабул. Природа здесь сурова, ведь город расположен на высоте мили над уровнем моря. Недели через две горы покроются снегом, а вскоре и вся равнина, в центре которой лежит Кабул, будет погребена под белым саваном: канал и реку Кабул скует лед. А военный городок выглядит как обычный пригород столицы. Кит вновь остро ощутил полную его незащищенность. Казармы, столовая, кавалерийская школа да кучка бунгало, окруженных палисадниками. Ни стен, ни крепости. Только канал и река отделяли военный городок от равнины, гор и дорог. И единственный, к тому же ненадежный, мост пересекал канал и реку.
Самым высоким зданием в Кабуле была внушительная крепость Бала-Хисар, которую занимали марионеточное правительство шаха Шуджи и изрядное количество британских войск. Конечно, гораздо разумнее было бы перевести туда, в безопасное место, всех англичан – военных и их семьи из военных городков. Но это значило бы, что мятежных дикарей сочли опасными. Как же можно допустить такие пораженческие настроения? Кит скривил губы в усмешке. Он был настолько взволнован, что идти в свое бунгало не хотелось. И Кит решил побродить по базару, чтобы почувствовать атмосферу, царящую в городе.
Это занятие бодрости ему не прибавило. Зная всего несколько слов на пушту, Кит, однако, без труда понимал угрожающие взгляды и перешептывания, оскорбительный смысл выкриков в свой адрес. Женщины в черных чадрах переходили от прилавка к прилавку. Но, завидев неверного в чистеньком мундире, тотчас бросались в боковые улочки или прятались в нишах, куда их затаскивали злобные провожатые.
Конечно, на базарах были и другие женщины. Те не стали бы скрываться от Кита и за определенную плату с радостью скинули бы чадру. Он знал, где найти их, потому что частенько пользовался их услугами в компании друзей. Но сейчас одна мысль об этом внушала отвращение. За последние три дня с Рэлстоном что-то произошло. Он не понимал еще, что именно, но мир стал воспринимать как-то иначе – менее цинично и более остро. Теперь скука и безразличие не мешали ему видеть окружающую реальность.
Громкий окрик вывел Кита из задумчивости. Оглянувшись, он увидел на противоположной стороне улицы сэра Александра Бернса,
type="note" l:href="#n_9">[9]
который махал ему рукой. Старший лейтенант Бернс служил при Макнотене. В отличие от других англичан он сторонился военных городков и жил в Кабуле, в английской резиденции, которая располагалась напротив Британского казначейства. Бернс утверждал, что ему приятнее находиться в обществе афганцев (пусть даже враждебно настроенных), чем влачить унылое существование в военном городке. Кит был с ним согласен, хотя сам Бернс казался ему скучным. Слабый, неуверенный в себе человек, он постоянно жаловался на ужасное свое положение: Бернсу приходилось подчиняться Макнотену, который не давал ему никаких особых поручений и относился к нему в высшей степени свысока. Бернс и Макнотен явно не питали симпатии друг к другу, и это не способствовало хорошей работе кабульского управления политических дел.
– А, Бернс, доброе утро, – сказал Кит, переходя улицу.
– Слышал новости? – Бернс взял его под локоть и увлек прочь от базара. Говорил он, понизив голос, хотя прохожие вряд ли могли понять их.
– Нет, – ответил Кит. – У меня была весьма неприятная беседа с Макнотеном и Эльфинстоном. А следующие полчаса я скучал в обществе леди Сэйл. Никаких новостей мне не сообщили.
– Что, съели тебя живьем, а? – посочувствовал Бернс. – Ну, я бы на твоем месте не обращал внимания на старика. Обычно он сам не знает, что говорит.
– Зато сэр Вильям знает, – возразил Кит, скривившись.
– Может, и знает, что говорит, зато не ведает, что творит, – грубовато пошутил Бернс. – Возьми хоть последний случай.
Молодые люди подошли к резиденции, защищенной высокими каменными стенами и тяжелыми железными воротами. Они не произнесли ни слова, пока не вошли в дом и не оказались подальше от ушей охранников – сипаев и слуг Бернса. Самовар подавали здесь не часто, Кит принял от хозяина большой бокал бренди, поблагодарил и с наслаждением сделал глоток.
– Прошел слух, что у Тезина гильзаи обратили в бегство отряд Монтеса, – без всякого вступления сказал Бернс.
– А как же Сэйл? – тихо присвистнув, спросил Кит.
– Отправился на помощь Монтесу, но его передовой отряд удрал после стычки с гильзаи. – Бернс говорил так, словно эти мрачные новости доставляли ему удовольствие. – Макнотен приказал ему возвращаться в Кабул.
– Значит, дороги так и не очистили, – задумчиво произнес Кит.
– О, по-моему, Макгрегор, дипломат при штабе Монтеса, заключив сделку с племенами… предложил деньги в обмен на то, чтобы афганцы не трогали дороги.
– И ты думаешь, они будут соблюдать такое соглашение? – нахмурился Кит.
– Макнотен уверен, что да. По словам сэра Вильяма, уже достигнуты твердые договоренности.
Кит вспомнил слова Акбар-хана о том, что он не пойдет ни на какие уступки до тех пор, пока его страна находится под игом чужеземцев. Вспомнил бузкаши. И холодные, прагматичные доводы Аннабель. Он покачал головой.
– Слушай, Рэлстон, а может, ты у нас паникер? – хихикнул Бернс.
– Не понимаю, почему того, кто не верит в небылицы, называют паникером, – рассердился Кит, поставив пустой бокал на стол. – Спасибо за бренди, Бернс. – Он поднялся, оправляя мундир. – Ты будешь сегодня вечером у леди Сэйл?
– Не выношу преснятины, – пошутил Бернс. – Нет, у меня другие планы. – Он похотливо прищурил глаза. – Хочешь присоединиться ко мне? Найдем на базаре пару девчонок… Клянусь Господом, они умеют выделывать такие штучки!
– Нет, – коротко отказался Кит. – Я обещал прийти к леди Сэйл.
– Что-то на тебя не похоже, – заметил Бернс. – Льстецом заделался? Загордился, а?
Кит засмеялся, но сам почувствовал, что это прозвучало неискренне.
– Уж тебе-то, Бернс, следовало бы лучше знать меня.
– Так точно. – Бернс проводил гостя к парадной двери. – Ну, когда сочтешь, что уже заплатил долг обществу, приходи к нам. Ночь-то длинная. И ты должен дать мне шанс отыграться.
– Две сотни гиней, насколько я помню, – сказал Кит, невольно втягиваясь в ритм своей прежней жизни. – Пустяки! Но если вы будете играть в макао
type="note" l:href="#n_10">[10]
– я с вами.
– Значит, до вечера.
Кит возвращался в военный городок, язвительно думая о том, как быстро ожили в нем старые привычки. А что толку отстаивать истину, если все ее отрицают? Не в его силах изменить мнение тех, кто принимает решение. Киту это продемонстрировали весьма болезненным и унизительным для него способом. И как, черт возьми, он собирается вернуть Аннабель Спенсер в ее родные пенаты? Сущая глупость! Спесивец, издеваясь над другими, он забыл, что и сам не менее смешон. Как же, решил атаковать крепость Акбар-хана и увезти оттуда леди, перекинув ее через луку седла!
Столь преданный в любви и столь бесстрашный в бою… Свет не видел рыцаря, подобного юному Лочинвару.
Эти слова звучали как насмешка над романтическими фантазиями Кита, хотя сэр Вальтер Скотт, очевидно, не вкладывал в свою легенду никакой иронии. Но почему-то здесь, в этой ловушке, со всех сторон окруженной горами, они звучали неубедительно. Цинизм вновь расцвел пышным цветом, и Кит почти безропотно скользнул под его защиту. Это было привычное и спокойное убежище, в котором можно скрыться от горьких самооценок.


– О, лейтенант Рэлстон, вы опять проиграли! – Это заявление сопровождалось ребячливым хихиканьем.
Кит отсутствующим взглядом смотрел на свои карты и те, что лежали на столе. Его мысли блуждали так далеко от гостиной леди Сэйл, что уже в третий раз за этот бесконечный вечер он упустил взятку. Кит разочарованно тряхнул головой, но попытался ответить спокойно.
– Очень глупо с моей стороны, мисс Дрэйтон. Не представляю, как я мог забыть. – И он положил в банк полсоверена.
У леди Сэйл играли только на низкие ставки, и сейчас Кит, пребывающий в состоянии отрешенности, был ей за это благодарен. Он с иронией подумал, что при неограниченных ставках мог бы проиграть целое состояние.
– А я думала, что вы заядлый картежник, – поддела его Милли Дрэйтон, хлопая редкими ресницами, обрамлявшими тусклые глаза. – О вас ходят легенды.
Внезапно Кит понял, что больше не в состоянии терпеть общество этой жеманной дуры, и отодвинул свой стул.
– Не знаю, где вы могли получить столь ложное представление обо мне, – сказал Кит, даже не пытаясь скрыть, что изнывает от скуки. – Прошу прощения…
Он отвесил поклон всем сидящим за столом, притворившись, что не замечает изумления и обиды на лице Милли, и отправился на поиски хозяйки. Конечно, девушка не виновата. Она жертва воспитания, ее тщательно натаскивали для единственной цели, к которой должна стремиться женщина, – удачно выйти замуж. Милли открыто заигрывала с любым подходящим претендентом. А вот Кит последние восемь лет преследовал женщин, прибегая к разным уловкам, и испытывал злобное удовольствие от такой охоты. Но по некоторым причинам теперь это занятие утратило свою прелесть.
– О, Кит, неужели вы покинете нас так быстро? – Леди Сэйл подняла голову от вышивки. Она сидела в кругу матрон, погруженных в то же самое занятие. – А я думала, что вы, молодые люди, потанцуете хотя бы немного. Уверена, миссис Беннет с удовольствием поиграет на фортепьяно. – И она кивнула жене престарелого полковника – ничем не примечательной скучной леди, которая поспешила заверить хозяйку, что готова предоставить свои услуги молодежи. – Да, разумеется, – отрезала леди Сэйл, которой и в голову не приходило, что кто-то может с ней не согласиться. – Я велю Гуляму Нааби закатать ковер.
– С радостью остался бы, – гладко соврал Кит, – но, к сожалению, мне нужно вернуться в полк.
– Так поздно?
– Еще нет десяти, мэм. Я должен получить распоряжения на утро.
– Ну что ж, не можете остаться – значит, не можете. – И леди Сэйл, не обращая внимания на оправдания Кита, отпустила его взмахом руки.
Кит поцеловал ей руку и с легким сердцем вышел на улицу. Ночной воздух был пронзительно холодным, на небе ярко сверкали звезды, подмерзшая земля похрустывала под ногами. Кит шагал по окутанному тьмой военному городку, занятый мыслями о пунше, об игре в макао и спокойном вечере в компании друзей-единомышленников.
Его появление вызвало у Бернса неудержимый восторг. Красное лицо, налитые кровью глаза и обильные словоизлияния – все это свидетельствовало о бурно проведенном вечере. В задней части дома, в библиотеке, тонувшей в клубах дыма, Кит нашел шестерых своих приятелей, которые были примерно в таком же состоянии, как и хозяин. Они развалились в креслах, расстегнув кители и вытянув ноги к камину. На Кита обрушился поток радостных приветствий.
– Давненько не виделись, дружище, – сказал капитан Мэркхем, склонившийся над чашей с пуншем. – По-моему, ты должен был вернуться из разведки еще неделю назад. – Он зачерпнул горячий ароматный напиток, налил его в стакан и передал новому гостю.
– Да… Спасибо, Боб. – Кит сделал изрядный глоток. – Так-то лучше. Будь я проклят, ради одного этого запаха стоило удрать от леди Сэйл.
– А что ты там делал? – спросил другой приятель, прикуривая от свечки маленькую сигару. – Обычно ты не ухаживаешь за пожилыми дамами.
Общий смех был ответом на эту неопровержимую истину. Кит расстегнул верхнюю пуговицу мундира и рухнул на кушетку.
– Леди Сэйл – подруга моей матери. Я не мог ей отказать. – Он состроил гримасу. – Она просила поухаживать за малышкой Милли Дрэйтон… Скучнейшая девчонка.
Один из друзей понимающе кивнул: разумеется, нельзя пренебрегать своими обязанностями по отношению к подругам матери.
– Кит, так почему же ты задержался в разведке? Или афганскую малышку встретил?
Это предположение вызвало новый взрыв хохота, так как звучало абсурдно. Разве такое возможно, когда несешь патрульную службу в горах?
Кит мечтательно закрыл глаза: под воздействием крепкого напитка по телу его разлилось тепло, мышцы ног расслабились, а в голове слегка зашумело.
– Нет… не совсем так. Но, друзья мои, сейчас я расскажу историю, в которую вам трудно будет поверить.
Рассказ получился длинным, потому что Кит умолчал лишь о ночи, проведенной с Айшой. Зато пылко говорил об Акбар-хане, о бузкаши и особенно о своей твердой решимости вернуть Аннабель Спенсер обратно, к людям ее расы. Речь Кита становилась все более страстной по мере того, как бдительный хозяин снова и снова наполнял его стакан.
– Господи, ничего себе история, – вздохнув, сказал Боб Мэркхем, в то время как остальные ошеломленно затихли. – Англичанка в гареме Акбар-хана! А ты уверен, Кит? Может, ты там чересчур нагрузился, а?
– Чем? – Кит издал презрительный смешок. – На спиртные напитки мусульманское гостеприимство не распространяется. А кроме того, я и сам не хотел пьянеть, – добавил он. – Компания была неподходящая.
– Ну, будь я проклят! – пробормотал один из лейтенантов и уставился в бокал, словно хотел найти там ответ на свои сомнения. – Нет, это недопустимо. – Он поднял глаза и от волнения принялся дергать свои усики… – Что же нам делать?
– Хотел бы я знать это, Дерек, – отозвался Кит. – Я уже ломал голову, придумывая план, как вытащить ее оттуда. Но крепость нашпигована гильзаи, как рождественский гусь – яблоками.
Кит не стал говорить, что и сама леди наотрез отказалась от предложения спасти ее. И вообще он не в силах был рассказывать об Айше. Уж слишком она отличалась от тех женщин, которых знали его приятели.
– Возможно, Акбар-хан вскоре появится, – предположил Александр Бернс. – Не думаю, что он надолго застрянет в горах. Он выжидает удобного момента, чтобы нанести удар.
– Да, не такой он человек, чтобы тянуть время дольше, чем это необходимо, – кивнув, подтвердил Кит.
– Если Акбар-хан покинет крепость, мы сможем атаковать ее и увезти оттуда леди, – провозгласил молоденький выхоленный офицер таким тоном, будто его осенила гениальная идея.
Но никто не обратил внимания на это заведомо нереальное предложение. Все знали, что Вильяму Трофтону часто приходят в голову бредовые мысли – особенно по ночам. Не получив поддержки, юный офицер снова погрузился в задумчивое молчание.
– Ну, – сказал Бернс, – я не прочь сыграть партию в макао. Хочу отыграться за прошлый раз.
Его призыв был встречен благосклонно, и все, кроме лейтенанта Рэлстона, позабыли о несчастной англичанке, попавшей в лапы афганскому мятежнику. А Кит опять не смог сосредоточиться на картах.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн



У романа интересный сюжет,захватывает и полностью показывает жизнь афганцев.Читается легко, но у Фейзер есть романы поинтереснее.
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнАлена
29.01.2014, 16.08





Начало нудное, но чем дальше читаешь, тем больше желание узнать что дальше и чем все кончится. Написано мастерски, читая испытываешь многие чувства,
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнНюта
26.11.2014, 14.24





Цікавий роман.
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейнольга
23.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100