Читать онлайн Жемчужина гарема, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Жемчужина гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Кит сидел, уставясь себе под ноги. А музыканты играли на свирелях и ритмично били в гулкие барабаны. Это была странная, порой захватывающая мелодия. Танцовщицы кружились вихрем, их золотисто-смуглые руки и развевающиеся вуали сливались в одно пятно. Глаза девушек были густо подведены сурьмой, кожа блестела от пота, а они все продолжали извиваться в такт завораживающей музыке. Кит чувствовал только одно: Айша здесь, рядом с ним. Она сидела молча и была неподвижна, как изваяние, за исключением тех моментов, когда прислуживала Киту. Подносила фрукты, шербет, липкие сладости, чашу для омовения рук и полотенце. Но при этом не поднимала глаз. И все-таки Кит чувствовал, как по телу ее пробегают волны ярости, как она кипит и бунтует в душе. И еще он видел, что на них обоих смотрит Акбар-хан – задумчиво, с насмешкой, но отнюдь не весело.
Наконец сирдар резко приказал музыкантам замолчать. Танцовщица замерла на месте, дрожа и задыхаясь, потом поклонилась и исчезла из зала. За ней ушли и музыканты.
Акбар-хан повернулся к гостю:
– Надеюсь, Рэлстон-хузур, ты не будешь торопиться с отъездом? Утром я познакомлю тебя еще с одним нашим обычаем. Он, возможно, покажется тебе занимательным. Мы будем играть в бузкаши. Ты, наверное, слышал об этом?
– Нет, – покачал головой Кристофер.
– В таком случае, друг мой, тебе стоит посмотреть. Это наша любимая игра, и она многое объяснит тебе в характере афганцев. – Он по-отечески похлопал Кита по руке. – Уверен, ты получишь удовольствие. Но если Айша не сумеет угодить тебе, не стесняйся и утром скажи об этом.
По стройному телу стоявшей рядом Айши прошел трепет. Но она промолчала, только коснулась руками лба, потом жестом пригласила Кита следовать за ней и уверенно повела его по бесконечным коридорам. Они пересекли внутренний дворик, и Айша встала возле двери в комнату Кита, пропуская его вперед.
Кит шагнул в комнату, и она закрыла дверь.
– Как же угодить тебе, Рэлстон-хузур? – спросила Айша бесстрастно.
– Не болтай чепуху! – яростно прошипел Кит. – Что мне оставалось делать? Откажись я – и мне тут же, на месте, перерезали бы глотку.
Ничего не ответив, Айша поспешно подошла к окну и плотно затворила ставни, потом беззвучно, мягким движением закрыла дверь на задвижку.
– Тут повсюду стража, и у них большие уши.
Кит стоял и смотрел на нее. Нежно-желтоватый свет масляной лампы отбрасывал золотистые блики на высокие скулы, в бронзовых волосах вспыхивали искорки. У Рэлстона появилось безумное ощущение нереальности происходящего. Ему отдали Айшу… Этот вызывающе варварский подарок возбуждал его самым постыдным образом. Но Кит подавил свои чувства.
– Что все это значит? Ты что-нибудь понимаешь? – спросил он.
– Акбар-хан – человек сильных страстей, – медленно ответила Айша. – И у него бывают странные капризы. Он ненавидит англичан, ненавидит так сильно, что это должно вселить ужас в сердца твоих соплеменников.
Айша принялась блуждать по комнате, то она поправляла подушку, то заглядывала в кувшин, проверяя его содержимое, то перебирала сладости и фрукты, лежавшие на столе.
– Никогда, Кристофер Рэлстон, не обманывайся насчет его искренности.
– Меня зовут Кит, – услышал Рэлстон собственный голос. – А ты не могла бы на минуту остановиться?
Айша застыла на месте:
– Как прикажешь, Рэлстон-хузур.
От гнева у Кита по спине побежали мурашки.
– Распусти косу.
В глазах Айши вспыхнуло удивление, но она выполнила приказ и не спеша стала расплетать косу, выпуская на волю тяжелую массу волос. Это займет у нее много времени, мечтательно подумал Кит.
– И все-таки я хочу поподробнее узнать, что за этим стоит, – повторил он, стараясь говорить спокойно и деловито. – Почему Акбар-хан отдал тебя мне? Ведь о тебе так пекутся, так строго охраняют! Зачем он сделал это?
– Чтобы унизить тебя, – просто ответила Айша. – Акбар-хан хочет сломить твою гордость, чтобы ты признал его полную власть над твоей соплеменницей… и над собой. Тебе уже пришлось играть по его правилам, иного выхода не было. – Она пожала плечами. – Я ведь говорила… человек он противоречивый. Но ненависть к вашей расе, ко всем англичанам – это главное в его жизни.
– Ты тоже принадлежишь к моей расе, – напомнил Кит.
Айша покачала головой и сказала с легкой издевкой:
– Уже нет, Рэлстон-хузур.
– Неправда! – Кит шагнул к ней и положил руки на хрупкие покатые плечи.
Айша подняла на него глаза и дразняще улыбнулась.
– На мне, феринге, нет твоих ярлыков, и я живу не по твоим законам, – повторила она фразу, произнесенную два дня назад.
Это взбесило Кита: ему казалось, что Айша тем самым оскорбляет не только его и всех англичан, вместе взятых, но и себя. Вместе с тем он начинал понимать, что причина его гнева – сомнения… Ведь у него возникала уже эта дикая мысль: а вдруг Айша не захочет, чтоб ее спасали? Кит сильнее сжал ее плечи, серые глаза смотрели сурово.
– Но зачем Акбар-хан так поступил с тобой? Он хотел унизить меня, предложив в качестве наложницы англичанку. Но разве он не оскорбил тем самым англичанку в тебе?
– Мне просто напомнили, что не стоит брать на себя слишком много, – отозвалась Айша, с прежним безразличием пожав плечами. – Я перешла границы дозволенного, решив привести тебя сюда. Акбар-хан раздумывает: почему я так поступила? И если решит, что это связано с моим интересом к тебе… как к мужчине… и англичанину… В общем, он хочет, чтобы я всегда помнила, где нахожусь и кому принадлежу. А мои желания значения не имеют.
– А я тебе интересен? – вырвалось у Кита.
Его вопрос прозвучал едва слышно в теплой, залитой мягким светом комнате. Он прикоснулся ладонью к щеке Айши, провел пальцами по виску и твердой линии подбородка. Она вздрогнула.
– Я должен чувствовать стыд. Но мне не стыдно. И меня вовсе не унизил подарок Акбар-хана. Я хочу взять то, что мне дали. Хочу больше всего на свете. С тех пор как мы встретились, я думаю только о тебе. Я засыпаю и просыпаюсь с этими мыслями.
– Ты можешь взять то, что тебе дали, – отозвалась Айша, и в ее голосе крылся подвох. – Афганец подарил тебе свою женщину. Тебе нечего стыдиться.
– Но я хочу тебя, – с неожиданной злобой возразил Кит. – Не англичанку, не афганку… а тебя.
– Меня нельзя отдать или взять, – бросила Айша, спокойно глядя на Кита, хотя он чувствовал жар ее тела, которое сотрясала дрожь. – Нельзя, если я сама не пожелаю. Это… – Она провела руками по телу. – Вот это можно отдать или взять, а меня – нет.
Губы Кита медленно приблизились к ее губам. К чему лгать? Ради какой высокой цели? Айша не могла сопротивляться настойчивости его поцелуя. Она откинула голову. Ее горло казалось таким нежным и беззащитным… И, словно в ответ на приглашение, губы Кита опустились ниже и страстно прильнули к точке, в которой бешено бился пульс.
Да, Айша хотела этого… Желание возникло где-то в тайная тайных ее души в ту минуту, когда Кит, окруженный зловещими горцами, сказал, что искал ее. Какая глупость!.. Но почему-то по ее телу пробегала дрожь, кровь бурлила и вся она трепетала от возбуждения и радости. Айша уже много лет жила в мрачном уединении, под строгой охраной. Ее опыт ограничивался одним мужчиной. И теперь она жадно вдыхала запах чистого, только что принявшего ванну мужчины, чувствовала прикосновение его гладкой щеки и мягких губ, приоткрывшихся для поцелуя. Руки Кита гладили ее спину, обвивались вокруг талии, ласкали грудь. Он так крепко прижимал к себе Айшу, что она ощущала его напрягшуюся от желания плоть.
Гортанный голос шептал любовные слова на ее родном языке: это было так необычно! И Айша приникла к Киту, охваченная страстью, которую не раз испытывала сама и умела возбуждать в мужчине. Она перестала вдруг терзаться вопросами о том, что ею движет и почему они оба оказались во власти столь мощного, трепетного чувства.
Слегка отстранившись, Кит посмотрел на нее помутневшими от желания глазами:
– Я хочу снова увидеть тебя… какой ты была на озере.
Айша стянула через голову рубашку, бросила ее на пол, и волна блестящих бронзовых волос накрыла белоснежную грудь. Потом она расстегнула пояс своих широких шальвар, и они упали вниз. Айша переступила через кремовую ткань, и жадному взгляду Кита предстало прекрасное обнаженное тело, озаренное светом лампы.
Ему казалось, что он попал в какую-то сказочную страну. Но смутно понимал: в этой ситуации есть нечто запретное, недозволенное. И потому-то его страсть достигла таких немыслимых пределов. Ситуация, которой Кит столь бесстыдно пользовался, была варварской и совершенно невозможной с точки зрения всех известных ему законов. Но здесь действовали другие правила (неприемлемые в нормальной жизни), ему было дано разрешение. А что же Айша? Просто подчиняется приказу или тоже испытывает это ужасное и волшебное ощущение, что любит впервые в жизни? Афганка она или англичанка? Кто она на самом деле? Ответ на этот вопрос был необычайно важен. Кит должен был знать, разделяет ли любимая женщина его чувства.
Он поманил Айшу к себе. Потом медленно коснулся ее лба, провел кончиками пальцев по губам, стал гладить ее лицо и длинную стройную шею, ласкать изгибы ушных раковин. Задыхаясь от восторга, он позволил своим рукам дотронуться до плечей Айши и раздвинуть пряди роскошных волос, открыв розовые тугие бутоны, увенчивающие груди. Он услышал ее прерывистое дыхание, почувствовал, как затвердели соски, и улыбнулся – нежно и удовлетворенно. Кит держал в ладонях пышные теплые груди, ощущая, как бешено бьется ее сердце. Тогда он медленно опустился на колени, лаская эти прекрасные округлости горячим влажным языком, ловя губами напрягшиеся соски. Айша тихо застонала от наслаждения.
Ее нежный живот, казалось, приглашал к поцелуям. И язык Кита впился в маленький завиток пупка. Кожа Айши вздрагивала, мускулы ее тела непроизвольно сжимались. Когда руки Кита обвились вокруг ее бедер, она выгнулась в его объятиях, содрогаясь от страсти.
Кит раздвинул ее ноги, покрывая их долгими томительными поцелуями, и наконец ощутил неповторимый вкус ее естества. По телу Айши, достигшему экстаза, прошла судорога, а потом она обмякла в руках Кита, умиротворенная и обессилевшая после пережитого блаженства.
В это мгновение Айша в первый раз прошептала его имя.
– Кристофер, – выговорила она по слогам и опустилась рядом с ним на колени.
Ее пальцы расстегивали блестящие пуговицы мундира, а губы затеяли сложный танец, как будто пробовали Кита на вкус, дразнили его и возбуждали. Айша стянула с него китель и поцеловала соски, разжигая в его груди огонь, а потом повела это пламя вниз и начала расстегивать брюки. Постепенно обнажавшееся тело Кита сгорало от мучительного желания. Ему казалось, что больше сдерживаться невозможно. Но Айша уложила его на роскошный ковер, легла рядом и продолжала играть с ним, даря ту радость, которую только что испытала сама.
Потом она отошла от Кита на одну томительную минуту и открыла инкрустированную коробочку, стоявшую на низком столике. На ладони ее он увидел маленький чехольчик из кожи ягненка и удивился. Айша нежно улыбнулась и поцеловала Кита в губы.
– У Акбар-хана комнаты для гостей оборудованы на все случаи жизни. Если бы здесь не было меня, тебе предложили бы другую женщину. И она тоже позаботилась бы о мерах предосторожности. Беременность – удел жен.
Сначала Кит не знал, как реагировать на это шокирующее заявление, да еще произнесенное таким будничным тоном. В глазах Айши мелькнула неуверенность.
– Ты ведь не против?
Конечно, Кит был знаком с элементарными способами предохранения, но не привык, чтобы инициатива исходила от женщины. Впрочем, Айша не обыкновенная женщина, да и обстановка тоже. И, решив, что это еще одна особенность сказочной и запретной страны, по которой он странствовал с безудержной радостью, Кит отрицательно покачал головой:
– Как я могу возражать? – И провел пальцами по губам Айши.
Она осторожно, нежным движением, натянула чехольчик, превратив эту процедуру в новую любовную игру, возбудившую Кита еще больше. Он закрыл глаза, задыхаясь от восторга.
Потом Кит положил Айшу на ковер и склонился над ней, заглядывая в лицо. Ее глаза смеялись, на щеки лег матовый румянец, губы улыбались. Айша была счастлива, она отдавала свою любовь и получала столько же взамен.
– Как тебя зовут? – шепнул Кит.
– Аннабель.
Кит поцеловал ее веки, проник в ее тело и почувствовал, как оно конвульсивно содрогнулось. И в то же мгновение сам растворился в экстазе.
Они долго лежали не отрываясь друг от друга в тихой, залитой светом комнате. Слегка приподнявшись на локтях, Кит посмотрел на Айшу с жалобной улыбкой.
– О Боже! – тихо сказал он. – Все произошло так быстро. Я вел себя как неопытный мальчишка. Но я не мог контролировать себя, потому что никогда еще не испытывал такой страсти.
Айша томно покачала головой, не соглашаясь с ним.
– Я чувствую то же самое. – И провела рукой по его лицу. – У нас вся ночь впереди, Кит. Для любви времени хватит.
Он ткнулся губами в ее ладонь, ощутив солоновато-сладкий вкус влажной кожи.
– Аннабель, – прошептал он, смакуя каждый звук. – Аннабель. – Мягким движением Кит разъединился с ней и сел на ковер. – А теперь расскажи о себе.
– Уже восемь лет никто так не называл меня, – сказала она, грациозно встав на ноги.
Аннабель подошла к столику, где стояли таз и кувшин, смочила в воде полотенце и вернулась к Киту. Присев рядом с ним на колени, она провела по его телу мягкой тканью и начала обтирать, освежая кожу.
Кит раскинулся на ковре, наслаждаясь заботами, к которым совершенно не привык. Женщины, которых он знал прежде, предпочитали не давать, а получать. Айша прошла другую выучку. Сознание Кита уже не было затуманено бездумной, дикой страстью. Взглянув в лицо реальности, он резко привстал:
– Достаточно.
– Разве тебе неприятно? – удивилась Айша.
– Это напомнило мне о том, что я хотел бы забыть, – искренне ответил Кит. – Дай мне полотенце.
Айша безмолвно подчинилась. Кит смочил полотенце и подошел к Айше, которая все еще стояла на коленях.
– Встань. – Кит поднял ее и, держа в ладони мягкую округлую грудь, стал вытирать прозрачную, блестящую от пота кожу. – Я сам все сделаю. Аннабель, расскажи мне, как ты оказалась здесь, среди этих людей.
Аннабель покачала головой и, непроизвольно вздрогнув, обхватила себя руками за плечи, словно защищаясь от чего-то.
– Обычная история… это не важно.
– Не важно! Как ты можешь говорить такое! – Кит развел ее руки и вдруг удивленно заметил: – Ты боишься.
Да, Кит был прав. Снова окунуться в прошлое? Аннабель похоронила его в своей памяти так глубоко, что оно давно уже перестало ее мучить… При одном воспоминании о цепенящем ужасе, пережитом в детстве, ее била холодная дрожь. Аннабель попыталась вырваться из объятий Кита, спрятать глаза от его настойчивого взгляда.
– Мне не хочется рассказывать.
Кит догадывался, что стоит за этой странной реакцией. Как хотелось ему успокоить, приласкать Аннабель, смягчить ее боль! Никогда прежде женщины не пробуждали в нем такого волнения, да и не очень-то его заботили. Отпустив Аннабель, он взял с дивана простыню и заботливо накинул на нее.
– Тебе нечего бояться, – нежно сказал он, усадил Аннабель к себе на колени и крепко обнял. – Расскажи мне, Аннабель.
– Меня зовут Айша, – ответила она, но в голосе звучала неуверенность.
– Расскажи, – настаивал Кит. Он стал гладить ее по волосам, подбадривая, словно ребенка.
Несколько долгих минут она сидела молча, но не пыталась вырваться. От ее прежней самонадеянности не осталось и следа.
– Мы возвращались в Пешавар, через ущелье Хаибер, – начала Аннабель странным, напряженным голосом.
Кит слушал, и перед ним оживало ее прошлое. Он словно бы вместе с Аннабель видел страшную смерть ее родителей, слышал ужасные крики раненых и дикие вопли горцев, испытывал смертельный страх похищенного ребенка.
– А что было потом? – напомнил Кит, когда Аннабель умолкла, явно не желая продолжать. – Человек, который взял тебя в плен, – это был Акбар-хан?
– Нет. – Она покачала головой. – Прошло много тяжких недель, прежде чем я попала к Акбар-хану. – И она опять заглянула в темную бездну воспоминаний. – Позволь мне встать.
– А можно мне еще подержать тебя на коленях? – спросил Кит, пораженный тем, насколько сильна была захлестнувшая его волна нежности.
– Я не привыкла к такому обращению, – отозвалась она, и это было совершенной правдой. – Афганцы не склонны к нежностям.
– Честно говоря, я и сам такого за собой не замечал, – признался Кит.
Аннабель вдруг улыбнулась и снова скользнула в его объятия.
– Я долго жила у этого гази. И не знала тогда, что он дожидается, пока Акбар-хан приедет в свою крепость в Маделле, чтобы отдать меня ему в качестве дани. Гази решил, что я вполне сойду для такой роли… интереснее все же, чем вещь дарить или скот… да и дешевле, – добавила она, чувствуя, что рассказывать стало много легче. – Я думала, что навеки обречена жить в семье этого человека.
– Как с тобой обращались? – спросил Кит; по стройному телу, которое он обнимал, прошла дрожь.
– Жестоко, – честно призналась Аннабель. – Но не мужчины, а женщины. Наверное, они просто не знали, что со мной делать. Я ведь ничего не понимала, не говорила на их языке. Думаю, они плохо относились ко мне еще и потому, что сами привыкли к такому обращению. Для жертвы соблазнительна роль палача.
Кит вспомнил о женщинах, которых видел утром, об этих тащившихся в гору вьючных клячах. И представил себе двенадцатилетнюю девочку, взлелеянную в холе и неге, а потом ввергнутую в такие муки. Его охватил сильнейший гнев.
Айша почувствовала, как напряглось его сильное тело, к которому она прижималась спиной, как сжались обнимавшие ее руки, и поняла его состояние.
– Ты не имеешь права, феринге, судить их по своим меркам, – сказала она с уже знакомой Киту легкой насмешкой. – Им многое приходится терпеть.
– Не называй меня так, – грозно предупредил он.
Айша изогнулась в его объятиях и задумчиво посмотрела на Кита своими изумрудными глазами. Потом пожала плечами:
– Но ты и в самом деле феринге. И, подобно другим англичанам, даже не пытаешься понять афганцев. Если бы ваши власти в Кабуле сделали хоть малейшее усилие, вы сейчас не оказались бы в такой паршивой ситуации.
– По-моему, мы уклоняемся от темы, – холодно заметил Кит.
– Разве? Не думаю. – Айша соскочила с колен Кита и начала бродить по комнате. – В общем, когда Акбар-хан приехал в Маделлу, меня привели к нему – грязное, тощее, жалкое существо в лохмотьях. На мне была та же одежда, что и в день похищения. Но к тому времени я неплохо говорила на пушту. Так вот, когда гази швырнул меня к ногам человека, одетого в шлем и кольчугу, и сказал, что преподносит этот дар своему господину, я поняла… – Айша прикусила губу. – Я поняла, что попала в ад, из которого есть только один выход – смерть. Я назвала гази сыном свиньи и другими оскорбительными для мусульманина словами. Он сбил меня с ног, но больше ничего сделать не успел, потому что Акбар-хан выгнал его из комнаты.
Айша взяла из корзиночки абрикос и глубоко вонзила зубы в золотистую плоть.
– Вот так я попала в гарем Акбар-хана. Я учила его английскому, а он меня – фарси. Привозил книги, которые я просила, – и на том, и на другом языке.
– Он научил тебя еще кое-чему, – добавил Кит и снова облачился в чапан. Его голос был сух, как степь в разгар лета.
Айша не стала притворяться, будто не поняла его.
– Да, научил. Но не раньше, чем мне исполнилось пятнадцать лет. У него несколько жен – все они дочери вождей племени гильзаи. Но меня держат отдельно, и я очень благодарна за это Акбар-хану. Кроме того, по сравнению с другими афганскими женщинами я пользуюсь большей свободой.
– Боже всемогущий! Но ты же не афганка! – взорвался Кит, выведенный из себя этим спокойным заявлением. – Ты Аннабель Спенсер.
– Я Айша, – последовал бесстрастный ответ. – И мне это нравится.
– Ты уедешь отсюда со мной, – провозгласил Кит. – Не знаю, каким образом, но я верну тебя туда, где твое место в жизни.
Он услышал звенящий смех Айши.
– Посмотрел бы ты на себя со стороны. Какие высокие слова! Англичанин собирается вернуть пленницу на родину… Разыгрываешь из себя рыцаря Круглого Стола, да? Сними шоры с глаз, феринге, и посмотри правде в глаза.
– Проклятие! Я же просил не называть меня так. – Кит одним прыжком оказался рядом с Айшой.
И откуда появился этот гнев, уничтоживший волшебную страсть, которую он испытывал всего полчаса назад? Куда девались нежность, желание опекать и защищать Айшу? Теперь Киту хотелось трясти ее за плечи до тех пор, пока она не осознает свою истинную сущность и перестанет чувствовать себя афганкой.
А она, плотнее завернувшись в простыню, продолжала стоять на своем.
– Я не могу уехать отсюда, даже если б захотела, – медленно сказала Айша. Она тщательно подбирала слова. – И ты не уедешь из крепости вопреки желанию Акбар-хана. Да и вообще-то, я думаю, ни один англичанин не покинет Афганистан живым.
В голосе Айши звучала такая глубокая убежденность, что Кит остолбенел.
– Что это значит? Ты не хочешь уезжать отсюда? Неужели ты собираешься всю жизнь оставаться пленницей в гареме?
– Почему бы нет? – пожала плечами Айша. – Разве лучше быть пленницей этикета и норм морали в каком-нибудь военном городке? Думаю, различия тут небольшие. Здесь по крайней мере у меня есть лошади, соколиная охота и горы. Я общаюсь с людьми, которых не назовешь лицемерами, хотя законы их суровы. Моя жизнь, Кристофер Рэлстон, не так уж скучна. Я объездила эту страну вдоль и поперек с Акбар-ханом, и он запрещает мне только то, что расходится с требованиями Корана.
В голове у Кита все встало вверх дном. Но это же ересь и бессмыслица! И ведь она не просто говорит, но и верит в это! Изумрудно-зеленые глаза Айши излучали искренность. Его, Кита, она воспринимает как невежественного, высокомерного феринге. А мир, в который он предлагает ей войти, – как мрачное болото, где царствуют напыщенный этикет и лицемерные законы. По правде сказать, Кит и сам был того же мнения. Он вел с этим миром свою игру и презирал его. Жизнь в нем представлялась Киту мелкой и ни в коей мере не удовлетворяла его. Потому-то каждую ночь и напивался до беспамятства, потому регулярно проигрывал кругленькие суммы за карточным столом. И затевал дурацкие дуэли, из-за чего и был сослан на край света, в кавалерию Ост-Индской компании.
– В Англии у тебя, наверно, есть родные? – с запинкой спросил Кит.
– И что с того? – тряхнула головой Айша. – Я не знаю этих людей, они ничего для меня не значат. Вся моя жизнь – здесь. Но даже если б я решила вернуться в Англию, неужели ты думаешь, что я смогу вписаться в ваше общество? Нет, Кристофер Рэлстон, возвращайся-ка ты восвояси, а я буду жить своей жизнью.
– Ты уже называла меня Кит, – сказал он, пытаясь пробить брешь в этой стене убежденности. Но слова, казалось, скользили по поверхности, лишенные той силы и веры, которую Кит вкладывал в них.
– Это была ошибка, – бросила Айша, уронив простыню на пол. – Соскользнуло с языка в минуту страсти. Но больше я не буду использовать интимные словечки в разговоре с феринге.
Кит сжал руки. Как ему хотелось пустить их в ход и сломать барьер, воздвигнутый Айшой! Она отрицала все, чему его учили, и смотрела на Кита свысока, с сознанием собственного превосходства.
– И только-то? Как ты могла сказать такое?
Айша отвернулась от него и наклонилась, чтобы подобрать с полу одежду.
– Я еще нужна тебе, Рэлстон-хузур?
Что ж, если она решила играть в эту игру, пусть будет так.
– Да. Нужна. Ты принадлежишь Акбар-хану, и он может дарить тебя, кому пожелает. На сегодняшнюю ночь ты моя. И ночь еще не закончилась.
Кремово-бирюзовая шелковистая материя снова упала на пол.
Айша медленно выпрямилась, но продолжала стоять спиной к Киту.
– Чего ты хочешь от меня?
Он окинул взглядом ее длинные ноги, округлые бедра, четкие линии спины с выступающими острыми лопатками. В голове у него все смешалось. Чего же он хочет? Кит хотел получить ее тело, вновь испытать на себе искусство, с которым она умела дарить наслаждение. Но не только: он желал большего… гораздо большего. На какое-то мгновение Айша отдала ему саму себя, а потом отобрала этот дар. И Кит хотел вернуть его.
Он взял в руки густые волосы Айши, скрутил их жгутом и, подняв кверху, стал целовать шею. Кожа вздрагивала под его губами, отзываясь на каждое прикосновение. Кончик его языка скользнул вверх, отыскал мягкое местечко за ухом… Кит вспомнил, что именно в эту точку Айша направила острие своего кинжала, и тихо усмехнулся, щекоча ее ухо теплым дыханием.
Айша дернулась, но Кит взял ее за плечи, и она замерла.
– Моя Анна, разве не ты сказала, что нам хватит времени, чтобы предаться любви?
Айша безмолвно склонила голову в знак согласия и не стала возражать против любовно-ласкового имени Анна.
Кит опрокинул ее на диван, прижав к подушкам. Тело Айши отливало молочной белизной, по нему пробегали золотые полосы от света лампы. На мгновение она попыталась скрыть блеск в глазах и прикрыла их тяжелыми рыжевато-золотистыми ресницами. Но Кит приоткрыл ей веки. На него смотрели глаза, затуманенные вновь вспыхнувшей страстью.
А потом Айша опять отдалась ему безгранично.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн



У романа интересный сюжет,захватывает и полностью показывает жизнь афганцев.Читается легко, но у Фейзер есть романы поинтереснее.
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнАлена
29.01.2014, 16.08





Начало нудное, но чем дальше читаешь, тем больше желание узнать что дальше и чем все кончится. Написано мастерски, читая испытываешь многие чувства,
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнНюта
26.11.2014, 14.24





Цікавий роман.
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейнольга
23.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100