Читать онлайн Жемчужина гарема, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Жемчужина гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Шестого января в девять часов утра начался великий исход. В авангарде шла пехота, состоявшая в основном из сипаев, легко одетых, измученных голодом, в сапогах с тонкой подошвой – слабой защитой от сугробов, покрывавших долину. Кавалеристам приходилось немногим лучше. Аннабель, сидевшая верхом на Чарли, смотрела, как они отправляются в путь. Вдруг перед ней мелькнуло морщинистое лицо инструктора Риссалдара, ехавшего во главе своего отряда. Интересно, помнит ли он, как учил ее верховой езде? Кавалеристы выезжали из военного городка с опущенными знаменами. И это казалось дурным знаком, предвещавшим беду, близость которой ощущали здесь все.
Кит остановил свою лошадь возле Аннабель.
– Мы поедем с основной частью войска, которую возглавит Шелтон. Выступим вслед за авангардом, – резко сказал он, но Аннабель не приняла это на свой счет. – С нами будут все женщины, больные и инвалиды, но ты можешь остаться со мной в фургоне. Я как штабной офицер буду сопровождать Эльфинстона. В штабе тебя все знают, поэтому никаких проблем не возникнет.
– Не то что с женщинами, – сухо заметила Аннабель. – Эти мне не обрадуются.
– Думаю, ты не права, но сейчас это не имеет значения. Гораздо важнее, чтобы Чарли тебя не подвел. В последние дни он что-то отощал. – Наклонившись, Кит потрепал лошадь по шее, словно желая искупить свою вину за безропотные страдания животного. – С кавалерийскими лошадьми ему будет приятнее, чем в компании верблюдов и пони.
К ним подскакал Боб, бледный и расстроенный:
– Вы представляете! Этот чертов временный мост еще не готов, хотя саперы обещали к утру все закончить. Авангарду пришлось сделать привал на берегу. Бог его знает, когда мы теперь сможем переправиться через реку.
Аннабель оглянулась: позади царил полный хаос. Верблюды безутешно тянули вверх свои длинные шеи. На их спинах теснились в паланкинах жены и дети офицеров. Погонщики тряслись от холода, притопывая ногами по мерзлой земле. Носилки и паланкины запрудили всю площадь. Носильщики орали друг на друга, женщины высовывали головы в окошки и отдавали путаные приказы. А дети, испуганные, замерзшие, не понимая, что происходит, визжали и хныкали. Потоком устремилась на площадь и едва прикрытая лохмотьями лагерная прислуга – двенадцать тысяч человек. Распихивая животных и солдат, они требовали, чтобы им разрешили двигаться с основным корпусом. И никакими силами невозможно было заставить их остаться в хвосте колонны, при поклаже. Резкий свист хлыстов, крики измученных офицеров, ржание лошадей, вопли встревоженных людей – все это сливалось в адскую какофонию, полную смятения и тревоги.
Аннабель взглянула на Кита и безнадежно покачала головой.
– Знаю-знаю… – сказал он. – Шансов у нас нет.
– Ни одного.
– Эй, поменьше пессимизма, пожалуйста! – Боб пытался говорить весело, но не смог скрыть напряженности, ибо и на нем лежала тень дурных предчувствий. – Генерал совсем ослабел. Не знаю, сумеет ли он удержаться на лошади, – продолжал Мэркхем, перестав притворяться. – Вы поедете с ним?
– Да. Для него приготовлен паланкин. Это нас задержит, но мы и так, боюсь, будем тащиться еле-еле. Аннабель, ты тепло одета? – вдруг без всякого перехода спросил Кит.
Что ж, вопрос был вполне уместным.
– Да, в отличие от многих других, – ответила она и чуть было не добавила: «Благодаря Акбар-хану».
Ее кожаные брюки были подбиты кашемиром, а рубашка – мехом. Поверх них Аннабель надела куртку из овечьей кожи с меховой подкладкой и накидку с капюшоном, отороченную мехом. Кожаные перчатки и сапоги тоже были на меху. Да, Аннабель была защищена от холода гораздо лучше, чем Кит и его друзья, не говоря уже о массе других людей, отправившихся в это путешествие. И неудивительно: ведь она экипировалась как настоящая афганка, привыкшая ко всем жестоким сюрпризам своей негостеприимной страны. Акбар-хан хотел, чтобы его Айша отправилась в путь во всеоружии.
– Колонна уже тронулась, – сказала Аннабель, прерывая ход своих мыслей. – Мы, Кит, наверное, должны ехать с генералом?
Покинув военный городок через широкую брешь, проделанную саперами, они увидели, что им навстречу движется ликующая толпа афганцев.
– Боже мой! – прошептал Кит. – Они даже не могут подождать, пока мы уйдем отсюда.
Возбужденные крики победителей резко контрастировали с угрюмым молчанием отступавшего войска. В жилых кварталах военного городка вспыхивало пламя: афганцы грабили, а потом поджигали бунгало. И так продолжалось до тех пор, пока трогательное подобие английской деревеньки не превратилось в пепел.
Только к полудню первые ряды основной колонны, которые следовали за авангардом, пересекли мост. А позади, между каналом и крепостным валом, стоял арьергард, обязанный прикрывать длинный караван верблюдов, еле-еле выползавший из военного городка. Повсюду валялись громоздкие пожитки, уже наполовину занесенные снегом. Люди попросту бросали их, осознав наконец, что им предстоит одолеть долгий путь на морозе. А в военном городке под аккомпанемент диких воплей продолжался разнузданный грабеж и не утихали пожары.
Насытившись мародерством, афганцы обратили свои джеззали против арьергарда, оказавшегося в западне. Солдаты были обязаны под яростным огнем с крепостных стен удерживать свои позиции до тех пор, пока вся прислуга, вьючные мулы и верблюды не пройдут к реке. Только под вечер они смогли отправиться в путь, потеряв одного офицера и пятьдесят солдат, оставшихся лежать в снегу.
Аннабель, ехавшая впереди главной колонны, слышала непонятный шум, ликующие крики и непрерывные выстрелы, которые далеко разносились в кристально чистом морозном воздухе.
– Что там творится, черт возьми? – пробормотал Кит. Изогнувшись в седле, он посмотрел назад, но увидел только хвост колонны, который на расстоянии ружейного выстрела, извиваясь, тащился по тропке.
Аннабель развернула Чарли и крикнула:
– Я съезжу посмотрю!
– Аннабель, вернись! – заорал Кит, но она махнула ему рукой и галопом понеслась в дальний конец каравана. – Проклятие! – в сердцах воскликнул Кит: сам-то он не имел права покинуть генерала. – Ей придется скакать добрых три мили.
– Она справится, – успокаивал его Колин. – Лошадь не подведет. К тому же Аннабель больше похожа на афганку, чем на англичанку… если, конечно, не приглядываться.
Тем не менее тревога не отпускала Кита. Но что делать? Ему оставалось только ждать и надеяться, что у Анны достаточно хорошо развит инстинкт самосохранения.
Аннабель подъехала к самому концу колонны. По обочинам, среди груды пожитков, уже лежали люди, не выдержавшие натиска усталости и холода, безразличные ко всему, что происходило вокруг. Мародеры-афганцы перетряхивали багаж в поисках чего-нибудь ценного, попутно приканчивая ножами упавших сипаев. Вдруг Аннабель заметила лежащую на снегу женщину. А рядом с ней слышался тоненький писк грудного младенца. Какой-то гази уже занес нож над неподвижным телом.
– Ах ты, свинячий сын! – Аннабель поскакала к нему, непристойно ругаясь на пушту с яростью, вполне достойной любого гази.
Услышав эти оскорбления, афганец повернулся. Его глаза вспыхнули. Нож, направленный в шею Чарли, описал в воздухе дугу. Но лошадь отступила в сторону – в точности как обучали в школе верховой езды. Нож упал в снег, и прежде чем гази успел поднять его, Чарли встал на дыбы. Его копыта были сейчас оружием пострашнее кинжала. И гази не стал вступать в неравный бой: кругом было полно более легкой добычи.
Аннабель осторожно спешилась, отлично понимая, что на земле она куда уязвимее. Правда, у нее был стилет. Кит без возражений выполнил ее просьбу и добыл ей оружие. Но Аннабель не обольщалась: тонкий клинок не спасет ее от шимитара или ножа-хибер.
А женщине – это, очевидно, была маркитантка – уже ничем нельзя было помочь. Она не выдержала долгих лишений и теперь лежала на снегу, глядя невидящими глазами в огромный купол неба, который уже начал подергиваться вечерней мглой. Младенец, завернутый в тоненькое одеяло, весь посинел от холода, из растрескавшихся губ вырывался жалобный писк. Аннабель взяла на руки крошечное тельце и поплотнее запеленала. Как же теперь взобраться на огромного Чарли? Ей всегда подставляли ногу, но здесь помощи ждать неоткуда. К тому же ей мешает ребенок. Неподалеку валялся брошенный кем-то сундук. Подведя к нему Чарли, Аннабель одной рукой бережно прижала ребенка к себе и забралась на сундук, а оттуда – на спину лошади.
Она огляделась. К процессии, медленно тащившейся по снегу, присоединился арьергард. Время от времени в их ряды с безжалостной настойчивостью врезались отряды гази. Эти смертоносные нападения, которые безуспешно пытались отразить английские солдаты, еще больше замедляли движение колонны. Ощущение кошмара усиливали и отблески зарева: военный городок горел вовсю, в угрюмом зимнем полумраке вспыхивали фиолетово-оранжевые и красноватые языки пламени. А треск выстрелов напоминал раскаты сатанинского хохота.
У Аннабель заныло сердце, хотя она и понимала, что глупо было бы ждать чего-то другого. Она погнала Чарли в голову колонны. Ей показалось, что путь в три мили стал еще длиннее. Но потом Аннабель сообразила, что караван, тащившийся все медленнее и медленнее, заметно растянулся. Дорогу заполонили тела тех, кто не выдержал битвы с холодом и усталостью, и нескончаемые груды брошенных вещей. Они ехали всего полдня, а потери уже были велики. Что же с ними станется в течение следующих шести дней путешествия до Джалалабада?
Кит встретил ее яростной обличительной тирадой. Аннабель покорно выслушала его, даже не сделав попытки ответить. Она была слишком подавлена всем увиденным и прекрасно понимала, что Кит тревожится за ее жизнь, а стало быть, имеет право гневаться. Потому она и не стала протестовать и защищаться, даже получая выговор на виду у всех.
– Больше ты никуда не уйдешь без спроса, понятно? – закончил Кит. Его запала хватило ненадолго, поскольку Аннабель хранила молчание.
– Вряд ли мне теперь это понадобится, – сказала она. – И посмотри, кого я нашла.
Она вытащила из-под своей теплой накидки ребенка, который давно уже перестал хныкать – то ли от усталости, то ли потому, что пригрелся.
– Что мы будем с ним делать?
– О Господи, откуда у тебя этот малыш? – Кит с ужасом уставился на нее.
Аннабель постаралась рассказать все как можно короче и без всяких эмоций. О стычке с гази она упомянула вскользь, сказав ровно столько, чтобы ее версия выглядела правдоподобной.
Но Кит побелел как мел: его воображение само дорисовало детали.
– Мы с Чарли оказались отличными партнерами, – добавила Аннабель. – В этом ведь и был смысл наших занятий, не так ли?
Кит вздохнул, признавая себя побежденным.
– Когда сделаем привал, отнеси ребенка к какой-нибудь няне-индианке. Какая им разница: одним больше, одним меньше.
Аннабель кивнула, и они продолжали свой путь в молчании. Приближалась ночь. Наконец одинокий горн протрубил сигнал к привалу.
– Мы отъехали от городка миль на шесть, не больше, – заметила Аннабель.
Добавить было нечего. Все понимали, что при таком темпе одолеть семьдесят миль до Джалалабада невозможно.
Люди разбрелись кто куда, чтобы разбить лагерь на промерзшей земле. Харли, ехавший позади штабных офицеров, подошел к Киту:
– Сэр, тут неподалеку есть ручей. Я послал носильщиков за водой.
С этими словами денщик вытащил из седельной сумки маленький шатер, развернул его и огляделся, выискивая подходящее местечко.
– Черт возьми, а это еще откуда? – спросил Кит.
– О шатре позаботилась мисс. И о провизии тоже. – Харли извлек из сумки сушеное мясо антилопы, талхан и брусок чая. – Мы переживем эту ночь, если сумеем разжечь костер.
– Ты был слишком занят, чтобы тратить время на такие дела, – пояснила Аннабель, увидев, что Кит совершенно ошеломлен. – Я сообразила, что на регулярные поставки провианта полагаться не стоит. – Она пожала плечами. – Еды у нас достаточно, можно и с другими поделиться. Ну, а в шатер втиснутся восемь, а то и девять человек. Если, конечно, их не смутит теснота. – Аннабель оглядела унылую местность, беспорядочно суетившиеся толпы людей и животных. – Харли, разбей шатер вон там, возле скалы. Это хоть какая-то защита от ветра.
– По-моему, нехорошо как-то пользоваться подобными преимуществами, – медленно произнес Кит. – Ведь другие-то лишены всего этого.
– Но у нас уже есть одно бесценное преимущество перед остальными, – возразила Аннабель. – Я знаю эту страну, знаю, каким образом афганцам удается пережить зимние холода. Я путешествовала с кочевниками в пору снегопадов. Или ты будешь притворяться, что это не так? Давай уж лучше воспользуемся моими познаниями.
– Кит, Аннабель права, – поддержал ее Боб. – Кому из этих бедолаг ты хочешь отдать свой шатер и еду? – Он показал на кишащих вокруг людей. – Или пойдешь по методу отбора?
– Нет, – покачал головой Кит. – Давайте и вправду сами используем предусмотрительность Аннабель. Припасов все равно надолго не хватит. Аннабель, ты поищешь няню для малыша?
– Да, я думаю, так будет лучше, – ответила она, посмотрев на маленькое тельце, укутанное в ее накидку. – Можно было бы оставить его, но я никогда не имела дела с младенцами и знать не знаю, как с ними обращаться. Как вы думаете, он будет пить чай?
– Ребенок еще слишком мал, – авторитетно заявил Харли. – Давайте-ка его сюда. Я отнесу малыша к няне миссис Гарднер. Бедная леди сама родила всего пять дней назад. Они должны знать, что и как.
– Пять дней назад… – повторила Аннабель. По ее телу пробежали мурашки: отправиться в такое ужасное путешествие через пять дней после родов!
Впрочем, миссис Гарднер была далеко не единственной больной. Многие из них ехали в паланкинах или на носилках в одних ночных рубашках, страдая от жестоких морозов. Отдав ребенка Харли, Аннабель попыталась отогнать мрачные мысли.
– Я приготовлю чай. У меня в седельной сумке есть лепешки из помета. Кит, ты сможешь разжечь костер? – не без сомнения спросила она, отнюдь не будучи уверенной в том, что избалованный капитан кавалерии станет выполнять столь низменную работу.
– Да, мэм, – торжественно ответил Кит. – На это, полагаю, способностей у меня хватит. Хотя, боюсь, все мы тебе в подметки не годимся.
Аннабель одобрительно улыбнулась этой смелой попытке пошутить. Но беспечный тон Кита никого не обманул. И все же люди почувствовали себя уютнее, попивая горячий, заваренный в котелке чай, который передавали по кругу. Закутавшись поплотнее в плащи, они наслаждались теплом от едва тлевшего зловонного костра.
Аннабель вспомнила, как некоторое время назад она сидела в хижине и отчаянно хотела выпить чая. Но не получила бы его, если бы не внимательность и забота Акбар-хана. Где он сейчас? Аннабель посмотрела на кольцо горных вершин. На фоне ночного неба они казались черными призраками в белых шапках. Может, с какой-нибудь из этих вершин он наблюдает трагедию, происходящую внизу, и выжидает момент, чтобы вмешаться? Аннабель не сомневалась: рано или поздно Акбар-хан покажет себя, но как именно это произойдет, догадаться было трудно.
– Идем. – Кит коснулся ее плеча. – Пора спать.
В шатер ухитрились втиснуться десять человек. Аннабель и Кит тесно прижались друг к другу, чтобы не занимать лишнего места. Кит обнял ее покрепче и прикрыл своим телом. Они согревали друг друга дыханием, и смертоносный холод понемногу отступил.
А снаружи солдаты и прислуга замерзали сотнями. Были и дезертиры; ночью они ускользнули из лагеря, чтобы спрятаться где-нибудь – лишь бы подальше от этой проклятой горной дороги. Сипаи, жестоко обмороженные и совершенно негодные для службы, смешались с прислугой. И на рассвете, когда колонна вяло начала собираться в путь, неразберихи стало еще больше.
Теперь уже суровое требование Кита не отходить от него ни на шаг было для Аннабель излишним. Свирепые укусы мороза проникали даже сквозь теплую ее одежду. Окоченевшая и ко всему безразличная, она с трудом вскарабкалась на Чарли. Капюшон почти полностью закрывал лицо, видны были только глаза. Арьергард продолжал сражаться с афганцами, которых не останавливали ни мороз, ни непрестанный снегопад.
– Анна… Анна, милая! – вырвал ее из полузабытья встревоженный голос Кита.
– М-м… что такое? – Сонно моргая, она вглядывалась в белесовато-серый полумрак.
– Я сейчас поеду в горы со своим отрядом, – торопливо объяснил Кит. – Афганцы атаковали колонну с багажом и могут отрезать нас от арьергарда. Колонну нужно прикрыть сверху, с фланга, и расчистить дорогу.
– Да благословит тебя Господь, – только и сказала Аннабель.
Кивнув, Кит развернул свою лошадь и исчез в густой снежной пелене. Аннабель не чувствовала тревоги. Ей уже казалось, что быстрая смерть от пули гильзаи или ножа гази лучше, чем медленное расчленение тела и души. И пусть это пораженческое настроение – Аннабель было все равно.
Поднявшись на гребень горы, Рэлстон и его люди обстреливали дорогу, на которой сгрудились афганцы, преграждавшие путь арьергарду. Наконец враг оставил позиции, и хвост колонны подтянулся к основной части процессии.
Когда путники подъехали к селению Бутэк, вернулся и Кит со своим отрядом. В этой деревеньке, расположенной в десяти милях от Кабула, направлявшиеся в Джалалабад путешественники обычно делали первый свой привал.
Там поджидал процессию Акбар-хан.
Аннабель видела его: верхом на бадахшанском жеребце, хан стоял на горном кряже, возвышавшемся над дорогой, по которой англичане совершали свой крестный путь. Акбар-хана окружали гильзаи. Трое из них галопом поскакали вниз, навстречу приближающейся колонне.
Генерал Эльфинстон с трудом выпрямился в седле, а офицеры образовали вокруг него плотное кольцо. В поведении афганцев на вид не было ничего угрожающего. Зато все заметили их вызывающую наглость, сквозившую в каждом движении: в том, как они осадили своих лошадей, как обвели холодными черными глазами толпы смятенных и перепуганных беженцев.
Один из афганцев заговорил на пушту, и генерал посетовал, что ничего не понимает.
– Генерал, он говорит, что Акбар-хан хотел предоставить вам эскорт до самого Джалалабада, – тихо перевела Аннабель, добровольно взяв на себя роль толмача. – Но вы раньше времени вышли из военного городка, поэтому он не смог защитить колонну от гази.
Афганец, не выказав ни малейшего удивления, ждал, пока она закончит, а потом продолжил свою речь.
– Акбар-хан настаивает, чтобы колонна заночевала здесь, – сказала Аннабель, когда гильзаи, сделав паузу, кивнул ей. – Утром он пришлет провизию, но требует немедленно выплатить ему пятнадцать тысяч рупий.
Однако это было еще не все. Афганец заговорил снова, явно упомянув имена Поттингера, Лоуренса и Маккензи.
– Акбар-хан просит, чтобы майор Поттингер, капитаны Лоуренс и Маккензи были отданы ему как заложники, – бесстрастно перевела Аннабель.
– Скажите им, мисс Спенсер, что я выполню все требования Акбар-хана, – промямлил генерал, хотя вокруг поднялся негодующий ропот. – Боже всемогущий! – взволнованно воскликнул старик, пытаясь оправдаться. – А что нам остается делать? Может, кто-нибудь мне скажет?
Майор Поттингер молча снял саблю и швырнул ее на землю. Двое других сделали то же самое. А потом, безоружные, они вскочили в седла и стали ждать, когда гонец Акбар-хана подаст им знак ехать. Лица англичан застыли от унижения.
Аннабель думала, что ее ждет та же участь, но она ошиблась. Гильзаи окружили заложников, и маленький отряд поскакал вверх, на гребень горы. Англичане ни разу не оглянулись назад.
Аннабель понимала: ее, как рыбу, оставили корчиться на крючке, но из воды пока не вытаскивали. Едва заметно пожав плечами, она пошла прочь, искоса взглянув на Кита. Каждая черточка его лица выражала глубокое отчаяние. Он тоже осознавал малоприятную истину: оба они бились и рвались в сетях Акбар-хана. И сирдар в любой момент, когда ему заблагорассудится, может вытащить эту сеть. А пока придется терпеть ужасное унижение и мириться с собственной беспомощностью.
Они пережили еще одну страшную ночь. Землю покрывал снег в фут толщиной. Дорогу к ручью держали под прицелом афганские снайперы, которые так метко стреляли по носильщикам, что те мгновенно оставили попытки прорваться к воде. Шатер, битком набитый людьми, снова оградил Кита и Аннабель от смерти. На рассвете те, кто остался в живых, еще острее ощутили трагичность своего положения.
Афганцы по-прежнему обстреливали арьергард, и прислуга стала разбегаться: кто рвался вперед, в голову колонны, кто сбрасывал пожитки и остатки припасов с вьючных животных и уезжал верхом, отчаянно пытаясь спасти себе жизнь. Земля была усеяна амуницией, домашним скарбом и всякой всячиной, когда-то принадлежавшей английскому гарнизону.
Аннабель настолько окоченела от холода, что, хотя Кит и подставил ей сложенные чашечкой ладони, не смогла даже забраться на Чарли. Тогда, обхватив Аннабель за талию, он с некоторым усилием приподнял ее к седлу. Наконец она ухватилась за луку и вскарабкалась на спину лошади.
– Не знаю, с чего это я так ослабла, – виновато сказала Аннабель. – Вряд ли у меня есть на это право: ведь здесь полно людей, которым приходится куда хуже.
– Ничего, скоро ты разойдешься. – Кит говорил резким тоном из страха за Аннабель.
Она так побледнела: на осунувшемся лице остались одни глаза. Прекрасное гибкое тело вдруг обмякло, неукротимый дух дал трещинки. Если Аннабель откажется от борьбы… Кит понимал, что не вынесет этого.
– Сэр, вот что поможет мисс. – Харли протянул стаканчик с темно-красной жидкостью. – Я понимаю, мисс не любит спиртного, но это дают даже детям. Вот и мисс Сэйл выпила. И сказала, что ее это здорово согрело.
– Что это такое, Харли? – спросила Аннабель, взяв стакан.
– Шерри, мисс. Выпейте-ка, прямо сейчас. Коль уж ребятишки пьют, то и вам худо не будет.
В другое время столь пылкая речь в защиту шерри, возможно, вызвала бы у Аннабель улыбку, но сейчас она просто сделала осторожный глоток. Напиток ей не понравился, зато сил сразу прибавилось.
– Сейчас, сэр, идет распределение припасов. Ужас что творится! Носильщики – кто погиб, кто сбежал. Так леди теперь поедут в корзинах на верблюдах. И все они – на линии огня.
– А где же эскорт? – накинулся Кит на Аннабель, как будто она отвечала за это. – Ведь Акбар-хан получил свои пятнадцать тысяч рупий и заложников! Что же еще, черт возьми, ему нужно?
– Не знаю, – тихо отозвалась Аннабель, протянув ему стаканчик с шерри. – Тебе тоже не помешает выпить… Думаю, Акбар-хан не успокоится, пока не унизит вас окончательно. Вы будете выполнять его приказы в надежде, что и он останется верен договору. А это уж будет зависеть только от него. – Аннабель оглянулась назад, туда, где двигались беспорядочные толпы людей, охваченных паникой. – Впереди Хурд-Кабул.
Все промолчали. Ущелье Хурд-Кабул длиной в пять миль окружали с двух сторон крутые скалы, а внизу текла бурная горная речка, у самых берегов покрывшаяся льдом.
– Наверное, вот он, ваш эскорт, – вдруг сказал Боб, указав на гребень горы.
По гребню скакали с полдюжины всадников. Судя по одежде, это были афганские вожди. Позади ехал довольно большой воинский отряд.
Поравнявшись с головной частью колонны, сирдары поехали рядом с генералом и его штабными офицерами. Отряд афганцев пристроился сзади. Колонна приблизилась к ущелью. Аннабель взглянула вверх: скалы были усеяны гильзаи. Свои винтовки они направили вниз, на дорогу.
– «Пасть смерти», – тихо сказала она, вспомнив, как называли гильзаи Хурд-Кабул.
Услышав ее шепот, Кит обернулся:
– Что ты сказала?
– Посмотри! – Аннабель вытянула руку вверх.
– Я уже видел их, – угрюмо ответил Кит.
Сирдары крикнули что-то своим воинам, а те передали команду афганцам, стоявшим на скалах.
– Им велено не стрелять, – перевела Аннабель.
Но как только первые ряды колонны вошли в ущелье, прогремел залп. С расстояния в пятьдесят ярдов афганцы расстреливали попавших в ловушку солдат.
Англичанам оставалось одно – бежать вперед, спасаясь от смертоносного огня, а противник тем временем уничтожал следующие ряды. Горцы с саблями в руках спускались с крутых утесов и резали всех подряд: и солдат, и мирное население. Верблюды падали, пронзенные пулями. Сидевшие на них люди едва успевали встать на ноги, как тут же попадали под ножи афганцев. В воздухе стоял детский плач: враги утаскивали с собой ребятишек, порой вырывая их прямо из материнских рук. Аннабель вдруг застыла, словно парализованная. Ей казалось, что время повернуло вспять: ужас, пережитый восемь лет назад в ущелье Хаибер и похороненный глубоко в памяти, нахлынул снова.


Акбар-хан бесстрастно наблюдал за происходящим с вершины небольшой горы, вздымавшейся у самого входа в ущелье. Неужели Айша погибнет в этой кровавой оргии? Что ж, если Судьба предназначила ей умереть здесь, в ущелье Хурд-Кабул, от пули гильзаи – значит, надо с этим примириться. Он пошел на риск, не включив Айшу в число заложников. Но Акбар-хан хотел, чтобы она сама пришла к нему, и знал: рано или поздно так и будет. Айша очнется от своих грез и взглянет в лицо реальности.
– Ты отзовешь их, сирдар? – спросил один из воинов, только что подъехавший к Акбар-хану.
Тот пожал плечами:
– Каким образом? Они уже неуправляемы.
Майор Поттингер, стоявший позади него, шепнул Колину:
– Маккензи, если меня убьют, запомни: я слышал, как Акбар-хан в самом начале крикнул на пушту «Убейте их», хотя на фарси приказал не стрелять.
Колин кивнул, переменившись в лице. Его мутило от хладнокровного предательства Акбар-хана, который обещал защиту, потребовал за это денег и получил их, а потом устроил резню. Сирдар сидел на лошади, спокойно созерцая кровавую сцену. Его ярко-голубые глаза были неподвижны, жестокий рот словно окаменел.
Еще минуту назад Боб Мэркхем ехал бок о бок с Аннабель. И вдруг его лошадь, оставшаяся без седока, упала и забилась в судорогах. Из шейной артерии фонтаном забила кровь. А Боб умер быстро и безболезненно: пуля попала ему в голову. Его смерть почти не взволновала Аннабель: все происходившее вокруг было слишком ужасно.
Кит тоже был не в состоянии оплакивать гибель друга, он потерял в этом аду всякое представление о времени и пространстве. И все же знал, что потом, позже, печаль о гибели стольких людей будет терзать его денно и нощно. Если он выживет… А сейчас единственной его целью было спасти Аннабель. Кит изо всех сил старался прикрыть ее своим телом и безостановочно стрелял, стрелял, выхватывая в бешеном круговороте битвы лица врагов. С чувством холодного удовлетворения он смотрел, как человек падает, и тут же целился в другого, не забывая при этом гнать свою лошадь вперед, подальше от кровавой мясорубки.
И вот наконец они вынырнули из темного ущелья и оказались на широкой, открытой равнине. На мгновение их ослепила белизна снега и оглушила тишина. Она казалась неестественной после яростной пальбы и криков, эхом разносившихся среди скал.
– Оставайся рядом с генералом, – велел Кит. – А мне нужно вернуться и помочь тем беднягам, которые еще не выбрались оттуда. Обещай, что будешь оставаться здесь.
Аннабель смотрела пустыми глазами, словно не видела и не слышала его. Потом ее взгляд стал более осмысленным. Она кивнула:
– Иди и делай то, что должен делать.
Кит поскакал назад, к ущелью, и начал сколачивать отряд из полусотни пехотинцев, которые бессмысленно метались в разные стороны, еще не придя в себя после пережитого шока. И все же солдаты, собравшись с духом, последовали за ним и заняли командную высоту на скалистой гряде у самого выхода из ущелья. Оттуда они открыли огонь по противнику и не останавливались до тех пор, пока не прошел весь арьергард. Уцелевшие потащились к лагерной стоянке.
В тот день в ущелье погибли пятьсот солдат и более двух с половиной тысяч человек прислуги.
В лагере царило глубокое уныние. И Кит подумал, что, возможно, мертвым повезло больше, чем живым. Генерал и те офицеры, которым удалось вырваться из «пасти смерти», сбились в кучку, мрачные и отчаявшиеся. Сирдары и их воины, ничем не сумевшие помочь во время бойни, стояли отдельной группой, не спешиваясь. Аннабель исчезла.
– Где Аннабель? – Кит пытался скрыть безумную тревогу, но голос выдавал его напряжение.
– Она с женщинами, – ответил какой-то измученный капитан, стараясь остановить кровь из раны в бедре. – Леди Сэйл прострелили руку, а остальные совсем пали духом. Мисс Спенсер пошла помочь им.
Кит огляделся: повсюду, прямо на снегу, лежали обессилевшие люди. Почему бы афганцам не прикончить их всех разом прямо сейчас? Ведь они уже не смогут оказать сопротивление. И снова ему представилась кошка, мучающая мышь: то выпускает ее, ободранную, из своих когтей, на мгновение дав почувствовать свободу, то снова бьет лапой с притворным равнодушием хищника.
Кит действительно нашел Аннабель рядом с леди Сэйл. Она перевязывала раненую и не сразу подняла глаза, услышав свое имя. Вокруг собрались женщины и дети. Кто сидел на своих пожитках, а кто просто рухнул на снег от изнеможения и страха. Тем не менее сама леди Сэйл, белая как мел, сидела прямо и говорила не умолкая. Каждый получал от нее свою долю ободряющих слов. В такой чрезвычайной ситуации леди преспокойно приняла помощь бесстыжей потаскушки, которая спала с Кристофером Рэлстоном.
Покончив с перевязкой, Аннабель выпрямилась и безмятежно взглянула на Кита. Такое выражение лица бывает у людей, которые, погрузившись в бездну отчаяния, потом находят одно-единственное правильное решение и обретают внутреннюю гармонию в самоотречении.
– Я возвращаюсь к Акбар-хану.
У Кита болезненно сжалось сердце.
– Не говори глупости.
– Так нужно. – Аннабель указала на толпы объятых горем людей. – Я поняла это еще там, в ущелье… Все было, как восемь лет назад… крики… убийства. – Она пошла было прочь, но Кит схватил ее за руку. – В тот раз дело кончилось тем, что я попала к Акбар-хану. А сейчас все вернулось на круги своя. – Аннабель остановилась и пристально, с тревогой посмотрела на Кита. Она хотела, чтобы он понял ее. – Это Судьба, Кит.
– Да будь она проклята, твоя Судьба! – взорвался он, не в силах выдержать такую муку. – Неужели кому-то станет лучше, если ты отдашь себя в руки этой скотине, предателю? Не говоря уже о тебе самой!
– В конце концов мне все равно пришлось бы вернуться, – мягко, но настойчиво возразила Аннабель. – Мы оба знаем это. И еще я знаю, что он ждет меня. Может быть, если я приду добровольно, то мне удастся… добиться пощады, хотя бы для женщин и детей. Надо попробовать, Кит. Надеюсь, ты это понимаешь? Найти к нему подход могу только я. Ведь я хорошо изучила Акбар-хана, насколько это вообще возможно.
– А как же мы? – спросил Кит, хотя в душе уже оплакивал свою утрату и в отчаянии гладил лицо Аннабель, словно желая запечатлеть его черты у себя на ладонях.
– О Кит… У нас нет будущего. И не могло быть. Я вернусь к нему. Не знаю, ждет ли меня смерть там, а здесь я погибну наверняка. Но я верю, что смогу принести пользу, пока не произойдет неизбежное.
Да, она уже говорила раньше (исстрадавшемуся Киту казалось, будто это было давным-давно, в другой стране и в другой жизни), что остается с ним лишь на время, «пока не произойдет неизбежное». И вот оно произошло. Кит опустил руки и отошел от Аннабель.
Медленно кивнув, она пошла к измученному Чарли, который стоял понурив голову. Кит видел, как Аннабель достала из седельной сумки серебряные браслеты Акбар-хана, надела их и не колеблясь защелкнула застежки. Потом она обернулась к Киту:
– Мне нужно закрыть лицо. Иначе это будет расценено как вызов.
Он молча расстегнул мундир и сдернул с шеи шарф. Аннабель прикрепила его так, чтобы были видны только глаза. Она вдыхала запах Кита, впитывала тепло его тела, глотая слезы, которые текли из глаз и комком застревали в горле.
Кит обхватил ее за талию и в последний раз помог забраться на Чарли.
– Попрощайся за меня с Харли. Он прорвался, я видела его.
– Хорошо.
– И… – Но больше сказать было нечего.
Их взгляды на мгновение встретились. Воспоминания о радостях, пережитых вместе, смешались с мыслями о предстоящей разлуке. А потом Аннабель развернула усталого Чарли и погнала его на горный кряж, высившийся над ущельем Хурд-Кабул. Там собрались афганцы, они следили за англичанами терпеливо, как кошка, которая знает, что мышь все равно никуда от нее не сбежит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн



У романа интересный сюжет,захватывает и полностью показывает жизнь афганцев.Читается легко, но у Фейзер есть романы поинтереснее.
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнАлена
29.01.2014, 16.08





Начало нудное, но чем дальше читаешь, тем больше желание узнать что дальше и чем все кончится. Написано мастерски, читая испытываешь многие чувства,
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнНюта
26.11.2014, 14.24





Цікавий роман.
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейнольга
23.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100