Читать онлайн Жемчужина гарема, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Жемчужина гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Эта девчонка пришла, мисс, – сказал Харли, входя в столовую, где завтракали Кит и Аннабель.
– О, спасибо! – Аннабель встала. – Схожу посмотрю. Если она принесла все, что я просила, мне понадобится двести рупий.
– Сейчас дам, – охотно согласился Кит, поставив на стол свою чашку с чаем.
Афганка ждала в прихожей. Ее лицо было закрыто покрывалом, в руках она держала довольно большой тюк. Аннабель весело поздоровалась с девушкой на пушту, но ответа не получила. Афганка молча протянула узел с вещами. У нее был испуганный вид, словно она хотела побыстрее удрать отсюда, боясь подхватить заразу.
Аннабель осмотрела одежду и сразу поняла, в чем дело.
– Деньги не нужны, – сказала она безжизненным голосом Киту, когда он вошел в прихожую.
На лице Аннабель появилось странное выражение. Кит в недоумении уставился на нее:
– Почему не нужны?
Аннабель, ничего не объяснив, быстро сказала что-то на пушту. Афганка, пугливо озираясь, ответила ей тихим, полным ужаса голосом, торопливо поднесла руки ко лбу и выбежала на улицу.
– Что случилось? Почему не понадобились деньги?
– Это моя одежда, – ответила Аннабель все тем же безжизненным тоном. – Она принадлежит мне. Зачем же за нее платить?
– Ты говоришь загадками. – В голосе Кита звучало нетерпение, вызванное тревогой.
Аннабель вернулась в столовую и бросила тюк на стол, среди чашек с чаем.
– Эту одежду прислал мне Акбар-хан.
– Что? – Кит вытаращил глаза. – Не понимаю.
– Помнишь, вчера вечером мы говорили о шпионах? – И в лице, и в голосе Аннабель была какая-то странная отрешенность. – Не знаю, почему я не смогла довести свою мысль до логического конца. Акбар-хан, конечно же, приказал своим людям следить за мной. Во всяком случае, он ясно дал понять, что знает, где я.
– Значит, эта девица донесла Акбар-хану, что ты к ней приходила, и он решил сам снабдить тебя вещами?
– А как иначе это можно объяснить?
Аннабель начала рыться в груде одежды, перебирая шелк, кашемир и меха.
– Смотри-ка, он прислал даже сапоги и костюм для верховой езды. – Аннабель вытащила брюки из мягкой кожи, кожаную куртку, отороченную мехом, и до блеска начищенные сапоги, сшитые на ее ногу. – И чадру.
– Почему? – Только одно это слово и смог выдавить из себя Кит, не отрывавший глаз от роскошных переливчатых тканей, которые грудой лежали на столе.
На губах Аннабель появилось подобие улыбки – печальной и горькой.
– Акбар-хан просто напоминает, что я принадлежу ему по-прежнему и завишу от него. От его великодушия. – Она вдруг обхватила себя за плечи. – Но я могу лишиться этого великодушия в любой момент. – В голосе Аннабель появились нотки обреченности. – Ястреб бросится на свою добычу, когда захочет.
Волна безнадежности захлестнула Кита, унеся с собой всю его энергию и решимость. Он пытался сопротивляться этому, но не мог закрыть глаза на реальность. Его опять пронзило ужасное ощущение, что оба они – жалкие твари в виварии Акбар-хана.
– Я не позволю ему причинить тебе зло, – сказал Кит, хотя понимал, что это звучит нелепо.
Аннабель покачала головой, но удержалась от насмешек, которых так опасался Кит.
– Нас обоих ждут страдания, и мы не сумеем защитить друг друга.
– Возвращайся в Кабул, немедленно, – с мукой в голосе потребовал Кит. – Я все равно обречен, а ты – нет. По моей вине ты оказалась в таком положении. Я хочу, чтобы ты вернулась к Акбар-хану.
– Но я не хочу, – тихо отозвалась Аннабель. – Я уже говорила тебе, что сделала свой выбор. И сейчас ничего не изменилось. Кто знает? – Она слегка пожала плечами и немного оживилась. – Вдруг Судьба припасла нам какой-нибудь подарок? Посмотрим.
– Уж эта проклятая твоя Судьба! – сказал Кит. Он хотел притвориться раздраженным, но в голосе его прозвучали облегчение и какая-то странная радость.
Аннабель все поняла и улыбнулась, на этот раз без горечи.
– Что ж, по крайней мере я не буду мерзнуть, – весело сказала она.
Напряженность мгновенно спала, казалось, все страхи легко можно разогнать простым усилием воли.
– Как приятно будет сменить одежду! Попрошу-ка я Харли приготовить ванну. – Аннабель потянулась к Киту, чтобы поцеловать его. – Может, не пойдешь на дежурство? Хорошо бы выяснить, на сколько хватит наших припасов. И как их пополнить? Жаль, что здесь нет моего сокола, – добавила она, и ее глаза озорно блеснули. – Наверное, надо послать за ним к Акбар-хану. Тогда мы были бы обеспечены полевыми мышами и воробьями.
– Вряд ли кулинарных способностей Харли хватит на то, чтобы приготовить из них нечто съедобное, – в тон ей ответил Кит. – Но мысль интересная. Сегодня вечером пойду на охоту, может, что-нибудь добуду. – Кит слегка сжал бедра Аннабель и стал пристально ее разглядывать. Несмотря на веселый голос, его глаза оставались серьезными. – Ты уверена?
Аннабель кивнула, и улыбка сползла с ее лица.
– Хорошо. Мне пора. Днем отведу тебя в школу верховой езды. Поработаешь с Риссалдаром.
– Жду не дождусь, – дурачась, сказала она. – Вряд ли он будет обращаться со мной так же вежливо, как ты.
– Нет, он будет орать. Но многому научит, это я обещаю.
Кит направился в штаб. Атмосфера в военном городке накалялась. Какой-то малыш выбежал на пустынную улицу в погоне за мячом. Кит подобрал мячик и осторожно бросил его ребенку. Малыш прижал игрушку к груди и уставился на офицера широко раскрытыми глазами. К нему тотчас подскочила рассерженная няня-индианка и, проворчав что-то на хинди, потащила своего воспитанника поближе к дому. Капризный мальчишка яростно и повелительно заорал на нее. Кит пошел своей дорогой. Неужели Аннабель Спенсер в детстве тоже обладала этим въевшимся в плоть и кровь чувством превосходства над слугами-туземцами? Если нет, значит, она получила необычное воспитание, подумал он, входя в штаб. «Все мы одинаковы, все мы – избалованные дети, отпрыски великой Британской империи. Но что будет с этими бедными малышами?» От непрошеных мыслей по телу Кита пробежал холодок, но он постарался выбросить их из головы.
– Есть новости? – спросил он, обращаясь ко всем, кто сидел в комнате для адъютантов.
– Доброе утро, Рэлстон. – Усатый майор оторвался от висевшей на стене карты. – А я ждал вас. Пороху понюхать хотите?
Никакого восторга Кит не испытал, но отказаться не мог.
– Конечно. Куда мы направимся?
– Будем брать крепость Махомеда Шерифа. Если удастся выбить оттуда афганцев, мы, возможно, сумеем вернуть интендантство, – сказал майор Гриффитс. – Устроим там заварушку. Возьмите с собой дюжину ловких ребят. Сбор на площади, у казарм, когда стемнеет.
– Слушаюсь, сэр. – Кит отдал честь и пошел на поиски сержанта Абдула Али.
Тот отнесся к словам Кита с обычной флегматичностью.
– У меня, сэр, руки чешутся, только бы добраться до них. А хороших ребят для вас я найду.
– Спасибо, сержант.
Кит вернулся в штаб, где все кипело энтузиазмом. Причиной тому была решительность Гриффитса: он показал, что афганцам можно и должно оказывать сопротивление.
– А ты счастливчик! – обратился к Киту Боб Мэркхем. – Хотел бы я быть на твоем месте.
Кит скривил губы в усмешке:
– Если со мной что случится, пригляди за Аннабель.
Боб понимающе кивнул.
– Надеюсь, на этот раз ты сказал ей, куда направляешься.
– Пока нет, но скажу.
Кит вернулся домой в полдень. Он нашел Аннабель на заднем дворике. Она беседовала с любимой курицей Харли.
– Говорят, когда с курами беседуешь, они лучше откладывают яйца. Но боюсь, Харли прав. Эта тощая старая птица разве что для супа годится.
– Не думаю, что Харли говорил серьезно. – Кит прислонился к стене дома, радуясь тому, что может просто смотреть на Аннабель. И на мгновение забыл обо всем. – Он привез Присциллу из Индии. В этой рубашке ты выглядишь очаровательно.
Аннабель не привыкла к комплиментам. Ее бледные щеки слегка порозовели, и она с оттенком самодовольства провела пальцами по изумрудно-зеленой ткани.
– Это моя любимая.
– Женщины всегда знают, что им идет, – заметил Кит и тем же тоном продолжал: – Я буду участвовать в штурме крепости Махомеда Шерифа.
Аннабель кивнула.
– Когда?
– Сегодня вечером.
– Это разумно. Ваше нападение не будет неожиданностью, но все же темнота – лучший друг атакующих.
– А я-то думал, ты расстроишься… или даже разозлишься, – грустно улыбнулся Кит.
– Ну и глупо с твоей стороны, – нахмурилась Аннабель. – Я злюсь, когда ты не говоришь мне, что намерен делать, и мне приходится гадать, сидя дома, где ты и что с тобой. Но сражаться ты обязан. – Она пожала плечами. – Не забывай, я жила среди людей, для которых война – смысл их существования.
– В случае чего Боб позаботится о тебе, – прямо сказал Кит, решив, что глупо лгать такой женщине.
– Я не нуждаюсь в защите, Кит, – ответила она с той же прямотой. – Это моя страна. И я знаю, что делать, если тебя убьют.
Кит протянул к ней руки, не в силах выразить словами свои чувства. Аннабель, залитая лучами зимнего солнца, улыбалась ему нежно и ободряюще. Она отказалась от помощи, на которую рассчитывала бы любая другая на ее месте. Она полагалась на собственные силы, да еще ему оказывала поддержку. И с такой женщиной ему придется сейчас расстаться. Возможно, навсегда.
Аннабель, мгновенно поняв его состояние, подошла поближе.
– Это Судьба, любовь моя, – сказала она, взяв Кита за руки. – Прими ее. На этот раз ты вернешься живым. Я знаю.
– Как ты можешь знать?
– Это написано на твоем лбу. – И она провела кончиками пальцев по его нахмуренному лбу. – Иди и выполняй свой долг, как подобает мужчине.
– Мне нужно быть сейчас на военном совете. – Кит до боли сжал ее руки. – Я хотел отвести тебя в школу верховой езды, да времени нет.
– Вот и хорошо. Значит, твой Риссалдар не будет на меня орать. А я еще побеседую с Присциллой. Посмотрим, может, удастся выжать из нее несколько яиц.
– Любимая…
– Иди, Кит. Я буду здесь, когда ты вернешься.
Но он еще долго стоял, держа Аннабель за руки, потом наклонился, поцеловал ее, слегка коснувшись губ, и пошел прочь. Когда Кит оглянулся в последний раз, Аннабель послала ему воздушный поцелуй. Он улыбнулся в ответ.
Оставшись одна, она смахнула со щеки непрошеную слезинку и испытующе посмотрела на Присциллу.
– Ну, Присси, как насчет двух коричневых яичек? Когда Рэлстон-хузур вернется, ему нужно будет плотно позавтракать.


– С ними ничего невозможно сделать! – Майор Гриффитс старался перекричать грохот пушек, стрелявших картечью. – Эти мерзавцы словно из-под земли возникают. Вы только взгляните!
Кит всмотрелся в позиции афганцев. Они выстроились на парапете и палили по англичанам из своих дальнобойных джеззали. Те отвечали им мушкетными выстрелами. Гриффитс был прав. Как только картечь пробивала брешь в рядах гильзаи, на месте упавших тут же появлялись новые воины.
– Нам нужна вторая пушка, – сказал Кит и вдруг почувствовал, что руку обожгло как огнем. Он в недоумении посмотрел на свои окровавленные пальцы. – Черт, что такое?
– Вот, сэр. – Абдул Али протянул ему носовой платок. – Перевяжите. Вас, верно, шальная пуля задела.
Кит потуже перевязал рану и затянул узел зубами. А вокруг по-прежнему падали раненые, и артиллеристы валились с ног от усталости. Ночная мгла редела, предвещая наступление серенького зимнего рассвета.
Всю ночь они штурмовали крепость – безрезультатно. Ударный отряд кавалерии под командованием Кита стоял в тылу, готовый выступить, как только артиллерия очистит парапеты. Но пока выполнить эту задачу не удалось.
– Давайте сигнал к отступлению, – приказал майор Гриффитс и устало вздохнул. Потом, вновь оживившись, добавил: – Но клянусь Господом, в следующий раз я возьму эту крепость. Рэлстон, займитесь орудийным расчетом, ладно? А я постараюсь прикрыть вас.
Под громкие печальные звуки горна Кит галопом помчался к пушке. Артиллеристы были уже почти в состоянии прострации. Кит приказал вкатить орудие на передок и припрячь лошадей. Стараясь подбодрить людей, он говорил нарочито весело. А между тем винтовки афганцев продолжали сеять смерть. Когда же умолкла пушка, потери среди англичан возросли еще более. Пехотинцы делали все возможное, чтобы прикрыть своих, но разве могли их мушкеты сравниться с джеззали! Но вот наконец драгоценную пушку прицепили к передку и припрягли лошадей. Теперь можно было начинать отступление.
На рассвете измученные солдаты с трудом приплелись к воротам военного городка. На обратном пути их преследовали ликующие фанатики-гази. Они стреляли и выкрикивали оскорбления. Афганцы повернули назад только у моста через канал, который охранялся отрядом английской кавалерии.
– Кит, твою рану надо бы показать врачу, – посоветовал Гриффитс, слезая с лошади. – Ну как, попробуем еще раз сегодня ночью?
– О да, – совершенно искренне ответил Кит. Как и майор, он не мог примириться с тем, что столько человеческих жизней было загублено впустую. – Но там нужны две пушки.
Разговаривая с Гриффитсом, он обшаривал глазами площадь, где постепенно восстанавливался порядок: солдаты расходились по домам, раненых уносили в госпиталь, лошадей уводили в конюшню. Кит увидел Аннабель в дальнем конце площади: закутанная в белую чадру, она пряталась в тени. Но Кит чувствовал, как изумрудные глаза жадно смотрят на него через сетчатую вставку, сотканную из белых шелковых нитей. Он поприветствовал ее, подняв руку. Аннабель приложила руки ко лбу, повернулась и исчезла.
Она явно стала более осмотрительна, подумал Кит и улыбнулся про себя, сразу почувствовав, как отступает смертельная усталость.
Носовой платок, служивший повязкой, так намок, что кровь капала с него непрерывно. Все же Кит решил, что визит к врачу можно отложить, – есть дела и поважнее.
– Какие будут дальнейшие указания, майор? – спросил он для проформы и довольно неуклюже, с помощью одной руки слез с лошади.
Гриффитс покачал головой:
– Отдохните, а вечером опять попытаем счастья. Если, конечно, у вас не будет неприятностей с раной.
– Не думаю. – Кит отдал честь здоровой рукой и бодро пошел домой. Трудно поверить, но после такой ночи он испытывал прилив энергии.
Аннабель ждала его, стоя в дверях дома.
– Если б ты задержался где-то, я бы ужасно рассердилась, – заявила она, выбежав навстречу Киту. Но голос выдавал ее истинные чувства, а глаза излучали тепло и любовь.
– Не могу же я обниматься с тобой на улице, – запротестовал Кит, когда Аннабель протянула к нему руки. – На площади ты вела себя примерно. Не надо теперь все портить. – Спрятав больную руку за спину, он слегка шлепнул Аннабель по бедру, подталкивая ее к дому.
– Вы взяли крепость?
– Нет. Там черт-те что творилось! Но сегодня мы попробуем еще раз. Будь у нас две пушки, все закончилось бы иначе.
– О! Большие потери?
Глаза Кита потемнели, губы сжались, превратившись в тонкую линию.
– У этих проклятых джеззали дальний прицел.
– Да, – согласилась Аннабель и отошла в сторонку возле двери, пропуская Кита вперед. – Кит, на тропинке кровь! Куда ты ранен? – Ее голос ничуть не изменился.
Кит не заметил и следа паники. И почему он так боялся, что Аннабель упадет в обморок или устроит истерику? Да потому, что опять судил о ней по своим меркам.
– Всего лишь в руку. По-моему, это царапина.
– Дай-ка посмотреть. – Аннабель взяла его за руку, поморщившись при виде грязной повязки. – А вот это уж зря.
– Да, – мрачно согласился Кит. – Но ничего лучшего не оказалось.
Аннабель втащила его в дом.
– О Господи, сэр! Да вы ранены! – в ужасе воскликнул Харли.
– Приготовьте горячей воды, хорошо? – отрывисто сказала Аннабель. – И еще принесите толстые полотенца, чтобы вытереть кровь. Я хочу выяснить, насколько серьезна рана. – Она усадила Кита в кресло в гостиной и налила бренди из графинчика, который стоял в буфете. – Вот. Я думаю, это пойдет тебе на пользу.
– Ты у нас хирург-профессионал, а? – подшучивал Кит.
Он отхлебнул бренди, а тем временем Аннабель уже развязала платок Абдула Али.
– Да. Ты еще удивишься, – парировала она.
– Нет, меня ничто больше не удивит в тебе.
Аннабель подняла глаза, и ее зубы сверкнули в улыбке. Потом она велела Харли, который принес горячую воду и полотенца, положить все это на пол, поближе к ней.
– Что, плохи дела, мисс? – спросил денщик, и его обычно бесстрастное лицо исказилось тревогой.
– Трудно сказать, пока здесь столько крови.
Аннабель осторожно промыла рану и принялась молча изучать ее. А Кит попивал бренди, чувствуя, как его охватывает сонливость. Обеспокоенный Харли ждал приговора.
– Я думаю, это заноза, – спокойно объявила Аннабель.
– Заноза! – Кит моментально вышел из состояния летаргии. – Какой ужас! Да нет, быть не может!
– Кит, ты ранен! – На пороге гостиной вдруг появился Боб Мэркхем. – Парадная дверь была открыта, вот я и не стал стучать, – объяснил он, торопливо входя в комнату. – Что-то серьезное?
– Это щепка, – повторила Аннабель, не отрываясь от своего занятия.
– Чертовски больно, – сказал Кит, сползая на самый краешек кресла.
– Заноза очень длинная, – мягко ответила Аннабель. – И вошла глубоко. Харли, может быть, вы приготовите нам чай?
– Слушаюсь, мисс. – Денщик вышел с несколько обиженным видом.
Кит вдруг резко втянул воздух:
– Проклятие!
– Извини, – нежно проговорила Аннабель. – Но если я не вытащу эту щепку целиком, начнется гангрена. Выпей еще бренди.
– Нет, я подожду чая. – Кит заскрипел зубами. – Только давай поскорее.
– Я делаю все возможное, – ответила она совершенно невозмутимо. – Вот. – И торжествующе показала длинную, очень острую щепку. – Попади она в горло, и ты бы умер. Это все равно что удар кинжалом.
– Очень утешительно, – насмешливо отозвался Кит. – Откуда эта щепка взялась, дьявол ее побери?
Аннабель пожала плечами, останавливая поток крови, который с новой силой хлынул из раны.
– Когда пуля попадает в дерево, щепки летят во все стороны.
– А вы хорошо разбираетесь в этих делах, – заметил Боб.
Аннабель мельком взглянула на него.
– Да, я прекрасно знаю, как воюют афганцы. У них много такого рода трюков. – И она начала бинтовать руку Кита. – Рана не очень серьезная, но будет чертовски сильно кровоточить.
– Аннабель, следи за своим языком! – с укором сказал Кит, полушутя-полусерьезно.
– Извини. Я и не знала, что ты такой чувствительный, – парировала она. – И не замечала пока, чтобы ты как-то сдерживался в моем присутствии.
Боб хихикнул:
– Вот тут, Кит, она права: коли сам хорош, нечего от других требовать тонких манер.
Пока Кит обдумывал достойный ответ, в комнате появился Харли с подносом.
– Наливать, мисс?
– Да, пожалуйста, – рассеянно отозвалась Аннабель, вся сосредоточившись на перевязке.
Кит поднял брови. Судя по этому диалогу, в отношениях между Аннабель и Харли что-то изменилось. Денщик явно передал бразды правления в ее руки.
– Тебе обязательно надо участвовать в сегодняшней вылазке? – спросила Аннабель, все еще сидя на корточках, и мрачно взглянула на Кита. – Малейшее сотрясение, и рана опять откроется. А с кровотечением от тебя все равно толку не будет.
– Милая моя, заноза – это не оправдание, чтобы отсиживаться дома, – возразил Кит, взяв из рук Харли чашку с чаем. – Даже в том случае, если бы я искал отговорку, а я этого вовсе не желаю.
– Пойду-ка и попробую забить себе местечко, – решительно сказал Боб. – Нет, чая не надо. Спасибо, Харли. Хочу предложить свои услуги Гриффитсу. Поспи, Кит. Ты это вполне заслужил.
– Спорить не стану, – ответил Кит, уткнувшись в свою чашку. – Только, пожалуйста, сделай мне одолжение, а? Немного попозже отведи Аннабель в школу верховой езды и погоняй ее на Чарли часок-другой.
– О Кит… – начала было Аннабель, но он повелительно шикнул на нее.
– Если Чарли привыкнет к тебе, он покажет все, на что способен. А в скором времени именно это и потребуется.
Боба явно терзали сомнения.
– Конечно, я буду весьма рад. Я и сестер своих учил ездить, но… но… в общем… – И он взмахнул рукой, не в силах выразить словами свои чувства. – Попробуй-ка научи чему-нибудь такого человека, как Аннабель Спенсер!
Аннабель улыбнулась:
– Боб, я не доставлю вам хлопот. Буду послушной – не хуже ваших сестер. Надену чадру и не произнесу ни слова. И выполню все ваши указания.
– Смеетесь надо мной? – Кроткие голубые глаза Боба подозрительно всматривались в лицо вкрадчиво улыбавшейся Аннабель.
– Нисколько. Когда освободитесь, приходите за мной. Я буду ждать.
– Значит, около полудня, – сказал Боб и отправился просить Гриффитса, чтобы тот взял его с собой на штурм.
– Идем. – Аннабель легко выпрямилась. – Харли приготовит тебе ванну. Ты весь черный как негр.
– Это пороховой дым, – объяснил Кит, с трудом поднимаясь с кресла. – Очевидно, мне предстоит увидеть Айшу в новом свете?
– Да, – подтвердила она. – Сейчас ты узнаешь, как афганская женщина заботится о своем воине, вернувшемся с битвы.
– О, жаль, что я так устал!
– Обещаю, что ты все равно получишь массу удовольствия, – сказала Аннабель, блеснув глазами. – Доверься мне, Рэлстон-хузур.
– С превеликой радостью. Но как же ты?.. – Кит пошел вслед за Аннабель в спальню.
– Наслаждаться можно по-разному, – ответила она, проворно расстегнув ремень, на котором висела сабля. – Сядь, я сниму с тебя сапоги.
– На этот раз я разрешу тебе заняться черной работой. – Кит откинулся на спинку стула и вытянул ноги. Аннабель нагнулась и ухватилась за сапог. – Но только потому, что мне надо сберечь силы. А уж потом, клянусь, милая, я намерен устроить такое, что ты позабудешь, на каком свете живешь.
– Охотно верю.
В глазах Аннабель таилось столько обещаний, что Кит позабыл об усталости. А она вернулась к добровольно взятым на себя обязанностям и принялась хлопотать над Китом. Ему невольно вспомнилась няня, которая вот так же ухаживала за ним в детстве. Правда, прикосновения Айши явно предназначались для взрослого мужчины. Это абсурдное сравнение, конечно, рассмешило бы Кита, не будь он в таком сонном состоянии. Но он решил его запомнить, чтобы потом позабавить Аннабель.
– Полежи со мной немножко, – пробормотал Кит, завернувшись в накрахмаленные простыни.
– Если мой повелитель желает этого, – ответила Аннабель и поднесла руки ко лбу.
– Да, желает, – сказал Кит сонным голосом. Слипающимися глазами он смотрел, как Аннабель раздевается. Потом она скользнула в кровать. – Ложись на бок, чтобы я мог обнять тебя. – И он прильнул к ней всем телом, сжал в пальцах ее груди и уткнулся носом в затылок.
Аннабель чувствовала, что Кит засыпает: его тело обмякло, руки отяжелели. Часа два она лежала и стерегла его сон. Даже в забытьи Кит ощущал ее присутствие, черпая в этом успокоение и силу. Когда Аннабель осторожно высвободилась из его объятий, он протестующе застонал и попытался схватить ее. Тихонько рассмеявшись, она увернулась и встала с кровати.
– Где ты? – Не открывая глаз, Кит шарил руками по постели.
– Я одеваюсь. У меня ведь занятия с Бобом, не так ли?
– Ах да. – Кит перевернулся на другой бок и пробормотал: – Сегодня ты должна ездить без седла.
Аннабель насмешливо взглянула на неясные очертания фигуры Кита, укрытого одеялом, и прошептала:
– Да, Рэлстон-хузур.
Ровно в двенадцать появился Боб. Он привел с собой Чарли. Капитан немного нервничал, но его волнение улеглось, когда Аннабель весело поздоровалась с ним и с лошадью. Чарли приветствовал ее ржанием и стал энергично бить копытом о землю, как только Аннабель с помощью Мэркхема уселась на него.
– Разве Кит разрешил вам ездить с седлом? – поинтересовался Боб, когда они приблизились к манежу.
Аннабель посмотрела на него через сетчатую вставку. В ее ясном взоре Боб прочел искреннее удивление.
– Но я же не солдат. – Она увильнула от ответа, изобразив полное неведение. – Вряд ли мне нужна такая муштровка.
– Да… да, наверное, – с сомнением сказал Боб. – Но без седла всадник лучше концентрирует внимание.
Аннабель вежливо кивнула в знак согласия, но тут же возразила:
– Для кавалеристов это, может быть, и важно. А мы с Чарли просто знакомимся.
Убедить Боба ей не удалось, но он был слишком застенчив, чтобы спорить. Школа верховой езды опустела, и по вполне веской причине: со стороны земляной насыпи, окружавшей военный городок, то и дело слышались выстрелы. Сейчас важнее было обороняться от периодически повторявшихся нападений, чем совершенствовать мастерство выездки.
Аннабель сразу заметила, что Боб ведет занятия совсем не так, как Кит. Он изо всех сил старался угодить ей, и поэтому трудно было отличить критику от похвалы. Наконец, после очередной невразумительной его реплики, Аннабель попросила:
– Боб, повторите еще раз, но другими словами, как если бы вы говорили со своими кавалеристами.
Капитан удивленно взглянул на нее и расхохотался:
– Простите, но не хотелось выговаривать вам.
– Не такое уж я хрупкое создание, чтобы не выдержать критики. Я ведь сама понимаю, что ошиблась и сбила с толку Чарли.
После этого дела пошли на лад. Через полчаса к ним зашел Кит, отдохнувший и посвежевший. Несколько минут он с одобрением наблюдал за Аннабель, а потом тихо спросил Боба:
– Ты считаешь, что Аннабель еще не готова ездить без седла? Мне кажется, она прекрасно справится.
Боб удивленно обернулся к Киту:
– Но Аннабель уверяла, что, с твоей точки зрения, это не нужно.
– Ну и хитрюга! – в сердцах сказал Кит. – Я же велел ей сегодня снять седло. Ясное дело, она была не в восторге от этой идеи!
– Кит! – Увидев его, Аннабель рысцой пересекла манеж. Мужчины не могли видеть ее улыбку, но в голосе звучала откровенная радость. – Ты хорошо отдохнул?
– Великолепно. А теперь слезай с лошади. Я хочу, чтобы ты поездила без седла.
– О Кит! Да какая разница?
– Большая, и ты сейчас это почувствуешь. Слезь, пожалуйста.
– И почему ты такой педант? – Аннабель с ворчанием спешилась и, сердито нахохлившись, стала ждать, пока Боб и Кит расседлают Чарли. – Того и гляди ты прикажешь мне взять в руки саблю и пику.
– Перестань злиться. – Не обращая внимания на ворчание Аннабель, Кит подбросил ее на широкую спину Чарли. – А теперь, мисс, в наказание за ваше непослушание вы будете делать «восьмерки». «Восьмерка» влево, пожалуйста.
– Бессердечная ты скотина!
Кит рассмеялся, а Боб, ухмыльнувшись, взял свой кивер.
– Я, пожалуй, оставлю вас наедине, если моя помощь не требуется.
– Начальство посылает отряд в деревню Бехмару за продовольствием, – сообщил Кит, не отрывая глаз от своей ученицы. – По дороге сюда я встретил Колина. Судя по всему, там удастся пополнить запасы. Деревня всего в полумиле от военного городка… Аннабель, Чарли должен идти с левой передней ноги и с правой задней одновременно. Ты совсем запутала бедное животное.
– Извини, – крикнула она. – Но без стремян чертовски трудно давать ему команды. Колени-то у меня не настолько сильные.
– А тут сила и не требуется, только умение, – любезно сказал Кит и получил в ответ поток яростной брани на фарси.
Боб хихикнул:
– Я схожу в штаб, посмотрю, что там творится. Если мы сможем поправить ситуацию с припасами, дела пойдут на лад.
– Блажен, кто верует. – Глаза Кита погрустнели. – А впрочем, вдруг нам сегодня ночью повезет? Тогда афганцы немного поутихнут. Ты забил себе местечко на этом пикнике?
– Да. Гриффитс рад любому, у кого осталась хоть капля энтузиазма. Атмосфера у нас хуже, чем в могиле. Эльфинстон по-прежнему не знает, что делать, а Макнотен ходит мрачный как туча.
– Ладно, увидимся на площади, когда стемнеет… Вот так хорошо, милая… Теперь попробуй вправо.
Боб ушел, предоставив Киту и его удивительной подруге продолжать занятия. Но урок закончился, как только за ним захлопнулась дверь.
– Кит, с меня достаточно, – вдруг заявила Аннабель и, сделав караколь вправо, бросила поводья.
– Дорогая, – прошептал он, – ты осложняешь свое положение: сначала непослушание, потом бунт. Предупреждаю: наказание будет суровым.
– Я рискну, – отозвалась Аннабель, сорвала с головы чадру и бросила ее Киту. – Придется выдержать еще и наказание за то, что я открыла лицо.
Она засмеялась, глядя на Кита сверху вниз, и у него перехватило дыхание. Аннабель сидела на огромном Чарли, словно на скале. Ее волосы были заплетены в тяжелую косу, кожаные брюки и куртка подчеркивали каждую линию стройного соблазнительного тела, изумрудные глаза блестели насмешливо и призывно.
– Кажется, утром я кое-что тебе обещал, – протянул Кит, перебросив чадру через руку. – Лучше бы ты слезла с лошади.
– Лучше для кого? – шутливо спросила Аннабель, не двигаясь с места.
Вместо ответа Кит просто поманил ее пальцем, и она вняла его призывам с сатанинской улыбкой на губах. Улыбкой, в которой Кит прочел предвкушение наслаждения и готовность выполнить условия договора.
– Святые небеса, как ты прекрасна! – прошептал он, когда Аннабель, гибкая и легкая, как перышко, спорхнула в его объятия. Их тела сплелись.
Кит жадно ласкал ее, его руки скользили по округлым линиям груди и бедер.
– Я отведу Чарли в конюшню. А ты отправляйся домой, разденься и жди меня, – приказал он хриплым, задыхающимся голосом и почувствовал, как Аннабель захлестнула волна страсти.
По ее бедрам, плотно прижатым к ногам Кита, прошла судорога, она откинула голову и приоткрыла губы, застыв в нетерпеливом ожидании. Полумесяцы густых рыжих ресниц легли на кремово-белые щеки. Кит, не отрывая глаз от лица Аннабель, подхватил ее и привлек к себе, чтобы она ощутила силу его желания. Потом Кит прильнул к ее губам, исследуя языком рот, уже готовый к его поцелуям.
В его сознании мелькнула мысль о том, что сюда могут прийти Риссалдар и кавалеристы, но тут же исчезла. Он ведь должен был выполнить свое обещание.
Аннабель страстно хотела этого. И подалась вперед, навстречу своему возлюбленному, подчиняясь его желаниям, предоставив ему роль дирижера в этой чудесной игре. Когда Кит, задыхаясь, наконец смог оторваться от ее губ, Аннабель мечтательно улыбнулась, но не выпустила его из своих объятий.
– Я приду через полчаса, не больше. Разденься к этому времени.
Аннабель кивнула. Кит разжал руки, и она скользнула в сторону.
– Анна, – тихо позвал он, протягивая ей чадру. – Лучше надень это.
В коротеньком интимном имени Анна звучали страсть и обещание.
Глаза Аннабель сузились, но она ничего не сказала. Просто накинула чадру и ушла.
Кит, которого лихорадило от нетерпения, повел Чарли в конюшню, моля Бога, чтобы никто не задержал его. А то придется вести пустые разговоры или заниматься дурацкими рутинными делами, решать какие-то проблемы… В голове у Кита теснились воспоминания о белоснежной коже, о копне бронзовых волос, о сладострастном теле и глазах, полных желания.
Он настолько привык к ежедневной пальбе, что почти не замечал ее. Наспех передав Чарли в руки одного из сипаев, Кит помчался домой.
Харли куда-то исчез: предусмотрительность всегда была его главным достоинством. Кит вошел в спальню.
Аннабель сидела на кровати скрестив ноги. Ее наготу скрывали только волосы, огненным потоком струившиеся по спине и плечам.
– Салаам, Рэлстон-хузур, – сказала она и поднесла руки ко лбу. При свете зажженного камина ее глаза сверкали, словно драгоценные камни.
– Приветствую тебя, Айша. – Кит расстегнул китель. – Помнишь, что я обещал тебе?
– Что я позабуду, на каком свете живу, – ответила она, не отрывая от него взгляда.
Кит быстро, не сделав ни одного лишнего движения, стянул с себя брюки и пружинистым шагом подошел к кровати. Его тело, готовое излить свою мужскую силу, было прекрасно.
– Я всегда держу слово, – сказал он и, опершись коленом на кровать, вздернул ее подбородок. – В этот раз я все возьму на себя.
– Ничего другого я и не желаю.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн



У романа интересный сюжет,захватывает и полностью показывает жизнь афганцев.Читается легко, но у Фейзер есть романы поинтереснее.
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнАлена
29.01.2014, 16.08





Начало нудное, но чем дальше читаешь, тем больше желание узнать что дальше и чем все кончится. Написано мастерски, читая испытываешь многие чувства,
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнНюта
26.11.2014, 14.24





Цікавий роман.
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейнольга
23.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100