Читать онлайн Жемчужина гарема, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.96 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Жемчужина гарема

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Капитан Маккензи, воды у нас едва хватает даже для раненых. А боеприпасов осталось всего на несколько часов, если перестрелка не утихнет.
Капитан Маккензи устало взглянул на лейтенанта, который принес мрачные известия. Впрочем, все это можно было предвидеть заранее. В воздухе висел едкий пороховой дым. Непрерывная стрельба сопровождалась криками раненых. Такой аккомпанемент повергал в уныние. Колин взглянул вниз, за парапет: там, в сгущавшейся вечерней мгле, бесновались афганцы. Неумолимый враг подступал все ближе к воротам интендантства шаха Шуджи, взрывы мин раздавались все громче. Уже два дня капитан отражал атаки противника. Ожесточение афганцев росло с каждой минутой. И казалось, чем больше потерь они несли, тем становились сильнее.
– Не понимаю, почему нам не подослали подкрепления, – сказал Колин, потирая глаза, воспалившиеся от дыма и бессонницы. – Неужели генералу не известно, что нас атакуют?
Лейтенант воспринял этот вопрос как риторический, а потому промолчал.
– Как наши люди, Билл?
– В смятении, сэр, – честно ответил лейтенант. – Потери велики, раненые мрут как мухи – ведь о них некому заботиться. И все переживают за свои семьи. Стоит только подумать, что женщины и дети попадут в лапы к этим дикарям…
– Проклятие! Где же, черт возьми, Эльфинстон? – Маккензи круто развернулся и отошел от парапета.
Тут появился второй гонец. Он поднялся по каменной лестнице, которая выходила во внутренний дворик.
– Сэр, они обстреливают южные ворота.
Маккензи молчал. «Нужно смотреть в лицо жестокой, страшной правде, – подумал он. – Если есть хоть малейший шанс спасти раненых, женщин и детей, мы оставим эту крепость».
– Хорошо, приготовьтесь к эвакуации. Попробуем прорваться к военному городку. – Колин говорил совершенно спокойно, и окружающие могли только догадываться, чего ему стоило отдать такой приказ.
Пехотинцы, выстроившись в две линии у южной стены, дрались за каждую пядь земли, сдерживая вопящую толпу афганцев, вооруженных шимитарами. А в это время раненые, женщины и дети – кто на носилках, кто верхом – выходили через северные ворота под защитой кавалерии. Потом пехота стала отступать, но ни одна позиция не была сдана без боя. И вот наконец все англичане оказались в долине, на открытой местности.
Ночная мгла окутала все вокруг. Это несколько охладило пыл нападавших афганцев. Англичанам же придавали сил отчаяние и надежда на спасение, и они сражались с яростью фанатиков.
– Дай сигнал «К оружию», – приказал Маккензи горнисту.
Над долиной звонко протрубил горн, вселяя бодрость в сердца англичан. Рядом с капитаном в повозке ехал знаменосец. Маккензи чувствовал какое-то мрачное удовлетворение: его маленький гарнизон даже отступает достойно.
Когда со стороны погруженной во тьму долины донесся слабый звук горна, Кит и Боб Мэркхем находились на командном пункте у ворот военного городка.
– Наверное, это Колин Маккензи, – сказал Боб.
– Так надо же впустить его! – крикнул на бегу Кит. – Зажигайте сигнальные ракеты, – велел он часовым, которые вглядывались в непроглядную ночь. – И откройте эти чертовы ворота!
В это время Боб громко отдавал приказы, собирая дежурный отряд сипаев-кавалеристов. Темноту вдруг разорвали вспышки сигнальных ракет. Кит вскочил на лошадь, а Мэркхем велел сипаям галопом мчаться навстречу Маккензи.
– Надеюсь, ты не возражаешь, если и я приму участие в этой заварушке, – сказал Кит со смехом, в котором звучало искреннее веселье.
– Да ради Бога, – рассмеялся в ответ Боб. – Господи, мы все в долгу перед Маккензи!
Отряд несся по долине туда, где были явственно слышны звуки битвы. Горнист продолжал трубить сигнал «К оружию», перекрывая яростные вопли врагов и непрерывный треск выстрелов. Огонь, вырывающийся из винтовок, рассеивал тьму и позволял хотя бы отчасти видеть происходящее.
Издав нечленораздельный боевой клич, офицеры повели свой отряд в самую гущу сражения. Ими владело бешеное желание схватиться с врагом, подстегнутое и долгим бездействием, и отчаянием. Неожиданное яростное нападение застало афганцев врасплох и помогло измученным людям Маккензи сделать последний решительный рывок.
Через полчаса они приблизились к военному городку. Отряд Кита с тыла прикрывал беглецов, вымотанных двухдневной атакой афганцев и переходом через долину. Наконец сипаи, пропустив вперед всех до последнего, вошли в военный городок. Большие железные ворота со звоном захлопнулись. Солдаты, стоявшие на земляной насыпи, открыли огонь, и враг, впервые встретив такое ожесточенное сопротивление, отступил.
Из казарм и бунгало выбегали люди, спеша помочь уставшим и перепуганным женщинам и детям.
– Неплохо вы тут устроились, – заметил Колин.
Он держался в седле так прямо, словно перед этим как следует выспался и отдохнул.
– Мы вовсе не стремимся к спокойной жизни, – мягко возразил Кит, проглотив оскорбительную реплику. – Боб столько раз приставал к Эльфинстону – тот уже посинел весь, но… – Он пожал плечами и слез с лошади.
– Ага… Представляю, как это было. – Маккензи потер кончиками пальцев сухие растрескавшиеся губы, – но вам обоим я очень благодарен. Наверное, надо пойти доложить. – Он развернул своего коня и окинул взглядом площадь, окруженную казармами. Здесь кипела жизнь и было светло как днем: на стенах и в открытых дверях были выставлены масляные лампы… Их держали в руках слуги, а хирурги между тем осматривали и распределяли раненых. – По крайней мере об этих беднягах теперь позаботятся.
– Тебе помощь врача тоже не помешала бы – выглядишь ты неважно, – заметил Боб, передавая солдату свою лошадь. – Буду рад, если ты поживешь у меня…
Боб осекся, услышав, как Кит вскрикнул от ужаса, и тут же понял, в чем дело. Аннабель мчалась к ним навстречу. Ее глаза пылали, бронзовые волосы развевались за спиной, накидка едва держалась на плечах.
– Ты был там! – Голос Аннабель дрожал от ярости. Она привстала на цыпочки перед Китом и продолжала кричать: – Ты ничего не сказал мне и отправился сражаться с гази! Ты ведь обещал, что впредь обязательно будешь предупреждать меня…
– Ради Бога, прекрати! – Кит побелел как полотно, а стоявшие вокруг мужчины остолбенели от удивления – даже больше других осведомленный Боб. Трудно было вообразить, каким образом друг его сумеет замять эту неприличную сцену, разыгравшуюся при всем честном народе.
– Тебе и в голову не пришло, что я буду волноваться, – продолжала Аннабель, не обратив ни малейшего внимания на реплику Кита. – Сказал «пойду к воротам на несколько минут», а тебя не было целую вечность… и теперь оказывается, ты подвергался опасности…
Аннабель вдруг запнулась, потому что Кит, покраснев как рак, больно схватил ее за плечи.
– Замолчи!
Аннабель медленно обвела взглядом лица ошеломленных мужчин, стоявших рядом, и других людей, заполнивших площадь. Они смотрели на происходящее разинув рот.
– Извини, – промолвила Аннабель, понизив голос. В ее широко раскрытых глазах появилось виноватое выражение. – Но я так испугалась за тебя. И обо всем позабыла.
– Кто эта молодая женщина? – визгливо закричала какая-то матрона с дальнего конца площади. – Я ее не видела раньше. И почему она так странно одета?
– Отправляйся домой и жди меня, – приказал Кит, с трудом сдерживая себя. – Я разберусь с тобой попозже.
Аннабель тут же повернулась и быстро пошла прочь. Толпа расступалась перед ней. Она прикрыла голову капюшоном и опустила глаза долу. Как будто эта скромность в духе Айши могла теперь поправить дело!
– Ух ты! – тихо присвистнул Колин. – Ну и тигрица! Кто она, Кит?
– Женщина, на которой я собираюсь жениться, если мы когда-нибудь выберемся из этой чертовой дыры, – ответил Кит почти равнодушно. – Хотя возможно, все кончится тем, что я сверну ей шею.
– Ты серьезно? – Боб посмотрел на друга с живым интересом. – Я и не подозревал, что дело зайдет так далеко.
– Я тоже, – поджав губы, отозвался Кит. – А следовало бы. Идем к генералу. Чем раньше мы обо всем доложим, тем быстрее Колин сможет пойти отдохнуть.
– Слушай, а зачем нам обоим тащиться к Эльфинстону? Может, тебе лучше зайти домой и выяснить?.. – предложил Боб.
– Нет, – резко прервал его Кит. – Пусть, черт возьми, посидит и подумает, что я сделаю с ней, когда вернусь! Надо бы вышвырнуть ее из дома и отправить прямиком к леди Сэйл. Это пошло бы ей на пользу, – свирепо добавил он и направился в штаб.
– Ну и ну! – пробормотал Колин. – Никогда не видел Кита в таком волнении. А я думал, его ничем не прошибешь. Уж слишком он был разочарован.
– Эта леди – особа весьма необычная, – пояснил Боб.
– Да, я заметил. Когда закончим с Эльфинстоном и Макнотеном, расскажи обо всем поподробнее. Может, хоть это меня подбодрит.
Генерал и поверенный в делах встретили их в мрачном состоянии духа. Никаких оправданий и извинений за то, что капитан Маккензи был брошен на произвол судьбы, не последовало. Зато они проявили благосклонность к Рэлстону и Мэркхему, похвалив их за своевременно оказанную помощь.
– Хотел бы я знать, что нам теперь делать, – промямлил Эльфинстон. – Генерал Нотт попытался направить сюда бригаду из Кандагара, но им пришлось повернуть назад из-за плохой погоды. Уже начались снегопады. Сэр Вильям, может, стоит заключить перемирие?
– Генерал, с нашими запасами продовольствия мы продержимся всю зиму, – заявил поверенный в делах. – Я написал письмо Мохун Лалу, велел ему стравить между собой сирдаров. Скоро дела пойдут на лад.
Эльфинстон не разделял его уверенности, но спорить не стал. Его слезящиеся глаза обратились на Рэлстона.
– Лейтенант, насколько я знаю, в седьмом драгунском полку вы имели звание капитана?
– Так точно, сэр.
Кита и в то время не слишком расстроило понижение в чине: ссылка в Индию казалась ему куда большей неприятностью. И сейчас он воспринял этот вопрос довольно равнодушно – его занимали совсем другие мысли.
– М-м… Ну, я полагаю, справедливо будет восстановить вас в прежнем звании. Вы оказали ценные услуги, ведя переговоры с Акбар-ханом, и во время сегодняшней операции.
– Спасибо, сэр, – все так же бесстрастно ответил Рэлстон.
– Ну, джентльмены, я думаю, на данный момент это все. – Генерал с трудом встал с кресла. – Рэлстон, я немедленно отдам приказ о вашем повышении.
– А я уже давно думал, когда же наконец старик восстановит тебя в прежнем звании, – заметил Боб на улице. – Просто абсурд. Ты столько лет прослужил!
Кит невесело рассмеялся:
– Пять лет на конногвардейском плацу в Лондоне едва ли стоит называть службой. Вы извините, но у меня есть одно неотложное дело. Через час приглашаю вас на ужин. Мисс Аннабель Спенсер должна кое-что вам сказать.
– Что ж, Боб, Кит по крайней мере может отвлечься от этого безумия, близкого к самоубийству, – сказал Колин, направляясь к бунгало Мэркхема. – И вот что, – добавил он, устало усмехнувшись, – надеюсь, ты посвятишь меня в подробности.


Вернувшись домой, Аннабель уже целый час грызла ногти от волнения. Чем больше она думала о своей бурной вспышке, тем сильнее ее корежило от страха. Целых восемь лет она не смела и глаз поднять в присутствии мужчины, не получив на то разрешения. И вдруг набросилась на Кита перед совершенно незнакомыми людьми, да еще с такой яростью! Аннабель и сама не могла объяснить или оправдать свое поведение. Где же найти аргументы, чтобы защититься от Кита? Он был взбешен, и не без оснований.
Парадная дверь хлопнула, и Аннабель тут же вскочила на ноги. В гостиную вошел Кит.
– Салаам, Рэлстон-хузур, – смиренно сказала она и приложила руки ко лбу.
– Хватит с меня! – Он с яростью пнул дверь. – Мегера! Как ты посмела устроить такую омерзительную сцену?! Вела себя, словно торговка с лондонского рынка!
– Но ты обещал…
– Ты тоже обещала, – перебил Кит. – Обещала, что будешь вести себя благоразумно. А что вышло? Ты налетела на меня с руганью при всем честном народе, явно демонстрируя тем самым, что мы с тобой любовники. К утру об этом узнает весь городок. И как, черт возьми, я должен объясняться с людьми?
– Скажи правду. Мне все равно, ты же знаешь.
– И ты знаешь, что мне не все равно. К тому же никто еще не унижал меня так, никогда.
– Извини, – просто ответила Аннабель. – Это было ужасно. Но я испугалась за тебя. Никогда прежде я не испытывала такого страха.
– Но как ты могла забыть все, о чем мы договаривались? – Кит швырнул свой плащ на диван и пригладил волосы, отливавшие золотом при свете лампы. – Почему, Аннабель?
– Не знаю. Не могу понять, что со мной творится. В детстве я была взбалмошной, но в последний раз сорвалась в тот день, когда гази отдал меня Акбар-хану. С тех пор я научилась полностью себя контролировать. – Аннабель говорила медленно, отвернувшись от Кита и глядя на языки пламени в камине. Она пыталась разобраться в себе и одновременно объяснить все Киту. – Теперь я свободна. Мне не нужно ходить бесшумно, взвешивать каждое слово и соразмерять любое движение.
– Нет, ты не свободна, – резко возразил Кит. – Здесь тебя тоже накажут за распущенность. По-другому, но не менее чувствительно. – Схватив Аннабель за плечо, он развернул ее лицом к себе. – И я честно предупреждаю тебя, Аннабель Спенсер: если ты еще раз унизишь меня подобным образом, я отплачу тебе той же монетой – сполна и при всем честном народе.
Какое-то время они молчали, каждый сам про себя анализируя эту ссору и ее причины – внешние и внутренние.
– Выпей бренди, – вдруг предложила Аннабель. – Может, тебе полегчает.
– Я вроде бы бросил пить.
– Главное – не переборщи, – заявила она, и в изумрудных глазах блеснул огонек. – Ты расскажешь, что случилось сегодня вечером?
Кит выложил все как есть, включая и то, что был немало удивлен, получив повышение. Когда в парадную дверь постучали, дело пошло на лад: ссора была почти забыта.
– Кто там? – Аннабель не слишком обрадовалась неожиданной помехе. Ведь вновь обретенная гармония была такой хрупкой.
– Наверное, это Колин и Боб. – Кит встал и снова нахмурился. – Я пригласил их поужинать. И если ты хочешь присоединиться к нам, будь добра, извинись за сегодняшнюю сцену, черт побери. Они были в шоке.
Кит направился в переднюю.
– Входите. Колин, ты ведь не знаком с мисс Спенсер?
– Еще не имел удовольствия. – Капитан Маккензи вежливо поклонился Аннабель, которая неподвижно стояла возле камина.
Она решительно шагнула вперед.
– Я должна извиниться за свое возмутительное поведение. Простите, пожалуйста, если поставила вас в неловкое положение. – И, приподняв брови, взглянула на Кита: – Ты удовлетворен? – Он кивнул, и Аннабель с облегчением улыбнулась: – Значит, теперь можно об этом забыть?
– Мы-то забудем, – примирительно сказал Кит. – А вот другие – вряд ли. Очень уж эффектно ты появилась перед всем военным городком. Один Бог знает, что теперь говорить людям.
– Я бы на твоем месте просто молчала, – весело отозвалась Аннабель, направляясь к двери. – Пойду на кухню. Может, надо помочь Харли.
– Я с ней согласен, – сказал Боб, слегка пожав плечами. – Сейчас такое творится, что об этой сцене скоро все позабудут.
– Будем надеяться.


Тем не менее на следующее утро они получили весьма неприятное известие. Леди Сэйл попросила капитана Рэлстона зайти к ней при первой же возможности.
Кит нахмурил брови. Аннабель смотрела на него с тревогой и ломала голову над тем, как бы его задобрить.
– Возможно, речь пойдет вовсе не о…
– Разумеется, именно об этом, – прервал ее Кит. – Она повсюду сует свой нос. – И, резко отпихнув свой стул, встал из-за стола, за которым они завтракали. – Беда в том, что леди Сэйл взяла на себя роль лидера. И Эльфинстон лижет ей… – Он смолк, удержавшись от непристойности, и излил свое раздражение на виновницу всех бед: – Этого могло и не быть, если б ты сдержала свое обещание.
– Я уже извинилась.
– Да, но от этого мало толку, верно?
– Похоже, ты прав. – Аннабель перебирала крошки, лежавшие на тарелке. – Но если ты в самом деле не хочешь рассказывать обо мне, почему бы не соврать, что я потаскушка с базара? В Кабуле полно метисок, и они сносно говорят по-английски. Афганки часто красят волосы хной. Это их любимый цвет. – Она подняла глаза. – Разве холостой офицер не имеет права впустить такую женщину в свою постель? Помнишь, тупица полковник именно так и подумал.
Кит вздохнул. Даже если б он захотел, теперь невозможно вернуться к первоначальному замыслу и передать трогательную невинную сиротку в заботливые руки леди Сэйл. Устроив сегодня сцену, Аннабель сделала совершенно очевидным характер их отношений. Кит собирался жениться на ней. И чтобы все было как положено: венчание в церкви Святого Георга на Ганновер-сквер, брачное уведомление в «Таймс», оглашение и всеобщие поздравления… Правда, его избранница понятия не имела об этих планах. Кит решил пока ничего ей не говорить. Так что в идее Аннабель, пожалуй, есть смысл. Пусть леди Сэйл и ей подобные принимают Аннабель за афганку.
– Ладно, сгодится. Но она все уши мне прожужжит, упрекая за аморальность и неосмотрительное поведение. А это и есть самый тяжкий грех. Будь ты поосторожнее, все посмотрели бы сквозь пальцы на то, что творится в моем доме.
– Неужели ты совсем не умеешь прощать? – Аннабель испытующе взглянула на Кита. – Какая бессмыслица! Я что-то предлагаю, стараюсь выкрутиться, а ты все сожалеешь о том, что произошло.
Кит выдавил из себя улыбку.
– Я часто говорил то же самое отцу. Он столько ныл по поводу моих давних шалостей, что в конце концов я уже перестал сожалеть о содеянном и готов был грешить снова. – Кит в изумлении покачал головой: – Не понимаю, что ты делаешь со мной, Аннабель?
– Только то, что тебе нравится. – Она откинулась на спинку кресла. Ее забавляли слегка озадаченное выражение серых глаз Кита и печальная улыбка, искривившая его красиво очерченный рот. – Что ты хочешь сейчас? – Аннабель встала, приняв вызывающую позу, и в ее глазах зажегся огонек желания. – А может, удивить тебя?
– Но мне же надо идти к леди Сэйл – расплачиваться за свои ошибки, – сказал Кит, быстро увернувшись от Аннабель, которая была уже близко.
Слова эти завершились стоном, потому что она настигла Кита, прижалась к нему всем телом, обвила руки вокруг его шеи и, поглаживая по волосам, впилась губами в его рот. Айша была в халате. Когда она подняла руки, небрежно завязанный поясок упал на пол и халат распахнулся. Кит почувствовал ее теплую обнаженную плоть.
Он сдерживался сколько мог, но в конце концов сдался. Его руки, скользнув под халат, прошлись по всем изгибам шелковистого тела, которое в ответ напряглось, охваченное чувственным порывом.
– Вот так, – тихо промолвила Айша, вдруг отпрянув от Кита. – А теперь можешь идти к леди Сэйл. Скажи, что это твое личное дело, чем ты занимаешься со своей потаскушкой с кабульского базара. По-моему, ты вполне готов для такого разговора, а? – И ее рука дерзко дотронулась до самой интимной части его тела.
Кит заглянул в изумрудные глаза Айши: она смотрела на него шаловливо и страстно.
– Ты настоящая дочь сатаны, – заявил Кит, все сильнее сжимая в руках ее обнаженные бедра. – Не понимаю, почему ты вдруг решила подавлять свои плотские желания. Одно противоречит другому.
– Попробуй разгадать эту тайну. Ты не отпустишь меня?
– Не знаю, – ответил Кит с напускной мрачностью. – Я еще не решил, стоит ли наказывать тебя за эту дьявольщину.
– Как же ты накажешь меня? – едва выговорила Айша. Порыв страсти был так силен, что у нее перехватило горло.
Кит почувствовал, как содрогнулось ее тело, всмотрелся в выражение глаз и самодовольно улыбнулся:
– А вот как. – Он разжал руки. – Отплачу тебе, милая, той же монетой. Я ухожу. А ты поразмысли над тем, как плохо начинать дело, которое заведомо не собираешься заканчивать.
Айша осталась стоять посредине гостиной. Она печально провела руками по своему телу, в котором все кипело от возбуждения, сжала в ладонях груди. Напрягшиеся соски ныли. Потом, слегка улыбнувшись, завязала поясок на халате, понимая, что получила по заслугам.


Леди Сэйл приняла Кита в гостиной. Выражение ее лица было суровым. Но Кит решил занять наступательную позицию и ответил ей дерзкой улыбкой.
– До меня, Кристофер, дошли весьма неприятные слухи, – с места в карьер начала леди. – Уверена, вы знаете, о чем идет речь.
Кит покачал головой:
– Боюсь, что нет, мэм. И я не уверен, что обязан отчитываться перед вами.
– Я отвечаю за поведение людей в этом городке, – резко ответила леди Сэйл. – Не говоря уж о том, что ваша мать – моя подруга. Я просто обязана следить за тем, чтобы ваши поступки не оказывали дурного влияния на окружающих и не наносили урон вашей репутации.
– От которой давно уже ничего не осталось, – напомнил Кит. – И я вышел из возраста, когда мне могли делать замечания в подобной форме. В чем я, собственно, провинился?
Леди Сэйл явно смутилась:
– Мне дали понять, что у вас… что вы опекаете некую юную особу.
– Тут нет ничего необычного, – стал мягко объяснять ей Кит. – Вы, должно быть, знаете, что большинство неженатых англичан и здесь, и в Индии именно таким способом удовлетворяют свои потребности.
Леди Сэйл побагровела.
– Я ничего не знаю о таких вещах. Чем вы занимаетесь с местными женщинами, меня не касается. Но афишировать свои отношения с англичанкой, какого бы она ни была происхождения, да еще на глазах у невинных девушек и всей нашей маленькой общины, – это непростительно. Вы нанесли нам ужасное оскорбление. Какой урок вынесет из этого бедная малышка Милли Дрэйтон и подобные ей?
Кит нахмурился и сделал вид, будто задумался над ее словами.
– Но, мэм, – сказал он наконец, – у меня вовсе не было намерения афишировать свою связь перед столь нежными и хрупкими созданиями. Я бы счел это проявлением дурного тона. А кроме того, мне кажется, простите, что ваши предположения неверны. Как вы думаете, кто может жить со мной под одной крышей? Англичанка? – Кит, как и подобало, изобразил крайнюю степень изумления. – Здесь? Да вы шутите, леди Сэйл. А если речь идет об афганке, то это не имеет никакого значения. Вы сами так сказали.
Леди Сэйл всерьез разволновалась:
– Но я слышала…
– Может быть, не стоит слишком полагаться на слухи, – прервал ее Кит ледяным тоном. Он уже понял, что вовсе не требуется входить в детали, громоздить ложь на лжи, и это принесло ему огромное удовлетворение. Лицемерке был нанесен удар ее же собственным оружием. – Вчера ночью тут Бог знает что творилось. Людям всякое могло привидеться. – Кит встал. – Мне нужно идти на службу, если позволите. – И поклонился.
– Да, конечно, – чопорно ответила леди Сэйл. – Если я ошиблась, прошу прощения. Но кто-то же должен контролировать происходящее. Особенно в нынешней ситуации, когда совершенно непонятно, что нас ждет, а эти дикари вопят и скачут прямо у ворот. Стоит только расслабиться, и все нормы морали затрещат по швам.
– Вы абсолютно правы. – Кит снова поклонился. – Всего доброго, мэм.
Выйдя на холодный утренний воздух, он самодовольно улыбнулся: победа оказалась легкой и приятной. Но вся радость испарилась, едва Кит переступил порог штаба.
– О, Рэлстон, а я только что послал гонца к вам в бунгало. – В голосе лейтенанта Уотсона слышалась тревога. Вдруг он вскочил и отдал честь. – Простите, сэр. Я забыл, что вас повысили. Мои поздравления, сэр.
Кит пренебрежительно отмахнулся:
– К чему эти церемонии? Что случилось? Видимо, что-то серьезное?
– Судя по всему, мятежники пытаются захватить крепости Махмуд-хана и Махомеда Шерифа. Они наступают с юго-запада и уже перекрыли нам доступ к интендантству.
– А ведь кое-кто давно предупреждал об этом, – раздался голос Боба, который только что вошел в комнату. Он взглянул на Кита, вопросительно приподняв брови.
Тот мрачно кивнул:
– Надо повнимательнее относиться к пророчествам. И что же теперь делать?
– Мы получили недавно сообщение из интендантства, от Уоррена: он тоже боится, что их окружат и отрежут от нас. Генерал приказал Уоррену отступать, бросив все припасы. Им на помощь послали отряд.
Кит в ужасе уставился на Уотсона:
– Ты, наверное, шутишь. Припасов у нас осталось на два дня, и пополнить их невозможно.
– Я думаю, у нашего начальства, как всегда, каша в голове. Генерал решил не повторять ошибок, которые допустил по отношению к Колину.
– При чем здесь это?! И кстати, Колину нужно было подкрепление, и только. Он удержал бы оборону. Оставлять гарнизон без помощи или отступать… да разве нет других решений? А почему бы не отбить атаку, Господи помилуй?
– Вот и скажи об этом генералу, Кит. Офицер из интендантства уже полчаса старается раскрыть ему глаза на реальное положение дел.
– А что Макнотен?
– Наверное, они с Мохун Лалом все заняты своими мерзкими интригами.
Кит скорчил гримасу.
– Как подумаешь об этом, мурашки по телу бегут.
Он обернулся, услышав топот ног. Дверь распахнулась настежь, и в комнату ввалился молоденький прапорщик. Он задыхался, его лицо раскраснелось от бега.
– О, сэр… сэр… – Прапорщик с некоторым опозданием отдал честь двум капитанам. – У меня сообщение для генерала.
– Хорошо, передайте письмо адъютанту. – Кит указал на лейтенанта Уотсона. – И вдохните поглубже, прапорщик.
Гонец послушался совета, а потом сказал:
– Сэр, отряд, который вышел на помощь Уоррену и его людям, понес тяжелые потери. Афганцы открыли фланкированный огонь. Из оккупированных крепостей на нас напали тоже. Уоррену пришлось отступить.
Кит кивнул:
– Уотсон, я сам передам это известие.
Он постучался в дверь генеральского кабинета. Эльфинстон слабым голосом пригласил его войти. Выслушав Кита, он вздохнул:
– Ума не приложу, что же делать.
– Генерал, интендантство бросать нельзя. – При этих словах Кит искоса взглянул на двух офицеров, стоявших рядом.
– Вот и я говорю то же самое, – поддержал его гонец Уоррена. – В военном городке, сэр, припасов едва хватит на два дня. Добыть новые негде. Отдать форт афганцам – это просто безумие.
– А еще лучше атаковать крепости Махмуд-хана и Махомеда Шерифа, – предложил Кит. – Если их удастся взять, интендантство будет в безопасности.
– О Господи… о Боже! – вздохнул Эльфинстон. – А все же пока пошлем приказ Уоррену, чтобы он держался до последнего. Проследите за этим, капитан Рэлстон.
– Слушаюсь, сэр. – Кит отдал честь и направился к выходу. – Ну вот, Уоррену велено держать оборону. Если повезет, может, мы сумеем убедить старика атаковать форты, – сообщил он, оказавшись в соседней комнате.
– Я пошлю гонца к Уоррену, – сказал адъютант.
– А у меня занятия в школе верховой езды. – Кит бросил взгляд на карту, висевшую на стене. – Хотя Бог его знает, стоит ли обучать этих ребят всяким тонкостям? Судя по ситуации, им бы лучше научиться играть в бузкаши.
– Жизнь продолжается, дорогой друг, – отозвался Боб с сардонической улыбкой. – Что может быть важнее привычных ритуалов? Разве я не прав?
– Ну, это как посмотреть… – И Кит попотчевал приятеля рассказом о своей встрече с леди Сэйл.
Настроение у них поднялось. Но это длилось недолго: англичане все глубже погружались в пучину несчастья и безвозвратно теряли последнюю возможность выбраться оттуда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жемчужина гарема - Фэйзер Джейн



У романа интересный сюжет,захватывает и полностью показывает жизнь афганцев.Читается легко, но у Фейзер есть романы поинтереснее.
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнАлена
29.01.2014, 16.08





Начало нудное, но чем дальше читаешь, тем больше желание узнать что дальше и чем все кончится. Написано мастерски, читая испытываешь многие чувства,
Жемчужина гарема - Фэйзер ДжейнНюта
26.11.2014, 14.24





Цікавий роман.
Жемчужина гарема - Фэйзер Джейнольга
23.12.2015, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100