Читать онлайн Завороженная, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завороженная - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.81 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завороженная - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завороженная - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Завороженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Татаринов ушел как раз в тот момент, когда Ливия закончила писать очередное приглашение. Перо зависло над карточкой с тисненым золоченым узором, сердце ее забилось чуть быстрее от смутного страха. Ей нечего бояться, она не сделала ничего дурного. Хозяйке дома положено развлекать гостей, будь то ее гости или гости супруга, – так принято в обществе. И хотя от того взгляда, которым Алекс ее окинул, увидев, что она сидит с Татариновым, Ливию бросило в дрожь, она готова была поклясться, что сам он тоже испугался.
Ушел ли он вместе со своим визитером или пойдет ее искать? Ливия решительно тряхнула головой и вернулась к прежнему занятию. Услышав, что открылась дверь, она не сразу обернулась.
– Что ты думаешь о моем приятеле? – спросил Александр как ни в чем не бывало.
– А, это ты, – сказала Ливия и, опустив перо, посмотрела через плечо.
– Разумеется, а кто же еще? – Александр стоял, прислонившись плечом к дверному косяку, скрестив руки на груди. Взгляд у него был непроницаемый.
Ливия пожала плечами:
– Странно, что ты водишь с ним компанию. Месье Татаринову явно недостает светского лоска.
– Это верно. И моей жене он явно не компания.
– Но ты приглашаешь его в дом, – веско заметила Ливия.
– Полагаю, что если я просто скажу, что он тебе в приятели не годится, это тебя не удовлетворит?
– Воспитание не позволяет мне просто исполнять приказы, не получая объяснений, – сказала Ливия.
– Плохо иметь жену, воспитанную математиком. – Александр предпринял попытку все обратить в шутку, но потерпел неудачу.
– Я знакома с некоторыми твоими русскими друзьями, – сказала Ливия, – но надо быть слепой, чтобы не увидеть, что месье Татаринов совсем другого поля ягода.
– До чего же ты проницательна. – Алекс продолжал стоять у двери, не меняя позы.
– В шахматах такая позиция называется мат. Тупик. – Ливия прикусила кончик пера, вопросительно глядя на мужа.
– Кажется, мы наткнулись на барьер между нашими культурами, Ливия. В этой стране, возможно, и принято, чтобы жена развлекала друзей мужа в его отсутствие, но в моем обществе такое поведение жены считается неприемлемым, даже одиозным. Мне не нравится, когда моим друзьям неуютно под моей крышей. Такое объяснение тебя устраивает?
– Очень удобное объяснение, – заметила Ливия. – Различием между культурами можно объяснить все, что угодно. А я привыкла общаться с людьми, которые приходят в мой дом. – Она сделала едва заметный акцент на слове «мой» и заметила, как вспыхнули при этом его глаза.
– Можешь оставаться при своем мнении, Ливия, но в данном случае будет так, как скажу я. Татаринов, как ты верно заметила, джентльмен, а следовательно, в друзья тебе не годится. Тот факт, что мне приятно его общество, тут ни при чем. У меня много друзей, которых нельзя считать подходящей компанией для моей жены. И я готов поспорить, что многие из твоих приятелей мужчин могли бы рассказать о себе то же. По-твоему, у Бонема нет знакомых, которых он не стал бы представлять Корнелии?
– Понятия не имею, – сказала Ливия. – Меня это просто не интересует. И мы говорим сейчас не о Гарри, мы говорим о тебе и о тех людях, которые приходят в этот дом и с которыми мне, хозяйке этого дома, запрещено общаться. Ты тоже не ведешь себя с ними так, как положено гостеприимному хозяину. Не играешь с ними в карты, не оставляешь их ужинать. Ты проводишь с ними по часу взаперти в библиотеке, а потом они уходят. Разумеется, мне любопытно, чем вы там занимаетесь. У них есть жены?
– Не здесь, – сказал Александр. – Если бы их жены жили с ними в Лондоне, все было бы по-другому. Тогда мы принимали бы их вместе. Но русские мужчины, приходящие в дом без жен, чувствуют себя неуютно в обществе жен тех, к кому они приходят. – Александр понимал, что заврался, но ничего не мог поделать. Он привык отдавать приказы и ожидал безропотного повиновения. Но с Ливией так не получалось. Однако рисковать он не мог. То, что произошло сегодня утром, не должно повториться.
– Так о чем вы говорите, когда они к тебе приходят? – спросила Ливия.
– Мы пьем водку и говорим о России.
– Если ты так сильно любишь родину, зачем было ее покидать? – Ливия в запале даже не подумала о том, что если бы Александр не уехал из России, она не была бы сейчас за ним замужем.
– Я наполовину англичанин. Я хотел почувствовать себя таковым, – сказал он, беззаботно пожав плечом. – Мы не могли бы прекратить этот допрос? Он меня утомил. – Последнюю фразу он произнес достаточно резко.
– Прости, я не считала, что допрашиваю тебя, – сказала Ливия. – Но я знаю о тебе так мало, и с каждым прожитым с тобой днем неведение мое лишь увеличивается. Ты считаешь предосудительным мое желание лучше понимать человека, которого я называю своим мужем?
Пришло время искать примирения.
– Нет, моя сладкая, конечно, нет. – Он подошел к ней и, взяв за руки, помог подняться с кресла. – Ты знаешь, этот процесс идет, он обоюдный. С каждым днем я узнаю тебя все лучше и лучше, но большая часть твоей жизни все еще скрыта от меня. – Он провел подушечкой большого пальца вокруг ее губ.
– Я ничего от тебя не скрываю, – возразила Ливия, хотя внезапно почувствовала, как расслабилось тело, смягчилось лицо, как решимость ее тает от тепла его прикосновений, от тепла его взгляда. Насколько уютнее чувствовала она себя, когда ее муж становился таким – нежным и любящим.
– Тебе незачем что-то скрывать от меня, – сказал он. – Всего пару месяцев назад я не знал о твоем существовании. Ты стала такой, какой стала, до того, как я появился в твоей жизни. Я узнаю о тебе то, что должен узнать. Но со временем. Давай не будем спешить.
– Я никуда не спешу, Алекс. Но не люблю загадки, которые не могу разгадать.
– Хорошо, я все тебе объясню. Но обещай, что больше не станешь поднимать этот вопрос и будешь вести себя с моими русскими друзьями так, как я тебя прошу. Мы можем заключить такой договор?
– Да.
– Многие русские эмигранты – нищие. Есть среди них такие, у которых в России осталось все – поместья, состояния, все нажитое. И все это конфисковал царь. Я помогаю им финансово. Но они гордые, и им бы не понравилось, узнай они, что я рассказал тебе об этом.
– Понимаю. – Ливия не нашлась с ответом.
– Так мы можем теперь раз и навсегда оставить эту тему? – спросил Александр, ненавидя себя за ложь. Но что еще он мог ей сказать, чтобы взять ситуацию под контроль?
– Можем, – сказала Ливия. – Твои друзья, как ты их называешь, могут быть спокойны – они меня больше не увидят.
Александр мысленно воздал хвалу Господу за то, что тот его надоумил. Однако он понимал, что тема не исчерпана. Чего ждать от нее в следующий раз?
– У тебя есть планы на утро? – спросил он. – Может, покатаемся верхом?
Ливия подумала о том, что активный отдых на свежем воздухе прогонит прочь дурной осадок, который остался на сердце после сегодняшнего разговора.
– Да, пожалуй. – Она бросила перо на секретер. – Закончу, когда вернемся.
Александр бросил взгляд на приглашения:
– Сколько тебе еще осталось написать?
– Всего два.
– Тогда быстро дописывай, и я отдам их Борису, чтобы доставил адресатам.
– Они могут подождать до вечера.
– Их надо разослать как можно раньше, – сказал Алекс. – Давай, Ливия, потрудись еще немного.
Ливия никак не могла понять, почему ему так хочется пригласить именно этих гостей. Если он собирается поговорить о политике, пусть пригласит мужчин поужинать в один из его излюбленных клубов. Ладно, подумала Ливия, еще один утомительный вечер – не такая уж большая жертва с ее стороны.


Однако званый ужин вызвал к жизни весьма интересные вопросы. Вопросы, которые вполне могли развеять скуку. Изначально все шло именно так, как она и предвидела. Живой и остроумной эту беседу можно было назвать разве что в насмешку. Занудство сменяло бахвальство, и наоборот. Впрочем, Александр был на высоте. Он вел себя как радушный, внимательный хозяин, подливал в бокалы вино. Даже глазом не моргнул, когда лорд Эвершем заявил:
– Да что он такое, этот ваш император, князь Проков? Дурак, да и только, скажу я вам.
– Боюсь, вы не одиноки в своем мнении, сэр, – сказал Александр и наклонился, чтобы подлить Эвершему вина.
– Это верно, не одинок, – заявил лорд Кармартон, оторвав взгляд от тарелки. – Прекрасный палтус. У вас великолепный повар, княгиня Прокова. Мои поздравления.
Ливия улыбнулась в ответ. Да, палтус неплох, но Ада и Мейвис приготовили бы не хуже.
– Все правительство готово высказаться в том же духе, – заявил Кармартон. – Я не имею в виду палтуса, разумеется. – Он засмеялся собственной шутке, видимо, сочтя ее удачной. – Нет… нет… Я о походе против Финляндии. Так зачем ему понадобился этот демарш, Проков?
– По-моему, это Наполеон его надоумил, – ответил Александр.
– Премьер-министр такого же мнения, – заявил лорд Флинток. – Говорит, вашего императора Александра водят за нос, и если мы предоставим ему вариться в собственном соку, то он еще увидит, с какой стороны намазан маслом его хлеб.
– Веселая получится свалка, – пробормотал Кармартон.
– Наполеон не дает ему прибрать к рукам Польшу, вот в чем дело, – заявил Эвершем. – Так говорят в правительстве. Малыш в треуголке не дает Александру протянуть загребущие руки к Польше.
Ливия, как и остальные женщины, не принимала участия в разговоре. Но скучно ей не было. Наоборот, беседа ее заинтриговала. Гости Александра поливали грязью властителя страны, которую Александр считал родиной. И не только это. Он сам говорил, что учился вместе с царем. Однако Александр никак его не защищал, а лишь подливал масла в огонь.
Она дала Борису знак нести второе блюдо и повернулась, чтобы ответить на какой-то невнятный вопрос леди Кармартон. Не то чтобы она винила леди Кармартон в неумении внятно выразить свои мысли. О какой интеллектуальной беседе могла идти речь, когда мужчины, крича и перебивая друг друга, пьяно хихикая, несли чушь заплетающимися языками. Вино лилось рекой.
– Они в ближайшее время встретятся для переговоров, – сказал Эвершем, – помяните мое слово. Премьер-министр в этом убежден. Александру надоест играть роль вассала при маленьком корсиканце, и он начнет предъявлять претензии. И когда это произойдет, тут уж запахнет жареным.
– Интересное мнение, – пробормотал Александр. – У вашего правительства есть какой-нибудь серьезный резон ожидать такого поворота событий?
– Разумеется. У нас есть свои источники. Разведка работает. – Кармартон выразительно постучал себя по носу. – И тогда Александр снова бросится нам в объятия, как только волк зарычит. Будет искать с нами альянса, это даже не обсуждается.
– Некоторые люди, занимающие высокое положение, так не считают, – произнес один из гостей, которого все слушали в почтительном молчании. Только он один за столом, не считая хозяина дома, оставался трезвым. – Говорят, Александр лишь притворяется, будто дружит с Бонапартом. Убаюкивает его бдительность. Насколько я понимаю, вы неплохо знаете царя, Проков. Что скажете?
– Вполне возможно, – ответил Александр, – но определенно ничего сказать не могу. Я был на короткой ноге с царем, это верно, но с недавних пор у нас появились разногласия, а наш император не любит, когда ему перечат. – Александр глотнул вина. Лицо его было непроницаемым, но собравшиеся намек поняли. Князь Проков находился в изгнании, вынужденном или добровольном, потому что впал в немилость к своему господину.
Ливия, которая знала своего мужа лучше гостей, была озадачена. У Алекса имелся скрытый мотив, побудивший его собрать у себя в доме эту компанию. Но она не могла понять, что именно за мотив.
Борис и двое лакеев внесли второе. Ливия не принимала ровно никакого участия в составлении меню и установлении порядка очередности смены блюд, как было бы, если бы ужин готовили ее кухарки, но придраться действительно было не к чему. Рейнский крем, савойский торт, тосты с анчоусами.
– Конечно, когда Наполеон рассаживает своих родственников на европейские троны, становится понятно, почему Александру захотелось получить еще и титул польского короля, – сказал Проков, умело направив разговор в прежнее русло. Встретившись через некоторое время глазами с Ливией, он едва заметно кивнул ей.
Это означало, что дамам пора удалиться. Ливия поднялась. Мужчины тоже встали и не садились за стол до тех пор, пока дамы не удалились. Сейчас должна была начаться настоящая мужская пьянка.
Вскоре мужчины присоединились к женщинам в гостиной. Алекс направился к дивану, где три дамы сидели рядком, как курицы на насесте.
– Милорд, я думаю, нам пора, – сказала леди Кармартон, помахав веером, и сочувственно посмотрела на Ливию.
– Да, действительно, Эвершем, – согласилась жена Эвершема, послав Ливии такой же взгляд. – Такой приятный вечер, княгиня Прокова, князь Проков. Большое спасибо за приглашение. – Она подошла к Ливии и прошептала: – Дорогая, почему же вы сразу не сказали?
Ливия встала, ответив дамам улыбкой. Господи, что же им сказал Алекс? Она вопросительно посмотрела на мужа.
– Да, бедняжка. Я знаю, как это бывает, – пробормотала леди Эвершем, похлопав Ливию по руке. – Поверьте мне, все скоро пройдет.
– Вы так добры, – пробормотала Ливия. Что, как они полагают, с ней не так? Должна ли она прижать пальцы к вискам, схватиться за живот или приложить платок к глазам? Ливия ограничилась тем, что помахала веером перед лицом, делая вид, будто ей душно.
Александр проводил гостей до дверей, как только Борис доложил, что экипажи поданы, а Ливия осталась в гостиной, потому что «в ее положении не следует слишком утомляться».
Александр вернулся через несколько минут, весьма довольный собой.
– Ты похож на кота, который съел канарейку, – сказала Ливия. – Что со мной такое? Я не знала, какие симптомы изображать.
– У тебя все отлично получилось, – усмехнулся он. – Я просто решил вознаградить тебя за то, что ты так стойко держалась.
– Это я понимаю, но что ты им сказал? – Ливия искоса смотрела на него. Ей не нравилась эта его усмешка.
– Я просто намекнул, что ты неважно себя чувствуешь, что у тебя разболелась голова, что неудивительно при подобных обстоятельствах…
– Ты намекнул, что я беременна?
– Я прямо никому ничего не говорил, – сказал он. – Они сами пришли к такому выводу.
Алекс рассмеялся, глядя на ошеломленную, лишившуюся дара речи жену.
– Дорогая, если бы не я, то заставить их убраться могло только землетрясение. Никто не ушел бы, пока их мужья не выпили бы весь мой коньяк. Дамы должны быть тебе благодарны за то, что ты не дала их мужьям напиться в стельку.
Ливия увидела в его доводах резон и улыбнулась:
– Я твоих действий не одобряю, считаю, что ты поступил некрасиво, но благодарна тебе за то, что ты избавил меня от мук. Зачем мы вообще все это устраивали у себя, Алекс? – Ливия пристально посмотрела на мужа. – Ты что-то задумал. Насколько я поняла, ты был другом царя, но при этом даешь этим людям понять, что вы враги.
Александр вместо ответа налил себе коньяку.
– Тебе тоже налить?
– Нет, спасибо, – с плохо скрываемой досадой сказала Ливия. – Объясни мне, зачем я провела четыре часа в компании этих людей? Чего ты добивался? Какова была твоя истинная цель?
– Мне были интересны их взгляды, – ответил Александр. – Я слышал, как они разговаривали в клубе несколько недель назад, и этот разговор меня заинтересовал. – Он отвернулся от буфета с бокалом в руке. – Иногда я чувствую тоску по родной земле, и мне приятно поговорить о России.
– Хочешь сказать, что затосковал по дому и поэтому пригласил этих людей сюда? Чтобы поговорить о России и о царе?
– В общем-то да. – Он потягивал коньяк.
– Но почему именно этих людей?
– Потому что они имеют отношение к международным делам. На самом деле никто из них в министерстве не занимает важных постов, однако их мнение меня заинтересовало, и я решил, что они будут более откровенны в своих высказываниях в домашней обстановке, за бокалом хорошего вина и вкусной едой.
Объяснение было дано вполне внятное, и все же Ливия чувствовала, что тут что-то не так.
– Зачем ты внушил им мысль, что вы с царем на ножах?
– В каком-то смысле так оно и есть, – ответил Александр.
Как ни странно, на этот раз он сказал ей чистую правду.
– Это он отправил тебя в изгнание?
Александр покачал головой:
– Нет, наши отношения не настолько испорчены. Но я решил из предосторожности уехать из Петербурга на время войны. – Он невесело усмехнулся. – Славяне народ горячий, Ливия, и придворные покои могут быть весьма опасным местом для птички, которая задумала взлететь слишком высоко.
– Ты эмигрировал, потому что понял, что тебе грозит опасность?
Александр снова покачал головой:
– Не совсем так, но я подумал, что было бы лучше для всех, если бы я сменил обстановку. – Он подошел и присел на диван рядом с женой. – Я удовлетворил твое любопытство, моя сладкая?
– Конечно, – сказала Ливия, хотя его объяснения не вполне ее удовлетворили. Все это было похоже на полуправду. – Пойду-ка я спать. Ты со мной?
– Я скоро приду. Мне надо написать несколько писем. – Александр поцеловал ее. – Спасибо, моя сладкая, за то, что терпишь мои причуды.
– Что такое один скучный вечер? – сказала Ливия и поднялась. – Разбуди меня. – Она послала ему воздушный поцелуй и вышла из гостиной.
Александр какое-то время оставался сидеть, где сидел, потягивая коньяк. Кажется, он все достаточно внятно объяснил ей. Однако видел, что убедить ее в своей искренности ему не удалось.
Александр со вздохом поднялся на ноги. Насколько все было бы проще, если бы София Лейси объявила своей наследницей какую-нибудь тихую, неприметную девушку из приличной семьи, леди, конечно, но леди-мышку. Покладистую и не слишком умную. Он посмотрел на портрет над камином и поднял бокал. Глупо было надеяться, что эта полная жизни женщина с решительным взглядом и внутренней силой могла бы завещать дом той, которая отвечала бы его пожеланиям. Но почему она выбрала Ливию Лейси?
Раздумывая об этом, Александр направился в библиотеку. Ливия как-то сказала, что София, как ей сообщили, желала оставить свой дом женщине, которая носила бы одну с ней фамилию. Даже если она ее не знала, даже если они были настолько дальними родственниками, что степень этого родства, как намекала Ливия, едва прослеживалась. Но почему?
Александр сел за стол и обмакнул перо в чернильницу. С пером в руке он замер и уставился в пространство. София не могла упомянуть в завещании собственного ребенка, ибо он не носил ее имени. Могла ли она пожелать сделать наследником человека лишь потому, что имена у них были одинаковы? Причем настоять на том, чтобы дом ее унаследовало лицо женского пола, та, что никоим образом не могла бы напомнить ей о сыне, от которого она отказалась?
Устремив взгляд к верхним полкам, Александр покачал головой. Он не мог, как ни старался, понять, что могло связывать женщину, хранившую у себя в доме подобные опусы, с его отцом. Тем отцом, которого он знал.
Прикоснувшись пером к бумаге, Александр понял, что чернила на кончике пера успели высохнуть. Ему совсем не хотелось писать депешу в Санкт-Петербург сегодня вечером, но он должен был это сделать.


На следующее утро Ливия проснулась с уже привычным чувством тревоги. Она устремила взгляд вверх, под полог балдахина, на котором была искусно вышита довольно смелая эротическая сцена – копия картины Фрагонара. Балдахин был частью прежней обстановки дома, и он так ей понравился, что она отдала его отреставрировать, и вот сейчас он вновь был на прежнем месте. Этот балдахин был еще одним маленьким фрагментом загадочной мозаики под названием «тетя София». Сколько любовников радовало ее в этой постели, сколько раз в моменты экстаза, поднимая вверх глаза, она любовалась этой красивой и чувственной сценой?
Александр зашевелился рядом с ней и, как всегда, мгновенно проснулся и открыл глаза:
– Доброе утро, любовь моя.
– Доброе утро. – Она блаженно потянулась и повернула к нему голову, подставляя губы для поцелуя. – Дождь идет.
Алекс сел в постели. Взгляд его устремился вверх, и он, наверное, подумал о том же, о чем подумала Ливия.
– Вот досада, а я собрался прогуляться верхом с приятелями. – Он откинул одеяло и встал, потирая затылок. – Какие у тебя планы на день?
– Меня пригласили на ленч, но я думаю, что смогу найти предлог, чтобы не ходить. – Ливия села, откинувшись на подушки, любуясь наготой мужа. – Ты не пригласишь Этель?
Александр дернул за шнурок, вызвав горничную, затем пошел в соседнюю спальню, чтобы вызвать Бориса, который, несмотря на повышение в должности до звания мажордома, продолжал оставаться личным слугой Александра.
Борис заточил бритву и почтительно передал хозяину, обернув теплое полотенце вокруг его шеи.
Депеша, которую Александр написал ночью, ждала отправки особой почтой, но Александр хотел, чтобы она попалась на глаза князю Михаилу Михайловичу до того, как будет отправлена. Утечка информации – незначительная, но весьма полезная. Полезная в том смысле, что она помогла бы Александру убить сразу двух зайцев. Как организовать эту утечку так, чтобы она не выглядела преднамеренной?
Александр продолжал раздумывать над этим вопросом, когда, спустившись к завтраку, обнаружил послание от Татаринова возле своей тарелки. Послание было зашифрованным и очень коротким: «Есть контакт».
Александр положил себе селедки в масле и налил пива. Ливия никогда не завтракала с ним. Ее тошнило, когда она смотрела на то, что Александр ест по утрам. Александр мог бы сказать ей, что яйца, хлеб с маслом и чай вызывают у него ту же реакцию.
Ливия была растеряна, озадачена. Места себе не находила от беспокойства, но Алекс ничем не мог ей помочь. Он нуждался в ней, нуждался в сохранении брака, потому что брак был той легендой, в рамках которой он мог успешно выполнять свою работу, а ставить под удар дело, которое он считал главным в жизни, он не имел права. Итак, он установил контакт с их агентом в армии. Едва ли тот человек выйдет из переделки живым.
Алекс намазал маслом ломоть черного хлеба, раздумывая над тем, насколько безнравственным должен быть тот, кто посылает другого на смерть, сам при этом ничем не рискуя, наслаждаясь спокойной комфортной жизнью.
Может, дать отбой и самому взять на себя выполнение главной задачи? Александр знал, что при желании мог бы найти возможность привести приговор в исполнение самостоятельно. Но конечно, он не должен так поступать. У него иные, руководящие функции. Он не имел права собой рисковать.
К тому же он женат. Круг замкнулся. Ему пришлось бы оставить ее в Англии. Одну, беззащитную. Взяв на себя исполнение приговора, он подписал бы приговор и ей.
Обычно ему удавалось не думать об опасности. И дело не только в естественном для человека чувстве самосохранения. Тот, кто боится, не способен мыслить трезво. Опасения за свою жизнь и благополучие в конечном итоге мешают общему делу. Отец внушил ему веру в то, что нет в жизни более сильной мотивации, чем патриотизм. Ради своей страны человек должен быть готов к любой жертве. Но имеет ли он право во имя своих патриотических убеждений подвергать риску того, для кого Россия – не главное в жизни?
Александр встал из-за стола, взяв с собой сообщение от Татаринова, и направился в библиотеку. Он сел за стол и стал писать приглашение князю Михаилу Михайловичу. Александр был сама любезность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завороженная - Фэйзер Джейн



интересный и чувственный роман много страсти любви и боли непонимания но жизнь все ставит на свои места любовь и сильные чувства помогают преодолеть все мудрость женщины и правильные решения дают возможность остаться двум влюбленным и таким разным людям русскому князю и англичанке преодолев все разногласия и вместе жить дальше не повторяя ошибок тех людей которые дали жизнь русскому князю
Завороженная - Фэйзер Джейннаталия
5.04.2012, 16.12





Что здесь интересного? Полный бред! Любовь любовью, но ведь герой самый настоящий предатель России. Но больше всего меня взбесило вот что: дословно на последней странице ГГерой говорит-"Я был не более одинок, чем большинство детей в моей стране. В России родители редко бывают близки со своими детьми." Это что за ересь? Я с удовольствием читаю некоторые любовные исторические романы, но терпеть не могу, когда люди не знающие ни Россию, ни духа русских людей берутся писать что-либо о России и о людях ее населяющих! Только за это оцениваю роман в 1 балл, и то потому, что не могу поставить НОЛЬ.
Завороженная - Фэйзер ДжейнНатали О.
26.06.2015, 21.32





Шпионская нить так закручена что вообще ничего не понятно. Бред.rnи да, Я согласна с Натальей, уж чего чего, а в России всегда жили домом со старыми и малыми. В России до сих пор еще семья в почете, в отличае от Запада.rnЭто вторая часть трилогии. 1.пороки джентельмена. 3.порочные привычки мужа )или как то так)
Завороженная - Фэйзер Джейнвера
17.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100