Читать онлайн Завороженная, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завороженная - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.81 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завороженная - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завороженная - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Завороженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Лондон, сентябрь 1807 года
Ливия Лейси нетерпеливо постучала по ладони сложенным веером. Оркестр заиграл котильон. Все танцы у Ливии были расписаны, но ее партнер почему-то запаздывал, и драгоценные минуты уходили впустую.
Она чувствовала на себе взгляды пожилых кумушек, стоявших кружком в дальнем конце бального зала, зная, что сейчас они судачат о ней. Должно быть, до них дошел слух, что она была на маскараде в одном пользующемся сомнительной репутацией доме в Воксхолле. Обычно Ливия вела себя скромно, как подобает, но иногда необходимость постоянно держать себя в рамках этикета начинала так сильно ей досаждать, что она срывалась, позволяя себе некоторые послабления. Поездка в Воксхолл в компании молодых светских львов и львиц в тот момент представлялась ей заманчивым приключением, в котором она не могла себе отказать, но очень скоро она пожалела о своей выходке – неприятные последствия не заставили себя долго ждать.
Разумеется, думала Ливия, если бы тогда Аурелия жила у нее в доме на Кавендиш-сквер, а не гостила у Нелл и Генри в Шотландии, Ливия не стала бы рисковать. Но одиночество и скука сделали свое дело, и Ливия рискнула, решив впредь вести себя безупречно.
Ливия с тоской смотрела туда, где пары уже выстроились для долгого и замысловатого танца. Если Беллингем не подойдет к ней в ближайшее время, для их пары уже не останется места. А ведь котильон – ее любимый танец!
– Леди Ливия, вы не танцуете. Могу я представить вам князя Прокова в качестве партнера?
Ливия обернулась, с удивлением глядя на хозяйку дома, герцогиню Кларингтон. Рядом с герцогиней стоял стройный светловолосый джентльмен.
Джентльмен поклонился:
– Вы не окажете мне честь, леди Ливия? – Он протянул руку. У господина был легкий акцент, который Ливия нашла интересным в силу его экзотичности. Своей экзотичностью, кстати, привлек ее внимание и массивный перстень с рубином на пальце князя Прокова. По всему видно, что этот господин не стеснен в средствах. К тому же по его фигуре и манере держаться можно предположить, что джентльмен не только богат, но и отлично владеет своим телом – отменное качество для партнера по танцам. Деньги Ливию не интересуют, но потанцевать она любит и не упустит представившегося ей шанса.
Ливия мысленно послала Беллингема ко всем чертям. Танцевал он отвратительно, постоянно смотрел себе под ноги, как бы не перепутать шаги, и был весьма озабочен тем, чтобы выглядеть солидно. Для котильона Ливия никогда бы сама его не выбрала, но, к несчастью, он был первым, кто записался на танец, так что, дабы не отказываться от танцев совсем, она вынуждена была согласиться провести с ним довольно утомительные тридцать минут. Но если Беллингему недостало учтивости явиться за своей дамой вовремя, она вправе принять приглашение другого партнера. Сам виноват.
Ливия улыбнулась и приняла протянутую руку:
– С удовольствием, сэр.
Он повел Ливию на танцевальную площадку. Ладонь его была сухой и теплой, пожатие не слишком крепким, но удивительно властным, и Ливия вдруг почувствовала приятную дрожь предвкушения. Он подвел ее к тому месту в ряду танцующих, которое, согласно воле распорядителя, она должна была занять, и слишком церемонно поклонился. Ливия невольно улыбнулась. Она сделала реверанс, и танец начался.
Он танцевал очень хорошо. Не хуже, чем она сама. Когда котильон закончился, Ливия и ее партнер обменялись любезностями, и партнер предложил ей руку, чтобы проводить с танцевальной площадки.
– Я получила удовольствие, танцуя с вами, – сказала Ливия, когда кавалер подвел ее к приоткрытой двери на балкон. Сквозь раздернутые легкие шторы в перегретый зал проникал прохладный воздух сентябрьской ночи. – Благодарю. Вы хороший танцор, князь… Проков, если не ошибаюсь?
– Совершенно верно, леди Ливия, – ответил он с поклоном. – Александр Проков к вашим услугам. – Он раздвинул шторы, чтобы она могла выйти на узкий балкон, откуда открывался вид на сад, окружавший особняк. – Могу я принести вам лимонад… или, если желаете, шампанское?
– Лучше шампанское, – решительно заявила Ливия.
– Да, этот вечер словно создан для шампанского, – согласился кавалер вполне серьезно, однако в его глазах, потрясающе синих, плясали озорные огоньки. – Подождите меня здесь.
Ливия смотрела ему вслед. Он шел сквозь толпу с непринужденной легкостью. Откуда, хотелось бы знать, он взялся, этот князь Проков? Летом Лондон пустел, и лишь к середине сентября народ постепенно возвращался в город, так что в том, что она раньше его не встречала, нет ничего удивительного.
Князь вернулся с двумя бокалами в руке и один протянул ей.
– Тост! – Он поднял бокал. – За новых друзей.
Ливия прикоснулась бокалом к его бокалу, удивленно приподняв бровь.
– Итак, нам предстоит стать друзьями? – довольно сухо произнесла Ливия.
Он смотрел на нее с прищуром.
– Есть причины, по которым мы не можем дружить? Я не вижу ни одной.
Ливия пожала плечами и посмотрела на него с той долей высокомерия, которая должна была его осадить. Его уверенность в себе граничила с наглостью.
– Я не из тех, кто легко сходится с людьми. Не записываю в друзья всех подряд.
Его насмешливый взгляд сбил Ливию с толку. Она отвернулась, устремив взгляд в сторону бального зала.
– Не могу понять, что случилось с лордом Беллингемом Он должен был танцевать со мной котильон.
– Ах, Беллингем. Так, значит, его зовут, – пробормотал князь, задумчиво кивнув. – Я этого не знал, когда мы встретились некоторое время назад.
Ливия удивленно обернулась:
– Вы встретились с ним… где?
– О, простите, мне следовало раньше об этом упомянуть. Насколько мне известно, у лорда Беллингема случилась маленькая неприятность, и он не смог прийти на бал.
– Маленькая неприятность?
– Да, он… э… упал в фонтан. Такая незадача.
– Расскажите правду. Как все это на самом деле случилось? – Ливия представила себе, как дородный и помпезный Беллингем свалился в фонтан, и едва сдержала смех.
Князь небрежно махнул рукой:
– Да тут и рассказывать нечего, мадам. Незадачливый джентльмен оступился и упал в фонтан. Смею предположить, что ему пришлось срочно вернуться домой за сухой одеждой.
– А вы к этой истории не имеете никакого отношения?
– Если только чуть-чуть, – ответил князь, потягивая шампанское.
– Что значит «чуть-чуть»?
Проков пожал плечами:
– Я лишь слегка дотронулся до него. К несчастью, этого было достаточно, чтобы джентльмен потерял равновесие.
– Но зачем вам понадобилось толкать лорда Беллингема в фонтан, князь Проков? – поинтересовалась Ливия. – Признайтесь, слишком жестоко смеяться над несчастным Беллингемом, для которого достойный вид важнее всего на свете.
– Ну, он стоял у меня на пути, – объяснил Ливии кавалер. – Поблизости оказался фонтан, и лорд Беллингем стоял рядом с ним. Кажется, одной ногой на бордюре. Что еще я мог сделать?
– Каким образом он мог стоять у вас на пути, если он стоял рядом с фонтаном?
– Ах, вы меня не поняли. Он не стоял у меня на пути в том смысле, что мешал пройти. Я очень вежливо попросил его уступить мне право танцевать с вами котильон, но он счел возможным в ответ прочесть мне лекцию об основах этикета, делая упор на абсолютную неприемлемость нарушения установленного порядка танцев. Он готов был говорить долго и пространно, и то, что он говорил, по большей части показалось мне не имеющим отношения к теме. Терпеть не могу, когда мне читают нотации.
– Вы хотели потанцевать со мной? – Ливия ушам своим не верила.
– Да, – ответил князь. – Я наблюдал за вами весь вечер и мечтал, чтобы нас представили друг другу.
Ливия не знала, то ли посмеяться от души, то ли осадить наглеца ледяной надменностью.
И предпочла рассмеяться. Князь взял у нее веер, раскрыл и стал обмахивать ее разгоряченное лицо. Ливия промокнула глаза кружевным платочком.
– Должна сказать вам, князь, что вы выбрали совершенно не английский способ решения вопроса.
– Но я не англичанин, – веско заметил князь, возвращая Ливии веер. – Мы, славяне, склонны к импульсивности и выбираем самый быстрый и самый эффективный способ решения вопросов.
Она взглянула на него более пристально: высокие широкие скулы, длинный узкий нос, идеально очерченный рот, роскошная шевелюра пшеничных волос, высокий лоб.
– Вы русский? Или поляк?
– В основном русский. – Он взял у нее бокал и поставил на перила балкона.
– Потанцуем еще?
– Боюсь, что не смогу. – Ливия взглянула в свою записную книжку, висевшую у нее на запястье на шелковой ленте. – Разве что вы сможете организовать купание в фонтане для следующих шести джентльменов, с которыми у меня расписаны танцы.
– Кто там у вас следующий? – с готовностью к действию спросил князь.
Ливия прыснула, но, решительно повернувшись к нему спиной, пошла в зал, где ее уже высматривал очередной кавалер.
Александр Проков остался на балконе. Он смотрел вниз, на сад, волшебный ночной сад под волшебной луной. Танцевать князю расхотелось.


Ливия с трудом заставляла себя не оглядываться по сторонам. Элементарные правила приличия требовали от нее внимания к своему партнеру.
– Вот я подумал, что Гретна-Грин – самый лучший вариант. Послезавтра мы могли бы у нее оторваться. Вы как, не против, Ливия?
Ливия захлопала ресницами, пытаясь сосредоточить взгляд на лице партнера, лорда Дэвида Фостера.
– Что, Дэвид? Простите, я, кажется, не вполне расслышала.
– Гретна-Грин, – внятно и сурово повторил он. – Я предложил поехать в Гретна-Грин послезавтра.
Ливия в недоумении уставилась на Дэвида:
– Что?
– Вы не слышали ни слова из того, что я говорил вам последние двадцать минут, Ливия, – заявил он. – Я начинаю ощущать себя деревянной марионеткой, дергающей ногами.
– О, Дэвид, простите, – в раскаянии протянула Ливия – Признаюсь, я была словно в тысяче миль отсюда. Но теперь я вас слушаю. Вы действительно хотите поехать в Гретна-Грин? Все это так неожиданно… Мне всегда хотелось куда-нибудь сбежать, спуститься из своей кельи на связанных простынях и… А вы бы ждали меня внизу в экипаже без опознавательных знаков в темном переулке…
– Довольно, – сказал он, смеясь вместе с ней. – Но вы же знаете, что я готов жениться на вас хоть завтра, только скажите «да».
– Вы так галантны, Дэвид, но вы не можете позволить себе роскоши стать моим мужем. У меня слишком скромное состояние, – сказала она с подкупающей прямотой.
– Пожалуй, вы правы, – со вздохом согласился он. – Придется мне так и жить с томящимся сердцем, – то ли в шутку, то ли всерьез добавил он.
До конца вечера Ливия старалась уделять должное внимание своим партнерам, однако это ей не слишком удавалось. То и дело она ловила себя на том, что оглядывается по сторонам, ища глазами таинственного русского. Он исчез столь же внезапно, как и появился. Как только оркестр доиграл последний танец, Ливия, извинившись перед своим кавалером, отправилась искать хозяйку дома, якобы для того, чтобы попрощаться.
Герцогиня стояла на верхней площадке парадной лестницы, встречая гостей, готовых спуститься вниз, в холл. Наконец Ливия поравнялась с герцогиней.
– Спасибо, что представили мне князя Прокова, – сказала Ливия, пожав затянутую в шелковую перчатку руку герцогини. – Он прекрасно танцует. Я получила огромное удовольствие. Скажите, он в городе недавно? Не припомню, чтобы встречала его раньше.
– О, понимаю ваш интерес, милочка. Я тоже думаю, что он обречен на успех, – проворковала герцогиня. – Так устаешь от одних и тех же лиц каждый сезон. И вдруг столь замечательное прибавление к нашей тесной компании. Разумеется, в России князей хоть пруд пруди, – театральным шепотом добавила она, – но титул все равно вещь приятная, особенно такой титул, вы не находите?
– О да, конечно, – пробормотала Ливия. – С нетерпением буду ждать новой встречи с ним. Спасибо, герцогиня, за изумительный вечер.
Ливия отошла, уступив место очередному гостю, и уже собиралась спуститься вниз, как кто-то взял ее под руку и прошептал на ухо:
– Значит, нами можно прудить пруды? Я убит и раздавлен. И сердце мое разбито.
Ливия подняла глаза на князя, который таинственным образом материализовался на лестничной площадке и сейчас вел ее вниз.
– Это не мои слова, – сказала Ливия.
– Да, но вы с ними согласились, – насмешливо парировал он – Я за вами наблюдал и слышал каждое ваше слово.
– Я просто пыталась быть вежливой. И если вы любите подслушивать, будьте готовы к тому, что услышите то, что вам не понравится.
– Это верно, – жизнерадостно согласился он. – Я хочу проводить вас домой. Насколько я понимаю, вас никто не сопровождает?
– А если бы у меня уже был провожатый? Вам пришлось бы сбросить в фонтан еще одного соперника? – поинтересовалась Ливия. – Но если серьезно, компаньонка у меня сегодня чисто номинальная, и к тому же леди Хартли уже вернулась домой со своими дочерьми. Но моя карета ждет меня здесь, и я не нуждаюсь в провожатых, спасибо.
– О, я с вами не соглашусь. – Он подозвал горничную. – Плащ леди Ливии.
Девушка сделала реверанс и поспешила в гардеробную за плащом. Князь подошел к двери и приказал привратнику:
– Экипаж леди Ливии.
Привратник громко крикнул посыльному на ступенях:
– Экипаж леди Ливии. – Посыльный, держа факел над головой, бросился бежать вдоль выстроившихся в ряд карет, громко выкликая имя Ливии.
Пузатая громадина – старинная дорожная карета с откидным верхом – медленно отделилась от прочих экипажей и величаво подъехала к парадной двери особняка Кларингтонов. Конюх соскочил с козел, опустил подножку и открыл дверь.
– Вот моя карета, – сказала Ливия, с улыбкой принимая из рук горничной плащ, и незаметно положила на ладонь девушки монетку. – Спасибо за танец, князь Проков.
– Это ваша карета? – изумился князь.
– Мы называем ее чайной чашкой, – сказала Ливия. Подбирая полы плаща и бального платья, она спустилась на тротуар.
– О да. Именно так она выглядит, – согласился князь – Позвольте мне, мадам. – Не успела Ливия опомниться, как он бережно подсадил ее в карету. После чего забрался на сиденье рядом с ней и плотно прикрыл дверцу. Он блаженно откинулся на изрядно потертую подбитую ватой и обитую малиновым плюшем спинку и восхищенно окинул взглядом интерьер. – Когда она вышла из моды? Лет двадцать назад, не меньше.
– Не меньше, это точно, – сказала Ливия, решив, что возмущаться его назойливостью было бы, во-первых, бесполезно, а во-вторых, неучтиво. Кроме того, его присутствие не тяготило ее, напротив, было приятно. – Эта карета принадлежала дальней родственнице. Она считала, что положение обязывает держать представительный экипаж.
– В самом деле? Как интересно!
– Что в этом интересного, князь? Просто она была женщиной своего времени. Умерла в конце прошлого года. – добавила Ливия.
– Жаль это слышать, – пробормотал князь.
– Я никогда не была с ней знакома, – сказала Ливия. – Как я уже говорила, она приходится мне дальней родственницей. Я даже не знаю степени нашего родства. Впрочем, у нас одна фамилия, и по какой-то причине этот факт был для нее решающим при составлении завещания. Так я и стала ее наследницей.
– Расскажите мне о себе еще что-нибудь, леди Ливия.
– Рассказывать нечего, – бросила Ливия, решив, что и так слишком много наболтала о себе человеку, которого знала всего пару часов. – Хотелось бы знать, что русский князь делает в Лондоне. Вы не подумали о том, что на вас здесь будут косо смотреть? После того как ваш царь подписал мирный договор с Наполеоном, русских тут не жалуют.
– О, политика, политика, – сказал Проков, небрежно махнув рукой. – Грязное это дело. Не хочу ничего знать о политике. К тому же русский я только наполовину.
– Даже так? А что со второй половиной?
– Во мне течет также английская кровь.
Лилия не сдержалась и прыснула.
– Ни за что бы не догадалась, – сказала она. – Ваш беглый английский не в счет.
– О, мы, русские, бегло говорим на многих языках, кроме родного, – сообщил он. – На русском говорят только крестьяне.
Ливия готова была возразить, но в этот момент карета остановилась, и конюх открыл дверцу.
– Спасибо, Джемми, – сказала она и, опираясь на руку паренька, сошла на тротуар. – Увы, князь Проков, здесь мы должны проститься. Еще раз благодарю вас за танец, хотя решительно осуждаю способ, которым вы его добились. – Она с улыбкой протянула ему руку.
Князь поднес ее руку к губам, после чего запечатлел поцелуй на ее теплой ладони.
– Вы позволите мне навестить вас, миледи. – Эту фразу едва ли можно было назвать вопросом.
Ливия улыбнулась и, пожелав ему спокойной ночи, быстро поднялась по ступеням в дом. Она трижды ударила молотком по двери. Задвижка медленно, с натужным скрипом отворилась, дверь чуть приоткрылась, и дворецкий Моркомб, выглянув в щелку, с подозрением огляделся.
– О, это вы, – сказал он.
– Да, Моркомб, это я, – нетерпеливо ответила Ливия. – Открой дверь, ради Бога.
– Терпение, терпение, – пробормотал дворецкий, раскрывая дверь шире. – Заходите, негоже ночью по улицам бродить. Все порядочные люди в это время уже спят.
Ливия проскользнула в дом. Ее так и подмывало оглянуться и проверить, наблюдал ли русский князь это маленькое представление. Но удержалась. Достоинство превыше всего.


Александр ждал на крыльце, пока дверь не закрылась, и лишь затем спустился вниз и пересек площадь, остановившись напротив дома. Отсюда он мог неплохо его рассмотреть. Здание было красивым, таким же красивым, как и другие дома на Кавендиш-сквер. Решетка ограды была недавно выкрашена черной краской, медный дверной молоток сиял, начищенный до блеска, так же как ступени из белого камня. Те, чьим заботам был вверен этот дом, отлично справлялись со своими обязанностями:
Проков пошел прочь, с улыбкой вспоминая события сегодняшнего вечера. То, что ему сообщили о Ливии Лейси, оказалось правдой. Она вполне подойдет.
Проков остановился на углу Кавендиш-сквер, решая, куда направиться дальше. Домой или в клуб? От светской болтовни он устал, да и в карты ему играть не хотелось, поэтому он повернул в сторону Брайтон-стрит, где располагались его апартаменты.
У князя была просторная квартира и несколько слуг – все мужского пола – старший, которого он представлял как своего мажордома, младший, мальчишка посыльный, и повар. То, что все слуги в его доме были мужчинами, вполне устраивало князя. Так было в доме его отца, и Александра, с тех пор как тот вырос из пеленок и перестал нуждаться в услугах кормилицы, окружали исключительно мужчины: слуги и учителя. Так было до тех пор, пока Екатерина не взяла его под свое крыло, избрав старшим товарищем для своего царственного внука. Но даже там, в королевских учебных классах, женщин было мало, и мальчики росли под бдительным оком преподавателей с военной выправкой и военным опытом, под присмотром дипломатов, выдающихся политиков и умнейших людей, которых подбирала сама императрица, чтобы дать своему наследнику образование, достойное будущего императора. Она верила, что ее любимый внук Александр непременно взойдет на трон. Разумеется, после того, как этот трон освободит его не оправдавший ожиданий отец.
Князь Проков последнее время не раз задавался вопросом о том, насколько блестящим было образование, полученное ими всеми – Александром Павловичем и его товарищами, включая и самого Прокова, при дворе. Поводом для сомнений служили действия и решения его друга и императора Александра I.
Князь зашел к себе и поморщился, услышав голоса, доносившиеся из гостиной, расположенной справа от холла. Слуга появился бесшумно, как обычно.
– Посетители, ваша светлость, – сказал он, поклонившись. – Князь Николай Спирин, граф Константин Федоровский и еще один господин. Они сказали, что дождутся вас. – Слуга взял у хозяина вечерний плащ, трость и перчатки.
Александр кивнул.
– Что они пьют?
– Водку, князь.
– Тогда принеси и мне коньяку. – Александр открыл дверь в гостиную.
– Ах, Алекс, надеюсь, ты ничего не имеешь против того, что мы тебя дожидаемся. – Полный краснощекий джентльмен, стоявший у камина, повернул голову к хозяину дома. В руке он держал рюмку с водкой. – Отличная водка. Поздравляю тебя. Ты привез ее с собой из Санкт-Петербурга?
– Я привез около дюжины бутылок, Николай, – ответил Александр по-французски, которым все собравшиеся владели с детства. Собственно, французский они могли бы назвать своим родным языком. – Одну могу тебе подарить.
Князь Спирин подкрутил роскошные черные как уголь усы и просиял:
– Ты щедр, как всегда, топ ami.
Алекс улыбнулся и протянул руку Константину Федоровскому:
– Константин! Я не знал, что ты в Англии.
Александр перевел взгляд на третьего посетителя и вопросительно улыбнулся.
– Ах да. Позволь представить тебе Павла Татаринова, – сказал Константин Федоровский. – Мы приехали из Санкт-Петербурга два дня назад.
– Рад вас видеть, месье, – любезно произнес Александр. – Спасибо, Борис. – Эти слова князя были обращены к слуге, бесшумно вошедшему в комнату с подносом, на котором был графин и бокалы. – Поставь сюда. – Он кивнул на приставной столик. Слуга поклонился и покинул комнату.
– Никто не желает ко мне присоединиться? – спросил Александр, потягивая коньяк.
– Нет, увольте. Ничего нет лучше водки, – заявил Константин. – Николай прав.
– Я подарю тебе бутылку, – сказал Александр, усаживаясь в кресло напротив камина.
– Смею думать, ты задаешься вопросом о том, зачем мы здесь, – сказал князь Николай, потянув себя за ус.
– Всегда приятно видеть друзей, – заметил Александр, слегка приподняв бровь.
Татаринов нахмурился и быстро пошел к двери. Он резко ее распахнул и выглянул, пристально всматриваясь в сумерки холла. Примерно через минуту он ее закрыл и вернулся в комнату. Татаринов покосился на тяжелые бархатные шторы на окнах, шагнул к окну и заглянул за штору.
– Татаринов осторожничает, – пробормотал князь Николай.
– И правильно делает, – сказал Александр, пристально глядя на нового знакомого сквозь прищур. – Полагаете, нас могут подслушать, Татаринов?
– Предусмотрительность никогда не повредит, – ответил Татаринов. – С тех пор как царь создал этот Комитет общественного спасения, тайная полиция постоянно начеку.
– Ну, если вы удовлетворены увиденным, может, нам стоит перейти к сути? – предложил Александр.
– Татаринов принес кое-какие неприятные новости из Санкт-Петербурга, – сказал князь Николай. – Похоже, наш император кое-что прослышал о нашем маленьком предприятии.
– Он знает имена? – спросил Алекс.
Татаринов покачал головой:
– Нет, насколько мне известно. Он лишь узнал, что в его окружении есть те, которые испытывают… неудовольствие, скажем так, от того, как действует император на международной арене.
– И это правда, – подтвердил Константин. – Пока император кривляется на берегах Немана, считая мирный договор с Бонапартом своим великим достижением, Бонапарт втайне смеется над ним. Он использует Россию и предаст ее, как только высосет из нее все соки, а царь не может и не желает этого понять. Наивно полагает, что Тильзитский мир сделал Наполеона его закадычным другом и верным союзником.
Николай в волнении принялся мерить шагами комнату.
– Он не хочет прислушаться даже к мнению собственной матери. – Николай повысил голос. – Вдовствующая императрица не скрывает того, что думает по поводу этого сближения с Бонапартом.
– Это верно. Обычно Александр прислушивается к ней, но не в этом вопросе.
Николай печально покачал головой.
– Если его нельзя убедить, значит, необходимо убрать, – решительно заявил он.
– Потише, потише мой друг, – предупредил Александр. – О некоторых делах лучше не говорить вслух, тем более что это и так всем понятно.
– Совершенно верно, – согласился Татаринов.
Константин что-то проворчал себе под нос и, наполнив рюмку, одним махом осушил ее.
– Тебя он ни за что не заподозрит, Алекс, – сказал Николай. – Ты вместе с ним рос, учился, он считает тебя своим наперсником. – Николай пристально посмотрел на Александра из-под густых седых бровей. – Должно быть, тебе нелегко предать друга.
В напряженной тишине Александр тихо произнес:
– Я не считаю себя предателем. Мы говорим о спасении Отечества. И Отчизна стоит того, чтобы ради нее пожертвовать одним человеком.
– Царь – самодовольный дурак, – заявил Константин. – В нем слишком много от отца и слишком мало от бабки, императрицы Екатерины. Я лично думаю, что нам не помешало бы избавиться не только от самого царя, но от его жены и матери заодно, а трон отдать сестре, великой княгине Екатерине, она единственная унаследовала ум и силу духа их великой бабки.
Александр хранил молчание. Он думал о царе, о детских годах императора, прошедших у него на глазах, о том, как Александра Павловича всячески оберегали, пестовали, поощряли в нем зазнайство. Он мнил себя почти что Богом.
– Что-то ты притих, Алекс.
– Простите, задумался.
– Надеюсь, о чем-то полезном, – язвительно заметил Татаринов.
Александр кивнул:
– Я как раз собирался написать царю в ближайшие дни. Подниму тему и посмотрю, к чему это нас приведет. – Александр подавил зевок.
– Ах, мы не даем вам лечь спать, – сказал Николай, поднявшись, – простите нас.
– Не имеет значения, – сказал Александр и тоже встал.
Проводив гостей, Проков вернулся в гостиную. Борис убирал бокалы и рюмки.
– Разведи огонь в камине, Борис, и оставь графин с коньяком, – распорядился Александр, подходя к секретеру. – А потом запри дверь и ложись спать.
– Как прикажете, князь.
Александр придвинул к себе стопку листов и взял перо. Недавние посетители не знали, что он находится в Лондоне по приказу царя, и именно он должен стать глазами и ушами императора. В ближайшее время император собирался отозвать из Англии посла, и, как только дипломатические отношения с Англией будут разорваны, царю понадобится человек, который информировал бы императора о политических настроениях и планах британских властей. И Александр, который с самого начала позиционировал себя как беззаботный прожигатель жизни, как нельзя лучше подходил на эту роль. Чтобы упрочить связи и укрепиться в нужных кругах, у Прокова оставалось всего несколько недель.
Но лук его был с секретом. В нем имелась еще одна тетива. Он получил доступ в общество русских революционеров, базирующееся в Лондоне. Информация, которую Алекс от них получал, для царя тоже имела бы исключительную важность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завороженная - Фэйзер Джейн



интересный и чувственный роман много страсти любви и боли непонимания но жизнь все ставит на свои места любовь и сильные чувства помогают преодолеть все мудрость женщины и правильные решения дают возможность остаться двум влюбленным и таким разным людям русскому князю и англичанке преодолев все разногласия и вместе жить дальше не повторяя ошибок тех людей которые дали жизнь русскому князю
Завороженная - Фэйзер Джейннаталия
5.04.2012, 16.12





Что здесь интересного? Полный бред! Любовь любовью, но ведь герой самый настоящий предатель России. Но больше всего меня взбесило вот что: дословно на последней странице ГГерой говорит-"Я был не более одинок, чем большинство детей в моей стране. В России родители редко бывают близки со своими детьми." Это что за ересь? Я с удовольствием читаю некоторые любовные исторические романы, но терпеть не могу, когда люди не знающие ни Россию, ни духа русских людей берутся писать что-либо о России и о людях ее населяющих! Только за это оцениваю роман в 1 балл, и то потому, что не могу поставить НОЛЬ.
Завороженная - Фэйзер ДжейнНатали О.
26.06.2015, 21.32





Шпионская нить так закручена что вообще ничего не понятно. Бред.rnи да, Я согласна с Натальей, уж чего чего, а в России всегда жили домом со старыми и малыми. В России до сих пор еще семья в почете, в отличае от Запада.rnЭто вторая часть трилогии. 1.пороки джентельмена. 3.порочные привычки мужа )или как то так)
Завороженная - Фэйзер Джейнвера
17.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100