Читать онлайн Завороженная, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Завороженная - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.81 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Завороженная - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Завороженная - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Завороженная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Ливия уехала домой вскоре после этого разговора. Вечер выдался морозным, и она невольно подумала о том, что было бы неплохо, если бы Джемми положил ей в ноги разогретый кирпич. У него было время раскалить его на печи, пока он ждал Ливию на кухне в доме на Маунт-стрит. Джемми оказался на высоте, и Ливия нырнула под меховую накидку, поставив ноги на кирпич.
Но почему-то облегчения после разговора с подругами Ливия не испытала. Ею владело безотчетное чувство тревоги. Что-то в ее отношениях с мужем пошло не так. Ей вспоминались внезапные, необъяснимые смены его настроения, когда он в один миг превращался в незнакомца, чужака. Но очень скоро вновь становился прежним Алексом, но тот, другой, продолжал в нем жить. Холодная безжалостность во взгляде, упрямая решимость никак не вязались с образом праздного повесы, которого он из себя изображал. Как может этот холодный, жесткий человек быть тем самым нежным любовником, который заставляет ее сердце таять от одного прикосновения?
Но как уже не раз говорила себе Ливия, ей еще много предстояло узнать о мужчине, который стал ее мужем.
Неужели эти его настойчивые ухаживания, этот натиск был обусловлен не страстью, не вожделением, как в это верила она? Да, он сумел внушить ей страсть, и эта страсть, бездумная, неукротимая, охватила ее, заглушила голос разума, закружила в вихре эмоций. Но так ли все обстояло с Александром?
Что за абсурдные мысли, что за предательские сомнения в человеке, которого она называла мужем? Ливия строго отчитала себя за неподобающие мысли. Между тем коляска подъехала к дому на Кавендиш-сквер. И в самом деле, ей не в чем было упрекнуть Александра. Никаких свидетельств неверности, обмана у нее не было. Он всегда обращался с ней с нежностью и заботой. И сейчас ей просто немного не хватало его тепла.
Ливия вышла из экипажа, теша себя надеждой на то, что Александр никуда не ушел, и если он дома, то уже не в компании своих русских друзей. Дверь в библиотеку была открыта, но Александра там не было.
– Князь Проков куда-нибудь уходил, Борис?
– По-моему, нет, – ответил Борис.
– Вы знаете, где он?
– Наверху, миледи. – Борис не смотрел ей в глаза, устремив взгляд куда-то повыше ее головы, но она давно оставила попытки подружиться с ним и потому любезно поблагодарила его и отправилась наверх.
Возможно, Александр переодевался, чтобы пойти куда-нибудь. Она не помнила, чтобы он говорил ей о своем намерении провести вечер вне дома, но она уже по опыту знала, что после встречи с русскими приятелями планы его часто менялись.
Ливия поднялась к себе в спальню и застыла на пороге. Алекс лежал на ее кровати, одетый в парчовый халат, скрестив ноги и закинув руки за голову, – расслабленный и томный.
– А, вот и вы, мадам жена, – жалобно протянул он. – Я уже не один час жду вас. – На губах его играла ленивая улыбка, а в синих глазах, неспешно блуждающих по ее телу, просвечивало желание. – Я думал продолжить образовательный процесс, который мы начали днем, но когда примчался к вам, вас уже и след простыл. – Голос его был насмешливо-жалобным, но глаза выдавали совсем иные эмоции.
Тело Ливии откликнулось так, как оно всегда откликалось на чувственное обещание в его взгляде. Она отколола шляпку, стараясь придать своим движениям чарующую томность.
– Я была на Маунт-стрит, – сказала она, положив шляпу на комод, прежде чем расстегнуть пелерину.
– Знаю, – сказал он и погрозил ей пальцем. – Иди сюда, жена.
Ливия надула губки, взвизгнула, изображая страх, и спряталась за стул.
Глаза его блеснули.
– Ах, значит, так? – Он рванулся к ней, и она толкнула стул ему навстречу, задержав его, а сама бросилась за шезлонг. Она наблюдала за ним как бы с опаской, шаловливо сверкая глазами.
Алекс поднял стул и поставил его на прежнее место, пристально глядя на нее. Щеки у нее порозовели, серые глаза горели от возбуждения. Он шагнул к ней, и она, схватив с шезлонга подушку, швырнула ею в него. Он поймал ее одной рукой и отбросил в сторону.
Ливия попятилась. Он со смехом двинулся на нее, без усилий ловя предметы, которые она в него швыряла, дабы замедлить его продвижение. Ей незачем было убегать, но игра будоражила кровь, заставляя сердце биться чаще. Она попыталась метнуться в сторону, но оказалась зажатой в угол.
– А теперь куда ты пойдешь? – насмешливо спросил Алекс, прислонив ладони к стене по обе стороны от ее головы.
Ливия не ответила. Нырнула под его руку, удивив его своим неожиданным маневром, и ей почти удалось вырваться на свободу. Однако реакция Александра была стремительной. Он успел перехватить ее поперек талии и прижал к себе.
– Ты моя, – с удовлетворением заявил он.
– Похоже на то, – согласилась Ливия. Она смотрела ему в глаза, затаив дыхание.
– Ты мне очень нужна, – тихо сказал он и провел рукой по ее груди и вниз, к бедру.
– Тогда вы должны завоевать меня, сэр, – сказала она, прищурившись.
В голову ей внезапно пришла одна интересная идея.
– И каким образом я должен это сделать? – спросил он, с удовольствием ей подыгрывая. Ливия была на удивление изобретательна, когда дело доходило до любовных утех.
– Сыграйте со мной в шахматы, – заявила она. – Русские большие мастера этой игры, но и я тоже не промах, должна вам сказать. Мне хотелось сыграть с вами с самой первой встречи, но все как-то не представлялась возможность.
Алекс выглядел несколько растерянным.
– А стоит ли? Прямо сейчас?
– Да, – твердо заявила она и поднялась на цыпочки, чтобы поцеловать его в губы. – Поверь мне, ты получишь удовольствие.
Он взял ее лицо в ладони и запечатлел на ее губах страстный поцелуй. А потом отпустил.
– Долг платежом красен, – напомнил он ей нежно, но настойчиво.
Ливия усмехнулась:
– Я в долгу не останусь, милорд.
Ливия прошла к секретеру и откинула обтянутую кожей столешницу. Из ящика она достала шахматную доску и коробку с фигурами.
– Где бы нам устроиться? Здесь, я думаю. – Она положила тяжелую доску на низкий столик перед камином. – Если победишь, я стану твоей рабыней на весь вечер. Но если победа достанется мне… – Глаза ее заблестели.
Александр задумчиво почесал подбородок, делая вид, будто обдумывает поставленные ею условия. Сам воздух, казалось, сгустился от страстного предвкушения.
– Интересное предложение, – сказал он наконец. – От такой дуэли ни один уважающий себя русский не откажется. Расставляйте фигуры, мадам жена.
Через час Александр уже жалел о своей самонадеянности. Не зря говорят: семь раз отмерь, один раз отрежь. Похоже, он вляпался по самые уши. Приходится признать, что положение его плачевно. Он проиграл гораздо больше фигур, чем оставалось на доске. Александр считал себя неплохим игроком, но Ливия играла как сам дьявол.
– Меня отец научил, – сообщила она Александру. – Шахматная доска для него олицетворяла саму жизнь. – Она подняла голову от доски и улыбнулась. – Всегда смотри, куда ходишь, и перед тем как сделать ход, оцени последствия своих действий и последствия последствий своих действий. – Рука ее зависла над слоном. – Он учился на факультете математики в университете и в Кембридже считался лучшим. Но это было до того, как он увлекся теологией. Шахматы помогали ему расслабиться и отдохнуть, – добавила Ливия перед тем, как передвинуть слона. – Шах.
Александр вздохнул:
– Да, вижу. – Он размышлял, оценивая свои шансы. Шансов на выигрыш у него не было. – Ну, раз уж мы заговорили о последствиях действий, то в результате моего последнего хода через три хода меня ожидает мат.
Ливия захихикала.
– Я тоже это вижу. – Она сидела на полу, скрестив ноги по-турецки, одетая в свой любимый халат из бежевого бархата, голые ноги торчали из-под халата. Волосы ее рассыпались по плечам. – Вы сдаетесь, сэр, или желаете доиграть?
Александр, который тоже сидел на полу, щелчком свалил своего короля. Затем откинулся на спинку кресла, стоявшего у него за спиной, и с улыбкой посмотрел на Ливию.
– Следующий ход, как я полагаю, за вами, мадам.
Ливия кивнула:
– Ах да. Я выиграла себе раба на всю ночь. – Она закрыла глаза, задумавшись. А открыв их, разочарованно пробурчала: – Беда в том, что я не знаю, чего потребовать от тебя такого, чего ты еще не делал.
Александр рассмеялся.
– Какое у тебя сегодня бедное воображение, любовь моя. Это так на тебя не похоже. – Он неспешно поднялся с пола. – Почему бы тебе не потребовать от своего раба разбудить твое воображение?
Он подхватил ее за подмышки и поставил на пол. Приподняв ей подбородок, покрыл поцелуями ее лицо. Губы его скользнули к кончику ее носа, затем по векам. Он пожевал губами мочки ее ушей и, крепко сжав лицо в ладонях, поцеловал ее в ухо, повторяя языком причудливые изгибы ушной раковины. Она взвизгнула и засмеялась, пытаясь увернуться, делая вид, будто ей щекотно, хотя Алекс хорошо знал, какое наслаждение она сейчас испытывает.
Наконец он отпустил ее лицо и взялся за пояс ее халата:
– Я смогу лучше выполнить свою задачу, если мы избавимся от этого. – Он спустил халат с плеч и наклонился, чтобы поцеловать пульсирующую жилку у горла. Его ладони легли ей на грудь, соскользнули вниз, большие пальцы рук надавили на бедра. Он распрямился, все еще держа ее за бедра, с едва заметной улыбкой глядя в ее раскрасневшееся лицо.
– Ты позволишь мне выполнить мою задачу по-своему, госпожа, или у тебя есть особые пожелания?
– Нет, я не требую ничего конкретного. Ты сам прекрасно знаешь, что делать.
Он кивнул, прищурившись. Загадочная полуулыбка все еще играла на его губах.
– Я в твоем распоряжении. – Он скинул халат. Нагой, он смотрел на нее сосредоточенно. Затем кивнул, и лицо его прояснилось. – Подожди здесь. – Он пошел в соседнюю спальню и вернулся с шелковым лоскутом в руках.
Ливия вся горела от предвкушения чего-то волшебного. Лоно ее стало как расплавленный воск, тело звенело от напряженного ожидания. Он подошел к ней сзади и завязал глаза шелковым платком.
– Вот так, – пробормотал он. – Доверься мне, и ты будешь чувствовать вдвое острее, чем когда-либо.
Ливия судорожно сглотнула ком. Перед глазами у нее стоял красный туман. Волоски на коже встали дыбом. Она ожидала чего-то такого… она сама не знала чего. Он поднял ее, отнес на кровать и уложил посредине. Она лежала тихо, не шевелясь, уставившись в красноватое марево. Она слышала, как он прошел по комнате, как открыл выдвижной ящик.
Наконец он подошел к кровати. Перина прогнулась под его тяжестью, и он прошептал:
– В эту игру играют без слов, моя сладкая.
И тогда что-то мягкое коснулось ее щеки, повторило абрис ее губ. Это что-то немного кололось, но не больно, а приятно. Потом непонятный предмет скользнул по ее уху, и Ливия едва не вскрикнула от удовольствия. И затем «это» поднялось к ее горлу, коснулось ямки, где бился пульс, а потом нежным касанием опустилось на грудь, прошлось вокруг сосков, отчего они сразу затвердели. Знакомое томление начало нарастать, наполняя ее вожделением, жар распространялся внизу живота.
Она чувствовала, как что-то мягкое и чуть колючее прошлось по ее животу, забралось в пупок, опустилось вниз. Она почувствовала, как его рука развела ей бедра, нежно, но повелительно, и затаила дыхание.
Что-то легко, словно перышко, прикоснулось к внутреннему сгибу ее коленей, скользнуло вверх, по внутренней стороне бедра, и она вздрогнула от наслаждения. Это что-то очерчивало концентрические круги, которые становились все меньше, по внутренней поверхности бедер, поднимаясь вверх, все ближе к тому месту, где концентрировалось удовольствие. И затем все прекратилось. Прошла, казалось, целая вечность в ожидании, и слезы нетерпения выступили у нее на глазах, увлажнив повязку, и самые тайные, самые глубокие пазухи ее тела, казалось, покрылись мурашками от нестерпимого желания.
И когда она уже начала бояться, что больше ничего не будет, когда почти перестала ждать, снова почувствовала эту легчайшую ласку там, внизу. Она ощущала себя лютней с натянутыми струнами, на которых играет умелый музыкант. Его пальцы раскрыли ее для самого нежного, самого интимного прикосновения таинственного орудия наслаждения, которым он так мастерски владел.
Алекс накрыл ее губы губами и наполнил ее нежное, распахнутое ему навстречу тело собой, пульсирующим орудием своей страсти. Она напрягла внутренние мышцы, и он застонал, целуя ее. Она крепко удерживала его в себе, чувствуя, как вновь поднимается на вершину блаженства, и в тот миг, как она добралась до пика, он закинул ее ноги себе на плечи, так чтобы проникнуть в нее до предела глубоко, и на этот раз не стал сдерживать свой радостный крик, когда мир раскололся на сияющие осколки, и Ливия закричала вместе с ним.
Он оставался в ней до тех пор, пока осколки вновь не собрались все вместе. Наконец он почувствовал, что Ливия зашевелилась под ним, развязал повязку и отбросил в сторону.
Он поцеловал ее в уголок губ, затем в кончик носа и, осторожно перекатившись на бок, лег рядом.
– Чем ты это делал? – шепотом спросила Ливия.
Он улыбнулся и показал ей кисть из барсучьего волоса, с помощью которой она наносила румяна в тех редких случаях, когда бывала слишком бледной.
– О, – только и могла сказать Ливия.
– Отдохни немного. – Алекс приподнялся на локте, свободной рукой поглаживая ее по боку. – Ночь еще только началась.
Ливия считала, особенно в свете того, как она провела последний час, что она испытала все, что можно испытать в любви, по крайней мере все, что было возможно, за исключением наиболее сложных поз, проиллюстрированных в книгах Софии. Теперь ей предстояло узнать о том, что Алекс показал ей лишь верхушку айсберга в том, что касалось мира чувственных наслаждений. На протяжении многих часов Александр не давал себе разрядиться, раз за разом доводя ее до экстаза. Каждая впадинка ее тела узнала вкус его губ, его языка. Ливия окончательно потеряла себя в водовороте чувственных удовольствий. Вновь и вновь он подводил ее к краю, за которым простиралась бездна, возбуждая ее до тех пор, пока сладкая мука не становилась невыносимой, и только тогда позволяя себе притронуться к ней кончиком языка, губами, и этого крохотного прикосновения становилось достаточно, чтобы перекинуть ее через край, чтобы бросить ее в пропасть, где не существовало ничего, кроме наслаждения.
Свечи оплавились, от поленьев в камине остались угольки, когда Александр наконец позволил себе подойти к высшей точке во второй раз за эту ночь. Он крепко прижимал к себе ее сотрясающееся в спазмах оргазма тело, чувствуя, как бархатистая плоть ее пульсирует, сжимая его.
Ливия лежала как тряпичная кукла, ничего не чувствуя, ничего не понимая. Александр медленно перекатился на бок. Ресницы ее задрожали, и она едва слышно прошептала:
– Я куда-то улетела.
– Маленькая смерть, – нежно произнес Алекс. У него не было сил даже поцеловать ее. – Так иногда случается, когда оргазм особенно силен.
Ливия вновь закрыла глаза. А когда снова их открыла, Алекса рядом уже не было. Она приподнялась на локте и увидела, что в камин подбросили дров, и огонь весело потрескивает. В подсвечниках горели новые свечи, но все они были на достаточном расстоянии от кровати, чтобы их свет не мешал ей спать. Дверь в спальню Александра была приоткрыта.
– Где ты? – позвала Ливия.
– Здесь. – Он появился в дверном проеме, с улыбкой завязывая пояс халата. – Ты не голодна? Мы не ужинали.
– Ах да, верно, не ужинали. – Ливия приподнялась на подушках. Она чувствовала, как кое-где саднит, чувствовала липкость между ногами и легкую боль в тех мышцах, о наличии которых не имела понятия. К тому же ей очень хотелось есть.
– В доме все, наверное, спят.
Александр покачал головой:
– Тот раб, который перед тобой, не спит. Я к вашим услугам, мадам.
– Мне нужно немного горячей воды, – сказала Ливия. – Но ты и так в полном изнеможении, так что я сама принесу.
– Нет, ты останешься здесь, а я скоро вернусь. – С этими словами Алекс вышел, а Ливия снова легла.
Алекс вернулся через пару минуте кувшином горячей воды, от которой шел пар, налил воду в таз и поманил Ливию к себе:
– Мое последнее задание.
– Только ничего не начинай, Алекс, – взмолилась она, пытаясь отнять у него губку. – Я сегодня больше не выдержу.
– Я тоже, пожалуй, не выдержу, – сказал Алекс. – А теперь стой смирно. – Он провел губкой по ее телу, не оставляя без внимания ни один дюйм, действуя умело и споро. Протянув ей полотенце, он наклонился, чтобы поднять с пола ее халат. – Надень его, а я спущусь вниз, за ужином.
Алекс ушел, а Ливия плюхнулась в кресло возле камина, с улыбкой глядя на доску с шахматами. Король Алекса все также лежал, поверженный. Не может быть, чтобы ее мог обманывать мужчина, способный так нежно и беззаветно любить. Александр вернулся с подносом, полным еды, и поставил его на комод.
– Тут холодный цыпленок, маринованные овощи, пирог с куропатками, приготовленный Адой, немного суфле из лососины и тот восхитительный пудинг, который Мейвис готовит с хрустящим миндальным безе. Разрежь цыпленка, а я принесу вина. – Алекс снова ушел.
Ливия разрезала цыпленка, разложила по двум тарелкам то, что принес Александр. Он вернулся с бутылкой бургундского и двумя бокалами.
Ливия убрала шахматы и снова села на пол. Александр принес бокалы и поставил их на низкий столик.
– Я и не предполагала, что так сильно проголодалась.
– Занятия любовью возбуждают аппетит, – заметил он. – И вызывают жажду. – Алекс глотнул вина и наколол на вилку кусочек цыпленка. – Кстати, хочу устроить званый ужин.
Ливия растерялась.
Как мог он с такой стремительностью перейти к повседневным заботам после волшебной ночи любви? Впервые Александр выступил инициатором такого рода мероприятия. До сих пор он охотно участвовал в приеме гостей, которых приглашала Ливия, и бывал с ней там, куда приглашали их обоих, но чаше всего они проводили время порознь и вращались в разных кругах. Сегодняшний вечер был исключением.
– А когда можно все это организовать?
– Через несколько недель, не раньше, – ответила Ливия. – Даже если нам удастся разослать приглашения завтра, может оказаться, что у приглашенных планы на ближайшее время. Сколько человек ты хотел бы пригласить?
– Немного. Шесть пар. – Александр откинулся на стуле.
– Близкие друзья? – Ливия потягивала вино, гадая, не решил ли он наконец познакомить ее, как положено, со своими русскими друзьями.
– Не совсем. Просто мне хотелось бы их получше узнать.
– Кто они?
– Я составил список. – Александр встал, вышел в соседнюю спальню и вернулся с листом бумаги в руке. Он положил его Ливии на колени, а сам сел за стол и стал с аппетитом есть.
Ливия прочла список. Она была едва знакома с этими людьми, но знала, что все они имеют отношение к правительству. Единственным, кого она неплохо знала, был Эвершем.
– Терпеть не могу Эвершема, Алекс. – Она презрительно поморщилась. – Напыщенный, надутый осел, а эта серая мышь, его жена, способна испортить одним фактом своего присутствия любую вечеринку.
– И тем не менее я хотел бы, чтобы ты их пригласила, – сказал Александр.
Ливия почувствовала в его голосе стальные нотки, и вопреки всему тому, что было между ними этим вечером, ее прежние подозрения нахлынули на нее с новой силой.
– Почему? – спросила она.
Он поднял глаза, и Ливия увидела в них знакомый стальной отблеск. Но в следующее мгновение он исчез.
– Моя сладкая, мне интересно мнение лорда Эвершема.
– Но он политик. Разве ты не говорил, что политикой не интересуешься?
– Политикой действительно не интересуюсь. А вот интересная беседа мне нравится.
– А остальные гости? Хочешь сказать, что они интересные собеседники? – Ливия с отвращением окинула взглядом список.
– По крайней мере надеюсь на это.
– Более интересными, чем Гарри, или Ник… или Дэвид?
– Гарри – согласен, но Питершем и Фостер больше интересуются картами, чем политикой. Хотя иногда я ничего не имею против их компании. Но, как говорится, всему свое время и место. Такты выполнишь мою просьбу?
– Разумеется, – ответила Ливия. Он не требовал от нее ничего невыполнимого, просто время выбрал неудачное. – Но мне хотелось бы пригласить еще несколько пар, чтобы разбавить компанию.
– Нет, – покачал головой Алекс. – Только этих. Вот все, что от тебя требуется.
– Ладно, так тому и быть. Единственную проблему я вижу в том, как поделить работу между твоим поваром и моими кухарками. – Ливия пробежала глазами список. – Эти люди получат удовольствие скорее от привычных блюд, которые лучше даются близнецам. К тому же твой повар может вызвать у них подозрения.
– Борис обо всем позаботится, как только ты разошлешь приглашения. Близнецы в этом ужине не будут принимать никакого участия, – безапелляционно заявил Александр. – Пошли-ка в кровать. Я имею в виду мою кровать. Твоя очень измята.
* * *
Ливия спала сном младенца, но утром проснулась с еще более тревожным предчувствием. Полы балдахина были плотно задернуты, и она слышала, как Александр и Борис разговаривали на каком-то чужом языке. Ливия припомнила, что когда-то давно, во время одной из их первых встреч, Александр сказал ей, что владеет многими языками, но только не русским. С собаками он говорил по-русски, но Ливия почему-то решила, что на русском он знает всего несколько фраз. Она никогда не слышала, чтобы он говорил по-русски бегло – как сейчас. И если сейчас он говорил не по-русски, то на каком языке он тогда говорил? Явно не на французском. Почему они не разговаривали на английском?
Они не хотят, чтобы Ливия их понимала. Другого объяснения этому не было. Но что за разговор мог вести Александр со своим мажордомом, который она не должна была понимать?
Ливия закрыла глаза и откинулась на подушки. Звуки чужой речи лились бессмысленным потоком, но в этих чужих, незнакомых словах было нечто, что внушало ей беспокойство. К тому же она чувствовала себя так, словно ее бесцеремонно выставили за дверь. И сейчас она вдруг осознала, что это чувство возникает у нее уже не в первый раз с тех пор, как она вышла замуж за Александра.
Когда Александр резко отдернул полог балдахина, Ливия округлила глаза.
– Борис ушел?
– Да, все чисто. – Александр поцеловал ее. – Доброе утро, любовь моя. Ты хорошо спала.
– Да, как убитая. Вы говорили по-русски? Я думала, ты его не знаешь.
– Я редко разговариваю по-русски. Лишь в случае крайней необходимости.
– Тогда почему ты предпочел говорить на нем сейчас?
– Что на тебя нашло? Зачем тебе это знать? – Алекс улыбался, но смотрел на нее испытующе.
– Просто так. Уверена, что ваши разговоры с Борисом меня не касаются.
– Совершенно верно. – В тон ей ответил Александр. – Так ты встаешь?
– Да, – сказала Ливия и откинула одеяло. – Какие у тебя планы наутро? – Она встала и потянулась. Прохладный воздух приятно холодил тело.
Алекс одобрительно на нее посмотрел, но, тряхнув головой, подал ей халат:
– Накинь его, пожалей меня, не искушай. Я очень занят.
– Занят? Чем? – с шутливым разочарованием протянула Ливия.
– Мне нужно кое с кем повидаться, кое-куда съездить. – С этими словами Алекс направился к двери. – Не забудь о приглашениях. Как только ты их напишешь, Борис позаботится о том, чтобы их доставили адресатам.
– Как я могла забыть? Не понимаю только, зачем ты хочешь обречь нас на вечер беспросветной скуки.
То ли Алекс не слышал ее, то ли сделал вид, будто не слышит, но дверь за ним закрылась.
Ливия уже спускалась вниз, когда во входную дверь постучали. Наверное, это торговец – с визитами в такое время не ходят. Ливия замерла, но вдруг повернулась и чуть ли не бегом поднялась наверх и, прижавшись к стене, затаила дыхание. С того места, где она стояла, ее нельзя было увидеть из холла, зато она могла наблюдать за происходящим внизу. За последние несколько недель Ливия не раз ловила себя на том, что в собственном доме ведет себя настороженно. Она была почти уверена, что в доме происходит что-то, что пытаются от нее скрыть.
Спрятавшись за поворотом лестницы, Ливия следила за тем, что происходит в холле. Борис открыл дверь, и между мажордомом и визитером состоялся короткий разговор на русском.
Ливия узнала в госте разбойничьего вида русского, того самого, которого успела разглядеть в библиотеке, когда заглянула туда, разыскивая Александра. Борис проводил гостя в библиотеку и, оставив дверь приоткрытой, вернулся на кухню.
Ливия быстро спустилась вниз, прошла через холл и распахнула дверь библиотеки.
– Простите, я не знала, что здесь кто-то есть, – с улыбкой солгала она, прикрыв за собой дверь. – Мы, кажется, уже встречались. – Она протянула русскому руку.
– Павел Татаринов к вашим услугам, княгиня, – сказал он, пожав ей руку. – Я пришел поговорить с вашим мужем.
– Кажется, его нет дома.
– Я подожду, – заявил гость.
– Пожалуйста, присаживайтесь. Что вам предложить? – Ливия указала на буфет, где стояли графины.
– Спасибо, ничего не надо, княгиня. – Татаринов продолжал стоять.
Ливия села.
– Вы давно в Лондоне, сэр?
– Уже несколько месяцев, княгиня.
– И давно вы знаете моего мужа?
Татаринов молчал.
– Вы знали его в России? – продолжала расспрашивать Ливия.
– Нет.
Весьма неразговорчивый господин, подумала Ливия.
– Значит, вы познакомились с ним в Лондоне, месье Татаринов? Следует ли мне называть вас «месье»? Или вы предпочитаете, чтобы вас называли по-другому?
– «Месье» – меня вполне устраивает, княгиня.
– В Лондоне много эмигрантов из России? – не унималась Ливия.
– Несколько человек, – ответил Татаринов.
Ливия кивнула.
– Я знакома, кажется, с двумя. Видимо, вы много времени проводите вместе. Должно быть, приятно оказаться среди соотечественников в эмиграции.
Что-то в ее словах заставило Татаринова насторожиться. Он пристально на нее посмотрел, поджал губы и хотел что-то ответить, но в этот момент в библиотеку вошел Александр. Выражение его лица ошеломило Ливию. Но в следующее мгновение оно исчезло, и он сказал:
– Дорогая, я вижу, ты развлекаешь моего гостя.
– Месье Татаринов изъявил желание дождаться тебя, и мы немного поболтали.
Алекс распахнул дверь:
– Ну что же, прошу нас извинить, но…
Ливии ничего не оставалось, как с достоинством удалиться.
– Я требую, чтобы вы держались подальше от моей жены, – заявил Александр.
Татаринов пожал плечами:
– Я княгиню сюда не звал. Что она знает?
– Разумеется, ничего.
– Она задавала слишком много вопросов. Я готов поклясться, княгиня заподозрила неладное.
– Не говорите ерунды. Ей нечего подозревать, – сказал Александр, не на шутку встревожившись.
Ливия сильно рискует, задавая ненужные вопросы, особенно таким, как Татаринов. Каким-то образом ему надо все это прекратить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Завороженная - Фэйзер Джейн



интересный и чувственный роман много страсти любви и боли непонимания но жизнь все ставит на свои места любовь и сильные чувства помогают преодолеть все мудрость женщины и правильные решения дают возможность остаться двум влюбленным и таким разным людям русскому князю и англичанке преодолев все разногласия и вместе жить дальше не повторяя ошибок тех людей которые дали жизнь русскому князю
Завороженная - Фэйзер Джейннаталия
5.04.2012, 16.12





Что здесь интересного? Полный бред! Любовь любовью, но ведь герой самый настоящий предатель России. Но больше всего меня взбесило вот что: дословно на последней странице ГГерой говорит-"Я был не более одинок, чем большинство детей в моей стране. В России родители редко бывают близки со своими детьми." Это что за ересь? Я с удовольствием читаю некоторые любовные исторические романы, но терпеть не могу, когда люди не знающие ни Россию, ни духа русских людей берутся писать что-либо о России и о людях ее населяющих! Только за это оцениваю роман в 1 балл, и то потому, что не могу поставить НОЛЬ.
Завороженная - Фэйзер ДжейнНатали О.
26.06.2015, 21.32





Шпионская нить так закручена что вообще ничего не понятно. Бред.rnи да, Я согласна с Натальей, уж чего чего, а в России всегда жили домом со старыми и малыми. В России до сих пор еще семья в почете, в отличае от Запада.rnЭто вторая часть трилогии. 1.пороки джентельмена. 3.порочные привычки мужа )или как то так)
Завороженная - Фэйзер Джейнвера
17.10.2015, 0.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100