Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Джинни тихо вошла в полутемную спальню, прислушиваясь к глубокому дыханию Амалии Хэммонд, доносившемуся из-за задернутого полога высокой кровати. Она не собиралась расстраивать Алекса, высказывая правду о своем положении в такой полушутливой манере. Сама правда совершенно не волновала ее. Осиротевшая, без друзей, что она теряет от того, если ее будут знать как любовницу полковника? Планировать будущее, не зная, будешь ли жив через день, бессмысленно, значит, и расстраиваться тоже не стоит. Она воспользуется шансом и станет жить одним днем, стойко перенося превратности судьбы. А если когда-нибудь снова наступят такие времена, которые дадут возможность думать о будущем, то оно не будет хуже того, что ожидало ее в браке с Гиллом Кортни.
Джинни разделась и вскарабкалась на высокий матрац, стараясь не побеспокоить спящую соседку. Несмотря на усталость, тело ее никак не могло успокоиться. «Потому что не было удовлетворено», — уныло решила она. Те краткие мгновения в коридоре вызвали волну ощущений, требующих насыщения. Возможно, те же чувства испытывал и Алекс, лежащий сейчас без сна где-то во дворце. «Правда, ему будет достаточно легко это изменить, — подумала Джинни грустно, переворачиваясь на живот. — Всегда можно найти женщин, готовых за несколько монет…» Ей показалось, что она еще и не засыпала, когда чья-то рука дотронулась до плеча, пытаясь разбудить ее.
— Пора вставать, госпожа. — Служанка поставила кувшин, над которым поднималась приятная струйка пара, на туалетный столик у окна. — Вы позавтракаете в небольшом зале у восточных дверей. — Прежде чем уйти так же тихо, как и появилась, служанка оставила на каминной полке зажженную свечу.
Зевая, Джинни соскользнула с кровати. Небо еще было совершенно черным, и Амалия Хэммонд даже не пошевелилась, когда Джинни с наслаждением умылась и снова надела свою амазонку. В полусонном состоянии ей казалось, что она только что сняла ее. Она заплела косы, насколько это ей удалось в тусклом свете свечи, и покинула спальню, забрав свечу с собой. Хотя часть обитателей замка в эти ранние часы еще спала, жизнь в это неподходящее для дел время уже кипела. Солдаты деловито сновали по двору, слуги носились по коридорам, и один из них с готовностью показал Джинни дорогу в зал для завтраков.
Алекс и Дикон были уже там, изучая карту. Адъютант стоял у стола, жуя отбивную; Алекс, небрежно усевшись на край стола, размахивал рукой с кружкой, а другой отрезал кусок сыра от огромной головки. Они оба подняли головы, когда она вошла, и Дикон с набитым мясом ртом смущенно пробормотал приветствие, торопливо вытирая жирные пальцы о бриджи.
— Доброе утро, Вирджиния. — Джинни с завистью посмотрела на Алекса, выглядевшего так, словно он спал долго и спокойно. Глаза его были ясными, кожа свежей, одежда, как всегда, чистой и опрятной. — Надеюсь, вы крепко спали.
— Но недостаточно долго, — возразила Джинни с легким раздражением в голосе. Она не знала, как встретиться с ним после вчерашнего внезапного ухода, но раздражение и усталость, похоже, подсказали ей ответ.
— Вы почувствуете себя лучше, когда позавтракаете, — ответил Алекс успокаивающим тоном, что еще больше разозлило ее.
— Сейчас слишком раннее время для завтрака. — Джинни наполнила кружку элем из кувшина. — Не смею мешать вам. Очевидно, вы были заняты очень важным военным делом.
— У вас всегда такое скверное настроение по утрам? — поинтересовался Алекс, намазывая толстый слой масла на кусок пшеничного хлеба. — Совсем смутили беднягу Дикона. Уверен, он считает, что каким-то образом виноват. Съешьте это.
Джинни, слегка застыдившись, взяла хлеб с маслом и улыбнулась адъютанту, который действительно выглядел смущенным.
— Не обращайте на меня внимания, Дикон. Я мало и плохо спала ночью, и в этом вы едва ли можете быть повинны.
Лейтенант ослепительно улыбнулся ей, глаза его засияли. Джинни опешила. Неужели такое простое извинение заслуживает такой бурной реакции? Алекс, правильно истолковав улыбку, вздохнул про себя. Жизнь и без того достаточно сложна, не хватало только Дикона с его телячьей любовью.
— Если поели, лейтенант, не могли бы вы обеспечить, чтобы Джед подготовил лошадей и ждал у ворот? Мы выезжаем через десять минут. Вспыхнув, Дикон лихо отдал честь и покинул комнату.
— Я очень надеюсь, что ты привыкнешь рано вставать, — пробормотал Алекс. — Боюсь, будет несколько утомительно каждый день видеть тебя не в духе.
— Я не против того, чтобы рано вставать, если лягу так же рано. — А ты, безусловно, виноват в том, что у меня была неспокойная ночь.
— Как это? — спросил он, сразу заинтересовавшись.
Джинни сердито прикусила губу. Она не собиралась говорить о муках неудовлетворенной страсти, как и о своих мрачных предположениях, что Алекс вовсе не обязательно так же страдал.
— Я ничего не имела в виду. — Она сделала большой глоток эля.
— Нет, ты что-то имела в виду, — упорствовал Алекс. — Ты не можешь высказывать подобные обвинения, не объясняя их.
— Ах, не заставляй меня говорить, — взмолилась Джинни. — Это так унизительно. Алекс хмыкнул.
— Может, я угадаю? — Взяв за руки, он притянул ее к себе между коленей. — Может быть, ты жаждала любви?
— А ты, как я полагаю, нет, — пробормотала Джинни, чувствуя тепло его прижимающихся коленей через ткань платья. — А если и жаждал, то ты всегда мог найти удовлетворение.
— И каким же это образом? — Брови его приподнялись. — Ты, надеюсь, не собираешься сказать что-то чрезвычайно шокирующее?
— Со служанками, — резко сказала Джинни, пытаясь высвободить руки. Алекс, к ее замешательству, расхохотался.
— Служанки! Ты просто невозможная девчонка! Если бы это не было так забавно, я счел бы твои слова оскорбительными. Я не какой-нибудь ненасытный жеребец, что бы ты там ни думала.
— Ах, ну отпусти же меня. — Она снова попыталась высвободиться. — Не понимаю, почему нужно смеяться надо мной.
— Ты заслуживаешь этого за свои возмутительные предположения. А что бы ты сказала, если бы я предположил, что ты всегда можешь отправиться в казармы и там найти удовлетворение? Ведь это то же самое.
— Совсем нет! — запротестовала Джинни. — Но я не хочу больше об этом говорить. Я еще не закончила завтракать.
— Тогда тебе лучше поторопиться. — Он развел колени, прежде чем отпустить ее руки. — Когда-нибудь, Джинни, нам придется поговорить о том, что ты сказала прошлой ночью, — серьезно проговорил он. — Прошу прощения за мою резкость. Мне не следовало отправлять тебя спать так внезапно, но я нахожу правду несколько неудобоваримой.
— А я нет, — тихо сказала она. — Это факт, с которым я вполне нормально живу. Пусть хоть весь мир знает об этом, мне все равно.
— Ты говоришь, не подумав как следует, — сказал Алекс со вздохом. Джинни резко повернулась к нему и горячо заговорила:
— Это моя судьба, полковник, и я принимаю ее такой, как есть. Вам нужно думать о своей репутации и карьере, так дайте мне самой заботиться о себе.
Алекс резко вздохнул, и на щеке его вновь предательски забилась жилка.
— Тебе необходимо сменить тон, Вирджиния. К сожалению, сейчас у меня нет времени, чтобы научить тебя. Заканчивай свою трапезу и через пять минут будь у ворот. — Повернувшись на пятках, он вышел из комнаты, оставив дверь открытой.
Джинни почувствовала, как к глазам подступают слезы. Она была возмутительно груба, а ведь он был по-настоящему обеспокоен тем, что касалось их обоих Объяснение ее раздражительности усталостью было плохой отговоркой. Она просто хотела, чтобы он понял: мнение остальных для нее не имеет значения, и хотя вовсе не обязательно афишировать их отношения, Алексу не нужно проявлять неуместную благородную сдержанность, которая способна лишить их того, что и так может быть отнято у них в любую минуту.
Выйдя из-за стола, Джинни направилась к воротам, где верхом на лошадях ее ожидали Алекс, Джед и Дикон. Дикон соскочил на землю, как только она появилась, готовый помочь ей сесть на Джен. Опасаясь встретиться взглядом с полковником, она благодарно улыбнулась Дикону, гораздо теплее, чем того требовала столь незначительная помощь, и была более чем вознаграждена сияющим взглядом Дикона. Для Алекса это выглядело так, словно она поощряла его адъютанта, и губы его сжались. Однако сейчас он ничего не мог сказать. Дикон вел себя совершенно безукоризненно, хотя и выглядел, словно томный щенок. Да и Вирджиния всего лишь улыбнулась.
Начинался рассвет, когда молчаливая кавалькада минула арку ворот, навесной мост и выехала на дорогу в Ньюпорт, оставив позади замок Кэрисбрук с его печальным видом и венценосным пленником. Спустя час они уже были в Ньюпорте, главном городе острова Уайт. Даже в этот ранний час процветающий торговый город бурлил. Владельцы торговых лавок открывали ставни, слуги из таверн спешили по мощеным улицам. В воздухе перемешался запах рыбы, дубленой кожи и хмеля из пивоварен, рыбных и кожевенных цехов, являвшихся основным производством города и главным источником его процветания.
В детстве поездки в Ньюпорт всегда были для Джинни огромным событием, особенно когда ей разрешали сопровождать отца, отправляющегося по делам или на заседания в ассизах. Город, казалось, мало изменился; рядом со старыми наполовину деревянными домами с оштукатуренными фасадами стояли новые кирпичные дома. Но там, где раньше можно было встретить только фермеров, домохозяек, спешащих по своим делам, рыбаков и владельцев лавок, сейчас были солдаты. С кружками в руках они расположились у таверн. Офицеры расхаживали по улицам, звеня шпорами. Джинни ожидала, что неряшливо выглядевшие солдаты как-то отреагируют на своих офицеров, но этого не произошло. Офицеры точно также не замечали неопрятных солдат.
Алекс дал волю гневу, когда один из солдат закачался у стены, а потом плюнул в сточную канаву.
— Неужели у них нет гордости? Нет дисциплины?
Осадив коня, он обрушился на завсегдатаев таверны, которые тут же вытянулись в струнку, когда над ними навис Буцефал. Они выслушали гневную тираду полковника, который с ужасающими подробностями описал их участь, будь они его подчиненными, а затем приказал им отправляться в свой отряд. Мрачно насупившись, он повернулся к своим спутникам.
— Если бы у меня было время разыскать их офицеров, этот город содрогнулся бы, — заявил он с негодованием. — Как же мы можем ожидать победы в этой войне, если солдаты не уважают форму, которую носят, нет никакой слаженности, никакого чувства единения? Хотелось бы мне получить их всех до одного на двадцать четыре часа под свое командование!
Джинни взглянула на Джеда и Дикона Они, казалось, совершенно невозмутимо восприняли ожесточенность полковника и даже кивали в знак согласия. Сама она, хотя и знала о существовании этой черты у Алекса, призналась себе, что очень надеется больше никогда не быть свидетелем подобной вспышки. И еще более горячо она надеялась, что ее саму никогда не будут так отчитывать. Однако трудно было удержаться, чтобы не сравнить солдат на улице с тем, что она успела увидеть в отряде Алекса, где солдаты ходили прямо и гордо, делали свою работу четко и умело, вытягивались в струнку, едва завидев офицера. Если нужен был такой беспощадный язык, чтобы превратить солдат в умелую, целеустремленную военную машину, которая обеспечит их же безопасность, насколько это возможно, какое право она имеет ставить под сомнение его методы?
Добравшись до причала, они нашли майора Бонхэма, спокойно, даже как-то умиротворенно, по мнению Джинни, изучающего плоскодонные паромы, на которых лошади были привязаны рядами и при каждой находился пеший солдат. Остальная часть отряда уже погрузилась на такие же паромы, явно отдыхая, пока звук горна не прозвучал при появлении командира, и нестройные ряды превратились в прямые колонны. Алекс, ответив на приветствие, распорядился:
— Скомандуйте им «вольно!» на время переправы. — Он спешился и протянул руки, чтобы снять Джинни с лошади за мгновение до того, как Дикон предложил ей свою руку. — Джед позаботится о твоей лошади. Пойдем. — Его ладонь лежала у нее на пояснице, он нажимал мягко, но решительно, направляя ее к парому, на котором стояли его офицеры.
Джинни смирилась с тем, что ее подгоняют таким собственническим жестом. Она не сомневалась, что он все еще сердится на нее. Ей казалось, что холод исходит даже от его ладони.
Дойдя до края причала, она, однако, высвободилась и, подхватив юбки, аккуратно перепрыгнула через кромку воды, отделяющую пристань от парома. Алекс, несмотря на свое раздражение, не сдержал легкой улыбки, увидев новое свидетельство того, насколько ей близко все морское. Она расправила юбки и устремилась к поручню, откуда могла наблюдать, как ее любимый остров Уайт исчезает в утренней дымке. Если туман рассеется быстро, когда они войдут в воды Солента, то на вершине скалы над заливом Алум она сможет увидеть свой дом, который уже не принадлежит ей. Может, подобное удовольствие и неразумно. Ведь совершенно недопустимо дать волю чувствам здесь, перед офицерами. И, в конце концов, нужно смотреть вперед, а не назад… Но она не могла сдвинуться с места, когда загрохотали якорные цепи, швартовочные канаты были брошены на паром и ветер наполнил широкие паруса. Паром вошел в Солент на гребне прилива, и Джинни, облокотившись о поручень, положила подбородок на руки.
— Я не мог оставить тебя там, Джинни, — мягко сказал Алекс, внезапно появившись позади нее и на мгновение успокаивающе прикоснувшись к ее плечу. — Даже если бы я и хотел потерять тебя, мой долг требует держать тебя под моей охраной. Ты ведь понимаешь это?
Она кивнула и шмыгнула носом, нащупывая в кармане носовой платок. Пальцы сомкнулись на послании короля, и слезы тут же высохли. Какое право она имеет оплакивать потерю дома, когда король лишился свободы, когда так много людей отдали жизни во имя их дела? И потом, разве ей не лучше быть здесь, рядом с этим мужчиной, где ее ожидают и страсть, и конфликты, рядом с человеком, который возбуждает ее до таких сладостных высот, дает возможность познать неизведанное?
Решительным движением она отвернулась от перил.
— С печалью покончено, сэр.
Алекс посмотрел на нее, нахмурившись, потом коротко кивнул. Когда он уже отходил, она мягко сказала:
— Прошу прощения за мою невежливость. Это было непростительно.
— Да, — задумчиво сказал он. — Действительно непростительно. Советую впредь не допускать подобного. На этот раз я тебя прощаю.
«И за такую малую милость я должна быть благодарна», — подумала Джинни.
Утро было в разгаре, когда паромы повернули в устье Лимингтона. Река, как всегда, была оживленной — небольшие лодки сновали между болотистыми берегами по обе стороны. Когда первый паром пристал к выложенному булыжником причалу, мужчины и мальчишки, стоявшие у низкой каменной стены, кинулись вперед, чтобы принять швартовочные канаты, брошенные жилистым паромщиком, обнаженный торс которого загорел до такой степени, что приобрел оттенок темно-красного дерева. Помощники на берегу, несомненно, ожидали платы за работу, и Джинни стало интересно: действительно ли армия Кромвеля платит за подобные услуги, или же это входит в одно из проявлений преданности парламенту? Все паромы пришвартовались друг к другу, и начался сложный процесс высадки. Джед подошел к Джинни.
— Полковник хочет, чтобы вы оставались на борту, пока отряд не высадится полностью.
— Почему? — озадаченно нахмурилась она. — Я могу подождать на причале. Джед зашаркал ногами по деревянной палубе.
— Прошу прощения, но сдается мне, полковник думает, что тут вам безопасней будет.
— Ты хочешь сказать, что отсюда я не убегу. — Она пожала плечами. — Не думаю, что сумела бы уйти далеко. А ты как считаешь, Джед?
— Если полковник не захочет этого, то не уйдете, — согласился Джед. — Не хотел бы, однако, чтобы вы попытались. Может быть неловко.
Джинни без труда поверила этому лаконичному высказыванию и уселась на свернутые канаты, наблюдая за выгрузкой. В такой ситуации вполне можно было ожидать хаоса — лошади, возбужденные переправой, били копытами и вскидывали головы; двести человек сновали вокруг, стаскивая повозки с провизией с паромов. Однако все спокойно занимались своим делом, офицеры были всюду, работая столь же старательно, как и их подчиненные. А Алекс, как казалось Джинни, одновременно оказывался в десяти местах. Она пристально следила за ним, замечая, что он никогда не вмешивается, но подставляет плечо под особенно тяжелый груз. Она видела, как вокруг него шутили и смеялись солдаты. И знала, что они относятся к нему с благоговением, граничащим со страхом.
Светило теплое солнце, паром медленно качался на воде, канаты скрипели, и звук этот действовал на Джинни убаюкивающе, словно колыбельная. Веки смежились, чудесная дрема охватила ее. Она свернулась в клубочек на канатах, положив голову на руку и вдыхая аромат пропитанной солнцем древесины на палубе, слегка масляный запах веревки, солоноватый запах низины, затопляемой морской водой.
Отряд полковника Маршалла выстроился стройными рядами на причале. Во главе колонны была кавалерия, аккуратно нагруженные повозки замыкали ряды. Командир, судя по всему, остался доволен этим видом, потому что после переклички и проверки было объявлено увольнение на час. Негромкий довольный возглас пробежал по рядам — люди обрадовались возможности свободно побродить по улицам Лимингтона. Конечно, час — это немного, но если девушки не против и эль крепок, можно многое успеть. Алекс и офицеры повернули к гостинице на пристани.
— Дикон, приведи, пожалуйста, госпожу Кортни. Полагаю, ей нужно подкрепиться, как и нам. — Он покачал головой с легкой улыбкой, когда Дикон, явно сгорая от нетерпения, отправился обратно на паром. Пожалуй, лучше всего дать ему возможность самому решить свои проблемы. Если попытаться изолировать его от Джинни, то это скорее всего лишь усилит его чувства. Кроме того, она более чем способна справиться с любыми проявлениями недостойного поведения со стороны лейтенанта без вмешательства полковника.
Пивная в гостинице была полна народу, но хозяин с большой готовностью предоставил наверху комнату для офицеров парламента. Помимо прочего, он не хотел никаких неприятностей, а среди его завсегдатаев было много таких, которым очень не понравится пить в одной компании с «круглоголовыми». Офицерам принесли эль, хлеб, мясо, сыр и фрукты, и, к облегчению хозяина, все было сразу оплачено. В эти дни далеко не всегда возмещались понесенные убытки. Гораздо чаще это считалось безвозмездным вкладом в благосостояние армии.
Алекс подошел к крошечному окошку, выходящему на причал. Дикон поспешно шел к гостинице, но был один. Спина Алекса напряглась. Джинни никак не могла укрыться от зоркого глаза Джеда на пароме. Но если ей это удалось, то в толкотне на причале она вполне могла ускользнуть. Сдерживая нетерпение, он заставил себя дождаться Дикона, с топотом ворвавшегося в комнату.
— Где госпожа Кортни, лейтенант? — тихо, но требовательно спросил он. Дикон выглядел виноватым.
— Понимаете, полковник… это так неловко, она…
— Что «она», лейтенант Молфри? — В комнате наступило полное молчание, пока Дикон пытался найти слова, чтобы побороть свое смущение, не представляя в то же время, что подозревает полковник.
— Она… ну… она спит, полковник, — выговорил он, заикаясь. — Я не знал, будить ее или нет. Она выглядит так умиротворенно, и потом она же сказала сегодня утром, что плохо спала прошлой ночью. Может, мне пойти и разбудить ее?
Алекс заметно успокоился, и все остальные вместе с ним.
— Нет, Дикон. Оставим ее на некоторое время, потом я сам схожу за ней, должна же она поесть, прежде чем мы двинемся в путь.
Спустя полчаса он стоял и смотрел на спящую Джинни. Он вполне понимал затруднение Дикона — она действительно выглядела поразительно умиротворенной. Ему хотелось погладить мягкий изгиб ее щеки, просунуть мизинец между полными, чуть приоткрытыми губами, доводя ее до изнеможения этой лаской. Как раз в этот момент она перевернулась на спину, небрежно закинув руку за голову. От этого движения ее округлая грудь натянула ткань кружевного лифа амазонки. Его тело очень некстати мгновенно отозвалось на это движение. Джед, сидевший рядом, кашлянул и оценивающе взглянул на своего полковника.
Алекс слегка ухмыльнулся. Джед заботился о нем с самого детства, и мало что ускользало от его внимательных глаз.
— Боюсь, я ничего не могу поделать с этим. Я словно околдован.
— Да, полковник, — спокойно согласился Джед. — Все в конце концов утрясется, как это бывает всегда.
Джед всегда придерживался подобной философии. Все в конце концов само распутается, так что нет смысла тревожиться. Алекс присел на одно колено рядом со спящей Джинни.
— Просыпайся, милая, — нежно сказал он, трогая ее за плечо. Глаза Джинни распахнулись, потом она сонно улыбнулась.
— Ты вышел из моих снов или только что вошел в них. Либо одно, либо другое.
— Мне это по душе в любом случае, — сказал он, беря ее за руку и поднимая на ноги. — Сейчас ты должна подкрепиться. Мы будем в пути до заката.
— А потом? — Джинни кулаками протерла глаза, поправила лиф амазонки и убрала выбившиеся пряди каштановых волос.
— А потом мы разобьем лагерь.
— Я всегда мечтала поспать в палатке, — заметила Джинни. Алекс рассмеялся.
— Очень не хочется разочаровывать тебя, цыпленок, но ни в какой палатке ты спать не будешь. Ты вместе с моими офицерами и со мной разместишься в деревне, предпочтительно в комнате не ниже второго этажа с замком, который я бы мог запереть.
Джинни пожала плечами, демонстрируя притворное безразличие к очередному подтверждению своего статуса пленной. Она должна научиться реагировать на это достойно, поскольку напоминать об этом ей будут постоянно, а она совершенно не хочет показать перед всем отрядом, что это беспокоит ее. Если она даст Алексу слово, что не будет пытаться ничего предпринимать, тогда он, может быть, и ослабит охрану; однако она не сделает этого, имея в кармане послание короля. Она должна во что бы то ни стало исполнить свой долг.
Они отправились в гостиницу, где Джинни поела с неплохим аппетитом. Она впервые находилась в столь ограниченном пространстве с мужчинами, чью жизнь ей придется разделять на протяжении нескольких предстоящих недель, и Джинни стало ясно, что они не знают, как относиться к ней; признавать ли ее присутствие или же игнорировать его. Общество женщины явно сковывало их, и несколько непристойных шуток закончились судорожным покашливанием и шарканьем ног, когда они вспоминали о ее присутствии.
— Алекс, это просто невозможно, — расстроено прошептала она, вскакивая в седло без посторонней помощи. — Они не знают, в какую сторону смотреть, да и я тоже.
— Они привыкнут к тебе, если ты будешь вести себя естественно. Единственное, чего ты не должна делать ни при каких обстоятельствах, — это подходить к мужчинам. Пока ты была в своем имении, твое положение было ясно. Но когда мы в пути, я не могу поручиться за твою безопасность, если ты окажешься среди них. Они вполне могут счесть это за приглашение. Ты понимаешь меня?
— Не могу представить, почему я должна захотеть бродить среди них, — возразила Джинни, возмущенная таким предположением. Она очень хорошо помнила тот момент в саду, когда почувствовала себя распутницей, предлагающей запретный плод, и совершенно не имела намерений второй раз подвергать себя столь неприятному испытанию.
— Хорошо, что ты понимаешь это, — сказал он. — Я не хочу ограничивать твою свободу больше, чем ты меня вынуждаешь, так что разрешаю тебе свободно передвигаться там, где расквартированы офицеры. Но не более того.
— Не стоит опасаться, что я забуду о своем статусе пленницы, — сказала Джинни, покусывая губу. — Только не понимаю, почему ты не можешь сказать это по-иному, а не так, словно отдаешь приказ.
— Ты хочешь, чтобы я скрывал правду? — спросил он, и у Джинни появилось впечатление, что его что-то очень забавляет. Было ужасно несправедливо с его стороны смеяться над ней, когда он имеет столь явное превосходство.
— Бывают моменты, когда ты мне страшно не нравишься, — с чувством заявила она. Послав Джен рысью, она обогнала Алекса, решив, что предпочитает ехать одна. Однако долго ей не довелось побыть одной, потому что Дикон Молфри поравнялся с ней.
— Могу я ехать с вами, госпожа? — спросил он с застенчивой улыбкой.
— Ну конечно. И почему бы вам не звать меня Джинни? Раз уж я, признаю с прискорбием, самовольно взяла на себя смелость звать вас Джоном.
— Почту за честь. — Он вспыхнул от удовольствия, и Джинни сразу стало значительно лучше. По крайней мере, с ним она может вести беседу, которая не сведется к набору приказов и скрытых угроз.
— Как долго вы служите в отряде полковника Маршалла? — спросила она, сшибая хлыстом верхушки кустов у дороги.
— С тех пор, как поступил в армию в августе прошлого года, — с готовностью сообщил Дикон. — Это действительно самый лучший отряд в армии, тем он и славится. А полковник, без сомнения, самый умелый и уважаемый командир.
— Не считая генерала Кромвеля, — мягко пробормотала Джинни.
— Не знаю, — серьезно сказал Дикон. — Многие предпочтут служить под командованием полковника Маршалла, несмотря ни на что. Понимаете, он не рискует без нужды.
— И это действительно похвальная рекомендация для боя, — согласилась Джинни со смехом, а потом вдруг осадила свою лошадь, когда что-то у дороги привлекло ее внимание. — Надо же, какая удача. Я уже несколько дней ищу ромашку. Мне нужно ее собрать, мои запасы на исходе.
Прежде чем ошеломленный Дикон сумел понять что к чему, она завязала узлом поводья, соскользнула с лошади и решительно направилась на поле у дороги, шурша юбками.
— Какого черта? — Алекс с шумом подскакал к Дикону.
— Что-то насчет ромашки, сэр, — сказал лейтенант озадаченно.
— Ромашка? — Алекс почесал подбородок, качая головой в знак бессилия. — Майор Бонхэм, остановите колонну. Госпожа Кортни, похоже, решила пособирать цветы, и мы не можем оставить ее одну.
Губы майора дрогнули, когда он повернулся, чтобы отдать приказ, а другие офицеры откровенно веселились. В рядах пеших солдат возник лишь вопрос о причине внезапной остановки.
Джинни вернулась к своей лошади, улыбающаяся, явно довольная собой.
— Это огромное везение, — сообщила она во всеуслышание. — Ромашку трудно найти, а ее успокаивающие свойства, если давать ее с теплым питьем, ни с чем не сравнятся. А еще это превосходное слабительное — не слишком сильное, конечно. — Она завязала пучок травы в платок, аккуратно положив его в карман. — О, — сказала она, внезапно заметив, что все вокруг замерло. — Вам пришлось остановиться из-за меня?
— Да, пришлось, — согласился Алекс. — Эта страсть к собиранию полевых цветов у вас непреодолима?
— Строго говоря, это не цветок. — Джинни снова вскочила на лошадь, тон ее был явно поучительным. — Это чрезвычайно ценное снадобье. Без него не обойдется никто занимающийся медициной.
— Вы специалист в этих вопросах? — Алекс подал сигнал трогаться.
— Я кое-что умею, — скромно заметила Джинни. — Меня это интересует с детства, и мне сказали, что у меня есть некоторые задатки врачевателя.
— Понятно. — Алекс выглядел задумчиво. — Похоже, вашим талантам не видно конца. Я только попросил бы, чтобы в следующий раз, когда вы увидите что-нибудь ценное для вашей лекарской корзины, предупредили, прежде чем соскакивать с лошади.
Джинни увидела его улыбку. Ей и в голову не приходило, что воинов развеселила сама нелепость ситуации, когда одна женщина — безнаказанно! — остановила продвижение отряда Алекса Маршалла, чтобы набрать травы у дороги.
Было уже почти совсем темно, когда отряд вошел в деревню Ромсей. В пути были шесть часов, и Джинни начинала чувствовать себя так, словно нижняя часть ее спины приклеилась к седлу Джен. Казалось, что они покинули замок Кэрисбрук не сегодня, а два дня назад. Она слегка пошатнулась, когда ноги коснулись земли, и Алекс обеспокоено поддержал ее.
— С тобой все в порядке?
— Кажется. — Она поморщилась. — Просто у меня спина и ноги затекли. Он расплылся в улыбке и прошептал:
— Тебя нужно как следует растереть. Попробую организовать это попозже.
— Тихо! — прошептала она, а по спине у нее побежали мурашки от предвкушения наслаждения.
Алекс сделал серьезное лицо и громко сказал своим обычным отрывистым тоном:
— Можете походить немного с Джедом, это поможет вам размяться. Я должен договориться о постое, и тогда вы сможете отдохнуть. — Произнеся это, он вместе с Джоном направился к постоялому двору из рубленых бревен.
Вокруг них забурлила обычная работа, а Джинни с Джедом пошли по деревне. Время от времени она выгибала поясницу, чтобы растянуть ноющие мускулы. Отовсюду на них глядели глаза — из маленьких окошек домов, из-за приоткрытых дверей. Дети, более смелые, нежели их родители, появились на узких улочках, смотрели с откровенным любопытством, возбужденно неслись через луг, услышав звук горна.
— Кого они видят — друзей или врагов? — размышляла Джинни вслух, услышав, как рядом с ними захлопнулась дверь.
— По-разному. — Джед пожал плечами. — Часть будет за короля, часть — за парламент, как всегда.
— И под одной крышей тоже. — Джинни посмотрела на него, приподняв брови. — Насколько я понимаю, так обстоит дело и в семье полковника.
— Да. — Последовало молчание. Джеду явно не нравилось обсуждать личные дела полковника, и Джинни не могла не уважать его сдержанность.
Они вернулись на луг и увидели, что он совершенно преобразился. Теперь это уже был лагерь, где полыхание костров и запах жарящегося мяса доказывали, что люди не теряли времени. Джинни жадно понюхала воздух.
— Почему они не разместились в домах, Джед? Ведь обычно так делается, да?
Джед презрительно фыркнул.
— Полковник и слышать об этом не хочет. Они мягчают, и результат всегда один и тот же — нерадивость и отсутствие дисциплины.
Джинни кивнула в знак согласия. В этих словах, несомненно, была правда. В переполненных домишках, где плохо обстояло дело с санитарными условиями, если они вообще имелись, болезни могли распространяться подобно пожару. Гораздо лучше было находиться на свежем воздухе.
В этот момент их окликнул Дикон. Он уже снял форму и выглядел очень веселым.
— Жилье готово, — объявил он. — На постоялом дворе есть конюшня, Джед. Полковник велел тебе устроиться там. А я должен сопроводить госпожу Кортни в дом.
— Вы все размещены на постоялом дворе? — поинтересовалась Джинни, когда они прошли через узкую дверь в маленькую прихожую, откуда в заднюю часть дома вел выложенный камнем коридор. Джинни дом показался очень тесным.
— О нет, госпожа. — Дикон покраснел. — То есть я хочу сказать — Джинни. Только полковник, вы, майор Бонхэм и я. Мы с майором Бонхэмом разделим постель, а вы, насколько я понял, будете спать с племянницей хозяйки.
— А с кем будет полковник Маршалл? — невинно спросила Джинни.
— Да ни с кем! — Дикон явно пришел в ужас от подобного. — Остальные офицеры размещены в деревне.
— Понятно.
Они вошли в крошечную гостиную, где розовощекая служанка расставляла посуду на круглом столе у окна. Алекс стоял у пустого камина с чашкой в руке.
— А, вот и ты. Выпей вина, а потом Салли проводит тебя в твою комнату, где ты сможешь привести себя в порядок перед ужином. Дикон, ты свободен до этого времени.
Джинни приняла чашку и сделала большой глоток, тут же ощутив прилив сил. Она подождала, пока Салли вслед за Диконом уйдет из комнаты, и лишь потом сказала:
— Мне не нравится делить постель с чужим человеком, я бы предпочла разделить твою.
— Не глупи, цыпленок. Ты же знаешь, что это невозможно. Мне жаль, что здесь так тесно. Будем надеяться, что на других стоянках будет получше.
— Нет ничего невозможного. Я уже сказала тебе, что мне все равно, что говорят люди; а кто осудит тебя? Может, и позавидуют, но ни твои офицеры, ни солдаты не станут судить тебя. Только не говори мне, что они не ищут женщин при любом удобном случае.
— Это, Вирджиния, совершенно иное дело, — заявил Алекс. — Конечно, ищут. Но я не буду выставлять тебя своей любовницей.
— Тогда я сама себя выставлю, — заявила Джинни, — пока ты не поймешь, что это нелепое ханжество. Глаза Алекса сузились, и он со стуком поставил чашку на стол.
— Ты угрожаешь мне, Вирджиния?
— Не понимаю, почему у тебя одного должна быть монополия на угрозы, — возразила она, хотя ей стало слегка не по себе.
Алекс прикусил нижнюю губу, задумчиво разглядывая Джинни. Она явно бросала вызов, но была такой чертовски желанной с этим воинственно приподнятым подбородком, бесстрашными серыми глазами, где таилась страсть, с вздымавшейся от быстрого дыхания великолепной грудью.
— Давай не будем ссориться по этому поводу, — сказал он наконец примирительно. — Это нелепый повод для споров. Мы найдем компромисс. Ты не будешь жить открыто в качестве моей любовницы, но мы не станем волноваться, если кто-то и заподозрит правду. Осмотрительность никак не повредит нам обоим.
Джинни вынуждена была согласиться. По правде говоря, она начала сожалеть о своих словах, как только произнесла их. Ей совершенно не хотелось выставлять себя шлюхой, и вообще она не представляла, как это делается.
— Ну а как быть с тем, что мне нужно делить постель с племянницей хозяйки? — вернулась она к своей изначальной жалобе.
— Уверен, что она спит крепко. — В его глазах блеснула искорка. — Она даже и знать не будет, там ты или нет. Ну, мы договорились, моя неряшливая цыганка?
Джинни кивнула, довольно поджав губы.
— Договорились, сэр.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100