Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Спустя десять минут, с заплетенными косами и в амазонке, Джинни появилась на конном дворе. Через руку у нее была перекинута накидка, потому что с моря дул свежий ветер. Солдат с коротко остриженными седыми волосами седлал великолепного черного жеребца, на котором Алекс Маршалл отправлялся конфисковывать имущество и земли, и Редферны были лишь одними из многих в этом списке.
— Замечательное животное, — сказала она, проводя рукой по бархатному носу жеребца. Он заржал от удовольствия и потерся упругими губами о ее ладонь.
— Да, госпожа, — согласился солдат, — чистокровный арабский скакун и в бою тверд как скала.
— Как его зовут?
— Буцефал.
— Буцефал! — Джинни не поверила своим ушам. Так назвал своего коня Александр Македонский. Ведь не может быть, чтобы Алекс Маршалл считал себя воином-императором? Подавив приступ смеха, она пошла в конюшню за своей кобылой. Это было изящное животное с привычкой высоко поднимать ноги при ходьбе. Лошадь радостно потянула воздух ноздрями, и мышцы на ее шее затрепетали в предвкушении прогулки.
— А, вы опередили меня, госпожа Кортни, — раздался голос Алекса позади нее, и чтобы скрыть свою радость, Джинни приникла лицом к теплой шее кобылы.
— Седлай лошадь госпожи Кортни, Джед, — быстро распорядился Алекс, беря под уздцы Буцефала. Джед весело улыбнулся.
— Нет, в этом нет необходимости. Я вполне способна оседлать собственную лошадь, — машинально возразила Джинни.
— Это не обсуждается. Займись ею, Джед.
— Слушаюсь, полковник. — Джед отдал честь и отправился в конюшню за седлом. Алекс повернулся к Джинни и заговорил тихо и отрывисто:
— Когда мы одни, ты можешь сколько угодно спорить и возражать, но в присутствии моих людей я запрещаю тебе делать это.
Джинни открыла рот, пытаясь возразить, что ничего такого она и не собиралась делать, но появился Джед, и она, сжав губы, повернулась, чтобы взять поводья у солдата. Алекс был уже в седле.
Джед подсадил ее, поправил кожаные стремена и подтянул подпругу. Лошади застучали копытами по двору.
Джинни рассердил безосновательный упрек. Алекс, судя по его непроницаемому лицу, тоже был раздражен.
— У меня не было намерения задевать чувство собственного достоинства императора, — заявила она.
— Черт побери, а это еще что значит? — нахмурился он.
— Только то, что лишь император может ездить на Буцефале, — мило улыбнулась она и, сжав пятками бока Джен, послала ее вперед рысью, потом галопом.
Алекс, опешивший на какое-то мгновение, ринулся вслед за Джинни. Кобыла явно уступала жеребцу, и, поравнявшись, Алекс наклонился, схватил поводья у самой уздечки и натянул их, остановив Джен.
— К твоему сведению, — заявил он, — конь был подарен мне отцом, когда я получил звание майора. У него уже было имя, и я не мог изменить его, не обидев при этом отца.
— О! — Джинни не отрываясь смотрела на море. — В таком случае приношу извинения за свои выводы, но ты дал мне для этого достаточно оснований. Я не собиралась намеренно противоречить твоим распоряжениям, и если бы ты не подозревал в любой фразе вызов, то понял бы это.
Они помолчали. Алекс продолжал держать поводья Джен. Потом он наконец сказал:
— Это довольно трудно объяснить, Джинни, потому что ты еще ничего не знаешь о военной жизни, но в ней есть строгие правила, и ты должна научиться придерживаться их. Мои приказы и слова на людях неоспоримы. Если я позволю кому-нибудь возразить, это принизит меня в глазах моих подчиненных, безопасность которых полностью зависит от моих распоряжений. Отряд должен действовать слаженно, подчиняясь одному человеку — мне. Только так можно обеспечить безопасность солдат, насколько это вообще возможно на войне.
— Но я же не в твоем отряде.
Алекс вздохнул:
— Предполагалось, что этот день пройдет без вражды, но, наверно, я должен сказать тебе с самого начала. Ты в глазах моих людей точно так же подчиняешься мне, как и они. Не оспаривай мою власть публично, Джинни. Последствия не доставят удовольствия ни тебе, ни мне.
— А если я признаю, что ты властен над пленницей и врагом, ты согласишься, что над возлюбленной такой власти у тебя нет?
Последовало молчание — зеленовато-карие глаза неотрывно смотрели в серые.
— Это другой вопрос и для другого дня, — наконец сказал Алекс. — Но ты должна помнить, что я взял на себя ответственность за твою безопасность и предприму все необходимое для ее обеспечения. — Он отпустил поводья Джен. — Ты ведь обещала показать мне остров?
Он был прав, эта словесная баталия была не ко времени. И вновь Джинни удивила его. Поскакав по пружинистому мху, она через плечо крикнула:
— Дайте жеребцу императора потягаться с кобылой дамы, полковник.
Каменная стена обозначала границу владения сквайра Элмхерста, и Джинни направила лошадь через нее. Алекс на своем великолепном жеребце преодолел эту преграду почти одновременно.
Буцефал нагнал Джен через секунду после того, как коснулся земли, и устремился вперед, едва касаясь мощными копытами вязкой земли. Наконец Алекс остановился и подождал Джинни. Она подъехала к нему, радостно возбужденная этой гонкой, с пылающими щеками и сверкающими глазами.
Как эта женщина, недоумевал Алекс, за несколько коротких часов сумела нарушить его покой, поколебать его целеустремленность? И в результате сейчас он рисковал карьерой, долгом, в которых всегда видел смысл жизни. Ее нельзя было назвать красавицей — высокая для женщины, загорелая, взгляд чересчур смелый, но было в ее осанке, в тяжелых прядях каштановых волос с мягким отливом, в чистоте серых глаз нечто пленительное, берущее за душу.
— Похоже, я проиграла эту скачку. — Джинни радостно засмеялась, откинув назад голову. — Посмотрим, выиграешь ли ты следующую, император на императорском жеребце. — Она направила свою лошадь по крутому, но широкому спуску к песчаному берегу. — Ты когда-нибудь скакал по волнам, Алекс? Это одно из самых больших удовольствий и для человека, и для лошади.
Она заехала в воду и непроизвольным жестом поддернула юбку до колен, как делала это в прежние времена, когда была с Эдмундом.
Алекс наблюдал за ней с улыбкой.
— Мы постараемся быть на высоте, моя цыганка-замарашка.
Через мгновение Джен неслась по воде, перепрыгивая через волны с изяществом танцовщицы, в то время как Буцефал, более тяжелый и не привыкший к такой зыбкой почве под ногами, оступался, пытаясь удержаться. И лошади, и их наездники окончательно промокли, когда сумасшедший галоп завершился и Джинни повернула свою лошадь к берегу.
— Думаю, ты проиграл эту скачку, — крикнула она через плечо, сдерживая лошадь, а у нее самой кровь бурлила от возбуждения.
Буцефал, выбравшийся из незнакомого для него водяного плена, понесся по песчаному берегу, и Джен удивленно попятилась, застав свою хозяйку врасплох, так что Джинни свалилась с ее спины. В воздухе мелькнули промокшие юбки, и Джинни самым нелепым образом с глухим стуком свалилась на песок.
Алекс мгновенно спешился.
— Тебе больно? — Тревога звучала в его голосе, озабоченность появилась в глазах.
— Пострадал только мой престиж. — Джинни засмеялась и протянула ему руки, чтобы он помог ей встать. — Гордыня до добра не доводит.
— Думаю, это падение лишило тебя победы, — тихо сказал он, обхватывая ее лицо руками, поворачивая его, словно рассматривал редкое изделие из фарфора. Джинни, казалось, утонула в его глазах, огромных и сияющих теплым светом, когда он смотрел на нее. Она задрожала как осиновый лист на ветру.
— Какой штраф я должна заплатить? — услышала она свой голос, но прекрасно знала ответ.
— Никакой, — ответил он. — Я возьму лишь то, что ты отдашь с готовностью. Ты создана для любви, Джинни. — Сначала поцелуй был легким — его язык коснулся ее губ, потом скользнул между ними и немедленно отступил, как только она жадно раскрыла рот, чтобы принять его. Все еще держа в руках лицо Джинни, он мучил ее, казалось, целую вечность, а тело ее трепетало в уже знакомом томлении. Но, наконец, он уступил ее мягким, умоляющим стонам; его язык рванулся вперед, навстречу ее языку. Она потянулась к его телу, забыв о гордости, о скромности, и прижалась к его пульсирующей теплой плоти.
— Я хочу тебя, — сказал Алекс, отодвигаясь, чтобы посмотреть ей в глаза. — И ты будешь моей, Джинни, здесь, на берегу, где кричат чайки и вздымаются волны. Здесь, моя морская фея.
— И ты будешь моим, — ответила она. — Здесь, на песке. Его руки погрузились в тяжелые пряди ее волос, и они упали блестящим водопадом по ее спине.
— Я сделаю все, чтобы доставить тебе удовольствие. — Обнимая ее одной рукой, он сдернул накидку с седла Джен, терпеливо стоявшей рядом с Буцефалом.
Одна сильная рука подхватила Джинни под колени, другая поддерживала спину, и через мгновение она оказалась в воздухе. Она обвила руками его шею, притягивая к себе его голову, чтобы возобновить прерванный поцелуй, уверенная в правильности, неизбежности и безрассудности этого.
Алекс понес ее на руках к скале и мягко поставил на ноги, прежде чем бросить накидку на песок.
Сдерживая нетерпение, он расшнуровывал лиф ее платья, и Джинни стояла не шевелясь и дрожа, словно маленький зверек перед лисой.
— Не бойся, — сказал он, спуская амазонку с ее плеч. — Ты же знаешь, я не причиню тебе боли.
— Если я и боюсь, то только силы моего желания.
Волна нежности переполнила его, и он обхватил ладонями ее грудь.
— Я тоже боюсь этой силы, любовь моя, — прошептал он. — Позволь мне любить тебя, милая моя, и дай своему телу ощутить то, что оно должно чувствовать.
Его слова вновь ласкали, а руки возбуждали. Амазонка соскользнула до лодыжек, и Джинни осталась лишь в хлопчатобумажных панталонах и тонкой рубашке, глубокий вырез едва прикрывал грудь, которую он сейчас обнажил, чтобы прикоснуться губами к жаждущим ласки соскам. Джинни выгнулась назад, подавшись грудью к его ладоням и языку, который, гладя и дразня, приподнимал набухшие вершинки.
— Давай освободим тебя от этих последних оков, — сказал Алекс, и его губы переместились вверх, чтобы поцеловать ямочку на плече. Простой узел на спине рубашки Джинни был развязан, и она осталась стоять обнаженной под ярким солнцем на пустынном пляже.
Алекс зачарованно коснулся ее, потом повернул и провел руками по спине, по ягодицам и дальше вниз, по ногам. Когда его руки завершили это путешествие, он положил ее на бархатную накидку. Она потянулась к нему, но он шепотом велел ей лежать и наслаждаться; впереди было достаточно времени для взаимных ласк, и она упивалась пассивной негой, которая все же не была пассивной в полном смысле. С Гиллом она лежала неподвижно и бесчувственно, словно бревно, но ему нужно было только брать, и не важно, что это дается ему не добровольно, что это просто подчинение ненавистному супружескому долгу.
Алекс поцеловал часто пульсирующую жилку на ее шее, поднял по очереди каждое запястье, чтобы прижаться губами к таким же пульсирующим точкам, прежде чем ласкать дальше: палец его игриво коснулся выемки ее пупка, а глаза в это время следили за выражением ее глаз. Ее тело задвигалось под его ласками, и он медленно провел рукой вниз, от бедра до лодыжки, наблюдая за ее глазами, в которых он видел мечтательный восторг, когда она двигалась с томным наслаждением.
Он раздвинул ее бедра, и Джинни ахнула. Глаза ее засверкали, но не от страха, а от желания. Его пальцы легко пробежали по нежной коже, прежде чем двинуться выше. И все это время он наблюдал за ее лицом, сдерживая собственное возбуждение, стремясь увериться, что он действительно доставляет ей наслаждение.
Джинни застонала, когда внизу живота появилось непривычное напряжение, — оно все росло и росло под безудержными пальцами, которые наконец нашли то, что искали. Как он может создавать такое чудо? Мысль эта была мимолетной, Джинни почувствовала, что внутри нее что-то задвигалось с такой же стремительностью, как и пальцы снаружи, и потом пружина сжалась и, не выдержав, лопнула. Она как бы со стороны услышала собственные всхлипы, когда мускулы ее бедер и ягодиц сжались вокруг волшебства его пальцев и потом разжались, дав возможность расслабиться ее пульсирующему и отяжелевшему телу.
Алекс поцеловал ее. Рот его был уже неумолим, потому что сам он не мог больше сдерживаться. Сбросив одежду и подсунув руки под ее бедра, он приподнял ее себе навстречу. Джинни вскрикнула, когда он вошел в нее. Это был восторженный возглас, который, как он помнил, в прошлый раз она подавила, ведь люди в доме могли ее услышать. Ноги ее обвились вокруг него, теснее притягивая его к себе.
«Она создана для любви, — подумал Алекс, — чтобы любить и быть любимой». Когда он задвигался внутри нее, Джинни застонала и заметалась под ним, сжимая пятками его ягодицы, требуя удовлетворения для себя и обещая удовлетворение ему. Глаза ее были открыты и устремлены на него, и он увидел замечательную вспышку удивления, когда несказанное наслаждение настигло ее. Она снова вскрикнула и вцепилась в него. Волна наслаждения захлестнула обоих, и его плоть запульсировала в ее тугом лоне.
Джинни лежала под тяжестью его тела; его бешеный пульс бился в унисон с ее пульсом, солоноватая испарина экстаза покрывала их кожу. Алекс неохотно скатился с нее и, подперев рукой голову, стал рассматривать ее лицо. Ее застенчивая улыбка усилила сияние ее кожи, а в серых глазах все еще мелькали остатки изумления.
— Думаю, что меня никогда так не любили, — тихо прошептал он.
— А меня вообще никогда не любили, поэтому мне не с чем сравнивать. — Она дразнила его, и он засмеялся.
— За это, госпожа Кортни, вас следует окунуть.
Джинни завизжала, когда он во внезапном порыве вскочил и потянул ее за собой, потом согнулся, подхватил ее на плечо и побежал со своей ношей к морю.
— Не смей! — закричала она, когда он сделал вид, что бросает ее спиной в воду. — Я не хочу, чтобы волосы стали солеными. Они же недавно вымыты.
Алекс засмеялся, стоя по пояс в холодных водах Атлантики.
— Тогда держи их, потому что сейчас ты будешь в воде. — Он спустил ее вдоль своего тела, и она ахнула, когда вода обжигающе коснулась ее живота.
— Она же ледяная, Алекс! — Зубы застучали, и тут она почувствовала, как его руки раздвигают ее бедра под водой, смывая с ее кожи остатки их страсти чувственными поглаживаниями, от которых она опять задрожала. Алекс озорно улыбнулся, поворачивая ее, чтобы ласкающим движением пальцев пробежать по расщелине между ее ягодицами.
— А теперь марш на берег. Я собираюсь поплавать. Вода слишком холодная, чтобы спокойно стоять в ней. — Игривый шлепок сопроводил распоряжение, и Джинни запрыгала по воде, держа волосы на весу, пока не добралась до берега. Она повернулась, чтобы посмотреть, как он уверенно рассекает воду; каштановая голова темным пятном выделялась на фоне серо-зеленого моря. Джинни подумала было отомстить ему и вытереться его рубашкой, но потом решила, что он не заслуживает такого отношения. Она энергично растерлась своей рубашкой — единственным предметом одежды, без которого могла обойтись по дороге домой. Амазонка была мокрая после сумасшедшей скачки и вся в песке после ее падения. Со своими волосами она ничего не могла сделать без гребня и деревянных шпилек, но Алекс их вытащил.
Джинни натянула панталоны и неожиданно для самой себя прыснула со смеху: мысль о том, чтобы проехать через лагерь в таком растрепанном виде, почему-то показалась очень забавной. Но потом ее смех внезапно замер. Для нее не имело никакого значения, что подумают другие о ее скандальном поведении. Ей нечего было терять, кроме репутации, да и это сейчас казалось совершенно не важным. Невольно она защитным движением обхватила себя за плечи, прикрыв грудь. Ей было что терять — мужчину, Алекса Маршалла, и все, что сопровождало любовь и страсть мужчины к женщине и женщины к мужчине. Но как она могла не потерять его? На этой войне не было места для взаимной страсти между полковником Армии нового образца Кромвеля и дочерью мятежника. Был только эфемерный восторг между двумя людьми, у которых нет ничего общего, кроме взаимного притяжения тел.
— О! — Глубоко задумавшись, она не услышала, как Алекс подкрался к ней сзади. Он схватил ее за талию и приподнял, прижимая голой спиной к своей холодной влажной груди. — Поставь меня! — потребовала она, возмущенно брыкаясь ногами в воздухе. — Теперь я вся мокрая.
— Устоять было невозможно. — Он засмеялся, поставив ее на ноги. — Перед твоим видом в одних панталонах, с волосами, распущенными по спине, взором, устремленным вдаль. О чем ты думала?
— Совершенно ни о чем, — заявила она, — только как мне замечательно.
— Что-то мне не верится, — тихо сказал Алекс, — но пока оставлю эту тему, потому что вынужден.
— Полковник должен вернуться к своим войскам, — сказала Джинни, благодарная за его слова. Передав ему свою рубашку, она сказала: — Можешь вытереться ею.
Алекс нахмурился, но ничего не сказал, быстро растираясь и одеваясь.
Джинни стряхнула песок со своей накидки, набросила ее на плечи и заправила волосы под капюшон.
— Насколько распутной я выгляжу? — спросила она, чуть улыбнувшись, но ее улыбка не сняла напряженности, которая, хотя и не касалась происшедшего с ними чуда, но все же тетю надвигалась на их настоящее и туманное будущее.
— Если останешься закутанной, то экзамен выдержишь, — сказал Алекс, приподнимая ее подбородок, чтобы поцеловать в нос. Если она хочет играть в эту игру, то и он будет. — Единственная сложность, на мой взгляд, заключается в том, куда спрятать одну промокшую вещь от любопытных глаз. — Он выжал воду из мокрой рубашки, нахмурившись в притворном недоумении.
— Я спрячу ее под накидкой вместе с другими свидетельствами моего легкомыслия. — Она игриво рассмеялась. — Давай на некоторое время забудем о мрачном, и я гарантирую, что обгоню тебя если не быстротой, то хитростью.
Она взяла поводья, перекинула юбки через руку и вставила ногу в стремя.
— Помогите мне, полковник.
Положив руку ниже ее спины, Алекс подтолкнул ее вверх.
— Ты вполне могла сесть на коня и без моей помощи, — сказал он, когда она, смеясь, запротестовала против такой бесцеремонности.
— Может, и так, сэр, — согласилась Джинни, — но вы могли по крайней мере притвориться галантным.
— И упустить такую возможность? — спросил он, вопросительно приподняв одну бровь. Джинни засмеялась.
— Я буду первой на конном дворе, Алекс. — Она умчалась еще до того, как он сел на Буцефала. Алекс бросился в погоню, но к тому моменту, когда он достиг вершины скалы, и Джинни, и ее лошадь исчезли. Она явно знала короткую дорогу, и Алекс покорно воспользовался единственным известным ему путем.
Она поджидала его на поле, примыкавшем к владениям Редфернов, и сказала лукаво:
— Знаешь, появись я без тебя, твои люди могли бы подумать, что я от тебя ускользнула, и тогда их командир был бы вынужден наказать пленницу за нарушение слова.
Алекс почесал нос, задумчиво нахмурившись.
— Очень не хочется разочаровывать тебя, цыпленок, но я намерен проигнорировать и этот твой вызов.
— Все удовольствие испортил, — бросила она ему, посылая Джен рысью.
Они достигли конного двора со сдержанной благопристойностью. Там их встретил взволнованный Дикон, передавший Алексу сложенную бумагу. Адъютант явно сдерживал сильное нетерпение.
Алекс прочел послание и насупился, сведя густые брови к переносице. Это выражение Джинни уже хорошо знала.
— Когда оно прибыло?
— Два часа назад, сэр, — ответил Дикон. «Два часа назад, когда полковник парламента занимался любовью с врагом на пустынном пляже». — Джинни прочитала мысли Алекса так ясно, словно он высказал их вслух.
Алекс соскочил с коня и помог спешиться Джинни. Лицо его было непроницаемым, руки — чужими.
— Боюсь, госпожа Кортни, вам придется отправиться в вашу комнату. Я сожалею, что вынужден держать вас за закрытой дверью, но я буду очень занят и не смогу выделить ни одного человека, чтобы охранять вас.
— А если я дам вам слово, что в охране не будет необходимости?
Алекс заколебался, приподняв брови. Он не мог спросить ее во дворе, заполненном солдатами, значит ли это, что на данный момент она не воспользуется свободой и отсутствием охраны в своих целях.
— Разве у тебя были когда-либо основания сомневаться в моем слове? — тихо спросила она.
— Нет. — Алекс покачал головой. — Но если ты только дашь мне повод засомневаться…
— Нет никакой необходимости угрожать.
— Очень хорошо. Но держись ближе к дому. — Зеленовато-карие глаза заблестели, и он заговорил тише. — Мои руки могут соскучиться по тебе.
— Я буду рядом, полковник, — пробормотала Джинни, опуская глаза, чтобы скрыть их ответный блеск.
Алекс зашагал по двору, отдавая распоряжения Дикону, который следовал за полковником, словно резвый щенок.
Джинни понятия не имела, что содержалось в послании, но очутилась в самом центре какой-то беспорядочной суеты. Это было первое впечатление, но потом, присмотревшись, она поняла, что готовился поспешный, но организованный отъезд. Горн трубил без устали, палатки в саду складывались, лошади седлались, провизия загружалась в повозки. Солдаты и офицеры торопливо двигались вокруг нее. Отдавались громкие распоряжения, выполнялись приказы. Никто, похоже, не замечал ее, пока она наблюдала, слушала и делала свои выводы о действенности и расторопности отряда Алекса Маршалла.
День уже клонился к вечеру, когда возле нее появился молодой прапорщик.
— Полковник желает видеть вас, госпожа Кортни.
Она кивнула.
— Он в столовой?
— Да, госпожа.
— Тогда я не нуждаюсь в сопровождении. — Она сказала это мягко, но все же решительно, и молодой человек стал неловко переминаться с ноги на ногу.
Джинни пересекла холл, затоптанный грязными сапогами, но не обезображенный признаками обычного опустошения после оккупантов. Они явно покидают поместье. И каковы же планы в отношении подопечной парламента?
Алекс был один в столовой, но на боку у него уже висел меч, на нем снова были латы и шлем. Сейчас все в нем было от солдата и ничего — от любовника.
— Я должен провести учения с отрядом, — сказал он ей без всякого вступления. — И пока я занят, ты сложишь вещи, столько, чтобы легко добраться до Лондона.
— Я отправляюсь в Лондон как пленная? — Джинни посмотрела на него через комнату. Она снова была его противником, гордым и вызывающим; серые глаза смотрели холодно.
— В качестве подопечной парламента и под мою личную ответственность, — ответил Алекс почти с отчуждением. — Вы чрезвычайно изобретательная бунтовщица роялистов, госпожа Кортни, но на этом ваш мятеж закончен. Я не передам вас в руки надлежащих властей, но беру на себя личную ответственность за ваше поведение до тех пор, пока вас можно будет освободить без опасений. Шотландская армия перешла границу, и Кромвель готовится к марш-броску, чтобы встретить ее. Мне приказано соединиться с основными силами в Лондоне и там ожидать дальнейших указаний. Вы поедете с нами.
— А у меня сложилось впечатление, полковник, что вы не разрешаете женщинам следовать за лагерем. — Она поддевала его с дерзкой улыбкой, которая так выводила его из себя; казалось, что никогда не было прекрасных часов, проведенных на берегу. Время словно отступило, и они опять оказались в плену первоначальных отношений.
— Значит, таковы будут наши отношения? — спросил он, похлопывая перчатками по ладони. — Ты не уступишь красиво?
— Пленнице вражеской армии трудно уступать, красиво или как-то еще. Разве не решено, что мы враги? Вам, сэр, будет нелегко удержать меня от выполнения моего долга.
Мимолетная улыбка коснулась его губ, когда она бросила ему этот вызов.
— Конечно, нелегко, Джинни, но я справлюсь. А теперь поторопись. Мы выступаем в Ньюпорт в течение часа, а оттуда, с приливом, на пароме переправимся в Саутгемптон.
Ее командир отдал приказ, но есть ли у нее выбор? Может, ей и удалось бы выскользнуть из имения во время сборов, укрыться у друзей на острове. Но за час она далеко не уйдет, а Алекс не успокоится, пока не найдет ее. Отыскав, еще больше ограничит ее свободу. Кроме того, вдали от дома она мало что может сделать на острове, сейчас, когда парламентская петля затянулась. И ее совсем не радовала перспектива расстаться с Алексом, хотя сейчас между ними и встала вражда. Нет, лучше пока согласиться с его планом. По крайней мере, он не означает немедленной разлуки, и кто знает, какие возможности у нее могут возникнуть для продолжения борьбы?
Час спустя она снова была в седле, на лошади, в лучах заходящего солнца перед замком. Молчаливые ряды солдат напряженно смотрели вперед: их офицеры были столь же молчаливы и неподвижны, когда деревянные планки набивались поперек дверей особняка Джона Редферна, заколачивая дом как собственность парламента до тех пор, пока он не будет выставлен на аукцион и не перейдет в руки преданных сторонников парламента. Джинни сморгнула слезы, глядя на родной дом в последний раз. Алекс рядом, но ей было невыносимо смотреть на него. Он ждал выполнения своего приказа. И вот прозвучал горн, голос на плацу рявкнул команду, и отряд двинулся вперед, снова навстречу войне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100