Читать онлайн Возлюбленный враг, автора - Фэйзер Джейн, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.42 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фэйзер Джейн

Возлюбленный враг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

На рассвете Джинни проснулась в полной решимости во что бы то ни стало побывать на вечере у Харрингтонов. Птицы приветствовали новый день восторженным хором, и она босиком сбежала вниз, на утреннюю росу, слегка дрожа от предрассветной прохлады. Осенний туман поднимался над ручьем и топями, но ничто пока не напоминало, что близится конец теплым октябрьским дням. Красный шар солнца, появившийся на небосклоне, обещал ясный день.
Она накормила кур, напоила лошадей и отвела их пощипать травку. В отсутствие Лиззи ей пришлось еще и доить двух коров, но ни одно из этих занятий не казалось сегодня слишком тяжелым, и она весело напевала, втаскивая медную лохань в кухню и наполняя ее кипятком из котла, висевшего над огнем. Прежде чем принять ванну, она сходила к колодцу за холодной водой и, согнувшись под тяжестью ведра, наполнила котел и снова повесила его над огнем.
Сверху не доносилось ни звука; Гилл все еще крепко спал, и Джинни, сняв рубашку, погрузилась в воду, окунувшись, чтобы намочить волосы. Сегодня, впервые с тех пор, как она покинула Алекса в Престоне, Джинни собиралась надеть бирюзовое платье со стеганой нижней юбкой из тафты, которое сама сшила в прошлом месяце. В волосах у нее будут черепаховые гребни, на ногах — прюнелевые туфли с розочками.
Скрип лестничных ступенек оборвал эти приятные мысли, и она, интуитивно пытаясь защититься, резко села в воде, подтянув колени и прикрыв грудь руками. Гилл вошел в кухню, болезненно моргая, и тут вдруг заметил Джинни, ее мокрые волосы, кремовую кожу обнаженных плеч.
— Так-так, — медленно проговорил он, пересекая комнату и подходя к ней. — И для кого это, жена, ты прихорашиваешься?
— Я просто принимала ванну, давно уже нужно было, — сказала Джинни, пытаясь скрыть дрожь в голосе, когда Гилл присел рядом. — Если ты хочешь, на огне греется вода. Я сейчас…
— Почему такое волнение? — спросил он, разводя ее руки. — Твой муж хочет посмотреть на тебя. — Разве это не мое право?
Джинни почувствовала, как ее охватывает дрожь отвращения. В этот момент его рука обхватила одну грудь, и она подумала, что сейчас закричит, но тут его рот прижался к ее губам, заглушив все звуки. Никогда раньше он не целовал ее, не рассматривал ее тело. Его интересовал только сам процесс совокупления, но каждый раз у него ничего не получалось, и тогда на нее обрушивался град оскорблений. Сейчас она хотела увернуться, но он схватил ее за волосы и удержал, грубо и неумело просунув язык ей в рот. Пальцами он больно мял ее соски, но она чувствовала, что он не стремится причинить ей боль, — просто он не думал о ней, как и всегда.
— Нет… пожалуйста, — услышала она свою мольбу и тут же поняла, что это было ошибкой с ее стороны.
Гилл отстранился; лицо его потемнело.
— В чем дело? Разве ты не этим занимаешься с любовниками? Ты откажешь своему мужу в том, что свободно получают другие?
— Гилл, не надо так говорить, — взмолилась она с отчаянием. — Просто ты застал меня врасплох, и сейчас еще раннее утро, но… но мы должны поторопиться, чтобы приехать к Харрингтонам пораньше. — Она слушала свой лепет и презирала себя, но если он собирался настаивать на близости, здесь и сейчас, она не представляла, как сможет молча снести это.
— Еще есть время, — сказал он, поднимая ее из воды. — Вытрись и иди наверх. Я так хочу.
Она не могла отказать ему, это сделало бы отношения между ними совершенно невыносимыми. Она не должна допустить, чтобы он, ревниво обвиняя ее в удовлетворении своих нужд на стороне, получил бы еще одно оружие. Джинни знала, что он сам не верит в эти обвинения и, оскорбляя ее, просто хочет причинить ей боль, но ему недолго было и поверить. Поэтому она лежала, словно каменная, а спиртное и болезнь снова сделали свое дело, и Гилл, как и всегда, остался неудовлетворенным и злым, твердя, что во всем виновата она, потому что холодна как лед и способна погасить пыл любого мужчины.
Они все-таки отправились к Харринггонам, хотя Гилл намеренно медлил со сборами, зная, что Джинни очень хотелось приехать пораньше и помочь Сюзанне. Не будь его настроение таким безобразным, она бы убедила Гилла, что ей лучше уехать пораньше в каноэ, а ему — позже на лодке или верхом. Но, по правде говоря, она начинала слегка побаиваться его, чувствуя, что алкоголь и болезнь уже разъедают нравственные устои, которые всегда сдерживали его, как бы капризен и раздражителен он ни был.
Когда они добрались до Харрингтонов, Роберт холодно приветствовал их и повел Гилла в дом, а Джинни отправилась на поиски Сюзанны, поэтому пропустила встречу Александра Маршалла и Гилла Кортни.
Алекс увидел довольно худого человека среднего роста с бледными голубыми глазами и пергаментным цветом лица, свидетельствовавшим о нездоровье. Он был одет пышно и тщательно, как и подобает джентльмену-землевладельцу. На нем был камзол серо-сизого цвета с мягким круглым воротником, серые шелковые чулки и накидка с рукавами. Пышный плюмаж красовался на шляпе в форме сомбреро. Руки были мягкими и белыми, и Алекс подумал о загорелых, с короткими ногтями, умелых руках Джинни, которые брались за любую работу, какой бы трудной или недостойной она ни казалась.
Гилл увидел высокого, широкоплечего мужчину с ясными зеленовато-карими глазами, которые изучали его так пристально, что это нервировало его. От него веяло уверенностью в себе, привычкой командовать. Он был одет аккуратно, но явно без дани моде или положению — в простой камзол и бриджи. Он был без шляпы и гордо держал голову с коротко подстриженными волосами. Речь его текла гладко и мягко, но за этой мягкостью чувствовался металл, от которого Гиллу стало не по себе. Это вызвало у него раздражение, и с чувством облегчения он принял от Роберта стакан с персиковым бренди.
Возбужденные крики детей за окном возвестили о прибытии новых гостей, и Роберт, сопровождая своего почетного гостя, направился вниз встречать их. Все утро к пристани подходили лодки с приглашенными. Некоторые приехали верхом, но это были ближайшие соседи, жившие вблизи вьючных троп. Слуги сновали среди гостей, собравшихся в саду над рекой, разнося подносы с закусками. Сам банкет был назначен на два часа. Группа музыкантов настраивала скрипки, готовясь к танцам, которые должны были начаться после обеда.
Джинни настояла, чтобы Сюзанна отправилась к гостям, а сама осталась на кухне, руководя последними приготовлениями. Джинни была более чем счастлива оставаться в тени; пока она не могла спокойно думать о перспективе увидеть любовника и мужа рядом. Контраст между ними будет, как удар молота, и по какой-то необъяснимой причине ее гордость взбунтовалась при мысли о презрении в глазах Алекса, когда он увидит ее мужа, причем в самом его худшем виде. Но она не могла уклониться от своих обязанностей, когда гости расселись под деревьями и Джинни позвали за стол Харрингтонов, усадив ее рядом с мужем и напротив генерала Маршалла.
Алекс, видя напряженность в серых глазах, которые она едва подняла, пробормотав приветствие, постарался сделать беседу как можно более общей и легкой, чтобы на ее необычную молчаливость не обратили внимания. Гилл, однако, заметил и громко спросил, не проглотила ли она язык. Сюзанна тут же засуетилась, пытаясь выяснить, хорошо ли Джинни себя чувствует, не слишком ли ей жарко на солнце, не болит ли у нее голова, что было бы неудивительно, учитывая, что Джинни сделала всю тяжелую работу, пока она сама веселилась.
— Прошу, Сюзанна, не надо. Я чувствую себя прекрасно. — Словно подчеркивая это, она положила в рот устрицу, но тут же сильно закашлялась, привлекая к себе всеобщее внимание, отчего еще больше залилась румянцем.
Алексу было так жалко Джинни, что до боли хотелось подхватить ее и унести в тишину. Вместо этого он потянулся через стол и наполнил ее бокал водой из кувшина, оказав услугу, которую ее муж подчеркнуто проигнорировал. Она поблагодарила его несмелой улыбкой, а он бросил на нее суровый взгляд, в котором совершенно не было сочувствия. Напротив, он будто приказывал ей взять себя в руки. Джинни с благодарностью откликнулась на этот взгляд, осознав, что она чуть было не раскисла, тем самым рискуя снова привлечь к себе ненужное внимание. Она отпила большой глоток воды, и кашель утих, потом пошутила насчет своего неумеренного аппетита, который выставил ее в неприглядном свете, — и неловкий момент был преодолен. Снова началась общая беседа, Джинни тоже приняла в ней участие, несколько увлекшись кларетом, который лился рекой. Это помогло немного отогнать целый рой неприятных мыслей, что вполне стоило тех последствий из-за неумеренности в вине, которые она почувствует на следующий день.
Она, безусловно, не была одинока в своем увлечении кларетом, и если ее глаза слишком блестели, смех звучал громче, походка стала слегка неуверенной, никто не обращал на это внимания, поскольку все остальные были в таком же состоянии. За исключением Алекса, который не мог на нее насмотреться и только надеялся, что никто не заметит этого. Когда начались танцы, он воспользовался совершенно обоснованным предлогом, чтобы побыть рядом с ней.
— Не хотелось говорить тебе это, дорогая, но мне кажется, что на сегодня ты уже достаточно выпила кларета. Пообещай, что больше не будешь. А то не сможешь управлять каноэ.
— Ну, тогда я поплыву, — фыркнула Джинни. — Это моментально протрезвит меня.
— Если бы мы были одни, я бы тебя протрезвил, — сказал он с некоторым раздражением, отступая от нее, когда она перешла к следующему партнеру.
— Надо же, генерал, для солдата вы очень искусный танцор, — хихикнула молодая женщина, появившаяся перед ним, и он вспомнил, что у него есть и другие обязанности, кроме любования Вирджинией Кортни.
— Вы льстите мне, мадам, — сказал он, беря ее за руку, когда она кружилась в танце. — А вот музыканты играют прекрасно, с вдохновением.
— Да, у нас танцы — одно из любимых развлечений. Вы, надеюсь, не против?
— Вовсе нет, — сказал он несколько рассеянно.
— Насколько нам известно, на родине сейчас это не одобряется.
— Да, некоторыми. — Когда она двинулась дальше, Алекс воспользовался возможностью и покинул круг.
— Как вам наши развлечения, Алекс? Наверняка кажутся несколько простоватыми для лондонца, но мы очень стараемся, — спросил Гилл Кортни.
Алекс поспешил его заверить, что развлечения вовсе не простоватые.
— Да полно вам, генерал, — упрекнул его Гилл, приподняв голову от кружки. Речь его была немного путаной. — Нет необходимости быть столь сладкоречивым. Мы, видите ли, прекрасно знаем свои недостатки.
Джинни, запыхавшаяся после танца, появилась как раз в этот момент и услышала последнее замечание мужа. Она увидела, как на щеке Алекса дернулся мускул, и, не раздумывая, ринулась в бой.
— Едва ли это учтиво, Гилл. Я уверена, что генерал действительно так думает.
— Я не нуждаюсь в том, чтобы вы меня отчитывали, мадам, — заявил Гилл, испепеляя ее взглядом. — Я уже раньше говорил вам: попридержите ваш язык.
Алекс побелел, а Джинни вспыхнула.
— Полно вам, — поспешно вмешался Роберт. — Никаких ссор между мужем и женой. Сегодня праздник Я уверен, что Гилл никого не хотел обидеть.
— А я нахожу его поведение оскорбительным, — очень тихо сказала Джинни и, повернувшись, направилась через толпу гостей к дому.
Гилл разразился грубыми ругательствами и, пошатываясь, встал со скамейки. Роберт положил ему руку на плечо и надавил, пытаясь посадить его.
— Полегче, кузен. Я не допущу конфликтов у себя в доме. Если хочешь выяснять отношения с женой, делай это дома.
Алекс пробормотал что-то неразборчивое и решительно зашагал прочь, всем своим видом выражая отвращение. Как посмел этот пропойца разговаривать с Джинни в подобной манере, особенно на людях! И, разумеется, она не смогла смолчать. Это было не в ее характере, уж ему-то самому это было хорошо известно. Но Алекс тоже почувствовал ослабление у Гилла тех нравственных устоев, которые ранее заставляли его придерживаться приличий, и он был абсолютно уверен, что Джинни поступает опрометчиво, провоцируя мужа подобным образом. А он сам, черт побери, ничего не может сделать.
Он увидел ее сидящей под деревьями с дамами, занимавшимися рукоделием. Компания показалась ему относительно безопасной, пока он не заметил Гилла, направившегося к ней.
— Мы едем домой, — сказал Гилл жене без каких-либо объяснений.
— Праздник только начался, — возразила Джинни тихим голосом. — С нашей стороны было бы невежливо уехать так рано.
— Сколько раз мне повторять, чтобы ты не смела указывать мне, как себя вести? — взбешенно воскликнул Гилл. — Я говорю, что мы едем домой, и этого тебе должно быть достаточно. Или твои хорошие манеры на мужа не распространяются? — Губы его скривились в презрительной ухмылке. Джинни охватил такой гнев, что она почувствовала: вот-вот потеряет контроль над собой; но потом увидела Алекса, который стоял рядом и все слышал. Его глаза предостерегали ее, сам он явно расстроился от бессилия изменить что-нибудь. Она прикусила губу, положила шитье и встала.
— Прошу прощения, дамы. Очевидно, мужа беспокоит старая рана. — Улыбнувшись, она направилась к дому. Гилл схватил ее за руку.
— Куда ты? Каноэ на реке, если ты вдруг забыла.
— Я собираюсь проститься с хозяевами, — резко ответила она, пытаясь высвободиться. — Отпусти меня, Гилл, или я устрою такой скандал, о котором здесь долго будут помнить.
Она говорила тихим голосом, но решительно и горячо, и он отпустил ее, но пружина его жгучего гнева сжалась, и Джинни внутренне содрогнулась, прекрасно понимая, что она одержала победу при всех, но позднее, когда они будут одни, битва продолжится.
— Но ты никак не можешь уехать, — воскликнула Сюзанна, по-настоящему расстроившись. — Танцы только начались, а потом будет ужин, и я подумала, что мы…
— Гиллу нездоровится, — сказала Джинни, холодно посмотрев на мужа, словно призывая его опровергнуть это. Раз уж ей придется уехать, то она, по крайней мере, сделает это с достоинством, не показав, что ее вынудили.
Гилл понял, что не сможет одержать здесь верх и даже пробормотал какие-то извинения, ссылаясь на ноющее бедро и осенний туман, поднимающийся над рекой. Джинни повернулась в поисках Роберта и увидела перед собой Алекса.
— Вы уезжаете, госпожа Кортни? — вежливо поинтересовался он, склонившись над ее рукой, когда она присела в реверансе. Ее пальцы задрожали в его руке, и он сильно сжал их.
— Боюсь, что да, генерал, — бодро ответила она, отодвигаясь от него. На какой-то момент они остались одни, и Алекс горячо прошептал:
— Жди меня завтра на поляне за деревней индейцев — утром. Обязательно будь там. Я должен знать, что с тобой все хорошо.
Она еле заметно кивнула и присоединилась к мужу, а Алекс наблюдал, как они идут к реке: Джинни — напряженно расправив плечи, Гилл — сильно хромая.
— Чертовское положение, — пробормотал Роберт Харрингтон за плечом у Алекса. — Но я не имею права вмешиваться в дела между мужем и женой.
— Значит, он может обращаться с ней так, как захочет? — спросил Алекс, приподняв брови.
Роберт пожал плечами.
— Вы же знаете закон, друг мой. У своего очага муж волен поступать, как ему заблагорассудится, исключая, конечно, нанесение серьезных увечий и убийство. Насколько я знаю, Кортни не заходит дальше того, что мы сегодня видели. Вирджинии было бы лучше не провоцировать его. Вы же согласитесь, язычок у нее острый.
— Как пчелиное жало, — пробормотал Алекс почти рассеянно, и его спутник удивленно взглянул на него.
— Прошу прощения, Алекс?
— Нет-нет, ничего, — сказал Алекс, вспомнивший, где находится. — Не присоединиться ли нам к дамам?
В туманных сумерках Джинни управляла каноэ с двойным грузом. С нее хватит! Этот озлобленный, жалкий человек, сидевший сейчас напротив и мрачно смотревший в темноту, не дает ей дышать. Выпитое вино уже не веселило ее; остались лишь неприятный привкус во рту и пульсирующая боль в висках. Унизительные сцены этого дня все время вставали у нее перед глазами, и дочь Джона Редферна поняла, что больше не в силах терпеть, иначе полностью потеряет всякое самоуважение.
Они добрались до дома, одинокого и неприветливого после веселья, которое оставили позади. Джинни привязала каноэ и последовала за Гиллом в дом.
— Надеюсь, ты не голоден. Я рассчитывала, что мы поужинаем у Харрингтонов, поэтому ничего не приготовила.
— Тогда принеси мне хлеба и сыра. — Гилл протянул руку к фляге с виски, стоявшей на буфете.
— Прости, но тебе самому придется заняться этим. У меня болит голова, и я отправляюсь слать. — Джинни поднялась по лестнице. Гилл заорал, требуя, чтобы она вернулась. Она проигнорировала его крики и, услышав на лестнице шаги, вздрогнула от дурного предчувствия. Подавив его, она начала расплетать косы и вытащила черепаховые гребни из волос.
— Черт побери, ты что это из себя строишь? — возмутился Гилл, появляясь в комнате. — Я хочу ужинать. Иди и принеси еду, жена.
— Хлеб в бочке, сыр в кладовке, накрыт тарелкой, — сказала Джинни с деланным спокойствием. — Ты вполне можешь взять их сам. Я не требую от тебя вспахать поле, подоить корову, смолоть зерно, накормить кур или достать воды из колодца…
— Замолчи! — взревел ее муж, прерывая перечисление обязанностей, которые она безропотно выполняла, но с которыми он совершенно не способен был справиться. — Эта работа не для джентльмена.
— Неужели? — набросилась она на него; серые глаза пылали презрением. — Здесь много джентльменов, которые занимаются подобными вещами и гордятся этим.
— А ты их за это вознаграждаешь. Так, шлюха предателей? — Он шагнул к ней, голубые глаза сузились до щелок. — Ты не приберегаешь свои прелести для моей постели, это уж точно. Лежишь, словно квашня…
— А что бы ты хотел от меня? — воскликнула она, — Не моя вина, что вино лишило тебя способности исполнять свой супружеский долг… А! — Джинни покачнулась, когда он наотмашь ударил ее по лицу. В ответ она кинулась на него, позабыв о благопристойности и сдержанности в приступе безудержного гнева, который на несколько минут дал ей преимущество внезапности.
Гиллу даже в голову не могло прийти, что жена ответит ему ударом на удар, и он невольно отступил перед этим натиском. Но, придя в себя, он взбесился, вспомнив, что женщина, осмелившаяся отчитывать и учить его, — его жена, изменница, предавшая и его постель, и дело короля; его жена, которая нескрываемой ледяной холодностью и презрением сделала его жизнь невыносимой. А сейчас она, связанная с ним обетом покорности, принадлежащая ему, как домашнее имущество, осмелилась поднять руку на своего господина! Его сжатый кулак обрушился на ее скулу, и Джинни упала. Она увидела, что он возвышается над ней, держа что-то в руке, и инстинктивно закрыла голову руками…
Прошло много времени, а Джинни все еще лежала на полу, прислушиваясь к звукам в комнате. Она слышала какой-то странный тихий плач, прерываемый громким храпением и тяжелым неровным дыханием. Лишь спустя минуту Джинни поняла, что это она сама плачет, и после глубокого судорожного вздоха замолчала. Она осторожно встала на колени, ожидая, что каждое движение отзовется болью. Потом так же осторожно поднялась на ноги, заставила себя распрямить горящие от ударов плечи и посмотрела на неподвижную фигуру на кровати. Измученный злобной вспышкой, Гилл просто рухнул на постель, оставив ее, избитую и рыдающую, на полу.
Волна презрения к себе захлестнула ее. Как она могла позволить ему так поступить с ней? И ведь она позволила, не попыталась защититься от ударов, сыпавшихся на ее спину. И она сама напросилась на эту жестокость, спровоцировала ее. Кто же она после этого, если позволяет избить себя так, как хозяин избивает свою собаку?
Джинни зажгла свечу и подошла к зеркалу, которое они привезли вместе с другими немногочисленными ценностями из Англии, и взглянула на свое лицо с презрением и ненавистью. Яркий синяк украшал ее щеку, губа распухла и кровоточила: но пока она изучала в зеркале свое и вроде бы не свое отражение, Джинни взглянула на ситуацию в ином свете. Она не заслужила подобного отношения и ничего не сделала, лишь от злости утратила осторожность, которая обычно заставляла ее сдерживаться. Но терпение ее наконец иссякло.
Джинни вновь повернулась к мужу, лежавшему на кровати. Острый кухонный нож, приставленный к шее… как это было бы легко… Только она не способна на такой поступок. Но он никогда больше не поднимет на нее руку, никогда. Ничто не сможет поколебать ее в этой решимости. И никогда больше она не окажется загнанной в угол и беззащитной. Взяв свечу, она спустилась в кухню, зачерпнула воды в чашку, принесла свою лекарскую корзинку и кусок мягкой ткани.
Все это она делала абсолютно спокойно, будто пребывая в собственном чистом и светлом мире. Она умыла разбитое лицо и приложила компресс к синяку. Спустив платье с плеч, она, насколько смогла, рассмотрела спину, отметив почти отстраненно, что хотя кожа вспухла и покраснела, но ссадин нет. Налив себе стакан бренди, Джинни села за стол и задумалась. Она обещала встретиться с Алексом завтра утром, но даже все чудеса в мире не смогут устранить следы жестокости Гилла до этого времени.
Алекс не должен узнать об этом. Он ничего не сможет изменить, лишь в ее власти предотвратить повторение подобного. Он исстрадается от своей беспомощности. Джинни уже видела это выражение на его лице, слышала боль в его голосе, когда он заметил синяк на ее руке. А что с ним будет, когда он узнает о том, что случилось сегодня? Кроме того, ей казалась унизительной сама мысль, что кто-нибудь узнает о происшедшем. Это была одна из тех темных тайн, которые следовало хранить в самых дальних уголках души. Она будет держаться поближе к дому до тех пор, пока синяки не пройдут, а Алексу скажет, что не смогла уйти потому, что Гилл не выходил из дома, или что-нибудь в этом роде.
Приняв решение, Джинни поднялась наверх, взяла одеяло и подушку и вернулась в кухню, устроив на полу, перед огнем, постель. Она лежала без сна до тех пор, пока небо не посветлело и не запели птицы. И, наконец, поверив в свои силы, заснула чутким, но спокойным сном.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Возлюбленный враг - Фэйзер Джейн



Очень понравилось!!!!!!!
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена геолог
14.05.2013, 21.38





Как будто и не Фэйзер писала. Отвратительно.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнВеди
17.06.2013, 7.50





Просто супер, очень захватывающий роман, читаю не в первый раз и буду еще перечитывать.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАлена
10.11.2013, 16.49





Лишний раз я убеждаюсь, что рейтинг ничто. Всякая, простите, хрень нечитаемая в списке лидеров, а нормальные романы в самом хвосте. Роман отличный. На твердую 4 или даже с плюсом. О чем роман...Алекс Маршал с отрядом является, дабы исполнить волю Парламента и конфисковать земли и имущество Джона Редферна. В поместье оказывается лишь приятного вида барышня, да при этом еще и круглая сирота. Муженек ее недавно откинул свои хилые копытца. Как человек благородный и верный долгу, полковник берет ее под свою опеку. На свою же беду. Барышня - сущий дьявол в юбке, неугомонная и взбалмошная, и также преданная долгу как и он...только воюет на др. стороне. Героиня конечно настоящий говноулавливатель по жизни, и на свою пятую точку постоянно ищет приключений, но не дура. Попадает она в передряги отнюдь не из-за прискорбного состояния интеллекта, что, увы, отличает почти всех дам в ЛР, а из-за собственных понятий о чести, совести и сострадании. А уж как умеет любить! Герой тоже понравился. Долг долгом, но простые жизненные принципы никто не отменял. Даже на войне он сохранил человеческое лицо и способность сочувствовать. Так что, кому по вкусу грубые мужланы, силой вызывающие бурю страсти у истеричных девственниц, вам мимо. Его любовь осязаема, хочется верить, что мужчины способны любить нас именно так. Настоящий защитник. Местами есть где улыбнуться, где и взгрустнуть. Конец хороший, без соплей, и даже вполне жизненный.Конечно, на вкус и цвет, но мне понравился роман. Правда, на мой личный вкус секса многовато, хотя все мило и в тему.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМэри Поппинс
17.12.2013, 19.53





Мне тоже очень понравился. Очень приятные герои даже пустила слезу когда Джинни увидела в лодке Алекса. Всем читать. 10/10
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЛидия
28.12.2013, 2.14





Помню, читала. Думаю, не перечитать ли.Хороший такой, в меру серьезный и с героями порядок. Дама - живчик, себя в обиду не даст, кавалер тоже ей подстать - хитрый лис. Муж жалкое чмо, на месте героини бросила бы его помирать. Впрочем, финал компенсировал это упущение.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейннанэль
29.12.2013, 2.31





Начало затянуто потом лучше. Хороший роман но у фейзер есть и интереснее, тот же поцелуй вдовы и джудит.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTorry
6.01.2014, 2.29





довольно таки интересный и красивый роман.Любовь и война.я поставила 9 баллов.
Возлюбленный враг - Фэйзер Джейнчитатель)
9.04.2014, 21.42





Роман просто замечательный,не раз его перечитывала, для любовного романа это редкость.Очень добросовестная историческая составляющая,что опять-таки нечасто встречается в любовных романах.Сильные главные герои,любовь,в которую веришь - и такой низкий рейтинг,так мало отзывов?!Да,роман объёмный,не на один вечерок,но его очень и очень стоит прочесть!Рекомендую всем,кто любит историю,и кому приелись истории о золушках и греках(итальянцах,испанцах)- миллионерах.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнМарина*
8.06.2014, 14.25





Роман замечателен тем, что описывается много быта, лично мне это интересно. Правда, есть вопросы определенные (не знаю, насколько распространена была в это время кукурузная каша), но в остальном неплохо.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнTerra
2.08.2014, 11.44





самый неудачный роман автора. только на 3. Грязь, боль, лишения и унижения.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнАся
31.10.2014, 15.43





очень средненько. сюжетная линия вроде ничего, но многое явно не соответствует эпохе: предметы обихода, костюмы, этические нормы общества, законы...все мешает ощущению времени. неопрадано затянуто. совсем не шедевр, к сожалению.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнИрина
23.04.2015, 6.27





Хороший роман о непростом времени.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнЮрьевна
7.02.2016, 15.09





И этот роман хорош. Читала давно, запомнился своей чувственностью, захотелось еще раз прочесть.Советую, очень даже удачный роман.
Возлюбленный враг - Фэйзер ДжейнКнигоманка.
27.09.2016, 12.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100